Пий IX

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Блаженный Пий IX
Beatus Pius PP. IX<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Блаженный Пий IX</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">папа римский</td></tr>

255-й Папа Римский
16 июня 1846 года — 7 февраля 1878 года
Избрание: 16 июня 1846 года
Интронизация: 21 июня 1846 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Григорий XVI
Преемник: Лев XIII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: граф Джованни Мария Джамбаттиста Пьетро Пеллегрино Исидоро Мастаи де Ферретти
Оригинал имени
при рождении:
Giovanni Maria Giambattista Pietro Pellegrino Isidoro Mastai de Ferretti
Рождение: 13 мая 1792(1792-05-13)
Сенигаллия, Анкона, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ватикан,
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 10 апреля 1819 года
Епископская хиротония: 3 июня 1827 года
Кардинал с: 23 декабря 1839 года in pectore
14 декабря 1840 года
 
Автограф: 170x170px
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Блаженный Пий IX (лат. Pius PP. IX, итал. Pio Nono; в миру Джованни Мария, граф Мастаи де Ферретти; 13 мая 1792 года, Сенигаллия — 7 февраля 1878 года, Ватикан) — Папа римский с 16 июня 1846 по 7 февраля 1878 года. Вошёл в историю как Папа, провозгласивший догмат о непорочном зачатии Пресвятой Девы Марии и созвавший I Ватиканский Собор, утвердивший догматическое учение о безошибочности Римского первосвященника. Также известен как последний папа, обладавший светской властью над Папской областью. Уже в начале своего длительного понтификата ему пришлось бороться против присоединения своих владений к единой Италии. Потеря им светской власти при сохранении духовной породила римский вопрос почти на 60 лет.







Биография

Джованни Мария Мастаи Феррети родился 13 мая 1792 года. Был девятым ребёнком в дворянской семье Джироламо, графов Ферретти. В день своего рождения был крещён в соборе святого Петра в Сенигалии дядей священником Анджелло Мастаи Феретти. 2 февраля 1803 года принял Первое Причастие из рук епископа Сенигалии будущего кардинала Бернардино Онорати. С 1803 года по 1808 год обучался в Пиаристском колледже в городе Вольтерра, который был вынужден оставить из-за внезапных приступов эпилепсии, возникшей у него после травмы головы. В 1812 году по болезни был освобождён от призыва в королевскую почётную гвардию часовых. С 1814 года часто гостил в Риме у своего дяди Паолино Мастаи Феррети, после чего поступил в Римский коллегиум (Collegio Romano), где стал изучать богословие и философию. В 1815 году написал прошение о вступлении в Дворянскую гвардию и вскоре был принят в её ряды, но снова был вынужден оставить службу из-за болезни. В 1815 году отправился в паломничество в Лорето, где он встретил Римского папу Пия VII, который сыграл важную роль в его будущей церковной карьере. После падения Наполеона возвратился в Рим, где стал обучаться в Римском университете Ла Сапиенца. В этот же период обучался в семинарии и одновременно занимался благотворительной деятельностью в доме «Tata Giovanni Institute», в котором работал с брошенными детьми. 5 января 1817 году вступил в Третий орден францисканцев. Страдая эпилепсией, обратился к Пию VII с просьбой рукоположить его в священника. Пий VII дал разрешение на его рукоположение. 20 декабря 1818 года был рукоположен в дьякона и 10 апреля 1819 года — в священника епископом Сенигалии кардиналом Фабрицио Счеберассом Тестаферратой. В течение короткого времени он проработал ректором в «Tata Giovanni Institute» в Риме. Незадолго до своей смерти Пий VII послал Джованни Марию Мастаи Ферретти в Латинскую Америку, чтобы служить при апостольском нунции Джованни Муци в Перу и Чили. В 1825 году был отозван в Италию, где был назначен Львом XII управляющим больницы Сан-Микеле в Риме, в которой проработал по 1827 год. В 1825 году был каноником церкви Санта-Мария-ин-Виа-Лата в Риме.

21 мая 1827 года Пий VII назначил Джованни Марию Мастаи Ферретту архиепископом Сполето. 3 июня 1827 года состоялось его рукоположение в епископа, которое совершил кардинал Франческо Саверио Мария Феличе Касльони (будущий Пий VIII) в сослужении с президентом Папской Церковной академии и титулярным архиепископом Тамиатиса Джованни Джакомо Синибальди и титулярным епископом Трапезуса Антонио Пьятти. В 1831 году был назначен апостольским ординарием Сполето и Риети. 17 декабря 1832 года он был назначен персональным архиепископом епархии Имолы.

23 декабря 1839 года Римский папа Григорий XVI избрал его кардиналом «in pectore». Объявление о его избрании кардиналом состоялось 14 декабря 1840 года. Был избран Римским папой 18 июня 1846 года.

С 1868 года страдал рожей и от открытых язв на ногах. C 1877 года из-за болезней прекратил служить ежедневную мессу. Скончался 7 февраля 1878 года в 5.40 утра от приступа эпилепсии. Его тело первоначально было захоронено в Гроте святого Петра Собора святого Петра, позднее 13 июля 1881 года его останки были перенесены в римскую базилику Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура.

Понтификат Пия IX — самый продолжительный в истории Римско-католической церкви, после апостола Петра. Он продолжался 31 год, 7 месяцев и 22 дня.

Избрание папой

После смерти Григория XVI 1 июня 1846 года состоялся конклав, который проходил в сложной политической обстановке, из-за которой в нём участвовало только лишь 46 из 62 кардиналов. Конклав разделился на две противоборствующие группы, одна из которых придерживалась консервативных взглядов и поддерживала Государственного секретаря Луиджи Ламбрускини, а другая либеральная группа кардиналов поддерживала двух кандидатов: Томмазо Паскуале Джицци и 54-летнего Джованни Марию Мастаи Ферретти. Во время первого тура Джованни Мария Мастаи Ферретти получил 15 голосов. 16 июня 1846 года вечером состоялся второй тур выборов, во время которого Римским Понтификом был выбран Джованни Мария Мастаи Ферретти. На следующее утро кардинал-диакон Томмазо Риарио Сфорца объявил об избрании нового Римского папы. Джованни Мария Мастаи Ферретти взял себе имя Пия IX в честь своего предшественника Пия VII. 21 июня 1846 года состоялась интронизация Пия IX.

Понтификат

Папская область

В 1846—1847 годах провёл либеральные реформы в Папской области, что побудило часть участников Рисорджименто увидеть в нём будущего объединителя Италии. Итальянские политические круги видели в Пие IX сторонника неогвельфов, которые стремились создать итальянскую конфедерацию во главе с Римским папой. В начале Революции 1848—1849 провёл в Папском государстве некоторые либеральные реформы. 29 апреля 1848 года Пий IX выступил с заявлением, что он не может поддерживать военные действия между Австрией и итальянскими войсками, что вызвало широкий протест в Риме. Последующее убийство 15 ноября 1848 года председателя совета министров вылилось в итальянскую революцию, в результате чего Пий IX был вынужден бежать из Рима в Гаэту. В феврале 1849 года была провозглашена Итальянская республика, которая объявила о лишении Пия IX светской власти, после чего он обратился к правительствам Франции, Австрии, Испании и Королевства Обеих Сицилий. 12 апреля 1850 года он возвратился в Рим, когда было подавлено восстание с помощью французских и неаполитанских войск.

Его покровителем считался французский император Наполеон III, войска которого по просьбе Папы были введены в Рим. Тем не менее, когда Наполеон III потребовал отдать королю Италии папскую провинцию Романью, Пий IX ответил ему формулой категорического отказа Non possumus[1]. 14 марта 1848 года Пий IX издал апостольскую конституцию, которой реформировал государственную структуру Папской области. В результате этой реформы в управлении Папской области стали преобладать миряне в соотношении 6850 человек против 300 человек, принадлежавших к духовенству, которое, тем не менее, имели право принимать ключевые решения. В 1850 году он создал Финансовое собрание, состоящее из четырёх мирян, которому подчинялись финансовые управления 20 провинций Папской области. Юридическая система Папской области не подверглась реформе. Первым юридическим актом Пия IX стала амнистия всех политических заключённых в Папской области, в ходе которой были освобождены около 13 тысяч человек[2]. В то же время во время Понтификата Пия IX судебная система Папской области приговорило к смертной казни 133 человека.

14 марта 1848 года Пий IХ утвердил конституцию Папской области, которая провозглашала учение Католической церкви основой государственного устройства.

Армия Папской области почти целиком состояла из иностранцев. В 1859 году армия состояла из 15 тысяч военнослужащих.

Образование в Папской области было необязательным. Среднее образование было в основном под частным управлением или под контролем различных монашеских орденов и конгрегаций. В Папской области издавались одна газета «Giornale di Roma» и один журнал «Civilta Cattolica», которые находились под патронажем иезуитов.

После поражения Франции во франко-прусской войне Папская область была присоединена к Итальянскому королевству и Пий IX был лишён светской власти. В 1870 году Пий IX объявил себя «пленником Ватикана» и больше никогда не покидал его пределы до самой смерти. После итальянского «Закона о гарантиях», принятого 13 мая 1871 года, ватиканские дворцы передавались в собственность римского папы и ему выплачивалась ежегодная компенсация за потерю Папской области.

Богословие

Провозгласил догмат о непорочном зачатии Девы Марии. Известен как автор «Силлабуса» «Списка важнейших заблуждений нашего времени», написанного в 1885 году. Это сочинение было приложением к энциклике «Quanta cura». В «Силлабусе», состоявшим из 80 «главных заблуждений», он повторил прежние осуждения пантеизма, натурализма, рационализма, либерализма, протестантизма, социализма и коммунизма, ранее данные в энцикликах и аллокуциях. «Силлабус» осуждал требование отделения церкви от государства, отрицание светской власти пап, признание преимущества светского права над церковным и свободу выбора религии. «Силлабус» вызвал широкий отклик и критику в обществе, после чего епископ Дюпанлу опубликовал комментарий к энциклике «Quanta cura», который был одобрен Пием IX.

Причислил к лику святых испанского инквизитора Педро Арбуэса, убитого в 1485 году, а также греко-католического епископа Иосафата Кунцевича, убитого православными Витебска. Созвал I Ватиканский вселенский собор в 1870 году. На соборе 24 апреля 1870 была принята конституция «Dei Filius», которая сформулировала основные принципы католического учения о морали. 16 июля 1870 года была принята догматическая конституция «Pastor aeternus», которая провозгласила догмат о папской безошибочности. Принятие этого догмата вызвало раскол в Католической церкви, после чего образовались так называемая Старокатолическая церковь.

Учредил уставы 74 новых женских монашеских конгрегаций.

Отношения с Российской империей

Файл:Expulsion of the Russian envoy to the Holy See Felix von Meyendorff by Pope Pius IX.PNG
Высылка российского посла Феликса фон Мейндорфа

В начале своего Понтификата Пий IX назначил в 1847 году епископов на вакантные кафедры в Российской империи. 3 августа 1847 года между святым Престолом и российской империей был установлен конкордат. Первое время Пий IX придерживался нейтралитета в положении Католической церкви в Царстве Польском, не поддерживая национально-освободительное движение польского народа и не отвечая на вооружённый ответ российского правительства против поляков. Несмотря на позицию Пия IX в Царстве Польском и в западных губерниях Российской империи в 1850 году было закрыто 32 католических монастыря и введены ограничения на вступление послушников в действующие монастыри. Особой проблемой в отношениях между Святым Престолом и Российской империей было положение греко-католиков, которые Православной церкви.

Несмотря на то, что Пий IX не поддержал Польского восстания 1863 года, российское правительство запретило деятельность большинства католических епархий в Российской империи. Пий IX критиковал действия Александра II по выселению восставших в Сибирь, в частности высылку варшавского архиепископа Зигмунта Фелинского. В своём послании он упоминал, что в сибирских деревнях Тунка и Иркут содержатся 150 католических священников. В ответ на это российское правительство 6 декабря 1863 года объявило во временном прекращении конкордата со Святым Престолом. Реакцией Пия IX на действия российских властей стала отдельная энциклика «Doverte», выпущенная 17 октября 1867 года, которая запрещала российским католикам подчиняться указам Духовной коллегии. С 1870 года в результате дальнейшего обострения отношений между Святым Престолом и Российской империей все католические епархии в Царстве Польском стали вакантными.

Прославление

Файл:TOMB PIUS Ix.jpg
Саркофаг с мощами блаженного Пия IX

С 1878 года итальянское правительство неоднократно выступало против беатификации Пия IX. Несмотря на протесты итальянского правительства Римский папа Иоанн Павел II 6 июля 1985 года объявил Пия IX Слугой Божиим и 3 сентября 2000 года причислил его к лику блаженных. Беатификация Пия IX вызвала критику со стороны иудеев, которые обвиняли Пия IX в антисемитизме. Католический богослов Ханс Кюнг после беатификации Пия IX назвал церковный акт причисления к святым «актом церковной политики»[3].

День памяти в Католической церкви — 7 февраля.

Энциклики

Во время своего понтификата Пий IX написал 38 энциклик. Серия энциклик посвящена осуждению либеральных, социалистических идей, которые, как считал Пий IX, угрожали Католической церкви. Некоторые энциклики посвящены проникновению либеральных идей в среду духовенства. В 1864 году была опубликована энциклика «Quanta cura», которая осудила нарушение свободы совести. Текст энциклики подготовил богослов, будущий кардинал и префект Конгрегации Индекса запрещённых книг Луиджи Бильо. Пий IX придерживался политики латинизации восточных обрядов, что отразилось в некоторых энцикликах, посвящённых Восточным католическим церквям.

No. Наименование энциклики Русское наименование Содержание Дата издания
1. Qui Pluribus О Боге-Отце и религии 9 ноября 1846 года
2. Praedecessores Nostros О помощи Ирландии 25 марта 1847 года
3. Ubi Primum О дисциплине клириков 17 июня 1847 года
4. Ubi Primum О Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии 2 февраля 1849 года
5. Nostis Et Nobiscum О церкви в Папской области 8 декабря 1849 года
6. Exultavit Cor Nostrum О результатах Юбилейного года 21 ноября 1851 года
7. Nemo Certe Ignorat О дисциплине клириков 25 марта 1852 года
8. Probe Noscitis Venerabiles О дисциплине клириков 17 мая 1852 года
9. Inter Multiplices О Духе Святом 21 марта 1853 года
10. Neminem Vestrum О преследовании армян 2 февраля 1854 года
11. Optime Noscitis О создании Католического университета в Ирландии 20 марта 1854 года
12. Apostolicae Nostrae Caritatis Призыв молиться за мир 1 августа 1854 года
13. Optime Noscitis О епископских собраниях 5 ноября 1855 года
14. Singulari Quidem О церкви в Австрии 17 марта 1856 года
15. Cum Nuper О прекращении полномочий священнослужителей 20 января 1858 года
16. Amantissimi Redemptoris Об уходе священнослужителей на покой 3 мая 1858 года
17. Cum Sancta Mater Ecclesia Призыв к молитве 27 апреля 1859 года
18. Qui Nuper О Папской области 18 июня 1859 года
19. Nullis Certe Verbis О необходимости государственного суверенитета 19 января 1860 года
20. Amantissimus О церквях 8 апреля 1862 года
21. Quanto Conficiamur Moerore О поощрении лжеучений 10 августа 1863 года
22. Incredibili О преследованиях на Новой Гренаде 17 сентября 1863 года
23. Maximae Quidem О церкви в Баварии 18 августа 1864 года
24. Quanta Cura Осуждение текущих ошибок 8 декабря 1864 года
25. Meridionali Americae О семинариях 30 сентября 1865 года
26. Levate О принадлежности к Церкви 27 октября 1867 года
27. Respicientes Протест против Рисорджименто 1 ноября 1870 года
28. Ubi Nos О Папской области 15 мая 1871 года
29. Beneficia Dei По случаю 25-летия Понтификата 4 июня 1871 года
30. Saepe Venerabiles Fratres Благодарение по случаю 25-летнего Понтификата 5 августа 1871 года
31. Quae In Patriarchatu О Церкви в Халдее 16 ноября 1872 года
32. Quartus Supra О церкви в Армении январь 1873 года
33. Etsi Multa О церкви в Италии, Германии и Швейцарии 21 ноября 1873 года
34. Vix Dum A Nobis О церкви в Австрии 7 марта 1874 года
35. Omnem Sollicitudinem О греко-восточном обряде 13 мая 1874 года
36. Gravibus Ecclesiae Провозглашение Юбилейного года 24 декабря 1874 года
37. Quod Nunquam О церкви в Пруссии 5 февраля 1875 года
38. Graves Ac Diuturnae О церкви в Швейцарии 23 марта 1875 года

См. также

Напишите отзыв о статье "Пий IX"

Примечания

  1. «Словарь латинских крылатых слов» — М.: Русский язык, 1982. С. 522
  2. Католическая Энциклопедтя, т. 3, стр. 1506
  3. [http://books.google.ru/books?id=amtEJd_4Y9wC&pg=PA173&hl=pl Küng, Hans (2003). The Catholic Church: a short history. Random House. p. 173.ISBN 978-0-8129-6762-3.]

Литература

  • Пий IX, Католическая Энциклопедия, т. 3, изд. Францисканцев, М., 2007, стр. 1506—1510, ISBN 978-5-91393-016-3

Ссылки

Предшественник:
архиепископ Марио Анкайани
Архиепископ Сполето
21 мая 1827 год17 декабря 1832 год
Преемник:
архиепископ Игнацио Джованни Кадолини
Предшественник:
епископ Джакомо Джустиниани
Архиепископ Имолы
17 декабря 1832 год16 июня 1846 год
Преемник:
епископ Гаэтанно Балуффи
Предшественник:
Григорий XVI
Римский папа
16 июня 1846 год7 февраля 1878 год
Преемник:
Лев XIII

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Пий IX

– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...
Неожиданно появилась Вэя...
– Вам пора, – грустно сказала «звёздная» девочка. – Вам нельзя так долго здесь находиться. Это тяжело.
– Ой, но мы же ещё ничего ничего не успели увидеть! – огорчилась Стелла. – А мы можем ещё сюда вернуться, милая Вэя? Прощай добрый Миард! Ты хороший. Я к тебе обязательно вернусь! – как всегда, обращаясь ко всем сразу, попрощалась Стелла.
Вэя взмахнула ручкой, и мы снова закружились в бешеном водовороте сверкающих материй, через короткое (а может только казалось коротким?) мгновение «вышвырнувших» нас на наш привычный Ментальный «этаж»...
– Ох, как же там интересно!.. – в восторге запищала Стелла.
Казалось, она готова была переносить самые тяжёлые нагрузки, только бы ещё раз вернуться в так полюбившийся ей красочный Вэйин мир. Вдруг я подумала, что он и вправду должен был ей нравиться, так как был очень похож на её же собственный, который она любила себе создавать здесь, на «этажах»...
У меня же энтузиазма чуточку поубавилось, потому что я уже увидела для себя эту красивую планету, и теперь мне зверски хотелось что-нибудь ещё!.. Я почувствовала тот головокружительный «вкус неизвестного», и мне очень захотелось это повторить... Я уже знала, что этот «голод» отравит моё дальнейшее существование, и что мне всё время будет этого не хватать. Таким образом, желая в дальнейшем оставаться хоть чуточку счастливым человеком, я должна была найти какой-то способ, чтобы «открыть» для себя дверь в другие миры... Но тогда я ещё едва ли понимала, что открыть такую дверь не так-то просто... И, что пройдёт ещё много зим, пока я буду свободно «гулять», куда захочу, и что откроет для меня эту дверь кто-то другой... И этим другим будет мой удивительный муж.
– Ну и что будем дальше делать? – вырвала меня из моих мечтаний Стелла.
Она была расстроенной и грустной, что не удалось увидеть больше. Но я была очень рада, что она опять стала сама собой и теперь я была совершенно уверена, что с этого дня она точно перестанет хандрить и будет снова готова к любым новым «приключениям».
– Ты меня прости, пожалуйста, но я наверное уже сегодня ничего больше делать не буду... – извиняясь, сказала я. – Но спасибо тебе большое, что помогла.
Стелла засияла. Она очень любила чувствовать себя нужной, поэтому, я всегда старалась ей показать, как много она для меня значит (что было абсолютной правдой).
– Ну ладно. Пойдём куда-нибудь в другой раз, – благодушно согласилась она.
Думаю, она, как и я, была чуточку измождённой, только, как всегда, старалась этого не показать. Я махнула ей рукой... и оказалась дома, на своей любимой софе, с кучей впечатлений, которые теперь спокойно нужно было осмыслить, и медленно, не спеша «переварить»...

К моим десяти годам я очень сильно привязалась к своему отцу.
Я его обожала всегда. Но, к сожалению, в мои первые детские годы он очень много разъезжал и дома бывал слишком редко. Каждый проведённый с ним в то время день для меня был праздником, который я потом долго вспоминала, и по крупиночкам собирала все сказанные папой слова, стараясь их сохранить в своей душе, как драгоценный подарок.
С малых лет у меня всегда складывалось впечатление, что папино внимание я должна заслужить. Не знаю, откуда это взялось и почему. Никто и никогда мне не мешал его видеть или с ним общаться. Наоборот, мама всегда старалась нам не мешать, если видела нас вдвоём. А папа всегда с удовольствием проводил со мной всё своё, оставшееся от работы, свободное время. Мы ходили с ним в лес, сажали клубнику в нашем саду, ходили на реку купаться или просто разговаривали, сидя под нашей любимой старой яблоней, что я любила делать почти больше всего.

В лесу за первыми грибами...

На берегу реки Нямунас (Неман)

Папа был великолепным собеседником, и я готова была слушать его часами, если попадалась такая возможность... Наверное просто его строгое отношение к жизни, расстановка жизненных ценностей, никогда не меняющаяся привычка ничего не получать просто так, всё это создавало для меня впечатление, что его я тоже должна заслужить...
Я очень хорошо помню, как ещё совсем маленьким ребёнком висла у него на шее, когда он возвращался из командировок домой, без конца повторяя, как я его люблю. А папа серьёзно смотрел на меня и отвечал: «Если ты меня любишь, ты не должна мне это говорить, но всегда должна показать…»
И именно эти его слова остались для меня неписанным законом на всю мою оставшуюся жизнь... Правда, наверное, не всегда у меня очень хорошо получалось – «показать», но старалась я честно всегда.
Да и вообще, за всё то, кем я являюсь сейчас, я обязана своему отцу, который, ступенька за ступенькой, лепил моё будущее «Я», никогда не давая никаких поблажек, несмотря на то, сколь беззаветно и искренне он меня любил. В самые трудные годы моей жизни отец был моим «островом спокойствия», куда я могла в любое время вернуться, зная, что меня там всегда ждут.
Сам проживший весьма сложную и бурную жизнь, он хотел быть уверенным наверняка, что я смогу за себя постоять в любых неблагоприятных для меня, обстоятельствах и не сломаюсь от каких бы то ни было жизненных передряг.
Вообще-то, могу от всего сердца сказать, что с родителями мне очень и очень повезло. Если бы они были бы чуточку другими, кто знает, где бы сейчас была я, и была ли бы вообще...
Думаю также, что судьба свела моих родителей не просто так. Потому, что встретиться им было вроде бы абсолютно невозможно...
Мой папа родился в Сибири, в далёком городе Кургане. Сибирь не была изначальным местом жительства папиной семьи. Это явилось решением тогдашнего «справедливого» советского правительства и, как это было принято всегда, обсуждению не подлежало...
Так, мои настоящие дедушка и бабушка, в одно прекрасное утро были грубо выпровожены из своего любимого и очень красивого, огромного родового поместья, оторваны от своей привычной жизни, и посажены в совершенно жуткий, грязный и холодный вагон, следующий по пугающему направлению – Сибирь…
Всё то, о чём я буду рассказывать далее, собрано мною по крупицам из воспоминаний и писем нашей родни во Франции, Англии, а также, из рассказов и воспоминаний моих родных и близких в России, и в Литве.
К моему большому сожалению, я смогла это сделать уже только после папиной смерти, спустя много, много лет...
С ними была сослана также дедушкина сестра Александра Оболенская (позже – Alexis Obolensky) и, добровольно поехавшие, Василий и Анна Серёгины, которые последовали за дедушкой по собственному выбору, так как Василий Никандрович долгие годы был дедушкиным поверенным во всех его делах и одним из самых его близких друзей.

Aлександра (Alexis) Оболенская Василий и Анна Серёгины

Наверное, надо было быть по-настоящему ДРУГОМ, чтобы найти в себе силы сделать подобный выбор и поехать по собственному желанию туда, куда ехали, как едут только на собственную смерть. И этой «смертью», к сожалению, тогда называлась Сибирь...
Мне всегда было очень грустно и больно за нашу, такую гордую, но так безжалостно большевистскими сапогами растоптанную, красавицу Сибирь!.. Её, точно так же, как и многое другое, «чёрные» силы превратили в проклятое людьми, пугающее «земное пекло»… И никакими словами не рассказать, сколько страданий, боли, жизней и слёз впитала в себя эта гордая, но до предела измученная, земля... Не потому ли, что когда-то она была сердцем нашей прародины, «дальновидные революционеры» решили очернить и погубить эту землю, выбрав именно её для своих дьявольских целей?... Ведь для очень многих людей, даже спустя много лет, Сибирь всё ещё оставалась «проклятой» землёй, где погиб чей-то отец, чей-то брат, чей-то сын… или может быть даже вся чья-то семья.
Моя бабушка, которую я, к моему большому огорчению, никогда не знала, в то время была беременна папой и дорогу переносила очень тяжело. Но, конечно же, помощи ждать ниоткуда не приходилось... Так молодая княжна Елена, вместо тихого шелеста книг в семейной библиотеке или привычных звуков фортепиано, когда она играла свои любимые произведения, слушала на этот раз лишь зловещий стук колёс, которые как бы грозно отсчитывали оставшиеся часы её, такой хрупкой, и ставшей настоящим кошмаром, жизни… Она сидела на каких-то мешках у грязного вагонного окна и неотрывно смотрела на уходящие всё дальше и дальше последние жалкие следы так хорошо ей знакомой и привычной «цивилизации»...