Пий VII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Пий VII
Pius PP. VII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Пий VII</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Портрет Пия VII. Ж.-Л. Давид. 1805.</td></tr>

251-й папа римский
14 марта 1800 года — 20 августа 1823 года
Избрание: 14 марта 1800 года
Интронизация: 21 марта 1800 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Пий VI
Преемник: Лев XII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: граф Грегорио Луиджи Барнаба Кьярамонти
Оригинал имени
при рождении:
Gregorio Luigi Barnaba Chiaramonti
Рождение: 14 августа 1742(1742-08-14)
Чезена, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 21 сентября 1765 года
Епископская хиротония: 21 декабря 1782 года
Кардинал с: 14 февраля 1785 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Пий VII (лат. Pius PP. VII; в миру Грегорио Луиджи Барнаба Кьярамонти, итал. Gregorio Luigi Barnaba Chiaramonti; 14 августа 1742 — 20 августа 1823) — папа римский с 14 марта 1800 по 20 августа 1823 года. Первый папа эпохи революций.







Ранние годы

Барнаба, граф Кьярамонти, родился 14 августа 1742 в Чезене, в семье графа Сципиона Кьярамонти и его жены, Джованны, дочерью маркиза Гини. По матери он был родственником папы Пия VI. Два его брата были иезуитами, два других — капуцинами, а мать, овдовев, стала кармелиткой. Барнаба вступил в орден св. Бенедикта в 1756 в аббатстве Санта-Мария-дель-Монте, где принял имя Григория. Учился в Падуе, Парме и Риме. В 1776 году Пий VI назначил 34-летнего Григория почетным настоятелем монастыря Сант-Ансельмо в Риме. В декабре 1782 году он был назначен епископом Тиволи, в 1785 году получил кардинальскую шапку и епархию Имолы[1][2].

Когда французская революционная армия вторглась в Италию в 1797 году, кардинал Кьярамонти проявил умеренность и подчинился властям созданной Цизальпинской Республики. В Рождественской проповеди он заявил, что нет никакого противоречия между демократической формой правления и тем, чтобы быть добрым католиком:

« Христианская добродетель делает людей демократами... равенство - идея не философов, но Христа ... и я не верю, что католическая религия против демократии.[3] »

Избрание

После смерти Пия VI конклав собрался в Венеции в соответствии с предсмертным решением папы. 30 ноября 1799 года в венецианском монастыре Сан-Джорджо открылся конклав, на котором присутствовали 35 кардиналов. Председательствовал на конклаве выдающийся юрист кардинал-дьякон Эрколе Консальви, который позднее как статс-секретарь сыграл не последнюю роль в поддержании авторитета апостольской столицы. Было три основных кандидата, двое из которых оказались неприемлемыми для Габсбургов, чей ставленник, Алессандро Маттеи, тоже не смог получить достаточного количества голосов. После трёх месяцев споров кардинал Мори предложил Кьярамонти в качестве компромиссного кандидата. 14 марта 1800 года Кьярамонти был избран папой и взял имя Пий VII. 21 марта 1800 года он был коронован в Венеции, а затем сел на борт небольшого австрийского корабля «Беллона», который через двенадцать дней доставил его в Пезаро. 3 июля новый папа торжественно вошел в Рим[3].

Папство

Отношения с Наполеоном

Файл:Jacques-Louis David, The Coronation of Napoleon edit.jpg
Пий VII проводит коронацию Наполеона I

15 июля 1801 года Пий VII подписал с Наполеоном конкордат, который в XIX и даже в XX веке служил образцом для других договоров, заключённых апостольской столицей со многими странами Европы и Латинской Америки. Основные условия конкордата между Францией и папой включали:

  • Провозглашение «католицизма религией большинства французов», однако католицизм не считался официальной религией и сохранялась религиозная свобода, в частности, протестантов.
  • Папа имел право смещать епископов, однако возводило их в сан французское правительство.
  • Государство оплачивает церковные затраты, а духовенство дает клятву верности государству.
  • Церковь отказалась от всех претензий на церковные земли, отнятые у неё после 1790 года.

В 1804 году папа приехал в Париж на ритуал коронации Наполеона. Однако не папа, а лично сам император короновал себя и свою супругу Жозефину.

В 1805 году Пий VII вопреки воле Наполеона вернулся в Рим. С этого времени возросло напряжение между папой и императором, который считал папское государство своим леном и распоряжался церковным имуществом по своему усмотрению.

В 1808 году французские войска вновь заняли Рим. В 1809 году император присоединил папское государство к Франции, а Рим объявил свободным городом. Папа осудил «грабителей наследства св. Петра», не называя, однако, имени императора. 5 июля 1809 года французские военные власти вывезли папу в Савону, а затем — в Фонтенбло под Парижем. На Пия VII оказывали давление, чтобы он отказался от папского государства и полностью подчинился императорской власти. Королём Рима стал сын Наполеона от второго брака с Марией Луизой Габсбург. После поражения в России Наполеон решил смягчить свои требования и заключить новый конкордат с Пием VII.

В январе 1814 года Наполеон приказал вывезти папу в Савону, однако его заключение длилось всего несколько недель — Наполеон отрекся от престола 11 апреля того же года. Как только Пий вернулся в Рим, он сразу же восстановил инквизицию и Индекс запрещенных книг[4].

Восстановление папского государства

На Венском конгрессе, собравшемся после падения Наполеона, кардинал Консальви снова добился признания папы главой папского государства и всего католического мира.

В 1814 году Пий VII восстановил орден иезуитов. В последние годы его правления инициатива была в руках главным образом кардинала Консальви, который вёл дипломатические переговоры, обеспечивая апостольской столице возможность дальнейшего свободного руководства католической церковью. Однако дело не дошло до заключения нового конкордата с Францией, где вплоть до 1905 года действовали условия наполеоновского конкордата с добавлениями (так называемыми Органическими статьями), самовольно введёнными императором.

Отношения с Соединенными штатами Америки

Пий поддержал Соединенные Штаты в первой Берберийской войне против берберских пиратов. торговавших пленными христианами, у южного побережья Средиземного моря. Он заявил, что Соединенные Штаты «сделали больше для дела христианства, чем самые могущественные стран христианского мира сделали за столетия»[5].

Осуждение ереси

3 июня 1816 года Пий VII осудил работы епископа Германоса Адама — апологета концилиаризма, подвергавшего сомнению авторитет папского престола[6].

Смерть

Файл:Grab Pius VII.jpg
Гробница Пия VII в соборе Святого Петра.

В 1822 году Пий достиг своего 80-летия, и его здоровье стало стремительно ухудшаться. 6 июля 1823 года он сломал шейку бедра в результате падения в папских апартаментах и с этого времени был прикован к постели. Он скончался 20 августа и был похоронен в гробнице в базилике Святого Петра[7][8].

Беатификация

15 августа 2007 года Святейший Престол известил епархию Савона-Ноли, что Бенедикт XVI «Nihil obstat» («ничего не имеет против») беатификации покойного Пия VII. Ныне он имеет звание Слуга Божий[9].

Образ в кинематографе

Напишите отзыв о статье "Пий VII"

Примечания

  1. [http://www.gcatholic.org/churches/cardinal/127.htm Cardinal Title S. Callisto] GCatholic.org
  2. [http://www.catholic-hierarchy.org/bishop/bchiar.html Pope Pius VII (timeline)]. Catholic Hierarchy. Проверено 21 марта 2012.
  3. 1 2 Thomas Bokenkotter, Church and Revolution: Catholics in the Struggle for Democracy and Social Justice (NY: Doubleday, 1998), 32
  4. Aston Nigel. Christianity and Revolutionary Europe c. 1750-1830. — Cambridge University Press, 2002. — ISBN 0-521-46027-1.
  5. [http://www.city-journal.org/html/17_2_urbanities-thomas_jefferson.html Jefferson Versus the Muslim Pirates] by City Journal (New York)
  6. Fortescue, Adrian and George D. Smith, The Uniate Eastern Churches, (First Giorgas Press, 2001), 210.
  7. [http://www.newadvent.org/cathen/12132a.htm Pope Pius VII]. Проверено 22 января 2014.
  8. [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1785.htm#Chiaramonti CHIARAMONTI, O.S.B.Cas., Gregorio Barnaba (1742-1823)]. Проверено 4 февраля 2014.
  9. [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1785.htm#Chiaramonti CHIARAMONTI, O.S.B.Cas., Gregorio Barnaba]. Проверено 22 января 2014.

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Пий VII

– Они должны покаяться и признаться, Изидора! Иначе их душа не очистится, несмотря на то, что я предам их пламени святого костра. Они обязаны избавиться от зарождения в них дьявола – должны избавиться от своего грязного Дара! Иначе их душа, придя на Землю из тьмы, снова окунётся в такую же тьму... И я не смогу выполнить свой долг – присоединить их падшие души к Господу Богу. Понимаете ли Вы это, Изидора?!
Нет, я не понимала... так как это был самый настоящий бред крайне сумасшедшего человека!.. Непостижимый мозг Караффы был для меня загадкой за семью самыми тяжёлыми замками... И постичь эту загадку, по-моему, не мог никто. Иногда святейший Папа казался мне умнейшим и образованнейшим человеком, знающим намного больше, чем любой ординарный начитанный и образованный человек. Как я уже говорила раньше, он был чудесным собеседником, блиставшим своим цепким и острым умом, который полностью подчинял себе окружавших. Но иногда... то, что он «изрекал» не было похоже на что-нибудь нормальное или понятное. Где же находился в такие минуты его редкий ум?..
– Помилуйте, Ваше святейшество, Вы ведь говорите сейчас со мной! Зачем же притворяться?!. О каком «господе» здесь идёт речь? И к какому «господу» Вы желали бы присоединить души этих несчастных «грешников»? Да и вообще, не скажете ли, какому господу Вы сами верите? Если, конечно же, верите вообще...
Вопреки моему ожиданию – он не взорвался в гневе... А всего лишь улыбнулся и учительским тоном произнёс:
– Видите ли, Изидора, человеку не нужен Бог, чтобы во что-то верить, – видя моё ошарашенное лицо, Караффа весело рассмеялся. – Не правда ли, забавно слышать это именно от меня, Изидора?.. Но правда – она правда и есть, хотя я понимаю, что из уст Римского Папы это должно звучать более чем странно. Но повторяю – человеку истинно не нужен Бог… Ему для этого хватает и другого человека. Возьмите хотя бы Христа... Он ведь был просто очень одарённым, но всё же ЧЕЛОВЕКОМ! А достало ему всего лишь пройтись по воде, оживить полумёртвого, показать ещё несколько таких же «фокусов», ну, а нам – правильно объявить, что он является сыном Бога (а значит – почти что Богом), и всё пошло точно так, как было всегда – толпа, после его смерти, с радостью понеслась за своим искупителем... даже хорошенько не понимая, что же такое он по-настоящему для них искупил...

Радомир (Иисус Христос), умевший ходить по воде...

Как я уже говорил Вам ранее, людей надо уметь направлять и правильно ими управлять, Изидора. Только тогда возможно полностью держать над ними контроль.
– Но Вы никогда не сможете контролировать целые народы!.. Для этого нужны армии, святейшество! И даже, допустив, что Вы эти народы как-то подчинили бы, я уверена, снова нашлись бы смелые люди, которые повели бы остальных отвоёвывать свою свободу.
– Вы совершенно правы, мадонна, – кивнул Караффа. – Народы не подчиняются добровольно – их надо подчинять! Но я не воин, и я не люблю воевать. Это создаёт большие и ненужные неудобства… Поэтому, чтобы подчинять мирно, я использую очень простой и надёжный способ – я уничтожаю их прошлое... Ибо без прошлого человек уязвим... Он теряет свои родовые корни, если у него нет прошлого. И именно тогда, растерянный и незащищённый, он становится «чистым полотном», на котором я могу писать любую историю!.. И поверите ли, дорогая Изидора, люди этому только радуются...так как, повторяю, они не могут жить без прошлого (даже если сами себе не желают в этом признаваться). И когда такового не имеется, они принимают любое, только бы не «висеть» в неизвестности, которая для них намного страшнее, чем любая чужая, выдуманная «история».
– И неужели Вы думаете, что никто не видит, что по-настоящему происходит?.. Ведь на Земле так много умных, одарённых людей! – возмущённо воскликнула я.
– Ну почему не видят? Избранные – видят, и даже пытаются показать остальным. Но их мы время от времени «подчищаем»... И всё снова становится на свои места.
– Так же, как Вы «подчищали» когда-то семью Христа с Магдалиной? Или сегодня – одарённых?.. Что же это за «бог», которому Вы молитесь, Ваше Святейшество? Что за изверг, которому надобны все эти жертвы?!
– Если уж мы говорим откровенно, я не молюсь богам, Изидора... Я живу РАЗУМОМ. Ну, а Бог нужен всего лишь безпомощным и нищим духом. Тем, кто привык просить – о помощи... о выгоде... да обо всём на свете! Только бы не бороться самому!.. Это – людишки, Изидора! И они стоят того, чтобы ими управляли! А остальное уже дело времени. Вот поэтому я и прошу Вас помочь мне дожить до того дня, когда я обрету полную власть в этом ничтожном мире!.. Тогда Вы увидите, что я не шутил, и что Земля будет полностью мне подчиняться! Я сделаю из неё свою империю... О, мне нужно только время!.. И Вы его мне дадите, Изидора. Вы просто пока об этом не знаете.
Я потрясённо смотрела на Караффу, очередной раз понимая, что на самом деле он намного опаснее, чем я ранее представляла. И я точно знала, что он ни за что не имеет права далее существовать. Караффа был Папой, не верящим в своего Бога!!! Он был хуже, чем я могла это себе вообразить!.. Ведь можно попытаться как-то понять, когда человек вершит какое-то зло во имя своих идеалов. Такое нельзя было бы простить, но как-то можно было бы понять... Но Караффа и в этом лгал!.. Он лгал во всём. И от этого становилось страшно...
– Знаете ли Вы что-либо про Катар, Ваше Святейшество?.. – не утерпев, спросила у него я. – Я почти уверена, что Вы об этом немало читали. Это была чудесная Вера, не правда ли? Намного правдивее, чем та, которой так лживо кичится Ваша церковь!.. Она была настоящей, не то, что Ваш сегодняшний пустозвон…
Думаю, (как делала это часто!) я намеренно злила его, не обращая внимания на последствия. Караффа не собирался отпускать или жалеть нас. Поэтому, я без угрызений совести разрешала себе это последнее безобидное удовольствие… Но как оказалось, Караффа обижаться не собирался… Он терпеливо выслушал меня, не обращая внимания на мою колкость. Потом поднялся и спокойно произнёс:
– Если Вас интересует история этих еретиков – не откажите себе в удовольствии, сходите в библиотеку. Надеюсь, Вы всё ещё помните, где она находится? – Я кивнула. – Вы найдёте там много интересного… До встречи, мадонна.
У самой двери он вдруг остановился.
– Да, кстати… Сегодня Вы можете пообщаться с Анной. Вечер в Вашем полном распоряжении.
И, повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.
У меня резко сжалось сердце. Я так страдала без моей милой девочки!.. Так хотела её обнять!.. Но радоваться особо не спешила. Я знала Караффу. Знала, что по малейшему изменению его настроения он мог всё очень просто отменить. Поэтому, мысленно собравшись и постаравшись не слишком надеяться на «светлое» обещание Папы, я решила сразу же воспользоваться разрешением и посетить когда-то сильно потрясшую меня папскую библиотеку…
Немного поплутав в знакомых коридорах, я всё же довольно быстро нашла нужную дверь и, нажав на небольшой изящный рычажок, попала в ту же огромную, до потолка забитую книгами и рукописными свитками, комнату. Всё здесь выглядело совершенно как прежде – будто никто никогда не доставлял себе беспокойства, пользуясь столь дивным кладезем чужой мудрости… Хотя я точно знала, что Караффа тщательно изучал каждую, даже самую невзрачную книгу, каждую рукопись, попавшую в эту потрясающую книжную сокровищницу…
Не надеясь быстро найти в этом хаосе интересующий меня материал, я настроилась своим любимым способом «слепого смотрения» (думаю, так когда-то называли сканирование) и сразу же увидела нужный уголок, в котором целыми стопками лежали рукописи… Толстые и однолистные, невзрачные и расшитые золотыми нитями, они лежали, как бы призывая заглянуть в них, окунуться в тот удивительный и незнакомый мне, мистический мир Катар, о котором я не знала почти ничего… но который безоговорочно притягивал меня даже сейчас, когда надо мной и Анной висела страшная беда, и не было малейшей надежды на спасение.
Моё внимание привлекла невзрачная, зачитанная, перешитая грубыми нитками книжечка, выглядевшая выцветшей и одинокой среди множества толстенных книг и золочёных свитков… Заглянув на обложку, я с удивлением увидела незнакомые мне буквы, хотя читать могла на очень многих, известных в то время языках. Это меня ещё более заинтересовало. Осторожно взяв книжечку в руки и осмотревшись вокруг, я уселась на свободный от книг подоконник и, настроившись на незнакомый почерк, начала «смотреть»…