Пий VIII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Пий VIII
Pius PP. VIII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Пий VIII</td></tr>
253-й папа римский
31 марта 1829 года — 30 ноября 1830 года
Избрание: 31 марта 1829 года
Интронизация: 5 апреля 1829 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Лев XII
Преемник: Григорий XVI
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Франческо Саверио Мария Феличе Кастильони
Оригинал имени
при рождении:
Francesco Saverio Maria Felice Castiglioni
Рождение: 20 ноября 1761(1761-11-20)
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 17 декабря 1785 года
Епископская хиротония: 17 августа 1800 года
Кардинал с: 8 марта 1816 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Пий VIII (лат. Pius PP. VIII, итал. Pio VIII, в миру Франческо Саверио, граф Кастильони; 20 ноября 1761, Чинголи, Папская область — 30 ноября 1830, Рим, Папская область) — римский папа 31 марта 1829 — 30 ноября 1830.







Ранние годы

Франческо Саверио Кастильони родился 20 ноября 1761 года в Чинголи, Марке, и был третьим из восьми детей графа Оттавио Кастильони и его жены Сансии Гислиери[1]. Он получил теологическое и юридическое образование, а в 1800 году Пий VII назначил его епископом в Монтальто. После того, как он отказался присягать на верность Наполеону, он был арестован и доставлен в Мантую, но в 1816 году, после поражения Франции, был освобожден и назначен кардиналом-священником Санта-Мария-ин-Траспонтина и епископом Чезены, в 1821 году — кардиналом-епископом Фраскати.

Как кардинал Кастильоне продолжал жить скромно, не нажил врагов, его собственная личная жизнь всегда была безупречна… Он страдал от гнойных язв на шее и теле и впоследствии как папа был слишком болен и слаб, чтобы делать больше, чем только подписывать документы, предоставляемые ему кардиналом Джузеппе Альбани, который управлял Папской областью как будто сам носил тиару.

[2]

Избрание

После смерти папы Льва XII в 1829 году Кастильони стал одним из кандидатом в его преемники, хотя было известно о его слабом здоровье. Еще на предыдущем конклаве он был одним из кандидатом, и Лев XII даже сказал, что Кастильони «в один прекрасный день станет Пием VIII». В итоге он был избран преемников Льва и взял именно это имя.

Папство

Пий продолжал курс, начатый его предшественником. Он издал энциклику, осуждавшую тайные организации итальянских революционеров, называемые союзами карбонариев.

Его краткий понтификат пришелся на Июльскую революцию во Франции (1830). Пий VIII признал Луи-Филиппа (1830—1848) королём и даже позволил ему использовать традиционный титул «Roi Très Chretien» («Великий христианский король»).

Пий VIII признал практику смешанных браков между протестантами и католиками в Германии, но выступил против этого явления в Ирландии и Польше.

Переводы Библии

Что касается переводов Библии, Пий написал в своей энциклике:

« Мы также должны быть осторожны с теми, кто публикует Библию с новыми интерпретациями, противоречащими законам Церкви. Они умело искажают смысл их собственной интерпретации. Они печатают Библию на родном языке и, несмотря на свои невероятное расходы, предлагают её бесплатно даже необразованным. »

25 марта 1830 года в булле «Litteris Altero» папа осудил масонские тайные общества и модернистские библейские переводы.

Смерть

Файл:Monument to Pope Pius VIII.jpg
Гробница Пия VIII.

Пий VIII умер 30 ноября 1830 в возрасте 69 лет в Квиринальском дворце в Риме. Дон Агостино Киджи, современник покойного папы и член его свиты, записал в своем дневнике (2 декабря 1830):

« Nella sezione del cadavere del Pontefice che seguì ieri sera per quanto si dice, furono trovate le viscere sanissime e solo si è rinvenuta qualche debolezza nel polmone, altri dicono qualche sfiancamento nel cuore; resterebbe perciò a sapersi di qual male sia morto. »

(Перевод: «Во время вскрытия тела папы, которое состоялось вчера вечером, как говорят, внутренние органы были найдены здоровыми, за исключением некоторых дефектов легких или, согласно другим мнениям, сердца; поэтому невозможно узнать причину смерти»)

Эти слова были интерпретированы некоторыми сторонниками теории заговора как доказательство того, что папа был отравлен.

Напишите отзыв о статье "Пий VIII"

Примечания

  1. [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1816.htm#Castiglioni CASTIGLIONI, Francesco Saverio (1761-1830)]. The Cardinals of the Holy Roman Church. Проверено 11 февраля 2014.
  2. [http://www.pickle-publishing.com/papers/triple-crown-pius-viii.htm Pope Pius VIII: Proceedings of the Conclave that led to his election]. Pickle-publishing.com. Проверено 23 июня 2013.

См. также

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Пий VIII

Итак, в 1927 году в городе Кургане, в сыром, нетопленом подвале родился маленький мальчик, и звали его принц Василий Николаевич де Роган-Гессе-Оболенский, Лорд Санбурский (de Rohan-Hesse-Obolensky, Lord of Sanbury)... Он был единственным сыном герцога де’Роган-Гессе-Оболенского и княжны Елены Лариной.
Тогда он ещё не мог понять, что остался на этом свете совершенно один и, что его хрупкая жизнь теперь полностью зависела от доброй воли человека по имени Василий Серёгин…
И ещё этот малыш также не знал, что по отцовской линии, ему подарено было потрясающе «цветастое» Родовое Дерево, которое его далёкие предки сплели для него, как бы заранее подготовив мальчика для свершения каких-то особенных, «великих» дел… и, тем самым, возложив на его, тогда ещё совсем хрупкие плечи, огромную ответственность перед теми, кто когда-то так усердно плёл его «генетическую нить», соединяя свои жизни в одно сильное и гордое дерево…
Он был прямым потомком великих Меровингов, родившимся в боли и нищете, окружённый смертью своих родных и безжалостной жестокостью уничтоживших их людей… Но это не меняло того, кем по-настоящему был этот маленький, только что появившийся на свет, человек.
А начинался его удивительный род с 300-го (!) года, с Меровингского короля Конона Первого (Соnan I). (Это подтверждается в рукописном четырёхтомнике – книге-манускрипте знаменитого французского генеалога Norigres, которая находится в нашей семейной библиотеке во Франции). Его Родовое Дерево росло и разрасталось, вплетая в свои ветви такие имена, как герцоги Роганы (Rohan) во Франции, маркизы Фарнезе (Farnese) в Италии, лорды Страффорды (Strafford) в Англии, русские князья Долгорукие, Одоевские… и многие, многие другие, часть которых не удалось проследить даже самым высококвалифицированным в мире специалистам-генеалогам в Великобритании (Rоyal College of Arms), которые в шутку говорили, что это самое «интернациональное» родовое дерево, которое им когда-либо приходилось составлять.
И думается мне, что эта «мешанина» тоже не происходила так уж случайно… Ведь, все, так называемые, благородные семьи имели очень высококачественную генетику, и правильное её смешение могло положительно повлиять на создание очень высококачественного генетического фундамента сущности их потомков, коим, по счастливым обстоятельствам, и являлся мой отец.
Видимо, смешение «интернациональное» давало намного лучший генетический результат, чем смешение чисто «семейное», которое долгое время было почти что «неписаным законом» всех европейских родовитых семей, и очень часто кончалось потомственной гемофилией...
Но каким бы «интернациональным» ни был физический фундамент моего отца, его ДУША (и это я могу с полной на то ответственностью сказать) до конца его жизни была по-настоящему Русской, несмотря на все, даже самые потрясающие, генетические соединения...
Но вернёмся в Сибирь, где этот, родившийся в подвале, «маленький принц», для того, чтобы просто-напросто выжить, по согласию широкой и доброй души Василия Никандровича Серёгина, стал в один прекрасный день просто Серёгиным Василием Васильевичем, гражданином Советского Союза… Коим и прожил всю свою сознательную жизнь, умер, и был похоронен под надгробной плитой: «Семья Серёгиных», в маленьком литовском городке Алитус, вдали от своих фамильных замков, о которых никогда так и не слыхал...

Я узнала всё это, к сожалению, только в 1997 году, когда папы уже не было в живых. Меня пригласил на остров Мальта мой кузен, принц Пьер де Роган-Бриссак (Prince Pierre de Rohan-Brissac), который очень давно меня искал, и он же поведал мне, кем по-настоящему являюсь я и моя семья. Но об этом я расскажу намного позже.
А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...