Пиль, Роберт

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Роберт Пиль
Robert Peel<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Роберт Пиль</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

Премьер-министр Великобритании
10 декабря 1834 — 8 апреля 1835
Монарх: Вильгельм IV
Предшественник: Артур Уэлсли Веллингтон
Преемник: Виконт Мельбурн
Премьер-министр Великобритании
30 августа 1841 — 29 июня 1846
Монарх: Виктория
Предшественник: Виконт Мельбурн
Преемник: Джон Рассел
 
Вероисповедание: Англиканство (Церковь Англии)
Рождение: 5 февраля 1788(1788-02-05)
Бери, Королевство Великобритания
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Вестминстер, Лондон, Соединённое королевство Великобритании и Ирландии
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Роберт Пиль
Мать: Эллен Йейтс
Супруга: Джулия
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Тори/Консерваторы
Образование: Крайст-Чёрч, Оксфордский университет
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Роберт Пиль (также Пил) (англ. Robert Peel; 5 февраля 1788, Бери, Ланкашир — 2 июля 1850, Лондон) — британский государственный деятель.







Биография

Родился 5 февраля 1788 года в Бери (графство Ланкашир), Отец — Роберт Пиль-старший, предприниматель, занимавшийся хлопковым производством, баронет. Окончил школу Харроу и колледж Крайст-Чёрч Оксфордского университета. В 1809 году был избран в парламент. В 1812 году Пиль назначен на должность статс-секретаря по делам Ирландии.

В 1814 году во многом благодаря его усилиям удалось подавить активность Католического совета (центрального комитета организованного католического движения в Ирландии) и остановить первую организованную политическую агитацию в Ирландии со времени англо-ирландской унии 1801 года.

В 1814 году Пиль предложил закон о сохранении мира, благодаря которому было инициировано создание Ирландской королевской полиции. Его решение проблемы голода в Ирландии в 1817 году было одним из самых значительных успехов правительства. В том же году Пиль был избран членом парламента от Оксфордского университета.

В 1819 году Пиль возглавил комитет по денежному обращению и добился возвращения к наличным платежам и золотому стандарту. В 1822 году Пиль стал министром внутренних дел и провел реформу уголовного законодательства. В 18231830 годах были систематизированы древние статуты, была усовершенствована пенитенциарная система, были смягчены наказания за уголовные преступления и ускорен процесс судопроизводства.

В 1829 году он основал в Лондоне муниципальную полицию. В честь Пиля (от его имени Роберт — уменьшительное Бобби) английских полицейских окрестили «бобби». До реформы полиции предпринятое Пилем на основе Закона о столичной полиции (Metropolitan Police Act, 1829 г.) была распространена частная полиция (en:Thief-taker), одной из задач которой была получение предпринимательской прибыли. В этом Пиль усматривал причину коррумпированности прежнего института охраны общественного порядка. Реформы Пиля создали прообраз современной полиции, деятельность которой основывалась на предупреждении преступности и регулярном патрулировании. [1]

Встревоженный ростом влияния профсоюзов и беспорядками в промышленных районах, Пиль начал энергично проводить в жизнь фабричное законодательство и стремился сохранять баланс сил между работодателями и наемными работниками. Он не вмешивался в чисто экономические конфликты; тем не менее в условиях начавшихся в 1826 году стачек в сфере промышленности Пиль сумел навести порядок без применения чрезвычайных мер.

Когда в 1827 году Р. Б. Ливерпул ушел с поста премьер-министра, Пиль отказался от своей должности, поскольку расходился с Дж. Каннингом в вопросе о католиках. Однако в 1828 году он вернулся в правительство Веллингтона, вновь став министром внутренних дел и одновременно лидером палаты общин. После образования в 1823 году Католической ассоциации сила движения за отмену законов о католиках заметно возросла. Неохотно уступив нажиму со стороны премьер-министра, Пиль провел в 1829 году билль об эмансипации католиков, по которому католики получали практически равные политические права с протестантами. В результате он потерял место в парламенте, а утратившее многих сторонников правительство потерпело поражение на выборах и ушло в отставку в ноябре 1830 года.

Хотя Пиль и был выдвинут в другом избирательном округе, раскол в партии оставил его в изоляции; он периодически выступал против принятия билля о парламентской реформе, предложенного новым правительством вигов в 1831 году, но в 1832 году отказался войти в правительство Веллингтона, чтобы провести альтернативный проект реформы. Благодаря умеренной позиции в отношении вигского Билля о реформе ему удалось во многом восстановить свою репутацию. Неожиданное решение короля Уильяма IV об отставке правительства вигов в 1834 году поставило перед Пилем почти невыполнимую задачу формирования нового правительства. Тем не менее первые сто дней его премьерства (ноябрь 1834 — апрель 1835) были отмечены его публичным заявлением о новых принципах консерватизма, известным как Тамвортский манифест, и Пиль стал признанным лидером партии. Несмотря на то, что Пилю не удалось победить на выборах 1835, малочисленная консервативная партия увеличила своё представительство в палате общин, добавив 100 новых членов.

В 18351841 годах руководимая Пилем консервативная партия постоянно увеличивала влияние, чему способствовали хорошо организованные выборы. Конфликт с королевой Викторией в связи с требованием о замене некоторых придворных дам вигской ориентации не дал Пилю возможности занять пост премьер-министра в 1839 году. Однако на выборах 1841 года он одержал победу над вигами в ходе прямого голосования по вопросу о доверии правительству, и вскоре консервативная партия добилась большинства в 70 голосов в палате общин.

Последнее правительство Пиля (сентябрь 1841 — июнь 1846) было одним из самых блестящих в XIX веке, в него входили шесть бывших и будущих премьер-министров, четыре будущих губернатора Индии. Некоторые из этих способных молодых министров, такие, как Гладстон, Сидней Герберт и Эдуард Кардвелл, в дальнейшем образовали ядро группы выдающихся политиков середины XIX в., названных «пилитами». Основными целями внутренней политики Пиля были уменьшение стоимости жизни для беднейших слоев населения и поощрение промышленного развития через стабилизацию финансовой системы и общее снижение пошлин. В своем первом бюджете 1842 года он вновь ввел подоходный налог, существовавший еще в эпоху наполеоновских войн, снизил тарифы на ввоз многих видов товаров и сырья, отменил пошлины на экспорт промышленных товаров. Банковский акт 1844 года завершил создание британской банковской и валютной системы XIX века, а значительное увеличение доходной части бюджета сделало возможным дальнейшее значительное снижение налогов и тарифов во втором фритредерском бюджете 1845 года. Процветание страны свело на нет чартистское движение, которое приобрело особенно воинствующий характер в 18391842 годах.

В области внешней политики, особенно в отношениях с Францией и США, правительство Пиля проводило твердую, но примирительную политику. Договор Уэбстера — Ашбертона 1842 года разрешил спорный пограничный вопрос между штатом Мэн и провинцией Нью-Брансуик в Канаде. Договор 1846 года по Орегонским землям покончил с еще одним пограничным спором между США и Великобританией. Движение в Ирландии за отмену союза, ставшее угрожающе влиятельным после 1842 года, было остановлено принятием жестких мер в 1843 году. Была создана комиссия под руководством лорда Девона для реформы ирландской аграрной системы; в 1845 году были приняты акты, учреждавшие ирландские университеты для католиков и диссентеров.

Голод в Ирландии, вызванный гибелью урожая картофеля в 1845 году, и плохие урожаи по всей Англии вынудили Пиля принять решение об отмене пошлин на импорт иностранного зерна. Окончательное решение об отмене хлебных законов было принято в июне 1846 года. В консервативной партии вновь наступил раскол, и после целой серии дебатов, в ходе которых Б.Дизраэли составил себе имя блистательными обличениями премьер-министра, большинство членов партии, руководимые Уильямом Джорджем Кавендиш-Бентинком, отделились от группы, которую возглавлял Пиль. Пиль ушел в отставку и в дальнейшем воздерживался от участия в чисто партийной оппозиционной борьбе. Пиль давал консультации и оказывал содействие правительству вигов под руководством Дж. Рассела, которое продолжало фритредерскую политику Пиля.

Роберт Пиль умер в Лондоне 2 июля 1850 года в результате несчастного случая: упал с лошади во время верховой прогулки в Грин-Парке.

Напишите отзыв о статье "Пиль, Роберт"

Примечания

  1. Lentz, S. A., & Chaires, R. H., The invention of Peel’s principles: A study of policing “textbook” history. Journal of Criminal Justice, 2007 25(1), 69–79.

Литература

На английском языке

  • Gash Norman. [http://books.google.ru/books?id=BmRq7VpXKlUC Mr. Secretary Peel: The Life of Sir Robert Peel to 1830]. — Faber Finds, 2011. — ISBN 0571277357.
  • Gash Norman. [http://books.google.ru/books?id=gCOpTdVn-ZQC Sir Robert Peel: The Life of Sir Robert Peel after 1830]. — Faber and Faber, 2011. — ISBN 0571279619.
  • Gaunt Richard A. [http://books.google.ru/books?id=OhCyPwAACAAJ&dq Sir Robert Peel: The Life and Legacy]. — I. B. Tauris, 2010. — ISBN 1848850352.
  • Hilton Boyd. [http://books.google.ru/books?id=FDFHmqU_6SEC A Mad, Bad, and Dangerous People? : England 1783-1846]. — Oxford University Press, 2006. — ISBN 0191606820.
  • Jenkins T. A. [http://books.google.ru/books?id=6N1kQgAACAAJ&dq Sir Robert Peel]. — St. Martin's Press, 1999. — ISBN 0312216394.

Ссылки

  • [http://www.victorianweb.org/history/pms/peel/peel10.html Биография Роберта Пиля] (англ.)

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Пиль, Роберт


Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);
обезглавливание королевы проходило в полной тишине, вместо ожидавшегося «счастливого буйства» толпы;
за несколько секунд до удара палача, неожиданно выглянуло солнце...
последнее письмо королевы к графу Ферсену почти в точности воспроизведено в книге «Воспоминания графа Ферсена», и оно почти в точности повторяло нами услышанное, за исключением всего лишь нескольких слов.
Уже этих маленьких деталей хватило, чтобы я бросилась в бой с удесятерённой силой!.. Но это было уже потом... А тогда, чтобы не показаться смешной или бессердечной, я изо всех сил попыталась собраться и скрыть своей восторг по поводу моего чудесного «озарения». И чтобы развеять грустное Стеллино настроение, спросила: