Пиньятелли

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Coa fam ITA pignatelli.jpg
Герб рода Пиньятелли

Пиньятéлли (ит. Pignatelli) — одна из знатнейших фамилий Неаполя, известная с начала XII века (с 1102 года).

Основателем рода считается Луцио Пиньятелли, коннетабль Неаполя. Его потомки вписали своё имя в историю королевств Неаполитанского и Сицилийского, а также Апулии, Калабрии и Испании. Среди них были имперские князья и гранды Испании, а также пять кардиналов, один папа римский и один святой (что позволяет относить этот род к кругу «чёрной знати»).

В разное время Пиньятелли принадлежало 178 сеньорий, титулы 18 графств, 22 маркизатов, 16 герцогств и 14 княжеств[1]. Современные представители рода носят титулы князей Бельмонте и Нойя (и ещё 12 княжеских титулов), герцогов Бизачча и Монтелеоне (и ещё 14 герцогских титулов), графов Эгмонт и Брен (и ещё 16 графских титулов).
Файл:Castello di Vibo.JPG
Родовой замок герцогов Монтелеоне из рода Пиньятелли в Вибо-Валентия

Имя Пиньятелли сохраняет квартал Рима, примыкающий к Аппиевой дороге. Вилла Пиньятелли, построенная близ Неаполя архитекторами Пьетро Валенте и Гульельмо Беки, принадлежала Ф. Р. Дальберг-Актону и К. М. Ротшильду перед тем, как перейти в 1867 году в собственность герцога Монтелеоне.





Представители

Напишите отзыв о статье "Пиньятелли"

Примечания

  1. Williams G. L. Papal Genealogy: The Families and Descendants of the Popes. — McFarland, 2004, p. 125. — ISBN 9780786420711 [https://books.google.ru/books?id=-mq7ctwMNdoC&pg=PA125&lpg=PA125&dq=ettore+IV+pignatelli&source=bl&ots=1WVNOPJazM&sig=9zCiEtVAkuHp-YtWzZkkzoDgOT4&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwi_2oWsg83JAhXL2ywKHYlvDro4ChDoAQghMAE#v=onepage&q=ettore%20IV%20pignatelli&f=false]

Ссылки

  • [http://www.pignatelli.org/ Сайт рода Пиньятелли] (с генеалогическими таблицами)

Отрывок, характеризующий Пиньятелли


Магдалина со своими детьми – дочерью Радомир со своими детьми – сыном Светодаром и дочерью Вестой
и сыном. Витражи из церкви Святого Назара,
Лему, Лангедок, Франция
( St. Nazare, Lemoux, Langedoc)
На этих чудесных витражах Радомир и Магдалина со своими детьми – сыном
Светодаром и дочерью Вестой. Также, здесь видна ещё одна весьма интересная
деталь – священнослужитель, стоящий рядом с Радомиром одет в форму като-
лической церкви, что две тысячи лет назад ещё никоим образом не могло бы-
ло быть. Она появилась у священников только в 11-12 столетиях. Что, опять же,
доказывает рождение Иисуса-Радомира только в 11 веке.

Я согласно кивнула Северу.
– Расскажи, пожалуйста, правду... Расскажи мне о них, Север...

Радомир, предчувствуя свою скорую
гибель, отправляет девятилетнего
Светодара жить в Испанию... Чув-
ствуется глубокая грусть и общее
отчаяние.

Его мысли унеслись далеко-далеко, окунаясь в давние, покрытые пеплом веков, сокровенные воспоминания. И началась удивительная история...
– Как я тебе уже рассказывал ранее, Изидора, после смерти Иисуса и Магдалины, всю их светлую и печальную жизнь оплели бессовестной ложью, перенося эту ложь также и на потомков этой удивительной, мужественной семьи... На них «одели» ЧУЖУЮ ВЕРУ. Их чистые образы окружили жизнями ЧУЖИХ ЛЮДЕЙ, которые тогда уже давно не жили... В их уста вложили СЛОВА, которых они НИКОГДА НЕ ПРОИЗНОСИЛИ... Их сделали ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, которые СОВЕРШАЛА И СОВЕРШАЕТ ЧУЖАЯ ВЕРА, самая лживая и преступная, существовавшая когда-либо на Земле...
* * *
От автора: Прошло много-много лет после моей встречи с Изидорой... И уже сейчас, вспоминая и проживая бывшие далёкие годы, мне удалось найти (находясь во Франции) любопытнейшие материалы, во многом подтверждающие правдивость рассказа Севера о жизни Марии Магдалины и Иисуса Радомира, которые, думаю, будут интересны для всех, читающих рассказ Изидоры, и возможно даже помогут пролить хоть какой-то свет на ложь «правящих мира сего». О найденных мною материалах прошу читать в «Дополнении» после глав Изидоры.
* * *
Я чувствовала, что весь этот рассказ давался Северу очень непросто. Видимо, его широкая душа всё ещё не соглашалась принять такую потерю и всё ещё сильно по ней болела. Но он честно продолжал рассказывать дальше, видимо понимая, что позже, возможно, я уже не смогу ни о чём более его спросить.