Питт, Уильям Старший

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Уильям Питт
William Pitt<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Уильям Питт</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

10-й Премьер-министр Великобритании
30 июля 1766 — 14 октября 1768
Монарх: Георг III
Предшественник: Чарльз Уотсон-Уэнтуорт
Преемник: Огастас ФицРой
Лорд-хранитель Малой печати
1766 — 1768
Предшественник: Томас Пелэм-Холлс, герцог Ньюкасл
Преемник: Джордж Хервей, 2 граф Бристоль
Государственный секретарь Южного департамента
4 декабря 1756 — 6 апреля 1757
Монарх: Георг II
Предшественник: Генри Фокс
Преемник: Роберт Дарси
27 июня 1757 — 5 октября 1761
Предшественник: Роберт Дарси
Преемник: Чарльз Уиндем
Лидер Палаты общин
4 декабря 1756 — 6 октября 1761
Предшественник: Генри Фокс, 1-й барон Холланд
Преемник: Джордж Гренвилл
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 15 ноября 1708(1708-11-15)
Лондон
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Хейс</span>ruen, Кент
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Виги
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Уильям Питт, 1-й граф Четэм (англ. William Pitt; 15 ноября 1708 — 11 мая 1778) — британский государственный деятель из партии вигов, который в качестве военного министра в годы Семилетней войны внёс неоценимый вклад в становление Британии как мировой колониальной империи и смог значительно прирастить заморские владения британской короны. Закончил карьеру премьер-министром (с 1766 по 1768 годы). Его часто называют Уильям Питт Старший, чтобы отличить его от сына Уильяма Питта Младшего, который руководил британским правительством в годы Наполеоновских войн.







Биография

Ранние годы

Питт родился в состоятельном семействе. Его дедом по отцовской линии был «алмазный» Питт, наживший баснословное состояние в бытность руководителем мадрасского отделения Ост-Индской компании; это он привёз в Европу знаменитый алмаз Регента. По материнской линии дедом будущего политика был виконт Грандисон из семейства Вильерсов — дальний родственник герцога Бекингема.

Тем не менее по рождению он принадлежал к сословию нуворишей, а не потомственной аристократии, и большую часть политической жизни занимал место в Палате общин, а не в Палате лордов, за что получил прозвище «великого общинника» (The Great Commoner). Обучался в Итонской частной школе (вместе с Генри Филдингом) и свободно посещал по крайней мере два университета — Оксфордский и Утрехтский. По обычаю того времени, он совершил краткое путешествие по континентальной Европе на средства, выделенные свойственником — лордом Кобэмом, владельцем блистательной усадьбы в Стоу.

Этот влиятельный сановник, готовя свержение всевластного Р. Уолпола, набирал команду верных себе молодых вигов. Будучи незаурядным оратором, Питт выступал рупором этого кружка, засыпая миролюбивого Уолпола обвинениями в малодушии и призывая к возобновлению колониальных войн. После того, как «юные патриоты» из «выводка Кобэма» перетянули на свою сторону и принца Уэльского, Уолпол был в 1742 году отстранён от управления государством.

Коридоры власти

Файл:Burton Pynsent Monument.jpg
Прижизненный памятник Питту в Бёртон-Пинсенте (1757)

После падения Уолпола Питт видел своим главным соперником государственного секретаря Джона Картерета, который ввязал Англию в Войну за австрийское наследство. Питт высмеивал его стремление всемерно защищать от посягательств французов ганноверские владения правящего монарха, за что подвергся остракизму со стороны короля. Вследствие противодействия монархии он долгое время не мог рассчитывать на высшие должности в правительстве.

В 1746 году Георг II против своей воли назначил Питта вице-казначеем Ирландии и главным казначеем вооружённых сил. Тот использовал своё положение для укрепления британского флота, ибо рассчитывал перевести противостояние с Францией с континентальных полей сражений в колониальные воды.

Получив наследство от сочувствовавшей ему герцогини Мальборо, Питт вышел в отставку и удалился с жалобами на подагру в свой новый дом в курортном Бате. В 46 лет он неожиданно женился на сестре своего покровителя лорда Кобэма.

Семилетняя война

Между тем разразилась Семилетняя война, и Питт был призван стать главой правительства (номинально возглавляемого герцогом Девонширским). Фактически именно он руководил военными операциями англичан. Развернув стяг национальной войны, Питт искусно объединил вокруг себя все враждующие партии.

В соответствии со своими убеждениями Питт по возможности уклонялся от участия в кровопролитных, но бесплодных, по его мнению, сражениях на европейском континенте и сосредоточил своё внимание на колониальных фронтах — в Индии (где против французов успешно действовал Роберт Клайв) и в Америке (где разгорелась т. н. Франко-индейская война).

Эта политика англичан оказалась весьма дальновидной. Им удалось вытеснить французов с территории Канады и Индии, прирастить свои владения в Вест-Индии и в Африке, но в Средиземноморье они потеряли стратегически расположенный остров Менорка. Целью следующих ударов Питт видел колониальные владения одряхлевшей Испании, однако правительство отказалось ввязываться в новую войну. В знак протеста он в декабре 1761 ушёл в отставку.

Закат карьеры

Файл:The Collapse of the Earl of Chatham in the House of Lords 1780 JS Copley.jpg
Последняя речь графа Четэма в Палате лордов (картина Синглтона Копли)

В 1760-е годы Питт тяжёло страдал от подагры, которая, по отзывам современников, время от времени «ударяла ему в голову». Промежутки между учащавшимися затмениями рассудка он заполнял «улучшением ландшафта» своей усадьбы в Бёртон-Пинсенте (графство Сомерсет), для чего прибегал к услугам знаменитого садовника Л. Брауна.

Король возвёл Питта в потомственные лорды с титулом графа Четэма. Этот шаг вынудил его оставить палату общин ради палаты лордов, где он имел гораздо меньше влияния. В те же годы он порвал с влиятельной семьей супруги, высказывая слишком либеральные, по их мнению, взгляды. Он, в частности, заступался за угнетённых американских колонистов (в том числе искал компромиссное решение в назревавшем конфликте) и радикального журналиста Джона Уилкса. Похоронен в Вестминстерском аббатстве. Расписанная палата Вестминстерского дворца использовалась как прощальный зал с телом умершего Уильяма Питта Старший.[1]

Память

Образ в кино

Напишите отзыв о статье "Питт, Уильям Старший"

Примечания

  1. [http://www.british-history.ac.uk/old-new-london/vol3/pp491-502 Walter Thornbury, 'The royal palace of Westminster', in Old and New London: Volume 3 (London, 1878), pp. 491-502]

Ссылки

  • Jeremy Black. [http://books.google.com/books?id=-OozAAAAIAAJ&dq=william+pitt+elder&as_brr=0 Pitt the Elder: The Great Commoner]. Cambridge University Press, 1992. ISBN 0-521-39806-1.
  • Earl of Stanhope. [http://books.google.com/books?id=j-0YAAAAYAAJ&dq=william+pitt+elder&as_brr=3&source=gbs_navlinks_s Life of the Right Honourable William Pitt]. J. Murray, 1867.

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Питт, Уильям Старший

Как бы я не была увлечена увиденным, пора было возвращаться в действительность, которая для меня, к сожалению, в тот момент не представляла ничего утешительного...
Святой Отец Церкви, Джованни Пьетро Караффа любил меня!.. О, боги, как же он должен был за это меня ненавидеть!!! И насколько сильнее станет его ненависть, когда он вскоре услышит мой ответ...
Я не могла понять этого человека. Хотя, до него, чуть ли не любая человеческая душа была для меня открытой книгой, в которой я всегда могла свободно читать. Он был совершенно непредсказуем, и невозможно было уловить тончайшие изменения его настроений, которые могли повлечь за собой ужасающие последствия. Я не знала, сколько ещё смогу продержаться, и не знала, как долго он намерен меня терпеть. Моя жизнь полностью зависела от этого фанатичного и жестокого Папы, но я точно знала только одно – я не намерена была лгать. Что означало, жизни у меня оставалось не так уж много...
Я опять ошибалась.
На следующий день меня провели вниз, в какой-то хмурый, огромный каменный зал, который совершенно не сочетался с общей обстановкой великолепнейшего дворца. Караффа сидел на высоком деревянном кресле в конце этого странного зала, и являл собою воплощение мрачной решимости, которая могла тут же превратиться в самое изощрённое зло...
Я остановилась посередине, не решаясь подойти ближе, так как пока не знала, что он от меня ожидал. Папа встал, и величаво-медленно двинулся в мою сторону. Что-то было не так!.. Он был черезчур торжественным и отчуждённым. Я ясно вдруг почувствовала, как всё моё тело сковал животный страх. Но ведь я его не боялась! Или, хотя бы уж, не боялась до такой степени!.. Это было предчувствием чего-то очень плохого, чего-то леденящего мою уставшую душу... И я никак не могла определить – именно чего.
– Ну, как, Вы насладились чтением, Изидора? Надеюсь, Вы провели приятный день?
Он обращался ко мне просто по имени, как бы подчёркивая этим, что формальности нам были уже не нужны...
– Благодарю, ваше святейшество, у Вас действительно непревзойдённая библиотека, – как можно спокойнее ответила я. – Думаю, даже великий Медичи позавидовал бы вам! Но я хотела бы задать Вам один вопрос, если Вы разрешите?
Караффа кивнул.
– Как же могла попасть эта чистая ЕРЕСЬ в Ваш Святой Божий Дом?.. И как она до сих пор может там находиться?..
– Не будьте такой наивной, мадонна! – снисходительно улыбнулся Караффа. – Чтобы победить врага, надо его понять, а понять его можно только узнав. Но чтобы узнать, надо сперва, его очень хорошо изучить. Иначе победа будет не настоящей...
– Ваше святейшество читало все эти книги?!.. Но ведь на это не хватит целой человеческой жизни!..
– Ну, это зависит от того, как длинна будет жизнь, Изидора. Да и от того, как читать... Не так ли? Вы ведь тоже умеете кое-что из этого, правда же?
Глаза Караффы стали острыми и пронизывающими, будто он желал заглянуть мне в душу. А может и заглянул?..
Он слишком много обо мне знал такого, что могли знать только самые близкие мне люди. И я решилась спросить.
– Вы знаете обо мне много такого, о чём не знала даже моя покойная мать? Как это понимать, Ваше святейшество?
– Вы всё ещё не хотите взглянуть правде в глаза, Изидора. Я узнал о Вас всё, что желал узнать. Вас это пугает? У меня в подвалах был один из ваших учителей... он рассказал мне всё. Но тогда я ещё не знал Вас, как знаю сейчас.
И я тут же его увидела... Это и, правда, был мой учитель, самый добрый и самый умный из всех, кто меня учил. Он висел на крюке, в каком-то жутком подвале, весь покрытый собственной кровью... И умирал...
– Как Вы могли сотворить такое?! Это чудовищно!!!.. В чём он, по Вашему, был виноват?!
У меня сердце рвалось на части, не желая принять ужас увиденного. Я на какое-то время успокоилась – и проиграла!.. Видимо, не даром Караффу избрали Папой... Он был настоящим мастером пыток, чёрным гением, сумевшим-таки «убаюкать» мой каждодневный страх!
С первого же дня, оказавшись в его руках, мне подсознательно очень хотелось верить, что у меня всё же оставался ещё хоть какой-то, пусть даже очень маленький, шанс! Вот я и поймалась, как слепой котёнок, не успевший даже открыть глаза... А Караффа своим спокойным, светским со мной обращением, красотой комнат, в которых меня поселял, ошеломляющей библиотекой, так открыто показанной мне накануне, именно и капал капля за каплей, день за днём в меня веру в этот мой хрупкий, крошечный «шанс»... И он добился успеха – я поверила... И проиграла.
– О, дорогая моя Изидора, Вы ведь так умны! Неужели Вы думаете, я поверю, что Вы искренне ждёте «справедливого» приговора... когда этот приговор выношу я сам?!..
Это уже был настоящий Караффа. Фанатик-инквизитор, вдруг неожиданно обретший неограниченную власть. А может именно к этой власти он и шёл, все его долгие годы? Хотя для меня уже не имело значения, чего он желал. Я вдруг очень чётко поняла, что в любую секунду могла оказаться на месте моего доброго учителя, вися на том же самом жутком крюке... Если бы Караффа этого пожелал.
– Но, как же Бог?!.. Неужели Вы не боитесь даже Его?..
– Ну что Вы, Изидора! – хищно улыбнулся Караффа. – Бог простит мне всё, что творится во славу Его!
Это было сумасшествие. И моя хрупкая надежда, корчась, начала умирать...
– Подумали ли Вы над моим предложением, мадонна? Надеюсь, у Вас было достаточно времени, чтобы уяснить своё положение? И мне не понадобится следующий удар?..
У меня похолодело сердце – каким он будет, этот «следующий удар»?.. Но приходилось отвечать, и я не собиралась показывать ему, насколько сильно боялась.
– Если я не ошиблась, Вы предлагали мне Вашу дружбу, Ваше святейшество? Но дружба не много стоит, если её получают, вселяя страх. Я не желаю такой дружбы, даже если от этого придётся страдать. Я не боюсь боли. Намного страшнее, когда болит душа.
– Какое же Вы дитя, дорогая Изидора!.. – засмеялся Караффа, – Это, как книги – существует «страдание» и СТРАДАНИЕ. И я искренне советую Вам не пробовать второй вариант!
– Как бы там ни было – Вы не друг, Джованни. Вы даже не знаете, что несёт собой это слово... Я прекрасно понимаю, что нахожусь полностью в Ваших жестоких руках, и мне всё ровно, что будет происходить сейчас...
Я впервые нарочно назвала его по имени, желая обозлить. Я и правда была почти что ребёнком во всём, что касалось зла, и всё ещё не представляла, на что был по-настоящему способен этот хищный, но, к сожалению, очень умный человек.
– Ну что ж, Вы решили, мадонна. Пеняйте на себя.
Его слуга резко взял меня под руку и подтолкнул к узкому коридору. Я решила, что это конец, что именно сейчас Караффа отдаст меня палачам...
Мы спустились глубоко в низ, проходя множество маленьких, тяжёлых дверей, за которыми звучали крики и стоны, и я ещё сильнее уверилась в том, что, видимо, пришёл-таки наконец-то и мой час. Я не знала, насколько смогу выдержать пытку, и какой сильной она может быть. Мне никогда никто не доставлял физической боли, и было очень сложно судить, насколько я могу быть в этом сильна. Всю свою короткую жизнь я жила окружённой любовью родных и друзей, и даже не представляла, насколько злой и жестокой будет моя судьба... Я, как и множество моих друзей – ведуний и ведунов – не могла увидеть свою судьбу. Наверное, это было от нас закрыто, чтобы мы не пытались изменить свою жизнь. А возможно, ещё и потому, что мы так же, как все остальные, имели своим долгом прожить то, что нам было суждено, не пытаясь уйти раньше, видя какой-нибудь ужас, предназначенный почему-то нашей суровой судьбой...
И вот пришёл день, когда у меня не оставалось выбора. Вернее, выбор был. И я выбрала это сама. Теперь оставалось лишь выдержать то, что предстоит, и каким-то образом выстоять, сумев не сломаться...
Караффа наконец-то остановился перед одной из дверей, и мы вошли. Холодный, леденящий душу ужас сковал меня с головы до ног!.. Это был настоящий Ад, если такой мог существовать на Земле! Это торжествовало зверство, не поддающееся пониманию нормального человека... У меня почти что остановилось сердце.