Погоня (герб)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Lithuanian coat of arms Vytis. 16th century.png
Герб Великого княжества Литовского, гербовник Stemmata Polonica, середина XVI века

Пого́ня (белор. Паго́ня, польск. Pogoń, Погонь, лит. Vytís, Витис) — герб Великого княжества Литовского с конца XIV века[1], а также герб династии Гедиминовичей. Государственный герб Литвы (1918—1940; с 1990), Белорусской Народной Республики (1918) и Республики Беларусь в 1991—1995 гг. Используется в различных геральдических символах в Белоруссии, Литве, Польше, России и на Украине.

Описание: в червлёном поле серебряный всадник на серебряном коне, в правой руке всадника воздетый меч, в левой — лазоревый щит с золотым шестиконечным крестом[2]. На некоторых изображениях с левой стороны у всадника ножны, из-под седла свисает трёхконечная попона.







Происхождение

Использование вооружённого всадника в качестве эмблемы было широко распространено в Европе и встречается гораздо ранее появления литовского герба[3]. Печатями со светским вооружённым всадником (без нимба) пользовались князья лютичей и бодричей, опольские князья[pl], Александр Невский, Дмитрий Донской и другие. Отмечается близость происхождения «Погони» и герба Москвы, известного как «Ездец». При этом, по мнению геральдиста Сергея Рассадина, литовский и московский гербы формировались самостоятельно, хотя и взаимно влияли друг на друга[4].

Герб Великого княжества Литовского

Файл:Lietuvos herbas Vytis.Lithuanian CoA Vytis of 15th c.jpg
«Погоня» в гербовнике «Codex Bergshammar», около 1435 года

К 1366 году относится документ с печатью Ольгерда, на которой изображён всадник с мечом. С конца XIV века всадник изображён на фоне геральдического щита — на печатях Ягайлы (1386, 1387) и Витовта (1401). Герб Великого княжества Литовского возник в результате геральдизации изображения вооружённого всадника с портретных печатей великих князей литовских Ягайло и Витовта[2].

Изначально гербовое изображение обозначало суверенитет великого князя и имело некоторые различия в элементах: у всадника мог отсутствовать щит, на щите могло быть изображение «колюмн», а мог быть изображён шестиконечный крест.

Вариант с шестиконечным крестом на щите изображён на надгробии Ягайлы. Вариант с «колюмнами» впервые встречается в гербовниках первой половины XV века Armorial Lyncenich и Codex Bergshammar, где герб подписан Hertogne van lettouwen onde van rusen и Hertogne lettouwen, что говорит о том, что в то время название «Погоня» ещё не было закреплено за этим гербом[2]. Нет этого названия и у Длугоша, описавшего хоругви Великого княжества Литовского битвы под Грюнвальдом, большинство из которых имели «воина в доспехах, сидящего на белом, иногда чёрном, либо гнедом, либо пегом коне и потрясающего мечом в простертой руке, на красном поле»[2][5].

Файл:Witold Duke of Lithuania seal.PNG
Большая («маестатная») печать Витовта, 1407 год

Согласно геральдисту Алексею Шаланде, название «Погоня» закрепилось за гербом лишь в конце XV — первой половине XVI веков в результате переосмысления изображения вооружённого всадника[2]. Так, в 1562 году великий князь Сигизмунд Август приказал чеканить монеты-трояки с «гербом Погоней» на одной стороне[2]. В привилее Ягайлы 1387 года описывается повинность, которая заключалась в обязанности конно преследовать врага не только рыцарями, но и всем населением, способным носить оружие. В латиноязычном документе сказано, что по-народному преследование врага называется «pogonia»[6]. В этих условиях изображение вооружённого всадника стало символом защиты отчизны от врагов[2].

Согласно историку Вячеславу Носевичу, название «Погоня» относительно данного герба впервые зафиксировано лишь в гербовнике Бартоша Папроцкого, изданном в 1584 году[1]. Он также ставит под сомнения гипотезу о происхождении названия герба от воинского обычая, указывая на хронологическую разницу между упоминанием повинности и закреплением названия герба в 200 лет[1].

Белорусско-литовские летописи первой половины XVI века удревняют «Погоню», приписывая её создание легендарному великому князю Наримунту Романовичу, якобы княжившему в середине XIII века: «Наримонт, яко старший будучи в Великом князстве Литовском пановал … Той Наримунт мел герб, або клейнот, рицерства своего таковый, и тым печатовался, Великому князству Литовскому заставил его, а то такий: в гербе муж збройный, на коню белом, в полю червоном, меч голый, як бы кого гонючы держал над головою, и есть оттоля названы погоня»[2][3][7].

Файл:Pahonia - Пагоня, Grand Duchy of Lithuania COA (1575) cut.png
Герб Великого княжества Литовского, гербовник Эразма Камина, 1575 год

С 1569 года Великое княжество Литовское входило в состав Речи Посполитой наряду с Короной Польской и другими землями. Поэтому с минимальными стилистическими изменениями «Погоня» была элементом герба Речи Посполитой до её ликвидации в 1795 году.

Земельный и городской герб в Российской империи

После третьего раздела Речи Посполитой и включения земель Великого княжества Литовского в состав Российской империи «Погоня» как часть некоторых губернских гербов попала в состав государственного герба России. Также «Погоней» были заменены гербы многих городов — Вильны, Полоцка, Витебска и некоторых других. Всего к 1900 году «Погоня» являлась основной либо составной частью 22-х гербов городов Российской Империи, трёх губерний (Виленской, Витебской и Гродненской, герб 1808 года[8]) и Белостокской области.

Как символ присоединённых земель Погоня присутствовала на гербе Российской империи (объединённый герб княжеств и областей Белорусских и Литовских) вплоть до 1917 года.

Родовой и земельный герб

В качестве родового герба «Погоню» использовали роды, ведшие своё происхождение от Гедимина: Корецкие, Олельковичи, Бельские, Сангушки, Чарторыйские и другие[2][9]. Позже в гербах Гедиминовичей появились и другие элементы. Кроме того, для отличия в гербах разных родов «Погоня» была различной по форме. Вариант «Погони», известный как «Малая Погоня» (рука с мечом), жаловался великими князьями литовскими некоторым шляхетским родам, происходившим с терриитории княжества. В конечном итоге сложилось пять видов «Погони»:

  • в червлёном поле всадник в латах и шлеме на белом коне. В правой руке к него обнаженный меч, а в левой щит с шестиконечным крестом, на коне седло с тремя концами;
  • такой же всадник, но с копьем, которое он держит, как бы намереваясь бросить его на врага;
  • нагой всадник на коне без седла и узды держит на воздухе, над головой, обнаженный меч;
  • в золотом поле выходящая из облаков рука в латах с обнаженным мечом, фигура эта повторяется в нашлемнике («Малая Погоня»);
  • в червлёном поле рука с мечом, а в нашлемнике до половины выходящий воин, вооруженный также мечом.

Разные версии «Погони» стали гербами «коренных» воеводств Великого княжества Литовского — Виленского, Полоцкого, Новогрудского (двойной герб), Витебского, Минского, Берестейского, Подляшского, Мстиславского, а на последнем этапе ВКЛ — и Трокского воеводства. «Малая Погоня» присутствовала в гербах Хелмненского воеводства и Королевской Пруссии.

«Погоня» входит в состав родовых гербов Гедиминовичей: Корецких, Хованских (I, 1), Голицыных (I, 2), Куракиных (I, 3), Трубецких (II, 1).

Новейшее время

слева: герб Республики Беларусь в 1991—1995
справа: герб Литовской Республики с 1992 года

В 1918 году «Погоня» стала гербом Литовской Республики и провозглашённой Белорусской Народной Республики. В советское время в Белоруссии и Литве «Погоня» как государственный герб не использовалась. В 1920—1922 годах «Погоня» была элементом герба Срединной Литвы, воспроизводившего герб Речи Посполитой.

В межвоенное время «Погоня» была в гербах Виленского, Подляшского, Полесского воеводств II Речи Посполитой, а также использовалась, наряду с бело-красно-белым флагом, белорусским движением в Западной Белоруссии. Во время Второй мировой войны оба эти символа использовались белорусскими коллаборационистами.

С 1988 «Погоня» стала символом национального движения в Белоруссии и Литве.

Законом, принятым Верховным Советом Литовской Республики (впоследствии названный Восстановительным Сеймом) 11 марта 1990 «О названии государства и гербе», восстановлен довоенный герб «Витис».

Постановление Верховного Совета Республики Беларусь от 10 декабря 1991 утвердило «Погоню» гербом Республики Беларусь[10].

14 мая 1995 года по инициативе Александра Лукашенко в Белоруссии был проведён референдум о придании русскому языку статуса государственного наравне с белорусским, об установлении новых государственных флага и герба и о поддержке действий Президента, направленных на экономическую интеграцию с Российской Федерацией. По всем вопросам было вынесено положительное решение: «за» проголосовало 83,3, 75,1 и 83,3 % соответственно. По результатам референдума «Погоня» была лишёна статуса государственного герба[11].

После референдума 1995 года герб стал использоваться в качестве одного из символов белорусской оппозиции. В 2000-х годах герб «Погоня» был включён в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь[12][13].

В Белоруссии «Погоня» присутствует в гербах Витебской (из герба Витебской губернии) и Гомельской областей, ряда городов — Могилёва, Речицы, Верхнедвинска, Лепеля и других. Она есть на эмблемах различных организаций (например, Консервативно-Христианская Партия — БНФ, Общество белорусского языка им. Ф. Скорины, Объединение белорусов мира «Бацькаўшчына»), на нарукавном знаке 2271-й базы инженерных боеприпасов Вооружённых сил и др.

В Польше «Погоня» имеется в гербах Подляшского (Подляского) воеводства и Бяльского повета, города Пулавы.

Вариант «Погони» является гербом российских городов Невеля, Себежа (Псковская область) и Велижа (Смоленская область), некогда входивших в состав Великого княжества Литовского, а также районов, центрами которых они являются.

На Украине «Погоня» присутствует на гербе Житомирской области.

В литературе

Иосиф Бродский
Драконоборческий Егорий,
копье в горниле аллегорий
утратив, сохранил досель
коня и меч, и повсеместно
в Литве преследует он честно
другим не видимую цель.

Кого он, стиснув меч в ладони,
решил настичь? Предмет погони
скрыт за пределами герба.
Кого? Язычника? Гяура?
Не весь ли мир? Тогда не дура
была у Витовта губа.
Литовский дивертисмент (отрывок), 1971

Одноименное патриотическое стихотворение — «Погоня» — в 1915 году написал белорусский поэт-классик Максим Богданович. Испытывая тревогу за отчизну, лирический герой «видит Острую браму святую и воинов на грозных конях». В стихотворении дважды повторяются строки: «Старинной литовской Погони не разбить, не остановить, не сдержать» (Старадаўняй Літоўскай Пагоні // Не разбіць, не спыніць, не стрымаць). Стихотворение стало очень популярным и неоднократно было положено на музыку.

Гербу «Погоня» посвящено стихотворение Иосифа Бродского «Герб» из цикла «Литовский дивертисмент».

Напишите отзыв о статье "Погоня (герб)"

Примечания

  1. 1 2 3 Насевiч В. [http://vln.by/node/48 Сімвал Вялікага княства] // Чырвоная Змена. — № 33 (13891) — 28.03.1995.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Шаланда А. Пагоня // Вялікае Княства Літоўскае. — Т. 2. — Мн., 2005. — c. 382.
  3. 1 2 Цітоў А. К. [http://geraldika.by/content/view/168/120/ Сфрагістыка і геральдыка Беларусі]. — Мн., 1999. — 176 с.
  4. Рассадин С. Е. [http://pawet.net/files/studia-historica7.pdf «Ездец московский» и его двойник литовский] // Studia Historica Europae Orientalis = Исследования по истории Восточной Европы: науч. сб. Вып. 7. — Мн.: РИВШ, 2014. — 338 с. — С. 152.
  5. Длугош Я. Грюнвальдская битва. — М.: АН СССР, 1962. — С. 91.
  6. Пагоня, ваеная павіннасць // Вялікае Княства Літоўскае. — Т. 2. — Мн., 2005. — c. 381—382.
  7. Лакиер А. Б. § 88. Княжеские роды потомства Гедимина // [http://ogeraldike.ru/books/item/f00/s00/z0000001/st017.shtml Русская геральдика]. — 1855.
  8. Винклер П. П. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской Империи, внесенные в Полное Собрание законов с 1649 по 1900 год. — СПб.: Типография И. М. Комелова, 1899. — 312 с.
  9. Лакиер А. Б. § 91, № 198 // [http://ogeraldike.ru/books/item/f00/s00/z0000001/st018.shtml Русская геральдика]. — 1855.
  10. [http://pravo.levonevsky.org/bazaby/org66/master/text1424.htm Об утверждении эталона Государственного герба Республики Беларусь и Положения о Государственном гербе Республики Беларусь — Верховный Совет Республики Беларусь]
  11. [http://www.rec.gov.by/refer/ref1995resdoc.html ЦИК РБ::Республиканский референдум 14 мая 1995 года]
  12. [http://www.afn.by/news/i/100483 Минкультуры отказалось придать бело-красно-белому флагу статус историко-культурной ценности] // AFN.by. 19.06.2008.  (Проверено 5 августа 2010).
  13. [http://www.pravo.by/webnpa/text.asp?RN=c20700578 Пастанова Савета Міністраў Рэспублікі Беларусь 14 мая 2007 г. № 578 Аб статусе гісторыка-культурных каштоўнасцей].  (Проверено 5 августа 2010).

Литература

  • Насевiч В. [http://vln.by/node/48 Сімвал Вялікага княства] // Чырвоная Змена. — № 33 (13891) — 28.03.1995.
  • Цітоў А. К. [http://geraldika.by/content/view/168/120/ Сфрагістыка і геральдыка Беларусі]. — Мн.: РІВШ БДУ, 1999. — 176 с.
  • Шаланда А. Дзяржаўная і зямельная сімволіка // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 1: Абаленскі — Кадэнцыя. — С. 51-54. — 684 с. — ISBN 985-11-0314-4.
  • Шаланда А. Пагоня // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 382. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  • Gajl T. [http://gajl.wielcy.pl/herby_nazwiska.php?lang=en&herb=pogon-lit2 Polish Armorial Middle Ages to 20th Century]. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1. (польск.)

Отрывок, характеризующий Погоня (герб)

– Что-о это?.. – обалдевшим шёпотом спросил тоненький голосок.
Стелла «заморожено» стояла в ступоре, не в состоянии сделать хотя бы малейшее движение и округлившимися, как большие блюдца глазами, наблюдала эту невероятную, откуда-то неожиданно свалившуюся красоту...
Вдруг воздух вокруг сильно колыхнулся, и прямо перед нами возникло светящееся существо. Оно было очень похожим на моего старого «коронованного» звёздного друга, но это явно был кто-то другой. Оправившись от шока и рассмотрев его повнимательнее, я поняла, что он вообще не был похож на моих старых друзей. Просто первое впечатление «зафиксировало» такой же обруч на лбу и похожую мощь, но в остальном ничего общего между ними не было. Все «гости», до этого приходившие ко мне, были высокими, но это существо было очень высоким, вероятно где-то около целых пяти метров. Его странные сверкающие одежды (если их можно было бы так назвать) всё время развевались, рассыпая за собой искрящиеся хрустальные хвосты, хотя ни малейшего ветерка вокруг не чувствовалось. Длинные, серебряные волосы сияли странным лунным ореолом, создавая впечатление «вечного холода» вокруг его головы… А глаза были такими, на которые лучше никогда бы не выпало смотреть!.. До того, как я их увидела, даже в самой смелой фантазии невозможно было представить подобных глаз!.. Они были невероятно яркого розового цвета и искрились тысячью бриллиантовых звёздочек, как бы зажигающихся каждый раз, когда он на кого-то смотрел. Это было совершенно необычно и до умопомрачения красиво…
От него веяло загадочным далёким Космосом и чем-то ещё, чего мой маленький детский мозг тогда ещё не в состоянии был постичь...
Существо подняло развёрнутую к нам ладонью руку и мысленно сказало:
– Я – Элей. Ты не готова приходить – вернись…
Естественно, меня сразу же дико заинтересовало – кто это, и очень захотелось каким-то образом хоть на короткое время его удержать.
– Не готова к чему? – как могла более спокойно спросила я.
– Вернуться домой. – Ответил он.
От него исходила (как мне тогда казалось) невероятная мощь и в то же время какое-то странное глубокое тепло одиночества. Хотелось, чтобы он никогда не ушёл, и вдруг стало так грустно, что на глаза навернулись слёзы…
– Ты вернёшься, – как будто отвечая на мои грустные мысли произнёс он. – Только это будет ещё не скоро… А теперь уходи.
Сияние вокруг него стало ярче... и, к моему большому огорчению, он исчез…
Сверкающая громадная «спираль» ещё какое-то время продолжала сиять, а потом начала рассыпаться и полностью растаяла, оставляя за собой только глубокую ночь.
Стелла наконец-то «очнулась» от шока, и всё вокруг тут же засияло весёлым светом, окружая нас причудливыми цветами и разноцветными птицами, которых её потрясающее воображение поспешило скорее создать, видимо желая как можно быстрее освободиться от гнетущего впечатления навалившейся на нас вечности.
– Ты думаешь это я?.. – всё ещё не в состоянии поверить в случившееся, ошарашено прошептала я.
– Конечно! – уже опять весёлым голоском прощебетала малышка. – Это ведь то, что ты хотела, да? Оно такое огромное и страшное, хоть и очень красивое. Я бы ни за что не осталась там жить! – с полной уверенностью заявила она.
А я не могла забыть той невероятно-огромной и такой притягательно-величавой красоты, которая, теперь я знала точно, навечно станет моей мечтой, и желание когда-то туда вернуться станет преследовать меня долгие, долгие годы, пока, в один прекрасный день, я не обрету наконец-то мой настоящий, потерянный ДОМ…
– Почему ты грустишь? У тебя ведь так здорово получилось! – удивлённо воскликнула Стелла. – Хочешь, я покажу тебе что-то ещё?
Она заговорщически сморщила носик, от чего стала похожа на милую, смешную маленькую обезьянку.
И опять всё вверх ногами перевернулось, «приземлив» нас в каком-то сумасшедше-ярком «попугайном» мире… в котором дико кричали тысячи птиц и от этой ненормальной какофонии закружилась голова.
– Ой! – звонко засмеялась Стелла, – не так!
И сразу наступила приятная тишина... Мы ещё долго «шалили» вместе, теперь уже попеременно создавая смешные, весёлые, сказочные миры, что и вправду оказалось совершенно несложно. Я никак не могла оторваться от всей этой неземной красоты и от хрустально-чистой, удивительной девочки Стеллы, которая несла в себе тёплый и радостный свет, и с которой искренне хотелось остаться рядом навсегда…
Но реальная жизнь, к сожалению, звала обратно «опуститься на Землю» и мне приходилось прощаться, не зная, удастся ли когда-то хоть на какое-то мгновение её опять увидеть.
Стелла смотрела своими большими, круглыми глазами, как будто желая и не смея что-то спросить... Тут я решила ей помочь:
– Ты хочешь, чтобы я пришла ещё? – с затаённой надеждой спросила я.
Её смешное личико опять засияло всеми оттенками радости:
– А ты правда-правда придёшь?! – счастливо запищала она.
– Правда-правда приду… – твёрдо пообещала я...

Загруженные «по-горлышко» каждодневными заботами дни сменялись неделями, а я всё ещё никак не могла найти свободного времени, чтобы посетить свою милую маленькую подружку. Думала я о ней почти каждый день и сама себе клялась, что завтра уж точно найду время, чтобы хоть пару часов «отвести душу» с этим чудесным светлым человечком... А также ещё одна, весьма странная мысль никак не давала мне покоя – очень хотелось познакомить бабушку Стеллы со своей, не менее интересной и необычной бабушкой... По какой-то необъяснимой причине я была уверена, что обе эти чудесные женщины уж точно нашли бы о чём поговорить...
Так, наконец-то, в один прекрасный день я вдруг решила, что хватит откладывать всё «на завтра» и, хотя совершенно не была уверена, что Стеллина бабушка именно сегодня будет там, решила, что будет чудесно если сегодня я наконец-то навещу свою новую подружку, ну, а если повезёт, то и наших милых бабушек друг с другом познакомлю.
Какая-то странная сила буквально толкала меня из дома, будто кто-то издалека очень мягко и, в то же время, очень настойчиво меня мысленно звал.
Я тихо подошла к бабушке и, как обычно, начала около неё крутиться, стараясь придумать, как бы ей всё это получше преподнести.
– Ну, что, пойдём что-ли?.. – спокойно спросила бабушка.
Я ошарашено на неё уставилась, не понимая каким образом она могла узнать, что я вообще куда-то собралась?!.
Бабушка хитро улыбнулась и, как ни в чём не бывало, спросила:
– Что, разве ты не хочешь со мной пройтись?
В душе возмутившись такому бесцеремонному вторжению в мой «частный мысленный мир», я решила бабушку «испытать».
– Ну, конечно же хочу! – радостно воскликнула я, и не говоря куда мы пойдём, направилась к двери.
– Свитер возьми, вернёмся поздно – прохладно будет! – вдогонку крикнула бабушка.
Тут уж я дольше выдержать не могла...
– И откуда ты знаешь, куда мы идём?! – нахохлившись, как замёрзший воробей, обижено буркнула я.
Так у тебя ж всё на лице написано, – улыбнулась бабушка.
На лице у меня, конечно же, написано этого не было, но я бы многое отдала, чтобы узнать, откуда она так уверенно всегда всё знала, когда дело касалось меня?
Через несколько минут мы уже дружно топали по направлению к лесу, увлечённо болтая о самых разнообразных и невероятных историях, которых она, естественно, знала намного больше, чем я, и это была одна из причин, почему я так любила с ней гулять.
Мы были только вдвоём, и не надо было опасаться, что кто-то подслушает и кому-то может быть не понравится то, о чём мы говорим.
Бабушка очень легко принимала все мои странности, и никогда ничего не боялась; а иногда, если видела, что я полностью в чём-то «потерялась», она давала мне советы, помогавшие выбраться из той или иной нежелательной ситуации, но чаще всего просто наблюдала, как я реагирую на, уже ставшие постоянными, жизненные сложности, без конца попадавшиеся на моём «шипастом» пути. В последнее время мне стало казаться, что бабушка только и ждёт когда попадётся что-нибудь новенькое, чтобы посмотреть, повзрослела ли я хотя бы на пяту, или всё ещё «варюсь» в своём «счастливом детстве», никак не желая вылезти из коротенькой детской рубашонки. Но даже за такое её «жестокое» поведение я очень её любила и старалась пользоваться каждым удобным моментом, чтобы как можно чаще проводить с ней время вдвоём.
Лес встретил нас приветливым шелестом золотой осенней листвы. Погода была великолепная, и можно было надеяться, что моя новая знакомая по «счастливой случайности» тоже окажется там.
Я нарвала маленький букет каких-то, ещё оставшихся, скромных осенних цветов, и через несколько минут мы уже находились рядом с кладбищем, у ворот которого... на том же месте сидела та же самая миниатюрная милая старушка...
– А я уже думала вас не дождусь! – радостно поздоровалась она.
У меня буквально «челюсть отвисла» от такой неожиданности, и в тот момент я видимо выглядела довольно глупо, так как старушка, весело рассмеявшись, подошла к нам и ласково потрепала меня по щеке.
– Ну, ты иди, милая, Стелла уже заждалась тебя. А мы тут малость посидим...
Я не успела даже спросить, как же я попаду к той же самой Стелле, как всё опять куда-то исчезло, и я оказалась в уже привычном, сверкающем и переливающемся всеми цветами радуги мире буйной Стеллиной фантазии и, не успев получше осмотреться, тут же услышала восторженный голосок:
– Ой, как хорошо, что ты пришла! А я ждала, ждала!..
Девчушка вихрем подлетела ко мне и шлёпнула мне прямо на руки... маленького красного «дракончика»... Я отпрянула от неожиданности, но тут же весело рассмеялась, потому что это было самое забавное и смешное на свете существо!..
«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...
Я спросила у Стелы, как его зовут, и давно ли она его создала.
– Ой, я ещё даже и не придумала, как звать! А появился он прямо сейчас! Правда он тебе нравится? – весело щебетала девчушка, и я чувствовала, что ей было приятно видеть меня снова.
– Это тебе! – вдруг сказала она. – Он будет с тобой жить.
Дракончик смешно вытянул свою шипастую мордочку, видимо решив посмотреть, нет ли у меня чего интересненького... И неожиданно лизнул меня прямо в нос! Стелла визжала от восторга и явно была очень довольна своим произведением.
– Ну, ладно, – согласилась я, – пока я здесь, он может быть со мной.
– Ты разве его не заберёшь с собой? – удивилась Стелла.
И тут я поняла, что она, видимо, совершенно не знает, что мы «разные», и что в том же самом мире уже не живём. Вероятнее всего, бабушка, чтобы её пожалеть, не рассказала девчушке всей правды, и та искренне думала, что это точно такой же мир, в котором она раньше жила, с разницей лишь в том, что теперь свой мир она ещё могла создавать сама...
Я совершенно точно знала, что не хочу быть тем, кто расскажет этой маленькой доверчивой девочке, какой по-настоящему является её сегодняшняя жизнь. Она была довольна и счастлива в этой «своей» фантастической реальности, и я мысленно себе поклялась, что ни за что и никогда не буду тем, кто разрушит этот её сказочный мир. Я только не могла понять, как же объяснила бабушка внезапное исчезновение всей её семьи и вообще всё то, в чём она сейчас жила?..
– Видишь ли, – с небольшой заминкой, улыбнувшись сказала я, – там где я живу драконы не очень-то популярны....
– Так его же никто не увидит! – весело прощебетала малышка.
У меня прямо-таки гора свалилась с плеч!.. Я ненавидела лгать или выкручиваться, и уж особенно перед таким чистым маленьким человечком, каким была Стелла. Оказалось – она прекрасно всё понимала и каким-то образом ухитрялась совмещать в себе радость творения и грусть от потери своих родных.
– А я наконец-то нашла себе здесь друга! – победоносно заявила малышка.
– Да ну?.. А ты меня с ним когда-нибудь познакомишь? – удивилась я.
Она забавно кивнула своей пушистой рыжей головкой и лукаво прищурилась.
– Хочешь прямо сейчас? – я чувствовала, что она буквально «ёрзает» на месте, не в состоянии более сдерживать своё нетерпение.
– А ты уверена, что он захочет придти? – насторожилась я.
Не потому, что я кого-то боялась или стеснялась, просто у меня не было привычки беспокоить людей без особо важного на то повода, и я не была уверена, что именно сейчас этот повод является серьёзным... Но Стелла была видимо, в этом абсолютно уверена, потому, что буквально через какую-то долю секунды рядом с нами появился человек.
Это был очень грустный рыцарь... Да, да, именно рыцарь!.. И меня очень удивило, что даже в этом, «другом» мире, где он мог «надеть» на себя любую энергетическую «одежду», он всё ещё не расставался со своим суровым рыцарским обличием, в котором он себя всё ещё, видимо, очень хорошо помнил... И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.
Обычно, когда люди умирают, в первое время после своей смерти их сущности всегда выглядят именно так, как они выглядели в момент своей физической смерти. Видимо, огромнейший шок и дикий страх перед неизвестным достаточно велики, чтобы не добавлять к этому какой-либо ещё дополнительный стресс. Когда же время проходит (обычно через год), сущности старых и пожилых людей понемногу начинают выглядеть молодыми и становятся точно такими же, какими они были в лучшие годы своей юности. Ну, а безвременно умершие малыши резко «взрослеют», как бы «догоняя» свои недожитые годы, и становятся чем-то похожими на свои сущности, какими они были когда вошли в тела этих несчастных, слишком рано погибших, или от какой-то болезни безвременно умерших детей, с той лишь разницей, что некоторые из них чуть «прибавляют» в развитии, если при их коротко прожитых в физическом теле годах им достаточно повезло... И уже намного позже, каждая сущность меняется, в зависимости от того, как она дальше в «новом» мире живёт.
А живущие на ментальном уровне земли высокие сущности, в отличие от всех остальных, даже в состоянии сами себе, по собственному желанию, создавать «лицо» и «одежду», так как, прожив очень долгое время (чем выше развитие сущности, тем реже она повторно воплощается в физическое тело) и достаточно освоившись в том «другом», поначалу незнакомом им мире, они уже сами бывают в состоянии многое творить и создавать.
Почему малышка Стелла выбрала своим другом именно этого взрослого и чем-то глубоко раненого человека, для меня по сей день так и осталось неразгаданной загадкой. Но так как девчушка выглядела абсолютно довольной и счастливой таким «приобретением», то мне оставалось только полностью довериться безошибочной интуиции этой маленькой, лукавой волшебницы...
Как оказалось, его звали Гарольд. Последний раз он жил в своём физическом земном теле более тысячи лет назад и видимо обладал очень высокой сущностью, но я сердцем чувствовала, что воспоминания о промежутке его жизни в этом, последнем, воплощении были чем-то очень для него болезненными, так как именно оттуда Гарольд вынес эту глубокую и скорбную, столько лет его сопровождающую печаль...
– Вот! Он очень хороший и ты с ним тоже подружишься! – счастливо произнесла Стелла, не обращая внимания, что её новый друг тоже находится здесь и прекрасно нас слышит.
Ей, наверняка, не казалось, что говорить о нём в его же присутствии может быть не очень-то правильно... Она просто-напросто была очень счастлива, что наконец-то у неё появился друг, и этим счастьем со мной открыто и с удовольствием делилась.