Приграничные сражения в Польше (1939)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Пограничное сражение (1939)»)
Перейти к: навигация, поиск
Приграничные сражения, 1939
Основной конфликт: Польская кампания вермахта
Вторая мировая война
Файл:Bundesarchiv Bild 146-1979-056-18A, Polen, Schlagbaum, deutsche Soldaten.jpg
Дата

14 сентября 1939 года

Место

Польша: Поморье, Мазовия, Силезия, долина Варты, польско-словацкая граница

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

поражение польских войск на всех стратегических направлениях

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Флаг Польши Польша Флаг Третьего рейха Третий Рейх
Флаг Словакии (1939-1945) Словакия
Командующие
Флаг Польши Эмиль Крукович-Пшеджимирский
Флаг ПольшиВладислав Бортновский
Флаг Польши Юлиуш Руммель
Флаг Польши Антони Шиллинг
Флаг Третьего рейха Федор фон Бок
Флаг Третьего рейха Герд фон Рундштедт
Флаг Третьего рейха Георг фон Кюхлер


Флаг Третьего рейха Вальтер фон Рейхенау
Флаг Третьего рейха Ганс Гюнтер фон Клюге
Флаг Третьего рейха Йоханнес Бласковиц
Флаг Третьего рейха Вильгельм Лист
Флаг Третьего рейха Альберт Кессельринг
Флаг Третьего рейха Александер Лёр
Флаг Словакии (1939-1945) Фердинанд Чатлош

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 Просмотр этого шаблона События в Польше в сентябре 1939 года

Польская кампания вермахта Словацкое вторжение в Польшу Польский поход Красной армии военные преступления


Побережье (Гданьская бухта Вестерплатте Гданьск Оксивская Скала Хельская коса) • Граница Жоры Кроянты Хойнице Королевский лес Мокра Ченстохова Пщина Выра Млава Грудзёндз Боры Тухольские Йорданув Венгерская горка Буковец Борова гора Райсько Ружан Петроков Томашув-Мазовецки Пултуск Лодзь Ломжа Визна Воля-Цырусова Барак Илжа Новогруд Варшава Бзура Ярослав Калушин Пшемысль Брвинов Львов Миньск-Мазовецки Сохачев Брест Модлин Яворув Хайновка Красныстав Кобрин Яновские леса Томашов-Любельски Вильно Вулка-Венглова Гродно Пальмиры Ломянки Чесники Красноброд Хусынне Владиполь Шацк Парчев Вытычно Коцк

Приграничные сражения в Польше (польск. Bitwa graniczna) — сражения, проходившие по периметру польской границы и вблизи неё в Поморье, Мазовии, Силезии и в верховьях Варты между частями вермахта и Войска Польского с 1 по 4 сентября 1939 года. Одно из первых сражений Второй мировой войны вообще и Сентябрьской кампании 1939 года, в частности.

1 сентября в 4:45 утра немецкие войска перешли границу Польши. Они обладали и численным, и материально-техническим превосходством (в особенности на направлении главных ударов), но тем не менее наткнулись на упорное и активное сопротивление. Исход битвы, однако, решился в пользу более сильного и подготовленного противника. Польские армии были либо разгромлены, либо вынуждены отступить под угрозой окружения.









Планы и приготовления

Польша

К началу 1939 года в польском Главном штабе не существовало даже военного плана на случай нападения Германии. Только тогда, когда эта угроза стала реальной, польское командование приступило к отработке конкретного плана войны с Германией — «Захуд». Начавшееся в марте 1939 года оформление англо-франко-польской коалиции стало основой польского военного планирования, которое исходило из того, что Англия и Франция поддержат Польшу в войне с Германией[1]. Поэтому перед польскими вооружёнными силами ставилась задача упорной обороной обеспечить мобилизационное развёртывание и сосредоточение своих войск, а потом перейти в контрнаступление, поскольку считалось, что к этому сроку Англия и Франция заставят Германию оттянуть свои войска на запад. При этом польское командование было уверено, что в случае нападения на Польшу Германии СССР сохранит нейтралитет. Восточную границу по данному плану должен был прикрывать лишь Корпус охраны границы[2][3].

Польское командование исповедовало принцип жёсткой обороны. Предполагалось защищать всю территорию, включая «Данцигский коридор» (Польский коридор), а против Восточной Пруссии, при благоприятных обстоятельствах, — наступать. Польша находилась под сильным влиянием французской военной школы, которая исходила из принципиальной недопустимости разрывов в линии фронта. Поляки, прикрыв свои фланги морем и Карпатами, полагали, что смогут удержаться на такой позиции довольно долго: по крайней мере, две недели немцам потребуется, чтобы сосредоточить артиллерию и осуществить локальный тактический прорыв; столько же времени будет необходимо союзникам для того, чтобы бо́льшими силами перейти в наступление на Западном фронте, так что общий оперативный баланс Рыдз-Смиглы считал для себя положительным[4].

Германия

3 апреля начальник штаба Верховного Главнокомандования вермахта (ОКВ) генерал-полковник Кейтель известил главнокомандующих сухопутными войсками, ВВС и ВМФ о том, что подготовлен проект «Директивы о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939—1940 гг.» Одновременно главнокомандующие видов вооружённых сил получили предварительный вариант плана войны с Польшей (план «Вайс»). Полностью подготовку к войне следовало завершить к 1 сентября 1939 года. 11 апреля Гитлер утвердил «Директиву»[2].

Немецкое командование исходило из того, что война должна быть молниеносной (концепция блицкрига): за две недели польская армия должна быть полностью уничтожена, а страна — оккупирована. Почти вся бронированная техника была сосредоточена в пяти корпусах, которые должны были найти слабые места в обороне противника, преодолеть её с ходу и выйти на оперативный простор, взламывая фланги польских армий. В дальнейшем предполагалось решительное сражение на окружение и уничтожение, причём пехотные корпуса должны были действовать против фронта противника, а подвижные части — атаковать его с тыла. Планом предусматривалось широкое использование авиации и, прежде всего, пикирующих бомбардировщиков, на которые возлагалась задача поддержки с воздуха наступления механизированных соединений[5].

Стратегический замысел и задачи войск в операции «Вайс» были изложены в директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию сухопутных войск от 15 июня 1939 года. Цель операции состояла в том, чтобы концентрическими ударами из Силезии, Померании и Восточной Пруссии разгромить главные силы польской армии западнее линии рек Висла и Нарев. Общая задача вермахта сводилась к тому, чтобы осуществить охват польской армии с юго-запада и северо-запада с её последующим окружением и разгромом. С самого начала войны операции германских войск должны были развиваться стремительно, чтобы сорвать мобилизацию и развёртывание польских вооружённых сил[3].

31 августа в 12:40 была подписана Директива ОКВ №1, по которой предписывалось начать реализацию плана «Вайс» утром 1 сентября.

3-я армия

3-я армия, расположенная в Восточной Пруссии, должна была наступать по двум расходящимся направлениям: левый фланг из района Нейденберг и Вилленберг (1-й армейский корпус, Армейский корпус «Водриг») глубоким ударом должен был разрезать противостоящие войска противника в направлении Млавы и Пшасныша; правофланговый 21-й армейский корпус должен был двигаться от верховьев реки Дрвенца на соединение с частями 4-й армии восточнее Хелмно, тем самым окружая польскую группировку в «Польском коридоре». Намечалась выброска парашютного десанта у моста через Вислу в районе Тчев (Диршау) и захват его для обеспечения будущих тылов группы армий «Север».

4-я армия

4-я армия, размещённая в Восточной Померании, наносила удар также по двум расходящимся направлениям. Основные силы, шедшие со стороны Ястров и Шлохау навстречу 21-му корпусу, захватывали мост через Вислу у Хелмно. 1-й армейский корпус (район Штолп) осуществлял вспомогательный удар на Гдыню — главную базу ВМС Польши.

8-я армия

8-я армия, дислоцировавшаяся в районе Бреслау, обеспечивала левый фланг 10-й армии. Войска Бласковица переправлялись через Варту севернее Серадза, после чего двигались непосредственно на Лодзь.

10-я армия

Мощная 10-я армия из района Оппельн-Кройцбург наступала в северо-восточном направлении, углубляясь в польскую оборону, и массированным сконцентрированным ударом прорывала её на участке Заверце-Велюнь[2].

14-я армия

14-я армия размещалась в Верхней Силезии и Словакии. Три её левофланговых корпуса должны были наступать по сходящимся направлениям на Краков: 8-й армейский корпус (Гляйвиц) штурмовал укрепления Катовице и весь Верхнесилезский промышленный район, 17-й армейский корпус (граница Богемского протектората и Словакии) продвигался непосредственно к древней столице Польши, 22-й моторизованный корпус (восточнее Жилины) имел те же цели, что и предыдущий. Правофланговый 18-й армейский корпус (Татры и Карпаты) проводил вспомогательную операцию. Его левое крыло ударом на Новы-Сонч захватывало переправы через Дунаец, а правое, прорываясь через Дукельский перевал, — мосты на Вислоке[2].

Словакия

Словацкие силы были представлены армией «Бернолак» в составе 3 дивизий, которая выполняла вспомогательную роль, действуя на восточном фасе польско-словацкой приграничной полосы, и находилась в оперативном подчинении 14-й армии вермахта.

Силы сторон[6]

Польша

Название соединения Штаб Командир Начальник штаба Офицеры и солдаты Лошади АТ[7] РП[8] ЛСП[9] ТСП[10] 46-мм ГРТМ[11] 81-мм мин. 37-мм ПО[12] 75-мм пуш. 100-мм гауб. 105-мм пуш. 155-мм гауб. 40-мм ЗО [13] ПТР БА [14] Танкетки БП[15] АС[16] УЛА[17] АВН[18]
Армия «Модлин» Модлин бригадный генерал Эмиль Кароль Крукович-Пшеджимирский подполковник Витольд Росоловский
8-я дивизия пехоты[19] лес западнее Цеханува полковник Теодор Виктор Фургальский майор Казимир Францишек Марчевский 17089 6963 75 347 - 144 90 22 27 24 12 3 3 - 101 [20][21] - - - - - -
20-я дивизия пехоты укрепленная линия к северу от Млавы полковник Вильгельм Анджей Лавич-Лишка майор Войцех Вайда 16282 6920 41 320 - 132 81 20 27 12 24 3 3 - 92 - - - - - -
Мазовецкая бригада кавалерии между Млавой и Пшаснышем полковник Ян Карч майор Мартин Станислав Фрейман 6312 5380 65 89 10 54 9 2 14 12 - - - 2 51 8 13 - - - -
Новогрудская бригада кавалерии западнее Млавы бригадный генерал Владислав Альберт Андерс майор Адам Солтан 7680[22] 6828 39 111 4 58 - 1 21 16 - - - - 67 8 13 - 4 1 -
Варшавская бригада народной обороны[23] Зегже, Легионовский повят[24] полковник Юзеф Сас-Хошовский[25] капитан Вацлав Ястржебский 1404 140 2 18 - 12 - 2 6 - - - - - - - - - - - -
5-я рота аэростатов наблюдения нет данных поручик Антони Наркевич - 196 - 2 - - - - - - - - - - - - - - - - - 2
Танковые войска армии «Модлин» Модлин[26] подполковник Михал Пивощук - >186 - 20 - - 14 - - - 4 - - - - - - 26 1 - - -
Авиация и ПВО армии «Модлин» Модлин подполковник авиации Тадеуш Феликс Праусс подполковник авиации Бернард Антони Адамецкий 1050[27]

Ход боевых действий

Напишите отзыв о статье "Приграничные сражения в Польше (1939)"

Примечания

  1. Михаил Матвеевич Наринский, Славомир Дембский. Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. — Аспект Пресс, 2009. — С. 167. — 479 с. — ISBN 5756705791.
  2. 1 2 3 4 Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг. Часть третья. Сентябрь 1939 года. Планы и силы сторон [http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/03.html]
  3. 1 2 Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Глава «Сентябрь 1939 года»
  4. Переслегин, 2007, 23-24.
  5. С. Переслегин. Вторая мировая: война между реальностями.- М.: Яуза, Эксмо, 2006, с.23-24
  6. Вычисления проведены по штатам соединений и подразделений
  7. Автомобили и тракторы.
  8. Ручные пулеметы.
  9. Легкие станковые пулеметы
  10. Тяжелые станковые пулеметы
  11. Гранатометы
  12. Противотанковые орудия
  13. Зенитные орудия
  14. Бронеавтомобили
  15. Бронепоезда
  16. Авиация сопровождения
  17. Учебные летательные аппараты
  18. Аппараты воздушного наблюдения
  19. Вступила в бой 2 сентября, до этого находилась в резерве армии
  20. Tadeusz Jurga: Wojsko Polskie : krótki informator historyczny o Wojsku Polskim w latach II wojny światowej. 7, Regularne jednostki Wojska Polskiego w 1939 : organizacja, działania bojowe, uzbrojenie, metryki związków operacyjnych, dywizji i brygad. Warszawa : Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej 1975.
  21. http://pl.wikipedia.org/wiki/Ordre_de_Bataille_polskiej_dywizji_piechoty_w_1939. Организация польской дивизии пехоты (1939).
  22. Бригаде придавался 1 взвод 53 эскадры наблюдения, его личный состав: 2 командира, 5 пилотов, 4 наблюдателя
  23. Участвовали только 2-й Мазурский батальон народной обороны и Курпьёвский батальон народной обороны
  24. Первый из вышеупомянутых батальонов располагался в районе Млавы, а второй — в Остроленкском повяте
  25. Командир 2-го Мазурского батальона НО капитан Юзеф Станислав Керножицкий, командир Курпьёвского батальона НО капитан Казимеж Новицкий
  26. Бронепоезд «Генерал Соснковский» принимал участие в битве с 3 сентября
  27. 54 командира, 39 пилотов, 957 служащих (механики, канониры и др. наземный персонал)

Литература

  • Переслегин С. Б. Вторая мировая. Война между реальностями. — М.: Эксмо, Яуза, 2007. — 544 с. — ISBN 5-699-15132-X.

Отрывок, характеризующий Приграничные сражения в Польше (1939)

– Люди должны прозреть, Мария. – Немного помолчав, произнёс Радомир. – И именно ТЫ поможешь им! – И будто не заметив её протестующего жеста, спокойно продолжил. – ТЫ научишь их ЗНАНИЮ и ПОНИМАНИЮ. И дашь им настоящую ВЕРУ. Ты станешь их Путеводной Звездой, что бы со мной ни случилось. Обещай мне!.. Мне некому больше доверить то, что должен был выполнить я сам. Обещай мне, светлая моя.
Радомир бережно взял её лицо в ладони, внимательно всматриваясь в лучистые голубые глаза и... неожиданно улыбнулся... Сколько бесконечной любви светилось в этих дивных, знакомых глазах!.. И сколько же было в них глубочайшей боли... Он знал, как ей было страшно и одиноко. Знал, как сильно она хотела его спасти! И несмотря на всё это, Радомир не мог удержаться от улыбки – даже в такое страшное для неё время, Магдалина каким-то образом оставалась всё такой же удивительно светлой и ещё более красивой!.. Будто чистый родник с животворной прозрачной водой...
Встряхнувшись, он как можно спокойнее продолжил.
– Смотри, я покажу тебе, как открывается этот древний Ключ...
На раскрытой ладони Радомира полыхнуло изумрудное пламя... Каждая малейшая руна начала раскрываться в целый пласт незнакомых пространств, расширяясь и открываясь миллионами образов, плавно протекавших друг через друга. Дивное прозрачное «строение» росло и кружилось, открывая всё новые и новые этажи Знаний, никогда не виданных сегодняшним человеком. Оно было ошеломляющим и бескрайним!.. И Магдалина, будучи не в силах отвести от всего этого волшебства глаз, погружалась с головой в глубину неизведанного, каждой фиброй своей души испытывая жгучую, испепеляющую жажду!.. Она вбирала в себя мудрость веков, чувствуя, как мощной волной, заполняя каждую её клеточку, течёт по ней незнакомая Древняя Магия! Знание Предков затопляло, оно было по-настоящему необъятным – с жизни малейшей букашки оно переносилось в жизнь вселенных, перетекало миллионами лет в жизни чужих планет, и снова, мощной лавиной возвращалось на Землю...
Широко распахнув глаза, Магдалина внимала дивному Знанию Древнего мира... Её лёгкое тело, свободное от земных «оков», песчинкой купалась в океане далёких звёзд, наслаждаясь величием и тишиной вселенского покоя...
Вдруг прямо перед ней развернулся сказочный Звёздный Мост. Протянувшись, казалось, в самую бесконечность, он сверкал и искрился нескончаемыми скоплениями больших и маленьких звёзд, расстилаясь у её ног в серебряную дорогу. Вдали, на самой середине той же дороги, весь окутанный золотым сиянием, Магдалину ждал Человек... Он был очень высоким и выглядел очень сильным. Подойдя ближе, Магдалина узрела, что не всё в этом невиданном существе было таким уж «человеческим»... Больше всего поражали его глаза – огромные и искристые, будто вырезаны из драгоценного камня, они сверкали холодными гранями, как настоящий бриллиант. Но так же, как бриллиант, были бесчувственными и отчуждёнными... Мужественные черты лица незнакомца удивляли резкостью и неподвижностью, будто перед Магдалиной стояла статуя... Очень длинные, пышные волосы искрились и переливались серебром, словно на них кто-то нечаянно рассыпал звёзды... «Человек» и, правда, был очень необычным... Но даже при всей его «ледяной» холодности, Магдалина явно чувствовала, как шёл от странного незнакомца чудесный, обволакивающий душу покой и тёплое, искреннее добро. Только она почему-то знала наверняка – не всегда и не ко всем это добро было одинаковым.
«Человек» приветственно поднял развёрнутую к ней ладонь и ласково произнёс:
– Остановись, Звёздная... Твой Путь не закончен ещё. Ты не можешь идти Домой. Возвращайся в Мидгард, Мария... И береги Ключ Богов. Да сохранит тебя Вечность.
И тут, мощная фигура незнакомца начала вдруг медленно колебаться, становясь совершенно прозрачной, будто собираясь исчезнуть.
– Кто ты?.. Прошу, скажи мне, кто ты?!. – умоляюще крикнула Магдалина.
– Странник... Ты ещё встретишь меня. Прощай, Звёздная...
Вдруг дивный кристалл резко захлопнулся... Чудо оборвалось также неожиданно, как и начиналось. Вокруг тут же стало зябко и пусто... Будто на дворе стояла зима.
– Что это было, Радомир?!. Это ведь намного больше, чем нас учили!..– не спуская с зелёного «камня» глаз, потрясённо спросила Магдалина.
– Я просто чуть приоткрыл его. Чтобы ты могла увидеть. Но это всего лишь песчинка из того, что он может. Поэтому ты должна сохранить его, что бы со мной ни случилось. Любой ценой... включая твою жизнь, и даже жизнь Весты и Светодара.
Впившись в неё своими пронзительно-голубыми глазами, Радомир настойчиво ждал ответа. Магдалина медленно кивнула.
– Он это же наказал... Странник...
Радомир лишь кивнул, явно понимая, о ком она говорила.
– Тысячелетиями люди пытаются найти Ключ Богов. Только никто не ведает, как он по-настоящему выглядит. Да и смысла его не знают, – уже намного мягче продолжил Радомир. – О нём ходят самые невероятные легенды, одни – очень красивы, другие – почти сумасшедшие.

(О Ключе Богов и, правда, ходят разные-преразные легенды. На каких только языках веками не пытались расписывать самые большие изумруды!.. На арабском, иудейском, индусском и даже на латыни... Только никто почему-то не хочет понять, что от этого камни не станут волшебными, как бы сильно кому-то этого не хотелось... На предлагаемых фотографиях видны: иранский псевдо Мани, и Великий Могул, и католический "талисман" Бога, и Изумрудная "дощечка" Гермеса (Emeral tablet) и даже знаменитая индийская Пещера Аполлона из Тианы, которую, как утверждают сами индусы, однажды посетил Иисус Христос. (Подробнее об этом можно прочитать в пишущейся сейчас книге «Святая страна Даария». Часть1. О чём ведали Боги?))
– Просто сработала, видимо, у кого-то когда-то родовая память, и человек вспомнил – было когда-то что-то несказанно великое, Богами подаренное. А вот ЧТО – не в силах понять... Так и ходят столетиями «искатели» неизвестно зачем и кружат кругами. Будто наказал кто-то: «пойди туда – не знаю куда, принеси то – не ведомо что»... Знают только, что сила в нём скрыта дюжая, знание невиданное. Умные за знанием гоняются, ну а «тёмные» как всегда пытаются найти его, чтобы править остальными... Думаю, это самая загадочная и самая (каждому по-своему) желанная реликвия, существовавшая когда-либо на Земле. Теперь всё только от тебя будет зависеть, светлая моя. Если меня не станет, ни за что не теряй его! Обещай мне это, Мария...
Магдалина опять кивнула. Она поняла – то была жертва, которую просил у неё Радомир. И она ему обещала... Обещала хранить удивительный Ключ Богов ценой своей собственной жизни... да и жизни детей, если понадобится.
Радомир осторожно вложил зелёное чудо ей в ладонь – кристалл был живым и тёплым...
Ночь пробегала слишком быстро. На востоке уже светало... Магдалина глубоко вздохнула. Она знала, скоро за ним придут, чтобы отдать Радомира в руки ревнивых и лживых судей... всей своей чёрствой душой ненавидевших этого, как они называли, «чужого посланника»...
Свернувшись в комок меж сильных рук Радомира, Магдалина молчала. Она хотела просто чувствовать его тепло... насколько это ещё было возможно... Казалось, жизнь капля за каплей покидала её, превращая разбитое сердце в холодный камень. Она не могла дышать без него... Этого, такого родного человека!.. Он был её половиной, частью её существа, без которого жизнь была невозможна. Она не знала, как она будет без него существовать?.. Не знала, как ей суметь быть столь сильной?.. Но Радомир верил в неё, доверял ей. Он оставлял ей ДОЛГ, который не позволял сдаваться. И она честно пыталась выжить...
Несмотря на всю нечеловеческую собранность, дальнейшего Магдалина почти не помнила...

Она стояла на коленях прямо под крестом и смотрела Радомиру в глаза до самого последнего мгновения... До того, как его чистая и сильная душа покинула своё ненужное уже, умершее тело.На скорбное лицо Магдалины упала горячая капля крови, и слившись со слезой, скатилась на землю. Потом упала вторая... Так она стояла, не двигаясь, застывшая в глубочайшем горе... оплакивая свою боль кровавыми слезами...
Вдруг, дикий, страшнее звериного, крик сотряс окружающее пространство... Крик был пронзительным и протяжным. От него стыла душа, ледяными тисками сжимая сердце. Это кричала Магдалина...
Земля ответила ей, содрогнувшись всем своим старым могучим телом.
После наступила тьма...
Люди в ужасе разбегались, не разбирая дороги, не понимая, куда несут их непослушные ноги. Будто слепые, они натыкались друг на друга, шарахаясь в разные стороны, и снова спотыкались и падали, не обращая внимания на окружаюшее... Всюду звенели крики. Плачь и растерянность объяли Лысую Гору и наблюдавших там казнь людей, будто только лишь теперь позволив прозреть – истинно увидеть ими содеянное...
Магдалина встала. И снова дикий, нечеловеческий крик пронзил усталую Землю. Утонув в рокоте грома, крик змеился вокруг злыми молниями, пугая собою стылые души... Освободив Древнюю Магию, Магдалина призывала на помощь старых Богов... Призывала Великих Предков.
Ветер трепал в темноте её дивные золотые волосы, окружая хрупкое тело ореолом Света. Страшные кровавые слёзы, всё ещё алея на бледных щеках, делали её совершенно неузнаваемой... Чем-то похожей на грозную Жрицу...
Магдалина звала... Заломив руки за голову, она снова и снова звала своих Богов. Звала Отцов, только что потерявших чудесного Сына... Она не могла так просто сдаться... Она хотела вернуть Радомира любой ценой. Даже, если не суждено будет с ним общаться. Она хотела, чтобы он жил... несмотря ни на что.

Но вот прошла ночь, и ничего не менялось. Его сущность говорила с ней, но она стояла, омертвев, ничего не слыша, лишь без конца призывая Отцов... Она всё ещё не сдавалась.
Наконец, когда на дворе светало, в помещении вдруг появилось яркое золотое свечение – будто тысяча солнц засветила в нём одновременно! А в этом свечении у самого входа возникла высокая, выше обычной, человеческая фигура... Магдалина сразу же поняла – это пришёл тот, кого она так яро и упорно всю ночь призывала...
– Вставай Радостный!.. – глубоким голосом произнёс пришедший. – Это уже не твой мир. Ты отжил свою жизнь в нём. Я покажу тебе твой новый путь. Вставай, Радомир!..
– Благодарю тебя, Отец... – тихо прошептала стоявшая рядом с ним Магдалина. – Благодарю, что услышал меня!
Старец долго и внимательно всматривался в стоящую перед ним хрупкую женщину. Потом неожиданно светло улыбнулся и очень ласково произнёс:
– Тяжко тебе, горестная!.. Боязно... Прости меня, доченька, заберу я твоего Радомира. Не судьба ему находиться здесь более. Его судьба другой будет теперь. Ты сама этого пожелала...
Магдалина лишь кивнула ему, показывая, что понимает. Говорить она не могла, силы почти покидали её. Надо было как-то выдержать эти последние, самые тяжкие для неё мгновения... А потом у неё ещё будет достаточно времени, чтобы скорбеть об утерянном. Главное было то, что ОН жил. А всё остальное было не столь уж важным.
Послышалось удивлённое восклицание – Радомир стоял, оглядываясь, не понимая происходящего. Он не знал ещё, что у него уже другая судьба, НЕ ЗЕМНАЯ... И не понимал, почему всё ещё жил, хотя точно помнил, что палачи великолепно выполнили свою работу...

– Прощай, Радость моя... – тихо прошептала Магдалина. – Прощай, ласковый мой. Я выполню твою волю. Ты только живи... А я всегда буду с тобой.
Снова ярко вспыхнул золотистый свет, но теперь он уже почему-то находился снаружи. Следуя ему, Радомир медленно вышел за дверь...
Всё вокруг было таким знакомым!.. Но даже чувствуя себя вновь абсолютно живым, Радомир почему-то знал – это был уже не его мир... И лишь одно в этом старом мире всё ещё оставалось для него настоящим – это была его жена... Его любимая Магдалина....
– Я вернусь к тебе... я обязательно вернусь к тебе... – очень тихо сам себе прошептал Радомир. Над головой, огромным «зонтом» висела вайтмана...
Купаясь в лучах золотого сияния, Радомир медленно, но уверенно двинулся за сверкающим Старцем. Перед самым уходом он вдруг обернулся, чтобы в последний раз увидеть её... Чтобы забрать с собою её удивительный образ. Магдалина почувствовала головокружительное тепло. Казалось, в этом последнем взгляде Радомир посылал ей всю накопленную за их долгие годы любовь!.. Посылал ей, чтобы она также его запомнила.
Она закрыла глаза, желая выстоять... Желая казаться ему спокойной. А когда открыла – всё было кончено...
Радомир ушёл...
Земля потеряла его, оказавшись его не достойной.
Он ступил в свою новую, незнакомую ещё жизнь, оставляя Марии Долг и детей... Оставляя её душу раненой и одинокой, но всё такой же любящей и такой же стойкой.
Судорожно вздохнув, Магдалина встала. Скорбеть у неё пока что просто не оставалось времени. Она знала, Рыцари Храма скоро придут за Радомиром, чтобы предать его умершее тело Святому Огню, провожая этим самым его чистую Душу в Вечность.

Первым, конечно же, как всегда появился Иоанн... Его лицо было спокойным и радостным. Но в глубоких серых глазах Магдалина прочла искреннее участие.
– Велика благодарность тебе, Мария... Знаю, как тяжело было тебе отпускать его. Прости нас всех, милая...
– Нет... не знаешь, Отец... И никто этого не знает... – давясь слезами, тихо прошептала Магдалина. – Но спасибо тебе за участие... Прошу, скажи Матери Марии, что ОН ушёл... Что живой... Я приду к ней, как только боль чуточку утихнет. Скажи всем, что ЖИВЁТ ОН...
Больше Магдалина выдержать не могла. У неё не было больше человеческих сил. Рухнув прямо на землю, она громко, по-детски разрыдалась...
Я посмотрела на Анну – она стояла окаменев. А по суровому юному лицу ручейками бежали слёзы.
– Как же они могли допустить такое?! Почему они все вместе не переубедили его? Это же так неправильно, мама!.. – возмущённо глядя на нас с Севером, воскликнула Анна.