Политика

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Поли́тика (др.-греч. πολιτική «государственная деятельность») — понятие, включающее в себя деятельность органов государственной власти и государственного управления, а также вопросы и события общественной жизни, связанные с функционированием государства. Научное изучение политики ведётся в рамках политологии[1].







Происхождение политики

В античности полисы (греч. πόλις) исторически формировались как городские общины с самоуправлением, которые конституировали себя в качестве политической формации, общности — эта форма самоорганизации общества была типична для Древней Греции. Получила развитие и распространение через Италию и непосредственно через Римскую империю. С ростом государств и империи политика взаимоотношений с обширными территориями требовала изменчивости политики и совершенствования системы управления. Политика, как методология управления формировалась в полисах, где сосредотачивалась управленческая элита и различные сословия (ремёсла, искусства, школы) в которых формировалась будущая элита.

Сам по себе рассматриваемый термин был введён в IV веке до н. э. Аристотелем, который предлагал для него следующее определение: политика — это искусство управления государством (полисом). Впрочем, политика выделилась в качестве отдельной области социального бытия задолго до этого события — хотя и позднее, нежели, например, экономические отношения или мораль. Существует несколько различных представлений о природе и происхождении политики:

  1. Теологическое. В соответствии с данным представлением политика, равно как и жизнь в целом, имеет божественное происхождение.
  2. Антропологическое. Такой подход увязывает политику с человеческой природой: предполагается, что соответствующий род общения и взаимодействия с другими людьми продиктован сущностью человека (и, с другой стороны, сам влияет на эту сущность, обусловливая ряд самоограничений и других характерных черт, отличающих человека от животного).
  3. Биологическое. Подобная трактовка, напротив, подразумевает, что природа политики должна пониматься на базе общих для человека и животного начал — таких, к примеру, как агрессивность, инстинкт самосохранения, борьба за выживание и т. п. Этолог К. Лоренц, в частности, увязывал с феноменом агрессивности войны, революции и другие конфликты, имеющие место в жизни общества.
  4. Психологическое. Согласно этому представлению первоисточником политического взаимодействия между людьми являются потребности, интересы, эмоции и другие проявления человеческой психики. В традиционном для себя ключе политику трактовал, к примеру, З. Фрейд, ассоциировавший природу политики с бессознательным.
  5. Социальное. Соответствующий подход предполагает, что политика является порождением общества и сформировалась в ходе эволюции последнего — по мере роста его сложности и развития социальной стратификации. В качестве отправной точки данных общественных изменений может рассматриваться неолитическая революция, которая повлияла как на формы хозяйствования, так и на образ жизни людей в целом. Логика появления политики при этом имеет примерно следующий вид:
    1. Рост продуктивности человеческой деятельности обусловливает появление частной собственности. Последняя, в свою очередь, способствует развитию экономики, её специализации, а также формированию новых социальных объединений, углубляет автономность и независимость личности, обеспечивая ей возможность достичь определённого положения в обществе экономическим путём, а также усиливает расслоение общества по имущественному признаку, порождая конфликты.
    2. Социальная дифференциация, в том числе по этническому и религиозному признаку, становится более выраженной.
    3. Демографический рост и расширение экономической деятельности актуализируют проблему независимости того или иного сообщества от других, а также задачу сохранения целостности территорий, находящихся под контролем указанного сообщества.

Соответственно, политика возникает в связи с утратой возможности разрешить изложенные выше проблемы и конфликтные ситуации традиционными методами — посредством обычаев, моральных установок и т. п. Наравне с правом политика выступает в роли одного из новых регуляторов, предназначенных для решения этих проблем; кроме того, с той же целью формируется и государство как новая форма структуризации и организации жизни людей. В силу этого понятие политики непосредственным образом связывается с понятиями государства и власти. В концепции политолога М. Дюверже выделяются три формы власти — анонимная, индивидуализированная и институционализированная; первые две определяются как догосударственные, а третья — как собственно государственная, имеющая публичный характер и обусловливающая появление политики.

Сущность политики

В ходе развития научной и философской мысли предлагались различные определения политики: общее «царское искусство», заключающееся во владении совокупностью конкретных (ораторским, военным, судебным и т. д.), умение «оберечь всех граждан и по возможности сделать их из худших лучшими» (Платон), знание о правильном и мудром правлении (Макиавелли), лидерство государственного аппарата или влияние на это лидерство (Макс Вебер), борьба классовых интересов (Карл Маркс). В настоящее время распространённым является толкование политики как деятельности, которая выражается в поведении общественных групп, равно как и совокупности моделей поведения и социальных институтов, управляющих общественными отношениями и создающих властный контроль как таковой вкупе с соревнованием за обладание силой власти. Существует также представление, что в самом общем виде политика может быть определена как социальная деятельность, направленная на сохранение или изменение существующего порядка распределения власти и собственности в государственно-организованном обществе (внутренняя политика) и мировом сообществе (внешняя политика, глобальная или мировая политика).[2]

Политика представляет собой многоплановое социальное явление, которое можно рассматривать как инструмент сознательного саморегулирования общества. Существует целый ряд определений политики, предлагаемых различными теоретическими направлениями, в которых подчёркивается один из основных аспектов политической деятельности: институциональный, правовой, экономический, психологический, социальный, антропологический и т. д.

Основные подходы

В исторической ретроспективе базовые тенденции в определении сущности политики, так же, как и в области её генезиса, могут быть обобщены в рамках совокупности различных теоретических подходов. К их числу могут быть отнесены следующие:

  1. Субстанциональный. Такие трактовки политики непосредственным образом увязывают её с понятием власти, определяя политику либо как управление при помощи власти, либо как стремление к обретению и сохранению таковой. С этим направлением ассоциируется понимание политики, представленное в работах Н. Макиавелли, М. Вебера и К. Маркса.
  2. Институционный. В данном случае внимание сосредотачивается на определённой организации или некотором сообществе людей, выполняющем властные функции. Как правило, в качестве ключевого института обозначается государство (таких взглядов придерживался, в частности, В. Ленин), однако есть и иные вариации, акцентирующие внимание на других общественных институтах.
  3. Социологический. В рамках этого подхода общество рассматривается как совокупность структурно организованных групп, реализующих свои потребности и интересы посредством власти, а политика, соответственно, как те или иные формы деятельности подобных социальных групп по реализации упомянутых выше потребностей.
  4. Телеологический. Подобное понимание сущности политики связано с понятиями организации, целеполагания и целедостижения, за счёт чего поле действия термина «политика» существенно расширяется.

Кроме того, в современной политологии выделяются два противоположных друг другу подхода к пониманию политики: консенсусный и конфронтационный. Первый предполагает разрешение проблем ненасильственными и неконфликтными методами, посредством сотрудничества и поиска компромиссов, и политика в нём понимается как деятельность по достижению согласия между гражданами, в то время как в рамках второго подхода политика считается сферой столкновения интересов, областью противостояния, предполагающей доминирование более сильных субъектов или организаций над более слабыми. Необходимо, впрочем, при этом отметить, что не следует преувеличивать значимость и важность какого-либо из этих подходов: политика является продуктом борьбы двух разнонаправленных тенденций (конфликты интересов с одной стороны и поиск равновесия — с другой), что фактически уравнивает между собой консенсусный и конфронтационный подходы.

Альтернативные определения

  • Политика — борьба множества интересов (искусство управления с учётом интересов всех слоёв общества). Определение связано с этимологией греч. πολιτικός, где πολι (поли) означает множество, а τικός (тикос) — интерес; (дословно — «множество интересов»)[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ПолитикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ПолитикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Политика[источник не указан 2936 дней]. Так, государственные служащие в городах древней Греции именовались политикос, а граждане, которые мало интересовались и участвовали в политической жизни своего города, именовались ιδιοτικός (идиотикос)[3];
  • Политика — искусство допустимого. История указывает на манипуляции и агрессивность политики многих правителей. Политика — управление, инструмент, и его нужно отличать от целей и фальсифицирования (имитационный характер) политики;
  • Политика — это всеохватывающий феномен общественной жизни, пронизывающий все её формы и включающий в себя все формы социальной активности людей, все виды деятельности по их организации и руководству в рамках процессов производства[4];
  • Политика — это управление распределением ресурсов;
  • Политика — это сфера жизнедеятельности общества, связанная с получением, удержанием и использованием власти;
  • Политика — это стремление к участию во власти или оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает[5];
  • Политика — это участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства[6];
  • Политика — это деятельность организации (её поведенческая модель), в том числе деятельность государства по реализации своих целей (интересов), например: — техническая политика;
  • Политика — всякая программа действий, все виды деятельности по самостоятельному руководству чем или кем либо. Соответственно, в этом значении мы можем говорить, например, о валютной политике банка, о школьной политике городских муниципалитетов, о семейной политике жены в отношении мужа и детей и т. д.;
  • Политика — совокупность мер и действий, направленных на достижение заведомо заданного результата;
  • Политика — форма общественного сознания, выражающая корпоративные интересы сообщества и проявляющаяся в гражданском обществе (государстве) в виде течений, движений, профсоюзов и других общественных организаций и объединений по специфическим интересам. Наиболее совершенные и организованные из них партии и церковь;
  • Политика — это искусство объединения людей;
  • Политика — это борьба за право устанавливать свои правила игры;
  • Политика — искусство зла во имя добра (философско-этическое определение в широком смысле);
  • Политика — приводимый в исполнение навязавшийся указ третьего лица;
  • Политика — исполняемая стратегия кого-либо, по предложению прав и свобод. (Политика такая-то, может предлагать права, отличные от прав, предлагаемых другой политикой);
  • Политика — меры и действия, предпринимаемые руководящим лицом с целью осуществления идеи о том, как всё должно быть устроено в подвластной ему среде. К примеру, политикой фирмы «А» могут быть изменены какие-нибудь функции в производимом ею оборудовании, с целью увеличения прибыли.

Функции политики

В соответствии со своим назначением, политика выполняет ряд основополагающих функций:

  1. Реализация интересов социальных групп, имеющих значимость с точки зрения власти.
  2. Регулирование и упорядочение процессов и отношений, существующих в обществе, а также условий, в которых осуществляются труд и производство.
  3. Обеспечение как преемственности развития общества, так и принятия новых моделей его эволюции (то есть инновационности).
  4. Рационализация отношений между людьми и смягчение противоречий в обществе, поиск разумных решений возникающих проблем.

Структура политики

В политике выделяются субъекты, или акторы — свободные и самостоятельные участники политического процесса (к примеру, определённые сообщества людей, институты, организации и т. д.), а также объекты — общественные явления, с которыми тем или иным образом целенаправленно взаимодействуют субъекты. В результате такого взаимодействия возникают политические отношения, которые, в свою очередь, определяются политическими интересами субъектов. На все перечисленные структурные элементы оказывается влияние со стороны политического сознания (совокупности ценностей, идеалов, эмоций и т. п.) и политической культуры. Суммирование этих составляющих образует явления более высокого уровня абстракции: политическую систему, политический режим и политические процессы.

Виды политики

Классификация видов политики осуществляется по нескольким основаниям:

  1. По целевой сфере общества: экономическая, социальная, научно-техническая, военная и т. п.
  2. По направлению или масштабу: внутренняя и внешняя.
  3. По содержанию и характеру: прогрессивная, реакционная, научно обоснованная и волюнтаристская.
  4. По субъектам: политика мирового сообщества, государства, организации и т. д.

Политические процессы и общество

От соответствия политики объективным потребностям развития общества в его материальном и духовном аспекте, а также от учёта ею фактических возможностей государства, главным образом экономических, равно как и его специфики в аспекте национально-этнических взаимоотношений в сочетании с географическим и политическим положением, зависит ускорение или, напротив, задержка развития общества.

В основе политических процессов лежит совокупность идей и методов их реализации. Политика носит выраженный временной характер, то есть может изменяться в силу смены лидеров (руководителей).

  • Политическая партия — организация единомышленников с общим виденьем процесса и идеологии управления. Политическая идеология базируется на описании концепции явлений и механизмов, процессов и структуры управления. Политизация управления часто демонстрирует противопоставление идеологий и манипуляций в пользу целей теневого правления и лоббирования интересов третьих лиц за пределами самого управления. Политические партии по-разному могут рассматривать реализацию государственного управления. Поэтому политика государств определяется балансом и/или противопоставлением различных идеологий.

В зависимости от вида (профиля, уровня) организации различают: государственную политику (в частности монетарную политику), военную политику, политику партии, техническую политику (для производственных организаций) и т. п.

В зависимости от направления деятельности организации различают: внутреннюю и внешнюю политику, социальную политику и т. п.

Как отмечается международной организацией Оксфэм, «во многих странах имущественное неравенство ведёт к дисбалансам в политической репрезентации отдельных групп общества. Политические и экономические правила и решения благоволят к богатым в ущерб всем остальным»[7].

Политические системы и идеологии

На сегодняшний день известно 20 политических и идеологических систем:

Известные политические мыслители

Связанные определения

  • Политические отношения — формы взаимосвязи субъектов политики — согласие, партнерство, дискуссии, конфликты, господство и подчинение между участниками политической жизни.
  • Политическая власть — возможность и способность навязывать свою волю другому.
  • Политические организации — совокупность государственных и негосударственных институтов, выражающих интересы личности, группы, общества.
  • Политическая культура — тип отношения к политическим явлениям, обнаруживающийся в поведении.
  • Политическое сознание — политическая психология и политическая идеология, мотивы политического участия (идеи, чувства, переживания, ценности, оценки).
  • Субъекты политики — индивиды, социальные группы, слои, организации, массы, общество, участвующие в процессе реализации государственной власти.

См. также

Напишите отзыв о статье "Политика"

Примечания

  1. [http://polit.msu.ru/department/polit_rus Политическая наука] Факультет политологии МГУ
  2. Кокошин А. А. Мировая политика: теория, методология, прикладной анализ. Комкнига, 2005 ISBN 5484000874
  3. Steven Kreis. The Athenian Origins of Direct Democracy. [http://www.historyguide.org/ancient/lecture6b.html Lecture 6]
  4. А. П. Угроватов. Политология: словарь-справочник. — Новосибирск: ЮКЭА, 2006. — 486 с.
  5. Вебер М. Политика как признание и профессия. — М., 1997. — Т. 2. — (Антология мировой политической мысли).
  6. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений.
  7. [http://www.vestifinance.ru/articles/38184 Вести Экономика ― Глобальное неравенство в доходах продолжает расти]

Литература

  • Гринин Л. Е. [http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?cp=&page=Book&id=53187&lang=Ru&blang=ru&list=Found Государство и исторический процесс. Политический срез исторического процесса]. — М.: УРСС, 2007. — ISBN 5-484-01008-X.
  • Ильин В. В., Панарин А. С. Философия политики. — М.: Издательство МГУ, 1994. — 284 с. — 3000 экз. — ISBN 5-211-03326-4.
  • Штёкль К. [http://ec-dejavu.ru/p-2/Politics.html Сообщество после субъекта. Православная интеллектуальная традиция и философский дискурс политического модерна] // Вопросы философии. — 2007. — № 8. — С. 34-46.
  • Новицкий И. Я. [http://www.rukavkaz.ru/articles/lib/406/0 Управление этнополитикой Северного Кавказа — Краснодар] 2011. — 270 с., ISBN 978-5-94945-030-7
  • [http://imp.rudn.ru/ffec/polit-index.html Политология. Политика как общественное явление]. rudn.ru. Проверено 24 апреля 2013. [http://www.webcitation.org/6GD42vMn5 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].

Ссылки

  • [//www.dmoz.org/World/Russian/Общество/Политика Политика] в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz)..
  • [http://www.gsnti-norms.ru/norms/common/doc.asp?0&/norms/grnti/gr11.htm О политике] Государственный рубрикатор научно-технической информации


Отрывок, характеризующий Политика

Реми стонал на полу, изображая чуть ли не умирающую жертву, чем поверг меня в настоящий ужас. Я понятия не имела, насколько сильным был удар, поэтому не могла даже приблизительно знать, играет ли он, чтобы мне отомстить, или ему по-настоящему так плохо. Кто-то вызвал скорую помощь, пришла учительница-мать, а я всё ещё стояла «столбом», не в состоянии говорить, настолько сильным был эмоциональный шок.
– Почему ты это сделала? – спросила учительница.
Я смотрела ей в глаза и не могла произнести ни слова. Не потому, что не знала, что сказать, а просто потому, что всё ещё никак не могла отойти от того жуткого потрясения, которое сама же получила от содеянного. До сих пор не могу сказать, что тогда увидела в моих глазах учительница. Но того буйного возмущения, которого так ожидали все, не произошло или точнее, не произошло вообще ничего... Она, каким-то образом, сумела собрать всё своё возмущение «в кулак» и, как ни в чём не бывало, спокойно велела всем сесть и начала урок. Так же просто, как будто совершенно ничего не случилось, хотя пострадавшим был именно её сын!
Я не могла этого понять (как не мог понять никто) и не могла успокоиться, потому что чувствовала себя очень виноватой. Было бы намного легче, если бы она на меня накричала или просто выгнала бы из класса. Я прекрасно понимала, что ей должно было быть очень обидно за случившееся и неприятно, что сделала это именно я, так как до этого она ко мне всегда очень хорошо относилась, а теперь ей приходилось что-то поспешно (и желательно «безошибочно»!) решать по отношению меня. А также я знала, что она очень тревожится за своего сына, потому что мы всё ещё не имели о нём никаких новостей.
Я не помнила, как прошёл этот урок. Время тянулось на удивление медленно и казалось, что этому никогда не будет конца. Кое-как дождавшись звонка, я сразу же подошла к учительнице и сказала, что я очень и очень сожалею о случившемся, но что я честно и абсолютно не понимаю, как такое могло произойти. Не знаю, знала ли она что-то о моих странных способностях или просто увидела что-то в моих глазах, но каким-то образом она поняла, что никто уже не сможет наказать меня больше, чем наказала себя я сама…
– Готовься к следующему уроку, всё будет хорошо, – только и сказала учительница.
Я никогда не забуду того жутко-мучительного часа ожидания, пока мы ждали новостей из больницы… Было очень страшно и одиноко и это навечно отпечаталось кошмарным воспоминанием в моём мозгу. Я была виновата в «покушении» на чью-то жизнь!!! И не имело никакого значения, произошло оно случайно или осмысленно. Это была Человеческая Жизнь и по моему неусмотрению, она могла неожиданно оборваться… И уж, конечно же, я не имела на это никакого права.
Но, как оказалось, к моему величайшему облегчению, ничего страшного, кроме хорошего испуга с нашим «террористом-одноклассником» не произошло. Он отделался всего лишь небольшой шишкой и уже на следующий день опять сидел за своей партой, только на этот раз он вёл себя на удивление тихо и, к всеобщему удовлетворению, никаких «мстительных» действий с его стороны в мой адрес не последовало. Мир опять казался прекрасным!!! Я могла свободно дышать, не чувствуя более той ужасной, только что висевшей на мне вины, которая на долгие годы полностью отравила бы всё моё существование, если бы из больницы пришёл другой ответ.
Конечно же, осталось горькое чувство упрёка самой себе и глубокое сожаление от содеянного, но уже не было того жуткого неподдельного чувства страха, которое держало всё моё существо в холодных тисках, пока мы не получили положительных новостей. Вроде бы опять всё было хорошо… Только, к сожалению, это злополучное происшествие оставило в моей душе такой глубокий след, что уже ни о чём «необычном» мне не хотелось больше слышать даже издалека. Я шарахалась от малейшего проявления во мне любых «необычностей» и, как только чувствовала, что что-либо «странное» начинало вдруг проявляться, я тут же пыталась это погасить, не давая никакой возможности опять втянуть себя в водоворот каких либо опасных неожиданностей.
Я честно старалась быть самым обычным «нормальным» ребёнком: занималась в школе (даже больше чем обычно!), очень много читала, чаще чем раньше ходила с друзьями в кино, старательно посещала свою любимую музыкальную школу… и беспрерывно чувствовала какую-то глубокую, ноющую душевную пустоту, которую не могли заполнить никакие из выше упомянутых занятий, даже если я честно старалась изо всех сил.
Но дни бежали друг с дружкой на перегонки и всё «плохое страшное» начинало понемножечку забываться. Время залечивало в моём детском сердце большие и маленькие рубцы и, как правильно всегда говорят, оказалось по-настоящему самым лучшим и надёжным целителем. Я понемножку начинала оживать и постепенно всё больше и больше возвращалась к своему обычному «ненормальному» состоянию, которого, как оказалось, всё это время мне очень и очень не хватало… Не даром ведь говорят, что даже самое тяжёлое бремя для нас не столь тяжело только лишь потому, что оно наше. Вот так и я, оказывается, очень скучала по своим, таким для меня обычным, «ненормальностям», которые, к сожалению, уже довольно таки часто заставляли меня страдать...

Этой же зимой у меня проявилась очередная необычная «новинка» которую наверное можно было бы назвать самообезболиванием. К моему большому сожалению, это так же быстро исчезло, как и появилось. Точно так же, как очень многие из моих «странных» проявлений, которые вдруг очень ярко открывались и тут же исчезали, оставляя только лишь хорошие или плохие воспоминания в моём огромном личном «мозговом архиве». Но даже за то короткое время, что эта «новинка» оставалась «действующей», произошли два весьма интересных события, о которых мне хотелось бы здесь рассказать...
Уже наступила зима, и многие мои одноклассники начали всё чаще ходить на каток. Я не была очень большим любителем фигурного катания (вернее, больше предпочитала смотреть), но наш каток был таким красивым, что мне нравилось просто там бывать. Он устраивался каждую зиму на стадионе, который был построен прямо в лесу (как и большая часть нашего городка) и обнесён высокой кирпичной стеной, что издалека делало его похожим на миниатюрный город.
Уже с октября там наряжалась большущая новогодняя ёлка, а вся стена вокруг стадиона украшалась сотнями разноцветных лампочек, отблески которых сплетались на льду в очень красивый сверкающий ковёр. По вечерам там играла приятная музыка, и всё это вместе создавало вокруг уютную праздничную атмосферу, которую не хотелось покидать. Вся ребятня с нашей улицы ходила кататься, ну и, конечно же, ходила с ними на каток и я. В один из таких приятных тихих вечеров и случилось то, не совсем обычное происшествие, о котором я хотела бы рассказать.
Обычно мы катались в цепочке по три-четыре человека, так как в вечернее время было не совсем безопасно кататься в одиночку. Причина была в том, что по вечерам приходило много «ловящих» пацанов, которых никто не любил, и которые обычно портили удовольствие всем вокруг. Они сцеплялись по несколько человек и, катаясь очень быстро, старались поймать девочек, которые, естественно, не удержавшись от встречного удара, обычно падали на лёд. Это сопровождалось смехом и гиканьем, что большинство находило глупым, но, к сожалению, почему-то никем из того же «большинства» не пресекалось.
Меня всегда удивляло, что среди стольких, почти что взрослых, ребят не находилось ни одного, кого эта ситуация бы задела или хотя бы возмутила, вызывая хоть какое-то противодействие. А может, и задевала, да только страх был сильнее?.. Ведь не даром же существует глупая поговорка, что: наглость – второе счастье… Вот эти «ловители» и брали всех остальных простой неприкрытой наглостью. Это повторялось каждую ночь и не находилось никого, кто хотя бы попробовал остановить наглецов.
Именно в такую глупую «ловушку» в тот вечер попалась и я. Не владея катанием на коньках достаточно хорошо, я старалась держаться от сумасшедших «ловцов» как можно дальше, но это не очень-то помогло, так как они носились по всей площадке как угорелые, не щадя никого вокруг. Поэтому, хотела я того или нет, наше столкновение было практически неизбежным...
Толчок получился сильным, и мы все упали движущейся кучей на лёд. Ушибиться я не ушиблась, но вдруг почувствовала, как что-то горячее течёт по лодыжке и немеет нога. Я кое-как выскользнула из барахтающегося на льду клубка тел и увидела, что у меня каким-то образом жутко порезана нога. Видимо, я очень сильно столкнулась с кем-то из падающих ребят, и чей-то конёк меня так сильно поранил.
Выглядело это, надо сказать, весьма неприятно... Коньки у меня были с короткими сапожками (достать высокие в то время у нас было ещё невозможно) и я увидела, что вся моя нога у лодыжки перерезана чуть ли не до кости… Другие тоже это увидели, и тут уже началась паника. Слабонервные девочки чуть ли не падали в обморок, потому что вид, честно говоря, был жутковатый. К своему удивлению, я не испугалась и не заплакала, хотя в первые секунды состояние было почти что шоковое. Изо всех сил зажав руками разрез, я старалась сосредоточиться и думать о чём-то приятном, что оказалось весьма не просто из-за режущей боли в ноге. Через пальцы просачивалась кровь и крупными каплями падала на лёд, постепенно собираясь на нём в маленькую лужицу...
Естественно, это никак не могло успокоить уже и так достаточно взвинченных ребят. Кто-то побежал вызывать скорую помощь, а кто-то неуклюже пытался как-то мне помочь, только усложняя и так неприятную для меня ситуацию. Тогда я опять попробовала сосредоточиться и подумала, что кровь должна остановиться. И начала терпеливо ждать. К всеобщему удивлению, буквально через минуту через мои пальцы не просачивалось уже ничего! Я попросила наших мальчишек, чтобы помогли мне встать. К счастью, там находился мой сосед, Ромас, который обычно никогда и ни в чём мне не противоречил. Я попросила его помочь мне подняться. Он сказал, что если я встану, то кровь наверняка опять «польётся рекой». Я отняла руки от пореза... и какое же было наше удивление, когда мы увидели, что кровь больше не идёт вообще! Выглядело это очень необычно – рана была большой и открытой, но почти что совершенно сухой.
Когда наконец-то приехала скорая помощь, осмотревший меня врач никак не мог понять, что же такое произошло и почему у меня, при такой глубокой ране, не течёт кровь. Но он не знал ещё и того, что у меня не только не текла кровь, но я также не чувствовала никакой боли вообще! Я видела рану своими глазами и по всем законам природы должна была чувствовать дикую боль... которой, как ни странно, в данном случае не было совсем. Меня забрали в больницу и приготовились зашивать.
Когда я сказала, что не хочу анестезию, врач посмотрел на меня, как на тихо-помешанную и приготовился делать обезболивающий укол. Тогда я ему заявила, что буду кричать... На этот раз он посмотрел на меня очень внимательно и, кивнув головой, начал зашивать. Было очень странно наблюдать, как моя плоть прокалывается длинной иглой, а я, в место чего-то очень болезненного и неприятного, чувствую всего лишь лёгкий «комариный» укус. Врач всё время за мной наблюдал и несколько раз спросил всё ли у меня в порядке. Я отвечала, что да. Тогда он поинтересовался, происходит ли подобное со мной всегда? Я сказала, что нет, только сейчас.
Не знаю, то ли он был весьма «продвинутым» для того времени врачом, то ли мне удалось его каким-то образом убедить, но, так или иначе, он мне поверил и больше никаких вопросов не задавал. Примерно через час я уже была дома и с удовольствием поглощала на кухне тёплые бабушкины пирожки, никак не наедаясь и искренне удивляясь такому дикому чувству голода, как если бы я была не евшая несколько дней. Теперь я, естественно, уже понимаю, что это просто была слишком большая потеря энергетики после моего «самолечения», которую срочно требовалось восстановить, но тогда я, конечно же, ещё не могла этого знать.
Второй случай такого же странного самообезболивания произошёл во время операции, на которую уговорила нас пойти наш семейный врач, Дана. Насколько я могла себя помнить, мы с мамой очень часто болели ангиной. Это происходило не только от простуды зимой, но также и летом, когда на улице было очень сухо и тепло. Стоило нам только чуточку перегреться, как наша ангина была тут, как тут и заставляла нас безвылазно валяться в постели неделю или две, чего моя мама и я одинаково не любили. И вот, посоветовавшись, мы наконец-то решили внять голосу «профессиональной медицины» и удалить то, что так часто мешало нам нормально жить (хотя, как позже оказалось, удалять это необходимости не было и это опять же, было очередной ошибкой наших «всезнающих» врачей).
Операцию назначили на один из будних дней, когда мама, как и все остальные, естественно, работала. Мы с ней договорились, что сначала, утром, пойду на операцию я, а уже после работы сделает это она. Но мама железно пообещала, что обязательно постарается прийти хотя бы на пол часа перед тем, как доктор начнёт меня «потрошить». Страха я, как ни странно, не чувствовала, но было какое-то ноющее ощущение неопределённости. Это была первая в моей жизни операция и я ни малейшего представления не имела о том, как это будет происходить.
С самого утра я, как львёнок в клетке, ходила вперёд-назад по коридору, ожидая, когда же уже всё это наконец-то начнётся. Тогда, как и сейчас, мне больше всего не нравилось чего-либо или кого-либо ждать. И я всегда предпочитала самую неприятную реальность любой «пушистой» неопределённости. Когда я знала, что и как происходит, я была готова с этим бороться или, если было нужно, что-то решать. По моему понятию, не было неразрешаемых ситуаций – были только нерешительные или безразличные люди. Поэтому и тогда, в больнице, мне очень хотелось как можно быстрее избавиться от нависшей над моей головой «неприятностью» и знать, что она уже позади…
Больниц я не любила никогда. Вид такого множества находящихся в одном помещении, страдающих людей внушал мне настоящий ужас. Я хотела, но не могла им ничем помочь и в то же время чувствовала их боль так же сильно (видимо полностью «включаясь»), как если бы она была моей. Я пыталась от этого как-то защититься, но она наваливалась настоящей лавиной, не оставляя ни малейшей возможности от всей этой боли уйти. Мне хотелось закрыть глаза, замкнуться в себе и бежать, не оборачиваясь от всего этого, как можно дальше и как можно быстрей…
Мама всё ещё не появлялась и я начала нервничать, что её обязательно что-то задержит и она, вероятнее всего, так и не сможет прийти. К этому времени я уже устала ходить и сидела нахохлившись у дверей дежурного врача, надеясь, что кто-нибудь всё-таки выйдет и мне не придётся больше ждать. Через несколько минут и правда появился очень приятный дежурный врач и сказал, что мою операцию можно начинать уже через пол часа… если я, конечно, к этому готова. Готова я была уже давно, но никак не могла решиться делать это, не дождавшись мамы, так как она обещала быть вовремя, а обещания мы были привыкшие держать всегда.
Но, к моему большому огорчению, время шло, и никто не появлялся. Мне всё тяжелее и тяжелее становилось ждать. Наконец я по-бойцовски решила, что, наверное, всё-таки будет лучше, если я пойду сейчас, тогда весь этот кошмар намного быстрее окажется позади. Я собрала всю свою волю в кулак и сказала, что готова идти уже сейчас, если конечно он может меня принять.
– А как же на счёт твоей мамы? – удивлённо спросил врач.
– Это будет мой сюрприз, – ответила я.
– Ну, тогда пошли, герой! – улыбнулся врач.
Он повёл меня в небольшую, очень белую комнату, усадил в огромное (для моих габаритов) кресло и начал приготавливать инструменты. Приятного в этом, разумеется, было мало, но я упорно продолжала наблюдать за всем, что он делал и мысленно себе повторяла, что всё будет очень хорошо, и, что я ни за что не собираюсь сдаваться.
– Не бойся, сейчас я тебе сделаю укол, и ты ничего не будешь больше ни видеть, ни чувствовать, – сказал врач.
– Я не хочу укол, – возразила я, – я хочу видеть, как это выглядит.
– Ты хочешь видеть свои гланды?!. – удивился он.
Я гордо кивнула.
– Поверь мне, это не столь приятно, чтобы на них смотреть, – сказал врач, – и тебе будет больно, я не могу тебе этого разрешить.
– Вы не будете меня обезболивать или я не буду делать этого вообще, – упорно настаивала я, – Почему вы не оставляете мне права выбора? Если я маленькая, то ещё не значит, что я не имею права выбирать, как мне принимать мою боль!
Врач смотрел на меня, широко открыв глаза и казалось, не мог поверить в то, что слышал. Почему-то мне стало вдруг очень важно, чтобы он мне поверил. Мои бедные нервы уже видимо были на пределе, и я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и по моей напряжённой физиономии польются предательские потоки слёз, а этого допустить было никак нельзя.
– Ну, пожалуйста, я клянусь, что никогда никому этого не скажу, – всё ещё упрашивала я.
Он долго на меня смотрел, а потом вздохнул и сказал:
– Я тебе разрешу, если ты скажешь мне, почему тебе это нужно.
Я растерялась. По-моему я тогда и сама не очень-то хорошо понимала, что заставило меня так настойчиво отвергать обычную, «спасительную» анестезию. Но я не разрешила себе расслабиться, понимая, что срочно нужно найти какой-то ответ, если я не хочу, чтобы этот чудесный врач передумал и всё пошло бы обычным путём.
– Я очень боюсь боли и вот теперь решила это перебороть. Если вы мне по-можете я буду очень вам благодарна, – краснея, сказала я.
Моя проблема была в том, что я совершенно не умела лгать. И я видела, что врач сразу же это понял. Тогда, не давая ему возможности что-либо сказать, я выпалила:
– Несколько дней назад я перестала чувствовать боль и хочу это проверить!..
Врач долго изучающе на меня смотрел.
– Ты кому-то об этом сказала? – спросил он.
– Нет, пока никому, – ответила я. И рассказала ему во всех подробностях случай на катке.
– Ну, ладно, давай попробуем, – сказал врач. – Но, если будет больно, ты уже не сможешь мне об этом сказать, поняла? Поэтому, сразу же подними руку, если только почувствуешь боль, договорились? Я кивнула.
Если честно, я абсолютно не была уверена, зачем я всё это затеваю. А также, не была полностью уверена и в том, смогу ли по-настоящему с этим справиться, и не придётся ли обо всей этой сумасшедшей истории горько пожалеть. Я видела, как врач подготавливает обезболивающий укол и ставит шприц на столик рядом с собой.
– Это на случай непредвиденного провала, – тепло улыбнулся он, – Ну что, поехали?
На секунду мне показалась дикой вся эта затея, и вдруг очень захотелось быть такой же, как все – нормальной, послушной девятилетней девочкой, которая закрывает глаза, просто потому, что ей очень страшно. А ведь мне и в правду было страшно… но так как не в моей привычке было отступать, я гордо кивнула и приготовилась наблюдать. Только много лет спустя я поняла, чем по-настоящему рисковал этот милый врач… И ещё, для меня навсегда осталось «тайной за семью печатями», почему он это сделал. Но тогда всё это казалось совершенно нормальным и, честно говоря, у меня не было времени, чтобы удивляться.
Операция началась, и я как-то сразу успокоилась – как будто откуда-то знала, что всё будет хорошо. Теперь я уже не смогла бы вспомнить всех подробностей, но очень хорошо помню то, как потряс меня вид «того», что столько лет беспощадно мучило меня и маму после каждого малейшего перегрева или простуды… Это оказались два серых, жутко сморщенных комочка какой-то материи, которая не была похожа даже на нормальную человеческую плоть! Наверное, увидя такую «гадость», у меня глаза стали, как ложки, потому что врач рассмеялся и весело сказал: