Почтовый лист

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Не спутайте с почтовым марочным листом[1] или с видовым почтовым листом[2]!

Файл:WallensteinBriefSiegel.jpg
Вскрытый почтовый лист 1628 года: видны линии сгиба, адрес и печать, сам же текст письма написан на обороте

Почто́вый лист — в современном значении выпускаемая почтой цельная вещь, представляющая собой лист бумаги, который может быть свёрнут, как правило, запечатан (в XVIIIXIX веках — сургучом) и отправлен без конверта.







Описание

В истории почты почтовые листы восходят к той форме, в которой отправлялась письменная корреспонденция до середины XIX века, когда письма писали на одном или нескольких листах бумаги, которые затем сворачивали и запечатывали так, чтобы снаружи можно было написать адрес. То есть они в буквальном смысле представляли собой письмо на листе (бумаги).

Такую форму имели письма до того, как в моду вошли конверты. Конверты практически не использовались вплоть до конца XIX века, поскольку почтовые тарифы многих стран рассчитывались с учётом дополнительного листа бумаги, из которого изготовлен конверт, тем самым повышая стоимость пересылки почты при использовании конверта: за дополнительный лист бумаги взималась дополнительная почтовая такса.

Предоплаченные почтовые листы, распространяемые только официальной почтовой администрацией той или иной страны, являются цельными вещами, поскольку на них напечатаны почтовые марки или иные знаки почтовой оплаты, обозначающие предварительную оплату почтового сбора (в отличие от наклеиваемых почтовых марок). Частные фирмы также издают почтовые листы, но на них нужно наклеивать марки, поскольку у таких фирм обычно нет права печатать знаки почтовой оплаты, и поэтому почтовый сбор должен оплачиваться обычным способом по обычным почтовым тарифам. Почтовые ведомства большинства стран на каком-то этапе выпускали настоящие почтовые листы, но большинство из них вынуждены были прекратить их изготовление, кроме как в виде аэрограмм, из-за возросшей популярности конвертов.

История

Первой цельной вещью, введённой в обращение государством, считается почтовый лист 1608 года с гербом Венеции. В 1790 году в Люксембурге был выпущен почтовый лист номиналом в 25 сантимов. В период с 1712 по 1870 год английские издатели газет печатали красочные марки на поставляемой государством бумаге. В то время конверты использовались редко. За два года до внедрения в 1840 году в Великобритании конвертов Мюльреди почтовые листы появились в Австралии.[3] Это были предоплаченные почтовые листы, получившие хождение в Новом Южном Уэльсе в 1838 году. На них ставились бесцветные тиснённые штемпели (что делало их малозаметными), которые служили для предварительной оплаты почтового сбора за пересылку в пределах города Сиднея.[4]

Файл:Mulready envelope.jpg
Прошедший почту конверт Мюльреди 1840 года номиналом в 1 пенни, раскрашенный вручную и отправленный в Лондон

Британская почтовая реформа 1840 года

Предоплачиваемые почтовые листы были введены в Великобритании в одно время с первыми почтовыми марками 6 мая 1840 года. Почтовые реформы Роуленда Хилла предусматривали введение предоплачиваемых почтовых листов и конвертов, рисунок которых разработал художник Уильям Мюльреди, имя которого всегда ассоциируется с этими первыми листами и конвертами. Аналогично тому, как первые почтовые марки («Чёрный пенни» и «Синий двухпенсовик») имели два номинала, точно так же и почтовые листы и конверты продавались номиналом в 1 пенни и 2 пенса и были такого же чёрного и синего цвета, что и марки.[5]

На рисунке была изображена Британия (англ. Britannia), вверху в центре со щитом, и лежащий лев, окружённые с обеих сторон символическим изображением континентов Азии и Северной Америки; в двух нижних углах изображены люди, читающие почту. Р. Хилл ожидал, что почтовые листы станут популярнее почтовых марок, но получилось как раз наоборот. Производители канцелярских товаров, благополучию которых угрожали новые почтовые листы, выпустили множество карикатур, высмеивающих это нововведение.[6] Всего через шесть дней после введения почтовых листов, 12 мая, Хилл написал в своём дневнике[7]:

Боюсь, что нам придётся заменить какой-нибудь другой маркой этот рисунок Мюльреди… Публика проявила неуважение и даже отвращение к красоте.

И двух месяцев не прошло, как было решено заменить цельные вещи, разработанные Мюльреди, поскольку в значительной степени они были ошибкой.[8]

Почтовые листы США в XIX веке

Во время Гражданской войны в США, в 1863 году, Почтовая служба США применяла почтовые листы двух разных размеров, но с почтовой маркой одинакового рисунка. Почтовый лист меньшего размера предназначался для переписки женщин, а большего размера — для солдат. В период с 1886 по 1894 год использовались более тяжёлые почтовые листы с изображением президента США Улисса Гранта, но их выпуск был прекращён из-за плохого спроса, и с тех пор почтовые листы в США не производились.

Рядом писчебумажных компаний в Нью-Йорке и других городах печатались частные иллюстрированные почтовые листы. Эти почтовые листы, в основном видовые с изображением улиц и местности с высоты птичьего полёта, создавались с целью соблюдения почтовых правил, которые как и в Великобритании основывались на количестве листов бумаги, в то же время обходя их. Почтовые листы пользовались популярностью благодаря их размеру 8,5 × 21 дюйм (21,6 × 53,3 см) и возможности свернуть пополам, что давало четыре страницы для письма, хотя почтовое ведомство взимало плату как за пересылку одного листа бумаги.[9]

Авиапочтовые секретки

В Ираке и Палестине уже в 1933 году использовались специальные цельные вещи на листах тонкой бумаги под названием «air letter cards» (авиапочтовые секретки или аэрограммы). Лист сворачивался по размеру синих границ, для запечатывания служили клапаны с нанесённым клеевым слоем. Директор почтового управления при правительстве Ирака в 1930-е годы Дуглас Гамбли (Douglas Gumbley) осознал наличие потребности в почтовых отправлениях облегчённого веса для использования в развивающихся перевозках почты по воздуху на Среднем Востоке, поскольку обычная наземная почта оплачивалась по весу и различалась по размерам, а её пересылка авиапочтой оказывалась слишком дорогой. Он лично запатентовал этот продукт в феврале 1933 года, и тот был впервые использован в Ираке, а затем и в Палестине, где Гамбли отвечал за пересылку почты в конце 1930-х годов.

Почтовые листы во Вторую мировую войну

В начале 1941 года Великобритания ввела в обращение тонкие, облегчённые бланки, предназначенные для использования в войсках за границей. Известные под названием «air letter sheets» (листы авиаписьма)[10], они занимали гораздо меньше места по сравнению с обычными письмами, и к августу их было разрешено использовать и гражданскому населению. В почтовой переписке военнопленных союзников через «Красный крест» применялись специальные листы авиаписьма с надписью «Prisoner of War Air Mail» («Авиапочтовое сообщение военнопленного») на английском и немецком или японском языках и с напечатанным знаком почтовой оплаты номиналом в 2,5 пенса. Листы авиаписьма военнослужащих пересылались за 3 пенса, а на почтовом листе для гражданских лиц была напечатана марка номиналом в 6 пенсов.[11]

Ещё ряд стран переняли британскую модель листов авиаписьма во время войны; многие страны ввели их в обращение уже после войны. Интересно, что британский почтовый тариф 6 пенсов за пересылку авиаписьма оставался в силе до 1966 года, хотя другие почтовые тарифы росли.

В некоторых немецких лагерях для военнопленных[12] и концентрационных лагерях[13] выпускались собственные специальные почтовые листы для заключённых. К концу Второй мировой войны по меньшей мере восемь видов поддельных почтовых листов немецкой полевой почты (нем. Feldpost) были отпечатаны Управлением стратегических служб в ходе операции «Кукурузные хлопья» (англ. Operation Cornflakes), целью которой был подрыв морального духа стран Оси в конце 1944 — начале 1945 года.[14]

Современные почтовые листы

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Художественная рождественская аэрограмма Великобритании с напечатанным знаком почтовой оплаты номиналом в 6 пенсов

Аэрограмма, также изготовляемая из пористой бумаги с малым объёмным весом, представляет собой современный эквивалент листов авиаписьма времён Второй мировой войны. Большинство почтовых администраций производят их с напечатанным знаком почтовой оплаты, хотя Ирландия, Новая Зеландия и Родезия выпускали их без напечатанного почтового знака и перед отправкой на них надо было наклеивать почтовую марку.

Всемирный почтовый союз принял термин «аэрограмма» (aérogramme — французское слово, обозначающее авиаписьмо) в 19511952 годах на XIII конгрессе Всемирного почтового союза в Брюсселе. С того времени именно это слово указывают на своих аэрограммах все страны, кроме Великобритании, которая продолжает использовать термин air letter (авиаписьмо).

См. также

Напишите отзыв о статье "Почтовый лист"

Примечания

  1. Лист почтовый марочный // Филателистический словарь / В. Граллерт, В. Грушке; Сокр. пер. с нем. Ю. М. Соколова и Е. П. Сашенкова. — М.: Связь, 1977. — С. 77. — 271 с. — 63 000 экз.
  2. Листы почтовые видовые // Филателистический словарь / В. Граллерт, В. Грушке; Сокр. пер. с нем. Ю. М. Соколова и Е. П. Сашенкова. — М.: Связь, 1977. — С. 77. — 271 с. — 63 000 экз.
  3. [http://www.linns.com/reference/stationery/basic_stationery.asp?uID= Postal stationery] (англ.). Reference. Linn's Stamp News, Amos Press, Inc. — Цельные вещи, включая почтовые листы (lettersheets). Проверено 10 апреля 2009. [http://www.webcitation.org/66WyvnvUq Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  4. Lawrence Ken. [http://www.norbyhus.dk/btpbr.html Before the Penny Black Revisited (Second Series)] (англ.). Toke Nørby's Home Page (1996-12-29 — 1997-01-05). — Кен Лоуренс. Ещё раз о периоде до «Чёрного пенни». Проверено 10 апреля 2009.
  5. [http://www.postalmuseum.si.edu/queen's/mulreadystationery-list2.html Mulready Stationery: Lettersheets and Envelopes] (англ.). The Queen's Own: Stamps That Changed the World; Exhibits. National Postal Museum; Smithsonian Institution. — Цельные вещи Мюльреди: почтовые листы и конверты. Проверено 11 апреля 2009. [http://www.webcitation.org/66WyxA3tL Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  6. [http://www.postalmuseum.si.edu/queen's/mulreadystationery-list3.html Mulready Stationery: Caricatures] (англ.). The Queen's Own: Stamps That Changed the World; Exhibits. National Postal Museum; Smithsonian Institution. — Конверты Мюльреди: карикатуры. Проверено 11 апреля 2009. [http://www.webcitation.org/66WyxmRYq Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  7. [http://www.postalmuseum.si.edu/queen%27s/mulreadystationery.html Mulready Stationery] (англ.). The Queen's Own: Stamps That Changed the World; Exhibits. National Postal Museum; Smithsonian Institution. — Конверты Мюльреди. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66WyyFr7A Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  8. [http://alphabetilately.com/M.html M is for Mulready Envelope. Mulready Letter Sheets] (англ.). Alphabetilately. William M. Senkus. — Конверты Мюльреди. Проверено 10 апреля 2009. [http://www.webcitation.org/66Wyym3ox Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  9. [http://dlib.nyu.edu/findingaids/html/nyhs/lettersheet.html Guide to the Pictorial Lettersheet Collection ca. 1840-1890. PR 144] (англ.). Search Finding Aids Hosted at New York University. The New-York Historical Society; New York University Libraries. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66WyzztxY Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  10. [http://www.belpost.by/stamps/dictionary/letter-l/ Лист авиаписьма]. Русско-английский толковый словарь филателистических терминов — Л. Юный филателист. Белпочта. Проверено 20 октября 2009. [http://www.webcitation.org/65nqUxq0b Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  11. Mackay J. Airmails 1870—1970. — London: B. T. Batsford, 1971. — Ch. 11. — P. 178—180. (англ.)
  12. [http://www.edwardvictor.com/Holocaust/netherlands_main.htm Netherlands. Lettersheets] (англ.). Judaica Philatelic Resources Home Page. Edward Victor. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz0TQnH Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  13. [http://www.edwardvictor.com/Holocaust/ravensbruck_main_main.htm Ravensbruck Main Camp Philatelic Materials. Lettersheets] (англ.). Judaica Philatelic Resources Home Page. Edward Victor. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz1BlNu Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  14. Friedman H. A. [http://www.psywarrior.com/Cornflakes2.html Poison Cornflakes for Breakfast] // Society of Philatelic Americans Journal. — 1972. — Vol. 34. — No. 6; German Postal Specialist. — 1987. — Vol. 38. — No. 2. (англ.)  (Проверено 19 августа 2009)

Литература

  • Лист почтовый (складываемый) // [http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/1368/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — С. ?. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  • Листок почтовый // [http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/1375/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — С. ?. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  • Рылькова Л. П. [http://www.rustelecom-museum.ru/objects/?ContainerID=7069&ContainerType=73&objectID=7821&langID=57 Как хранить и экспонировать марки в Почтовом музее] // Сборник методических рекомендаций по организации музейного дела в филиалах ФГУП «Почта России». — М., 2005. (Июль.)  (Проверено 19 августа 2009)

Ссылки

  • Новосёлов В. А. [http://mirmarok.ru/prim/view_article/269/ Глава 13. Цельные и целые вещи. Почтовый лист. Аэрограмма]. Знакомство с филателией: Мир филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (30 октября 2008). — Электронная книга. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/65lMhmn8d Архивировано из первоисточника 27 февраля 2012].
Дополнительные изображения
  • [http://imagesoftheworld.org/stamps/1d-mulready.htm 1d Mulready letter sheet] (англ.). Great Britain Victorian Stamps. Images of the World; R. A. Taylor. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz1v4oS Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  • [http://imagesoftheworld.org/stamps/2d-mulready.htm 2d Mulready letter sheet] (англ.). Great Britain Victorian Stamps. Images of the World; R. A. Taylor. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz2NMh0 Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  • [http://postalheritage.org.uk/collections/archive/stamps/phillips/VolII/view Volume II] (англ.). Collections. Archive collection. Stamps & Philately. R M Phillips Collection. The British Postal Museum & Archive. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz2p1JN Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  • [http://postalheritage.org.uk/collections/archive/stamps/phillips/VolIX/view Volume IX] (англ.). Collections. Archive collection. Stamps & Philately. R M Phillips Collection. The British Postal Museum & Archive. Проверено 19 августа 2009. [http://www.webcitation.org/66Wz4Cqk4 Архивировано из первоисточника 29 марта 2012].
  • [http://ay.by/data/auctions/ib/501279171.jpg ПМР. Почтовый лист «Кинофестиваль „Золотой Витязь“. Беларусь. Минск»]. Другое(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://ay.by/data/auctions/ib/501279171.jpg история]). Аукционы Беларуси — Ay.by (27 июля 2009). — [http://ay.by/more501279171.html Почтовый лист] Приднестровской Молдавской Республики. Проверено 19 августа 2009.


Отрывок, характеризующий Почтовый лист

– Уже в десять лет я умела многое... Я могла летать, ходить по воздуху, лечить страдавших от самых тяжёлых болезней людей, видеть приходящее. Моя мать учила меня всему, что знала сама...
– Как – летать?!. В физическом теле летать?!. Как птица? – не выдержав, ошарашено брякнула Стелла.
Мне было очень жаль, что она прервала это волшебно-текущее повествование!.. Но добрая, эмоциональная Стелла видимо не в состоянии была спокойно выдержать такую сногсшибательную новость...
Изидора ей лишь светло улыбнулась... и мы увидели уже другую, но ещё более потрясающую, картинку...
В дивном мраморном зале кружилась хрупкая черноволосая девчушка... С лёгкостью сказочной феи, она танцевала какой-то причудливый, лишь ей одной понятный танец, временами вдруг чуть подпрыгивая и... зависая в воздухе. А потом, сделав замысловатый пирует и плавно пролетев несколько шагов, опять возвращалась назад, и всё начиналось с начала... Это было настолько потрясающе и настолько красиво, что у нас со Стеллой захватило дух!..
А Изидора лишь мило улыбалась и спокойно продолжала дальше свой прерванный рассказ.
– Моя мама была потомственной Ведуньей. Она родилась во Флоренции – гордом, свободном городе... в котором его знаменитой «свободы» было лишь столько, насколько могли защитить её, хоть и сказочно богатые, но (к сожалению!) не всесильные, ненавидимые церковью, Медичи. И моей бедной маме, как и её предшественницам, приходилось скрывать свой Дар, так как она была родом из очень богатой и очень влиятельной семьи, в которой «блистать» такими знаниями было более чем нежелательно. Поэтому ей, так же как, и её матери, бабушке и прабабушке, приходилось скрывать свои удивительные «таланты» от посторонних глаз и ушей (а чаще всего, даже и от друзей!), иначе, узнай об этом отцы её будущих женихов, она бы навсегда осталась незамужней, что в её семье считалось бы величайшим позором. Мама была очень сильной, по-настоящему одарённой целительницей. И ещё совсем молодой уже тайно лечила от недугов почти весь город, в том числе и великих Медичи, которые предпочитали её своим знаменитым греческим врачам. Однако, очень скоро «слава» о маминых «бурных успехах» дошла до ушей её отца, моего дедушки, который, конечно же, не слишком положительно относился к такого рода «подпольной» деятельности. И мою бедную маму постарались как можно скорее выдать замуж, чтобы таким образом смыть «назревающий позор» всей её перепуганной семьи...
Было ли это случайностью, или кто-то как-то помог, но маме очень повезло – её выдали замуж за чудесного человека, венецианского магната, который... сам был очень сильным ведуном... и которого вы видите сейчас с нами...
Сияющими, повлажневшими глазами Изидора смотрела на своего удивительно отца, и было видно, насколько сильно и беззаветно она его любила. Она была гордой дочерью, с достоинством нёсшей через века своё чистое, светлое чувство, и даже там, далеко, в её новых мирах, не скрывавшей и не стеснявшейся его. И тут только я поняла, насколько же мне хотелось стать на неё похожей!.. И в её силе любви, и в её силе Ведуньи, и во всём остальном, что несла в себе эта необычайная светлая женщина...
А она преспокойно продолжала рассказывать, будто и не замечая ни наших «лившихся через край» эмоций, ни «щенячьего» восторга наших душ, сопровождавшего её чудесный рассказ.
– Вот тогда-то мама и услышала о Венеции... Отец часами рассказывал ей о свободе и красоте этого города, о его дворцах и каналах, о тайных садах и огромных библиотеках, о мостах и гондолах, и многом-многом другом. И моя впечатлительная мать, ещё даже не увидев этого чудо-города, всем сердцем полюбила его... Она не могла дождаться, чтобы увидеть этот город своими собственными глазами! И очень скоро её мечта сбылась... Отец привёз её в великолепный дворец, полный верных и молчаливых слуг, от которых не нужно было скрываться. И, начиная с этого дня, мама могла часами заниматься своим любимым делом, не боясь оказаться не понятой или, что ещё хуже – оскорблённой. Её жизнь стала приятной и защищённой. Они были по-настоящему счастливой супружеской парой, у которой ровно через год родилась девочка. Они назвали её Изидорой... Это была я.
Я была очень счастливым ребёнком. И, насколько я себя помню, мир всегда казался мне прекрасным... Я росла, окружённая теплом и лаской, среди добрых и внимательных, очень любивших меня людей. Мама вскоре заметила, что у меня проявляется мощный Дар, намного сильнее, чем у неё самой. Она начала меня учить всему, что умела сама, и чему научила её бабушка. А позже в моё «ведьмино» воспитание включился и отец.
Я рассказываю всё это, милые, не потому, что желаю поведать вам историю своей счастливой жизни, а чтобы вы глубже поняли то, что последует чуть позже... Иначе вы не почувствуете весь ужас и боль того, что мне и моей семье пришлось пережить.
Когда мне исполнилось семнадцать, молва обо мне вышла далеко за границы родного города, и от желающих услышать свою судьбу не было отбоя. Я очень уставала. Какой бы одарённой я не была, но каждодневные нагрузки изматывали, и по вечерам я буквально валилась с ног... Отец всегда возражал против такого «насилия», но мама (сама когда-то не смогшая в полную силу использовать свой дар), считала, что я нахожусь в полном порядке, и что должна честно отрабатывать свой талант.
Так прошло много лет. У меня давно уже была своя личная жизнь и своя чудесная, любимая семья. Мой муж был учёным человеком, звали его Джироламо. Думаю, мы были предназначены друг другу, так как с самой первой встречи, которая произошла в нашем доме, мы больше почти что не расставались... Он пришёл к нам за какой-то книгой, рекомендованной моим отцом. В то утро я сидела в библиотеке и по своему обычаю, изучала чей-то очередной труд. Джироламо вошёл внезапно, и, увидев там меня, полностью опешил... Его смущение было таким искренним и милым, что заставило меня рассмеяться. Он был высоким и сильным кареглазым брюнетом, который в тот момент краснел, как девушка, впервые встретившая своего жениха... И я тут же поняла – это моя судьба. Вскоре мы поженились, и уже никогда больше не расставались. Он был чудесным мужем, ласковым и нежным, и очень добрым. А когда родилась наша маленькая дочь – стал таким же любящим и заботливым отцом. Так прошли, очень счастливые и безоблачные десять лет. Наша милая дочурка Анна росла весёлой, живой, и очень смышлёной. И уже в её ранние десять лет, у неё тоже, как и у меня, стал потихонечку проявляться Дар...
Жизнь была светлой и прекрасной. И казалось, не было ничего, что могло бы омрачить бедой наше мирное существование. Но я боялась... Уже почти целый год, каждую ночь мне снились кошмары – жуткие образы замученных людей и горящих костров. Это повторялось, повторялось, повторялось... сводя меня с ума. Но больше всего меня пугал образ странного человека, который приходил в мои сны постоянно, и, не говоря ни слова, лишь пожирал меня горящим взором своих глубоких чёрных глаз... Он был пугающим и очень опасным.
И вот однажды оно пришло... На чистом небосводе моей любимой Венеции начали собираться чёрные тучи... Тревожные слухи, нарастая, бродили по городу. Люди шептались об ужасах инквизиции и, леденящих душу, живых человеческих кострах... Испания уже давно полыхала, выжигая чистые людские души «огнём и мечом», именем Христа... А за Испанией уже загоралась и вся Европа... Я не была верующей, и никогда не считала Христа Богом. Но он был чудесным Ведуном, самым сильным из всех живущих. И у него была удивительно чистая и высокая душа. А то, что творила церковь, убивая «во славу Христа», было страшным и непростительным преступлением.
Глаза Изидоры стали тёмными и глубокими, как золотая ночь. Видимо всё приятное, что подарила ей земная жизнь, на этом заканчивалось и начиналось другое, страшное и тёмное, о чём нам скоро предстояло узнать... У меня вдруг резко «засосало под ложечкой» и стало тяжело дышать. Стелла тоже стояла притихшая – не спрашивала своих обычных вопросов, а просто очень внимательно внимала тому, о чём говорила нам Изидора.
– Моя любимая Венеция восстала. Люди возмущённо роптали на улицах, собирались на площадях, никто не желал смиряться. Всегда свободный и гордый город не захотел принимать священников под своё крыло. И тогда Рим, видя, что Венеция не собирается перед ним склоняться, решил предпринять серьёзный шаг – послал в Венецию своего лучшего инквизитора, сумасшедшего кардинала, который являлся самым ярым фанатиком, настоящим «отцом инквизиции», и с которым не считаться было никак нельзя... Он был «правой рукой» римского Папы, и звали его Джованни Пиетро Караффа... Мне тогда было тридцать шесть лет...
(Когда я начала по-своему просматривать историю Изидоры, показавшуюся мне достаточно интересной, чтобы о ней написать, меня очень обрадовала одна деталь, – имя Пьетро Караффы показалось знакомым, и я решила поискать его среди «исторически-важных» личностей. И какова же была моя радость, когда я нашла его тут же!.. Караффа оказался подлинной исторической фигурой, он был настоящим «отцом инквизиции», который позже, став уже Папой Римским (Paul IV), предал огню лучшую половину Европы. О жизни Изидоры я, к сожалению, нашла всего лишь одну строчку... В биографии Караффы есть однострочное упоминание о деле «Венецианской Ведьмы», которая считалась самой красивой женщиной тогдашней Европы... Но, к сожалению, это было всё, что могло соответствовать сегодняшней истории).
Изидора надолго замолчала... Её чудесные золотые глаза светились такой глубокой печалью, что во мне буквально «завыла» чёрная тоска... Эта дивная женщина до сих пор хранила в себе жуткую, нечеловеческую боль, которую кто-то очень злой когда-то заставил её пережить. И мне стало вдруг страшно, что именно теперь, в самом интересном месте, она остановится, и мы никогда так и не узнаем, что же случилось с ней дальше! Но удивительная рассказчица и не думала останавливаться. Просто были видимо какие-то моменты, которые всё ещё стоили ей слишком много сил, чтобы через них переступить... И тогда, защищаясь, её истерзанная душа намертво закрывалась, не желая впускать никого и не разрешая вспоминать ничего «вслух»... боясь пробудить спящую внутри жгучую, запредельную боль. Но видимо, будучи достаточно сильной, чтобы побороть любую печаль, Изидора снова собравшись, тихо продолжала:
– Я впервые его увидела, когда спокойно прогуливалась на набережной, заговаривая о новых книгах с хорошо знакомыми мне торговцами, многие из которых уже давно были моими добрыми друзьями. День был очень приятным, светлым и солнечным, и никакая беда, казалось, не должна была явиться посередине такого чудесного дня... Но так думала я. А моя злая судьба приготовила совершенно другое...
Спокойно беседуя с Франческо Вальгризи, книги которые он издавал, обожала вся тогдашняя Европа, я вдруг почувствовала сильнейший удар в сердце, и на мгновение перестала дышать... Это было очень неожиданно, но, имея в виду мой долголетний опыт, я никоим образом не могла, не имела права такое пропустить!.. Я удивлённо обернулась – прямо в упор, на меня смотрели глубокие горящие глаза. И я их сразу узнала!.. Эти глаза мучили меня столько ночей, заставляя вскакивать во сне, обливаясь холодным потом!.. Это был гость из моих кошмаров. Непредсказуемый и страшный.
Человек был худым и высоким, но выглядел очень подтянутым и сильным. Его тонкое аскетическое лицо обрамляли, сильно тронутые сединой, густые чёрные волосы и аккуратная, коротко стриженная борода. Алая кардинальская сутана делала его чужим и очень опасным... Вокруг его гибкого тела вилось странное золотисто-красное облако, которое видела только я. И если бы он не являлся верным вассалом церкви, я бы подумала, что передо мной стоит Колдун...
Вся его фигура и горящий ненавистью взгляд выражали бешенство. И я почему-то сразу поняла – это и был знаменитый Караффа...
Я не успела даже сообразить, чем же сумела вызвать такую бурю (ведь пока что не было произнесено ни одного слова!), как тут же услышала его странный хрипловатый голос:
– Вас интересуют книги, Мадонна Изидора?..
«Мадонной» в Италии звали женщин и девушек, когда при обращении им выражалось уважение.
У меня похолодела душа – он знал моё имя... Но зачем? Почему я интересовала этого жуткого человека?!. От сильного напряжения закружилась голова. Казалось, кто-то железными тисками сжимает мозг... И тут вдруг я поняла – Караффа!!! Это он пытался мысленно меня сломать!.. Но, почему?
Я снова взглянула прямо ему в глаза – в них полыхали тысячи костров, уносивших в небо невинные души...
– Какие же книги интересуют вас, Мадонна Изидора? – опять прозвучал его низкий голос.
– О, я уверенна, не такие, какие вы ищете, ваше преосвященство, – спокойно ответила я.
Моя душа испуганно ныла и трепыхалась, как пойманная птица, но я точно знала, что показать ему это никак нельзя. Надо было, чего бы это не стоило, держаться как можно спокойнее и постараться, если получится, побыстрее от него избавиться. В городе ходили слухи, что «сумасшедший кардинал» упорно выслеживал своих намеченных жертв, которые позже бесследно исчезали, и никто на свете не знал, где и как их найти, да и живы ли они вообще.
– Я столько наслышан о вашем утончённом вкусе, Мадонна Изидора! Венеция только и говорит – о вас! Удостоите ли вы меня такой чести, поделитесь ли вы со мной вашим новым приобретением?
Караффа улыбался... А у меня от этой улыбки стыла кровь и хотелось бежать, куда глядят глаза, только бы не видеть это коварное, утончённое лицо больше никогда! Он был настоящим хищником по натуре, и именно сейчас был на охоте... Я это чувствовала каждой клеткой своего тела, каждой фиброй моей застывшей в ужасе души. Я никогда не была трусливой... Но я слишком много была наслышана об этом страшном человеке, и знала – его не остановит ничто, если он решит, что хочет заполучить меня в свои цепкие лапы. Он сметал любые преграды, когда дело касалось «еретиков». И его боялись даже короли... В какой-то степени я даже уважала его...