Пражские дефенестрации

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Liebscher, Adolf - Svržení konšelů s Novoměstské radnice 30. července 1419.jpg
Первая Пражская дефенестрация 1419 г. С картины Адольфа Либшера (1857—1919) «Восстание у Новоместской ратуши 30 июля 1419 года»

Дефенестрация — от лат. приставки de (в общем случае — извлечение) и существительного fenestra (окно) — акт выбрасывания кого-либо из окна. Чешский исторический политический феномен, событие, имеющее далеко идущие последствия. В истории Чехии как минимум два события известны как Пражская дефенестрация: первое в 1419 году, второе в 1618 году. Обе послужили толчком к продолжительным конфликтам в Чехии и соседних странах. Как минимум еще два события в чешской истории (в том числе одно — в XX веке) могут рассматриваться как «дефенестрации».







1419: Гуситские войны

Первая пражская дефенестрация — эпизод религиозной борьбы, убийство членов городского совета толпой радикальных гуситов 30 июля 1419 года.

Одним из положений религиозной доктрины гуситов было проведение обряда святого Причастия под двумя видами — хлебом и вином, и король Чехии Вацлав IV разрешил его проведение в трёх пражских костёлах. Одним из них стал костёл Девы Марии Снежной, в котором стали собираться гуситы со всей Чехии. Несколько из них участвовали в беспорядках на улицах Праги и были посажены в тюрьму по решению городского совета Нового Города. К ратуше Нового Города, на Карлову площадь, после утренней мессы 30 июля направились прихожане во главе с гуситским священником Яном Желивским, с требованием освободить арестованных. Когда процессия приблизилась к зданию, в Святые дары, находившиеся в процессии, попал брошенный из окна ратуши камень. Разъярённая этим событием толпа ворвалась в ратушу. Судья, бургомистр, тринадцать других членов городского совета были выброшены в окно. Жертвы разбивались о мостовую, после чего толпа добивала их. Новый городской совет назначил сам Желивский, выбор которого Вацлав IV затем одобрил.

Первая дефенестрация стала поворотной точкой между разговорами и действиями, вылившимися в гуситские войны, которые продолжались до 1436 года.

1618: Тридцатилетняя война

Файл:Defenestration-prague-1618.jpg
Вторая Пражская дефенестрация 1618 г. Гравюра на дереве, первая пол. XVII в.
Файл:Karel Svoboda Defenestrace.jpg
Карл Свобода. Дефенестрация (полотно 1844 года)

Вторая пражская дефенестрация — событие, послужившее началом восстания чешских сословий против власти Габсбургов, с которого в 1618 году началась Тридцатилетняя война. Чешская аристократия противилась становлению Фердинанда, герцога Штирии и проводника Контрреформации, королём Чехии. В Праге 23 мая 1618 года протестантские дворяне во главе с графом Турном выбросили имперских наместников Вилема Славату и Ярослава из Мартиниц и их писца Филиппа Фабрициуса в ров из высокого крепостного окна в пражском граде. Католическая церковь объясняла их чудесное спасение помощью ангелов в их правом деле. Секретарь Фабрициус, отделавшись испугом, помог потерпевшим Славату и Мартиницу, затем прополз к реке Влтаве по рву замка и перебежал в Старе-Место, а оттуда к себе в дом. Подозревая, что его жизни может угрожать опасность, он бежал из Праги и 16 июня добрался до Вены, где был принят Фердинандом и первый сообщил ему о происшествии, как очевидец. За свои заслуги Фабрициус был возведён в дворянское звание с добавкой к фамилии «von Hohenfall» (высокое падение).

Другие события

В истории Праги происходили и другие дефенестрации. Так, 24 сентября 1483 года во время кровавой городской междоусобицы из окон были выброшены бургомистр Старого Города и тела семерых убитых членов городского совета Нового Города.

10 марта 1948 года Ян Масарик, министр иностранных дел Чехословакии, единственный несоциалистический и беспартийный министр в правительстве Клемента Готвальда, был найден мёртвым напротив окна ванной комнаты Министерства иностранных дел в Праге. До сих пор неизвестно точно — это самоубийство или убийство. Это событие в зарубежной публицистике также иногда называется третьей пражской дефенестрацией[1].

Напишите отзыв о статье "Пражские дефенестрации"

Примечания

  1. Johnston, Ian. [http://www.mala.bc.ca/~Johnstoi/praguepage/introlecture.htm «Some Introductory Historical Observations»] (lecture transcript)

Отрывок, характеризующий Пражские дефенестрации

– Люди должны прозреть, Мария. – Немного помолчав, произнёс Радомир. – И именно ТЫ поможешь им! – И будто не заметив её протестующего жеста, спокойно продолжил. – ТЫ научишь их ЗНАНИЮ и ПОНИМАНИЮ. И дашь им настоящую ВЕРУ. Ты станешь их Путеводной Звездой, что бы со мной ни случилось. Обещай мне!.. Мне некому больше доверить то, что должен был выполнить я сам. Обещай мне, светлая моя.
Радомир бережно взял её лицо в ладони, внимательно всматриваясь в лучистые голубые глаза и... неожиданно улыбнулся... Сколько бесконечной любви светилось в этих дивных, знакомых глазах!.. И сколько же было в них глубочайшей боли... Он знал, как ей было страшно и одиноко. Знал, как сильно она хотела его спасти! И несмотря на всё это, Радомир не мог удержаться от улыбки – даже в такое страшное для неё время, Магдалина каким-то образом оставалась всё такой же удивительно светлой и ещё более красивой!.. Будто чистый родник с животворной прозрачной водой...
Встряхнувшись, он как можно спокойнее продолжил.
– Смотри, я покажу тебе, как открывается этот древний Ключ...
На раскрытой ладони Радомира полыхнуло изумрудное пламя... Каждая малейшая руна начала раскрываться в целый пласт незнакомых пространств, расширяясь и открываясь миллионами образов, плавно протекавших друг через друга. Дивное прозрачное «строение» росло и кружилось, открывая всё новые и новые этажи Знаний, никогда не виданных сегодняшним человеком. Оно было ошеломляющим и бескрайним!.. И Магдалина, будучи не в силах отвести от всего этого волшебства глаз, погружалась с головой в глубину неизведанного, каждой фиброй своей души испытывая жгучую, испепеляющую жажду!.. Она вбирала в себя мудрость веков, чувствуя, как мощной волной, заполняя каждую её клеточку, течёт по ней незнакомая Древняя Магия! Знание Предков затопляло, оно было по-настоящему необъятным – с жизни малейшей букашки оно переносилось в жизнь вселенных, перетекало миллионами лет в жизни чужих планет, и снова, мощной лавиной возвращалось на Землю...
Широко распахнув глаза, Магдалина внимала дивному Знанию Древнего мира... Её лёгкое тело, свободное от земных «оков», песчинкой купалась в океане далёких звёзд, наслаждаясь величием и тишиной вселенского покоя...
Вдруг прямо перед ней развернулся сказочный Звёздный Мост. Протянувшись, казалось, в самую бесконечность, он сверкал и искрился нескончаемыми скоплениями больших и маленьких звёзд, расстилаясь у её ног в серебряную дорогу. Вдали, на самой середине той же дороги, весь окутанный золотым сиянием, Магдалину ждал Человек... Он был очень высоким и выглядел очень сильным. Подойдя ближе, Магдалина узрела, что не всё в этом невиданном существе было таким уж «человеческим»... Больше всего поражали его глаза – огромные и искристые, будто вырезаны из драгоценного камня, они сверкали холодными гранями, как настоящий бриллиант. Но так же, как бриллиант, были бесчувственными и отчуждёнными... Мужественные черты лица незнакомца удивляли резкостью и неподвижностью, будто перед Магдалиной стояла статуя... Очень длинные, пышные волосы искрились и переливались серебром, словно на них кто-то нечаянно рассыпал звёзды... «Человек» и, правда, был очень необычным... Но даже при всей его «ледяной» холодности, Магдалина явно чувствовала, как шёл от странного незнакомца чудесный, обволакивающий душу покой и тёплое, искреннее добро. Только она почему-то знала наверняка – не всегда и не ко всем это добро было одинаковым.
«Человек» приветственно поднял развёрнутую к ней ладонь и ласково произнёс:
– Остановись, Звёздная... Твой Путь не закончен ещё. Ты не можешь идти Домой. Возвращайся в Мидгард, Мария... И береги Ключ Богов. Да сохранит тебя Вечность.
И тут, мощная фигура незнакомца начала вдруг медленно колебаться, становясь совершенно прозрачной, будто собираясь исчезнуть.
– Кто ты?.. Прошу, скажи мне, кто ты?!. – умоляюще крикнула Магдалина.
– Странник... Ты ещё встретишь меня. Прощай, Звёздная...
Вдруг дивный кристалл резко захлопнулся... Чудо оборвалось также неожиданно, как и начиналось. Вокруг тут же стало зябко и пусто... Будто на дворе стояла зима.
– Что это было, Радомир?!. Это ведь намного больше, чем нас учили!..– не спуская с зелёного «камня» глаз, потрясённо спросила Магдалина.
– Я просто чуть приоткрыл его. Чтобы ты могла увидеть. Но это всего лишь песчинка из того, что он может. Поэтому ты должна сохранить его, что бы со мной ни случилось. Любой ценой... включая твою жизнь, и даже жизнь Весты и Светодара.