Пражский Град

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

17px14px Национальный памятник культуры Чешской Республики (регистрационный номер 101 NP от  1962 года[1])

Замок
Пражский Град
Pražský hrad
Вид на Пражский град в панораме Праги
Вид на Пражский град в панораме Праги
Страна Чехия
Местоположение Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Конфессия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Епархия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 
Архитектурный стиль Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Архитектор Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Основатель Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Первое упоминание Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дата основания IX—X век
Дата упразднения Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Статус Герб России Объект культурного наследия РФ [http://old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.
Высота Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Материал Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Состояние Открыт
Сайт [http://www.hrad.cz/ Официальный сайт]
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9F%D1%80%D0%B0%D0%B6%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%B4&params=50_05_26_N_14_23_59_E_type:landmark_region:CZ_scale:100000 50°05′26″ с. ш. 14°23′59″ в. д. / 50.09056° с. ш. 14.39972° в. д. / 50.09056; 14.39972[//maps.google.com/maps?ll=50.09056,14.39972&q=50.09056,14.39972&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=50.09056&mlon=14.39972&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=14.39972,50.09056&pt=14.39972,50.09056&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]

Пра́жский Град (чеш. Pražský hrad) — крепость в Праге, занимает восточную часть длинного утёса, который тянется от Петршинского холма. На юге соединяется с районом Мала-Страна, на севере ограничен Оленьим рвом. Пражский Град представляет собой комплекс зданий, храмов и фортификационных сооружений, располагающихся вокруг трех главных дворов, площади Святого Георгия и Иржской улицы. Архитектурная доминанта — собор Святого Вита.

Сейчас крепость является резиденцией президента Чехии, раньше была таковой для чешских королей и императоров Священной Римской империи. Самая большая по площади президентская резиденция в мире, возможно, также самый большой в мире замок[2].







История

Прага всегда была центром чешских земель, от которого зависела судьба народа. Соответственно, постоянно приходилось прикладывать усилия для её защиты. Кроме того, в городе находились королевские драгоценности, которые также привлекали неприятелей.

Разные формы фортификационных сооружений были на территории города всегда. Сначала славянские городища, в середине IX века появился Пражский град с земляными валами, в середине XI века он стал укреплён каменными стенами. На другой стороне реки возник Вышеград, появились Старе-Место, Мала-Страна, Градчаны, Нове-Место — четыре «города», так как имели свои крепостные стены; сейчас это исторические районы Праги.

В XVII и XVIII веках всё это постепенно превратилось в комплексную систему бастионных укреплений, которая к XIX века потеряла смысл из-за развития военных технологий.

С другой стороны, Пражский град развивался не только как крепость, но и как резиденция чешских королей и культурный центр.

Появление

Файл:Maqueta del castell de praga.JPG
Макет Града около 1000 года
Файл:Románská rotunda svatého Víta.jpg
Расположение предшественников Собора святого Вита: чёрным обозначено расположение ротонды, красным — романской базилики, синим — собора

Возникновение крепости связано с появлением Праги. Влияние предыдущих эпох меньше отразилось в облике Града, потому что формирование города произошло, когда в VI веке сюда пришли славянские племена и вытеснили своих предшественников. Место лежало на скрещении важных путей. Один приходил с запада и ветвился к бродам через Влтаву и вдоль Градчанского хребта к Граду. Другой путь приходил с севера, у Тройской долины пересекал Влтаву и направлялся к Шарке[3].

Богатая неровностями земля предоставляла широкий выбор для расположения укрепленного поселения. Археологические раскопки это только подтверждают, славянские поселения были обнаружены вокруг в большом количестве[3].

Тем не менее наиболее благоприятным стратегически оказалось именно место Пражского Града. С этой точки замок господствовал над всей долиной, в которой лежали важнейшие подходы к бродам через Влтаву. Эти преимущества оказались важнее того, что сам холм, на котором стоит Град, довольно тесно ограничен ручьём Бруснице[3].

На противоположном берегу аналогичным образом возник Вышеград, но он расположился на широком холме, поэтому с точки зрения обороны не мог конкурировать с Пражским Градом[3].

Тогда Борживоем была возведена первая каменная церковь Святой Марии (885(?) год, её остатки были обнаружены археологами под первым и вторым двором). До 921 года датируется церковь Святого Георгия, предшественница своего ренессансного аналога. В 930 году князь Вацлав основал ротонду Святого Вита, предшественницу главного собора Пражского Града[4].

Крепостные стены тогда ещё не появились, территорию защищали только земляные валы[5], армированные деревянной решётчатой системой, снаружи укрепленные камнями. Их оборонительные свойства улучшил Бржетислав I около 1050 года. Около южной башни лежал каменный княжеский дворец, севернее, на месте ротонды, появился собор, перестроенный в 1061—96 годах в базилику. Севернее от него стоял дом капитула, с западной стороны епископский дворец с часовней. На востоке появились строения монастыря Святого Георгия[4].

Романские постройки

Романский стиль стал проявляться в облике Града только при Пржемысловичах Собеславе I и Владиславе II.

Из числа укреплений лучше всего сохранилась южная крепостная стена, усиленная цельными башенками, а также западная между третьим и четвёртым двором. Чёрная башня на восточном конце Града сохранилась полностью[4].

К XII веку Прага переживала период активного строительства. В 1135 году[6] Собеслав I построил первый каменный княжеский дворец. По примеру императорских пфальцей он был снабжён галерейными окнами. Также был перестроен дворец Епископа, стоявший на месте старого дома пробстов и частично сохранившийся в его стенах. Обширные работы были произведены и в монастыре святого Георгия[4].

В таком виде крепость находилась, пока Пржемысл Отакар II не повелел расширить Королевский дворец и усилить стены и укрепления. При Яне Люксембургском Град не содержался должным образом. Королевский дворец был повреждён пожаром в 1303 году, после чего так и стоял не отремонтированный[4]. Вышеград в это время переживал период расцвета, он считался лучше укрепленным и служил резиденцией правителей[3].

Готическая крепость

Файл:Prague cathédrale.jpg
Собор Святого Вита с восточной стороны; эта часть сооружена в 1344—1349 годах
Файл:Ludvík Kohl, Vladislavský sál, 1810-1820.jpg
Владиславский зал, позднеготический свод Бенедикта Рида. Окна, как и более открытое решение пространства, говорят о приходе архитектуры возрождения

В XIV веке Карл IV начал перестройку Града по примеру королевских резиденций в Париже[4]. При своем приезде в Прагу в 1333 году он начал строить готический двухэтажный дворец с тронным залом на месте старого романского дворца, который уничтожил пожар 1303 года. Чуть позже постройка была дополнена Капеллой всех святых. Дворец стоял непосредственно около новостройки Собора Святого Вита, их соседство было подчеркнуто ориентацией главного входа и положением Капеллы Святого Вацлава. Вся территория Града была вновь укреплена стенами, на двух главных башнях при входе были позолочены крыши, что было вдохновлено библейским Новым Иерусалимом[3]. Большинство работ было произведено под руководством Петра Парлера.

Строительные работы не утихли и при Вацлаве IV, даже несмотря на то, что в основном он жил в Старе-Месте[4].

Позднеготический облик Град получил во время правления Владислава Ягеллонского, который затеял обширную перестройку в 1483 году. Работы вёл самый известный архитектор того времени Бенедикт Рид. Он построил Владиславский зал, наездническую лестницу, Людвиково крыло. Вместе с готическим стилем Рид принёс множество форм архитектуры возрождения[4].

Также прогрессивными являются укрепления, произведенные Бенедиктом с севера. С внутренней стороны он усилил стены глубокими аркадами для стрельцов, позднее использованными для проживания стражи. Впоследствии на месте этих аркад появилась живописная Золотая улочка. Со стороны Оленьего рва архитектор построил три башни, выступающие из стены, для пушечного обстрела — Белая, Далиборка и Мигулка[4].

Приход архитектуры возрождения

Несмотря на то, что в архитектуре Бенедиктома Рида ярко выражен стиль поздней готики, он впервые принёс в Чехию формы ренессанса. Мотивы возрождения пришли из Италии через работы венгерских мастеров и сделали Прагу центром нового стиля в средней Европе[4].

После строительных работ, проведённых Ягеллонами, оказалось, ренессанс принёс новые требования к репрезентативности королевской резиденции, которым Град уже не соответствовал. В 1526 году на трон взошёл Фердинанд I. Град подвергся большим изменениям даже несмотря на то, что Прага не была местом постоянного пребывания императора. Он повелел соорудить новые дома на южной стороне третьего двора, а также с северной стороны ареала. Уже с 1534 года началось создание Королевского сада. Наличие парка при резиденции — новое веяние ренессанса, впоследствии же оно стало неотъемлемым атрибутом домов знати. Для благоустройства сада было приглашено много специалистов, были заказаны фонтаны. В 1538 году в Прагу доехала бригада 13 каменщиков во главе с Паоло делла Стелла. Началось строительство летнего дворца королевы Анны. До 1552 года (смерть Паоло делла Стелла) был готов только первый этаж с аркадами. Достраивал дворец Бонифац Вольмут с 1557 года. В течение следующего столетия за Оленьим рвом появилось ещё множество зданий, как чисто практического назначения, так и репрезентативных (например, зал для игры в мяч)[4][7].

При Рудольфе II

Файл:Prague Castle Mathias Gate.jpg
Ворота Матиаша, завершены в 1614 году. Вероятно, основная часть была сооружена при Рудольфе II, чуть позже была добавлена только барочная декорация

Время правления Рудольфа II характеризуется бурным развитием Града. В 1583 году он превратил Прагу в метрополию Священной римской империи[8].

С детства Рудольф рос в среде, где господствовал интерес к коллекционированию предметов искусства. Император сам не был художником, однако был большим ценителем искусства, поэтому для Чехии он остался одним из крупнейших меценатов и покровителей науки и искусства. Его коллекция быстро росла, и вскоре для неё понадобились новые просторы. Поэтому в 1585 году, когда в Прагу приехал архитектор Джованни Гарджоли (Giovanni Gargioli), началось строительство «Длинного здания» (чеш. Dlouhá stavba), законченного перед 1600 годом[8].

При Рудольфе II продолжалось строительство на южной стороне 3-го двора, а также около так называемой «Белой башни» (отделяющей 2-й и 3-й двор)[4].

Немного позже начались работы над северной полосой построек (чеш. Severní trakt). К более старым конюшням Фердинанда были пристроены «Испанские конюшни» (чеш. Španelská stáj). На верхнем этаже над ними возникли два монументальные залы — Новый зал в несколько этажей с кассетным потолком и более узкий Испанский, в котором сейчас располагается картинная галерея Пражского Града. Идея продолжения полосы зданий на запад не была реализована. 2-й двор с западной стороны был ограничен массивными воротами Матиаша 1614 года. Соседние здания тогда были значительно ниже, масштаб современного ансамбля не соответствует первоначальной задумке. Своей первоначальной монументальностью ворота свидетельствуют о начинающемся влиянии барокко[4].

XVII век

Файл:Bazilika Svatého Jiří - vstup.jpg
Западный фасад Базилики Святого Георгия, вторая половина XVII века. Вероятно, архитектором был Франческо Каратти (чеш.). Скульптурное убранство Ян Иржи Бендл (чеш.)

В XVII веке Чехия стала частью монархии Габсбургов, и строительная деятельность утихла. В 1631 и 1648 годах Град был занят вражескими войсками. Большая часть коллекции Рудольфа быда увезена в качестве трофеев в Швецию[4].

Самым значительным изменением на территории крепости в XVII веке было появление летнего и зимнего манежа, спроектированного архитектором Жаном-Баптистом Матэ (англ.) в 1694—98 годах[4].

При Марии Терезии

Файл:New Royal Palace - Prague.JPG
Единообразные фасады — дело рук Николо Пакасси (англ.) 1753—75 годов. За ними скрываются здания разных эпох и стилей, о чём свидетельствуют только неправильные крыши и входы

В XVIII веке усилилась централизация вокруг Вены, было принято официальное решение, что Прага не станет главным городом, и её значение ещё сильнее упало. Парадоксально, но в это время в Граде были произведены масштабные работы[4].

В 1753—1775 годах по приказу Марии Терезии Венский архитектор Николо Пакасси (англ.) занимался перестройкой фасадов по единому образцу, возведением курдонёра со стороны Градчанской площади (в сотрудничестве со скульптором Игнацем Платцером) и преобразованием Дворца Рожмберков в Институт благородных девиц. Пражский Град получил единый стиль рококо, почти перешедший в форму классицизма, и сохранил этот облик до сих пор[4].

После

После реформ Иосифа II значение Праги и Пражского Града всё падало. Некоторые здания были отданы в распоряжение штабу армии (летний дворец королевы Анны, зал для игры в мяч, здания монастыря святого Георгия)[4].

В 1860-х годах были адаптированы интерьеры Испанского зала (его прежний облик был работой Килиана Игнаца Динценхофера) и галереи Рудольфа в связи с подготовкой коронации Франца Иосифа I, которая в итоге так и не состоялась[4].

Примерно в это же время, в конце XIX века в связи с усилением романтических настроений в Чехии была достроена в пуристическом стиле доминанта Града — собор Святого Вита. Конечно, архитекторы не смогли повторить индивидуальный стиль Петра Парлера. Однако в целом работа считается очень ценной, потому что в ней удалось добиться единства сложной композиции. Действительное значение этих преобразований проявляется в панорамных видах на Прагу, где собор стал выразительным акцентом в облике города[9].

Резиденция президента

В 1918 году Град стал резиденцией президента Первой республики, и вновь были начаты работы по перестройке. Главным архитектором был Йоже Плечник[4].

Конец XX века

Файл:Oranžerie v Královské zahradě.jpg
Оранжерея архитектора Эва Иржична, 1999—2001

К концу XX века Пражский Град был в основном закрытым для общественности. Когда в 1989 году к власти пришел Вацлав Гавел, двери Града стали открываться одна за одной. Сначала он убрал сплошной забор от Президентской виллы и открыл для посетителей Королевский сад. К ноябрю он открыл Зал для игры в Мяч, следом Летний дворец королевы Анны и башню Собора Святого Вита. Дальше Вацлав Гавел открыл вход в Олений ров и занялся благоустройством барочных садов, первыми открылись Ледебурский и Малый Ралффиовский в июне 1995. Как и у многих правителей, у Гавела был любимый архитектор. Боржек Шипек спроектировал модель нового стула для Испанского зала, потом интерьеры, входы. В это время по проекту Эвы Иржичной была сооружена Оранжерея. Другим шагом президента стала новая униформа для дворцовой стражи по проекту Теодора Пиштека[10].

См. также

Напишите отзыв о статье "Пражский Град"

Примечания

  1. [http://monumnet.npu.cz/chruzemi/list.php?IdCis=NP%2C1 Национальный институт памятников Чешской Республики/ Локация:Прага(чешск.).
  2. [http://www.lonelyplanet.com/czech-republic/prague/sights/castles-palaces-mansions/prague-castle Prague Castle — Lonely Planet]
  3. 1 2 3 4 5 6 Jiří Hrůza. Urbanismus světových velkoměst. I díl. Praha. — Praha: Vydavatelství ČVUT, 2003. — 191 с. — ISBN 80-01-02764-3.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ABC kulturních památek Československa ; Zprac. aut. kol. za odb. red. Jan Muk, Eva Šamánková. — 1. vyd. — Praha : Panorama, 1985. — 678 s.
  5. Vladimír Kupka. Pražská opevnění, 2008.
  6. Rudolf Pohl. PRAŽSKÝ HRAD. Procházky s architektem Procházkou. — Praha: vlastním nákladem na Fakultě Dopravní ČVUT, 2007. — 362 с. — ISBN 802396675-8.
  7. Vlček, Pavel, and České vysoké učení technické v Praze. Fakulta architektury. Dějiny Architektury Renesance a Baroka Vyd. 1. Praha: Česká technika — nakladatelství ČVUT, 2006
  8. 1 2 [http://www.kulturanahrade.cz/cs/obrazarna-prazskeho-hradu/expozice/stala-expozice-obrazarna-prazskeho-hradu-11.shtml Historie Obrazárny Pražského hradu] // www.kulturanahrade.cz, официальный проект Správa Pražského hradu
  9. Haas, Felix. Vývoj Architektury a Umění V 19. a 20. Století Vyd. 5. nezměn. Praha: Nakladatelství technické literatury, 1983
  10. [http://archiweb.cz/news.php?type=1&action=show&id=11127 archiweb.cz — Díky Václavu Havlovi se Pražský hrad otevřel běžným lidem]

Литература

  • Vladimír Kupka. Pražská opevnění. — Praha: Libri, 2008. — ISBN 978-80-7277-126-4.

Ссылки

  • [http://www.czechtourism.com/ru/c/prague-castle официальная туристическая информация]
  • [http://www.hrad.cz Официальный сайт Пражского Града]
  • [http://www.allcastles.ru/czechia/prazhskij-grad.html История и архитектура Пражского Града на www.allcastles.ru]

Отрывок, характеризующий Пражский Град

Магдалина же на время удалилась со своей малолетней дочуркой в пещеры, желая быть вдали от любой суеты, всей своей наболевшей душой ища покоя...

Скорбящая Магдалина в пещерах...

– Покажи мне её, Север!.. – не выдержав, попросила я. – Покажи мне, пожалуйста, Магдалину...
К моему величайшему удивлению, вместо суровых каменных пещер, я увидела ласковое, голубое море, на песчаном берегу которого стояла женщина. Я тут же узнала её – это была Мария Магдалина... Единственная любовь Радомира, его жена, мать его чудесных детей... и его вдова.
Она стояла прямая и гордая, несгибаемая и сильная... И только на её чистом тонком лице жила жгучая затаённая боль... Она была всё ещё очень похожа на ту дивную, светлую девочку, которую когда-то показал мне Север... только теперь её смешливое, милое лицо уже омрачала настоящая, «взрослая» печаль... Магдалина была красива той тёплой и нежной женственной красотой, которая одинаково поражала и молодых, и старых, заставляя почитать её, оставаться с ней, служить ей, и любить её, как можно любить только лишь мечту, вдруг воплотившуюся в человека.... Она стояла очень спокойно, сосредоточенно всматриваясь куда-то вдаль, будто чего-то ожидая. А рядом с ней, цепко обняв её колени, жалась крохотная девчушка – вторая маленькая Магдалина!.. Она была потрясающе похожа на свою мать – такие же длинные золотые волосы... такие же лучистые голубые глаза... и такие же забавные, весёлые ямочки на нежных улыбающихся щеках. Девочка была удивительно хороша и смешлива. Вот только мама казалась настолько грустной, что малышка не решалась её беспокоить, а лишь тихо стояла, тесно прижавшись, будто ждала, когда же уже пройдёт эта странная, непонятная мамина печаль... Ласковый ветерок лениво играл в золотых прядях длинных волос Магдалины, временами пробегая по её нежным щекам, осторожно касаясь их тёплым морским дуновением... Она стояла застывшая, точно статуя, и лишь в её грустных глазах явно читалось напряжённое ожидание... Вдруг очень далеко на горизонте показалась белая, пушистая точка, медленно превращавшаяся в далёкие паруса. Магдалина тут же преобразилась и ожила, крепко прижимая к себе дочурку, и как можно веселее сказала:
– Ну, вот мы и дождались, моё сокровище! Ты ведь хотела увидеть, откуда мама пришла в эту страну? Хотела ведь?.. Вот и поплывём мы с тобой далеко-далеко, пока не достигнем самого дальнего берега, где есть наш ДОМ... Ты полюбишь его так же сильно, как любила я. Обещаю тебе.
Наклонившись, Магдалина обвила руками свою крохотную дочурку, как бы желая защитить её от тех бед, которые зрела в их будущем её утончённая, ласковая душа.
– Мамочка, скажи, папа ведь тоже поплывёт с нами? Мы ведь не можем его здесь оставить? Правда? – и вдруг спохватившись, удивлённо спросила, – А почему его так долго нет?.. Уже почти два месяца мы его не видели... Мама, а где папа?
Глаза Магдалины стали суровыми и отрешёнными... И я тут же поняла – её малышка дочь ещё не знала, что папа уже никогда больше никуда с ними не поплывёт, так как те же самые два месяца назад он закончил свою короткую жизнь на кресте... Ну, а несчастная Магдалина, видимо, никак не могла отважиться сказать этому маленькому, чистому человечку о такой страшной, бесчеловечной беде. Да и как она могла сказать об этом ей, такой крошечной и беззащитной? Как объяснить ей, что были люди, которые ненавидели её доброго, светлого папу?.. Что они жаждали его смерти. И что никто из рыцарей Храма – его друзей – не смог его спасти?..
И она отвечала всё так же ласково и уверенно, стараясь успокоить свою встревоженную малышку.
– Папа не поплывёт с нами, ангел мой. Так же, как и твой любимый братик, Светодар.... У них есть долг, который они должны исполнить. Ты ведь помнишь, я рассказывала тебе, что такое – долг? Помнишь ведь?.. Мы поплывём вместе с друзьями – ты и я... Я знаю, ты их любишь. Тебе с ними будет хорошо, моя милая. И я буду всегда с тобой. Обещаю тебе.
Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?
Не успела я обернуться к Северу, чтобы задать следующий вопрос, как тут же появилось новое видение, от которого у меня просто захватило дух...
В прохладной тени огромного старого платана на смешных низких скамеечках сидели четверо человек. Двое из них были совсем ещё молодыми и очень похожими друг на друга. Третий же был седовласый старец, высокий и сильный, как защитная скала. На коленях он держал мальчика, которому от силы было 8-9 лет. И конечно же, Северу не понадобилось объяснять мне, кто были эти люди...

Радомира я узнала сразу, так как в нём оставалось слишком много от того чудесного, светлого юноши, виданного мною в первое посещения Мэтэоры. Он лишь сильно возмужал, стал суровее и взрослее. Его синие, пронизывающие глаза теперь смотрели на мир внимательно и жёстко, как бы говоря: «Если не веришь мне – послушай меня ещё раз, ну а если и тогда не поверишь – уходи. Жизнь слишком ценна, чтобы отдавать её не стоящим».
Он уже не был тем «любвеобильным», наивным мальчиком, которому казалось, что он в силах изменить любого человека... что в силах изменить весь мир... Теперь Радомир был Воином. Об этом говорил весь его облик – внутренняя собранность, аскетически тонкое, но очень сильное тело, упорная складка в уголках ярких, сжатых губ, пронизывающий взгляд его синих, вспыхивающих стальным оттенком, глаз... Да и вся бушующая в нём, невероятная сила, заставлявшая друзей уважать его (а врагов считаться с ним!) явно показывала в нём настоящего Воина, и уж ни в коем случае не беспомощного и мягкосердечного Бога, коим так упорно пыталась показать его ненавидимая им христианская церковь. И ещё... У него была изумительная улыбка, которая, видимо, стала всё реже и реже появляться на усталом, измождённом тяжкими думами лице. Но когда она появлялась – весь окружающий мир становился добрее, согреваемый его чудесным, безграничным теплом. Это тепло заполняло счастьем все одинокие, обделённые души!.. И именно в нём раскрывалась настоящая суть Радомира! В нём открывалась его истинная, любящая Душа.
Радан же (а это явно был он) выглядел чуть моложе и веселее (хотя был на один год старше Радомира). Он глядел на мир радостно и бесстрашно, будто никакая беда просто не могла, не имела права его коснуться. Будто любое горе должно было обойти его стороной... Он, несомненно, всегда являлся душой любого собрания, освещая его своим радостным, светлым присутствием, где бы ни находился. Юноша будто искрился каким-то радостным внутренним светом, который обезоруживал молодых и старых, заставляя безоговорочно любить его и оберегать, как ценнейшее сокровище, приходящее порадовать Землю раз в тысячи лет. Он был улыбчивым и ярким, как летнее солнышко, с лицом, овитым мягкими золотыми кудрями, и хотелось смотреть на него, любоваться им, забывая о жестокости и злобе окружавшего мира...
Третий «участник» маленького собрания сильно отличался от обоих братьев... Во-первых, он был намного старше и мудрее. Казалось, он носил на своих плечах всю неподъёмную тяжесть Земли, как-то ухитряясь с этим жить и не ломаться, в то же время, сохраняя в своей широкой душе добро и любовь к окружающим его людям. Рядом с ним взрослые казались несмышлёными детьми, пришедшими к мудрому Отцу за советом...

Он был очень высоким и мощным, как большая несокрушимая крепость, проверенная годами тяжких войн и бед.... Взгляд его внимательных серых глаз был колючим, но очень добрым, а сами глаза поражали цветом – они были невероятно светлыми и яркими, какими бывают только в ранней юности, пока их не омрачают чёрные тучи горечей и слёз. Этим могучим, тёплым человеком был, конечно же, Волхв Иоанн...
Мальчик же, преспокойно устроившись на могучих коленях старца, о чём-то очень сосредоточенно размышлял, не обращая внимания на окружающих. Несмотря на его юный возраст, он казался очень умным и спокойным, наполненным внутренней силой и светом. Его личико было сосредоточенным и серьёзным, будто малыш в тот момент решал для себя какую-то очень важную и сложную задачу. Так же, как и его отец, он был светловолосым и голубоглазым. Только черты его лица были на удивление мягкими и нежными, более похожими на мать – Светлую Марию Магдалину.
Полуденный воздух вокруг был сухим и жарким, как раскалённая печь. Утомлённые зноем мухи слетались к дереву, и лениво ползая по его необъятному стволу, надоедливо жужжали, беспокоя отдыхавших в широкой тени старого платана четверых собеседников. Под добрыми, гостеприимно раскинутыми ветвями веяло приятной зеленью и прохладой, причиной чему был резво бежавший прямо из-под корней могучего дерева игривый узенький ручеёк. Подпрыгивая на каждом камешке и кочке, он весело разбрызгивал блестящие прозрачные капли и бежал себе дальше, приятно освежая окружающее пространство. С ним рядом дышалось легко и чисто. И защищённые от полуденного зноя люди отдыхали, с наслаждением впитывая прохладную, драгоценную влагу... Пахло землёй и травами. Мир казался спокойным, добрым и безопасным.

Радомир пытался спасти иудеев...

– Я не понимаю их, Учитель... – задумчиво произнёс Радомир. – Днём они мягки, вечером – ласковы, ночью – хищны и коварны... Они изменчивы и непредсказуемы. Как мне понять их, подскажи! Я не могу спасти народ, его не поняв... Что же мне делать, Учитель?
Иоанн смотрел на него очень ласково, как смотрит отец на любимого сына, и наконец глубоким, низким голосом произнёс:
– Ты знаешь их речь – попытайся раскрыть её, если сможешь. Ибо речь – это зеркало их души. Этот народ был когда-то проклят нашими Богами, так как пришёл он сюда на погибель Земли... Мы пытались помочь ему, посылая сюда тебя. И твой Долг – сделать всё, чтобы изменить их суть, иначе они уничтожат тебя... А потом и всех остальных живущих. И не потому, что они сильны, а лишь потому, что лживы и хитры, и поражают нас, как чума.
– Они далеки от меня, Учитель... Даже те, что являются друзьями. Я не могу почувствовать их, не могу открыть их холодные души.
– А зачем же тогда они нужны нам, папа? – вдруг включился в разговор взрослых, малый «участник» собрания.
– Мы пришли к ним, чтобы спасти их, Светодар... Чтобы вытащить занозу из их больного сердца.
– Но ты ведь сам говоришь, что они не хотят. А разве же можно лечить больного, если он сам отказывается от этого?
– Устами младенца глаголет Истина, Радомир! – воскликнул до сих пор слушавший Радан. – Подумай, ведь если они сами этого не хотят, можешь ли ты насильно заставить людей измениться?.. И уж тем более – целый народ! Они чужды нам в своей вере, в понятии Чести... которой, по-моему, у них даже и нет. Уходи, мой брат! Они уничтожат тебя. Они не стоят и дня твоей Жизни! Подумай о детях... о Магдалине! Подумай о тех, кто любит тебя!..
Радомир лишь печально покачал головой, ласково потрепав златовласую голову своего старшего брата.
– Не могу я уйти, Радан, не имею такого права... Даже если мне не удастся помочь им – я не могу уйти. Это будет похоже на бегство. Я не могу предавать Отца, не могу предавать себя...
– Людей невозможно заставить меняться, если они сами этого не желают. Это будет всего лишь ложью. Им не нужна твоя помощь, Радомир. Они не примут твоё учение. Подумай, брат...
Иоанн печально наблюдал спор своих любимых учеников, зная, что оба они правы, и что ни один из них не отступится, защищая свою правду... Они оба были молоды и сильны, и им обоим хотелось жить, любить, наблюдать, как растут их дети, бороться за своё счастье, за покой и безопасность других, достойных людей. Но судьба распорядилась по-своему. Они оба шли на страдания и, возможно, даже на гибель, всё за тех же других, но в данном случае – недостойных, ненавидевших их и их Учение, бессовестно предававших их людей. Это смахивало на фарс, на абсурдное сновидение... И Иоанн никак не желал простить их отца, мудрого Белого Волхва, так легко отдавшего своих чудесных, сказочно одарённых детей на потеху глумливым иудеям, якобы для спасения их лживых, жестоких душ.
– Старею... Уже слишком быстро старею... – забывшись, вслух произнёс Иоанн.
Все трое удивлённо на него уставились и тут же дружно расхохотались... уж кого невозможно было представить «старым», так это Иоанна, с его силой и мощью, завидной даже для них, молодых.
Видение исчезло. А мне так хотелось его удержать!.. В душе стало пусто и одиноко. Я не хотела расставаться с этими мужественными людьми, не хотела возвращаться в реальность...
– Покажи мне ещё, Север!!! – жадно взмолилась я. – Они помогут мне выстоять. Покажи мне ещё Магдалину...
– Что ты хочешь увидеть, Изидора?
Север был терпелив и мягок, как старший брат, провожавший свою любимую сестру. Разница была лишь в том, что провожал он меня навсегда...
– Скажи мне, Север, а как же случилось, что Магдалина имела двоих детей, а об этом нигде не упоминалось? Должно же было что-то где-то остаться?
– Ну, конечно же, об этом упоминалось, Изидора! Да и не только упоминалось... Лучшие художники когда-то рисовали картины, изображая Магдалину, гордо ждущую своего наследника. Только мало что от этого осталось, к сожалению. Церковь не могла допустить такого «скандала», так как это никак не вписывалось в создаваемую ею «историю»... Но кое-что всё же осталось до сих пор, видимо по недосмотру или невнимательности власть имущих, Думающих Тёмных...

– Как же они могли допустить такое? Я всегда думала, что Думающие Тёмные достаточно умны и осторожны? Это ведь могло помочь людям увидеть ложь, преподносимую им «святыми» отцами церкви. Разве не так?
– Задумался ли кто-то, Изидора?.. – Я грустно покачала головой. – Вот видишь... Люди не доставляют им слишком большого беспокойства...
– Можешь ли ты показать мне, как она учила, Север?..
Я, как дитя, спешила задавать вопросы, перескакивая с темы на тему, желая увидеть и узнать как можно больше за отпущенное мне, уже почти полностью истёкшее, время ...
И тут я снова увидела Магдалину... Вокруг неё сидели люди. Они были разного возраста – молодые и старые, все без исключения длинноволосые, одетые в простые тёмно-синие одежды. Магдалина же была в белом, с распущенными по плечам волосами, покрывавшими её чудесным золотым плащом. Помещение, в котором все они в тот момент находились, напоминало произведение сумасшедшего архитектора, воплотившего в застывшем камне свою самую потрясающую мечту...

Как я потом узнала, пещера и вправду называется – Кафедральная (Сathedral) и существует до сих пор.
Пещеры Лонгрив (Longrives), Languedoc

Это была пещера, похожая на величественный кафедральный собор... который, по странной прихоти, зачем-то построила там природа. Высота этого «собора» достигала невероятных размеров, уносясь прямо «в небо» удивительными, «плачущими» каменными сосульками, которые, где-то наверху слившись в чудотворный узор, снова падали вниз, зависая прямо над головами сидящих... Природного освещения в пещере, естественно, не было. Также не горели и свечи, и не просачивался, как обычно, в щели слабый дневной свет. Но несмотря на это, по всему необычному «залу» мягко разливалось приятное и равномерное золотистое сияние, приходившее неизвестно откуда и позволявшее свободно общаться и даже читать...
Сидящие вокруг Магдалины люди очень сосредоточенно и внимательно наблюдали за вытянутыми вперёд руками Магдалины. Вдруг между её ладонями начало появляться яркое золотое свечение, которое, всё уплотняясь, начало сгущаться в огромный голубоватый шар, который на глазах упрочнялся, пока не стал похожим на... планету!..
– Север, что это?.. – удивлённо прошептала я. – Это ведь наша Земля, не так ли?
Но он лишь дружески улыбнулся, не отвечая и ничего не объясняя. А я продолжала завороженно смотреть на удивительную женщину, в руках которой так просто и легко «рождались» планеты!.. Я никогда не видела Землю со стороны, лишь на рисунках, но почему-то была абсолютно уверена, что это была именно она. А в это время уже появилась вторая планета, потом ещё одна... и ещё... Они кружились вокруг Магдалины, будто волшебные, а она спокойно, с улыбкой что-то объясняла собравшимся, вроде бы совершенно не уставая и не обращая внимания на удивлённые лица, будто говорила о чём-то обычном и каждодневном. Я поняла – она учила их астрономии!.. За которую даже в моё время не «гладили» по голове, и за которую можно было ещё всё так же легко угодить прямиком в костёр... А Магдалина играючи учила этому уже тогда – долгих пятьсот лет тому назад!!!
Видение исчезло. А я, совершенно ошеломлённая, никак не могла очнуться, чтобы задать Северу свой следующий вопрос...
– Кто были эти люди, Север? Они выглядят одинаково и странно... Их как бы объединяет общая энергетическая волна. И одежда у них одинаковая, будто у монахов. Кто они?..