Президент

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Исполнительная власть
Портал:Политика · [http://o-ili-v.ru/wiki/index.php?title=%D0%A8%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%BD:%D0%98%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C&action=edit править]

Президе́нт (от лат. praesidens, род.п praesidentis — сидящий впереди, во главе; председатель) — выборный глава государства в странах с республиканской или смешанной формой правления; избирается на установленный (например, конституцией) срок.

В президентских республиках президент избирается внепарламентским путём: посредством косвенных (США) или прямых (Россия, Аргентина) выборов. В президентских республиках президент обладает обширными фактическими полномочиями, так как он соединяет в своих руках функции главы государства и главы правительства.

В парламентарных республиках президент избирается либо парламентом, либо особой коллегией, основу которой составляют парламентарии. Конституции парламентарных республик (за исключением ЮАР, где Президент избирается парламентом и является главой правительства) формально наделяют президента широкими полномочиями, но фактически они осуществляются премьер-министром[1].







Понятие института президентства

По всей вероятности, президентами в античные времена называли лиц, которые руководили различными собраниями, однако в современном понимании («глава государства») слово «президент» не употреблялось вплоть до XVIII века[2].

Лишь при подготовке к принятию Конституции США 1787 года, когда встал вопрос о наименовании нового выборного главы государства, впервые был использован термин «президент» для обозначения такого должностного лица[3].

Не любой глава государства может быть признан президентом. В отличие от монарха, президент выбирается народом и осуществляет свои полномочия в течение определённого срока. В остальном же конституционно-правовой статус президента может определяться в разных государствах неодинаково[4]. Так, в России «президент является главой государства»; в США, поскольку «исполнительная власть предоставляется Президенту Соединённых Штатов Америки», — является главой исполнительной ветви власти, он также «является главнокомандующим армией и флотом Соединённых Штатов», «правомочен заключать международные договоры при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов», «назначает послов, других официальных представителей и консулов, судей Верховного суда и всех других должностных лиц Соединённых Штатов», не имеет дополнительного наименования «глава государства», хотя исполняет его функции[5] ; во Франции «Президент Республики» также не имеет дополнительного наименования «глава государства» (в конституции отсутствует и термин «глава исполнительной власти», хотя есть «премьер-министр»), его функции определяются аналогично функциям российского президента: президент «следит за соблюдением конституции, обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование публичных властей», является «гарантом национальной независимости, исполнения международных договоров», «является главой вооружённых сил», инициирует и «ратифицирует международные договоры», «председательствует в правительстве»[6].

В юридической литературе выделяется понятие «институт президентства» или «институт президента». Данный институт носит конституционно-правовую природу.

И. Д. Хутинаев, анализируя понятие «социальный институт», отмечает, что институт президентства является предметом анализа различных отраслей наук, которые используют различные методы, ввиду чего вопросы содержания данного понятия остаются дискуссионными. Например, Б. П. Елисеев определяет институт президентства как «интеграционный правовой институт, цель которого состоит в согласовании деятельности институтов государственной власти»[7]. Другие авторы рассматривают суть института президентства как систему норм, которые направлены на регулирование процесса выборов президента, его полномочий и функциональных обязанностей и все остальные аспекты исполнения им властных полномочий[8].

Т. Э. Каллагов рассматривает институт президентства как «совокупность властных полномочий президента в сфере государственного управления, основанных на конституционных нормах, регулирующих функционирование президентской власти»[4].

Другой подход использует М. А. Краснов, который считает, что президентство, как и абсолютная монархия, представляет собой воплощение идеи «отцовства»: как и монарх, президент по сути выполняет функцию «отца нации»[9]. В других исследованиях эта точка зрения находит определённую поддержку: так, отмечается, что несмотря на радикальный пересмотр принципов организации власти, который произошёл в Новое и Новейшее время, общество продолжает нуждаться в институте президентства: он существует в 130—140 странах мира, в нём имеется социальная потребность. Президент является символом единства государства, представителем и защитником интересов граждан как в своей стране, так и за рубежом; он несёт персональную ответственность за происходящее в стране[10].

И. Д. Хутинаев проводит разграничение понятий «институт президентства» и «правовой статус президента», отмечая, что именно президентство является первичным и ввиду этого соответствующий институт имеет более широкое содержание. Правовой статус президента определяет порядок исполнения им своих функциональных обязанностей. Институт президентства же включает в себя также нормы, касающиеся выборов президента, реальный сложившийся на практике объём полномочий президента, прецеденты осуществления им своих полномочий, организацию и порядок функционирования учреждений, обеспечивающих работу президента[11].

Выделяется также понятие «президентская власть» (не следует понимать её как отдельную ветвь власти в системе разделения властей). Указывается, что осуществляет данную власть не только лично президент, но и иные органы и должностные лица[12]. Спорным является вопрос об обозначении данной системы органов государства. Одни учёные используют термин «механизм президентской власти»[13]. Другие вводят понятие «исполнительный аппарат Президента»[14]. С. А. Авакьян указывает, что систему государственных органов, учреждений и должностных лиц, которые обеспечивают осуществление президентской власти, можно было бы обозначить понятием «команда Президента»[15].

В целом к исполнительному аппарату президентской власти следует отнести следующие государственные институты (на примере Российской Федерации): Совет Безопасности РФ, Администрацию Президента РФ, полномочных представителей Президента РФ, Государственный Совет РФ, Управление делами Президента РФ, Главное управление специальных программ Президента РФ, различные совещательные и консультативные органы, образуемые при Президенте РФ. В других странах также существуют развитые системы исполнительных органов, обеспечивающих функционирование президентской власти.

Анализируя сложившиеся в мире подходы к институту президентства, можно выделить следующие основные признаки, присущие президентам практически всех государств:

  • президент — это выборное должностное лицо;
  • президент выполняет функции главы государства;
  • он либо является главой исполнительной ветви власти, либо участвует в выработке решений исполнительной власти, инициирует принятие законов, выполняет роль арбитра в системе органов власти;
  • он никому не подчинён и не зависит от других государственных органов;
  • он обязан соблюдать ограничения, установленные законодательством и не нарушать законы;
  • президент обладает большим политическим влиянием, осуществляя верховное руководство текущими политическими делами государства[11].

Конституционно-правовой статус и значение президента в современных правовых системах

Конституционно-правовой статус президента различается в разных государствах. В частности, существенные отличия имеются в определении положения президента в системе разделения властей. В некоторых государствах (в том числе и в России) президент является главой государства и при этом не относится ни к одной ветви власти — исполнительной, законодательной или судебной. Такое положение закреплено, например, в конституциях Италии и Венгрии[16].

В других же странах президент, помимо того, что является главой государства, является также главой исполнительной ветви власти. Ярким примером такой страны являются США, конституция которых в ст. II.1 указывает, что «исполнительная власть предоставляется Президенту Соединённых Штатов Америки»[5]. Аналогичные положения содержатся в ст. 80 Конституции Мексики: «Осуществление верховной исполнительной власти возлагается на лицо, именуемое „Президент Мексиканских Соединённых Штатов“»[17].

При этом в данных конституциях не указывается прямо, что президент является одновременно и главой государства, и председателем правительства. Впрочем, отдельного поста главы правительства эти конституции не предусматривают, так что вопросов при определении статуса президента в этих государствах не возникает.

Однако в государствах, где помимо президента существует также должность главы правительства, становится актуальной проблема разграничения их правового статуса и полномочий. Так, в Конституции Италии записано, что «Председатель Совета министров руководит общей политикой Правительства и несёт за неё ответственность», а «Президент Республики является главой государства и представляет национальное единство»[18]. Из этого следует, что всей полнотой исполнительной власти наделён глава правительства, а не президент.

Аналогичным образом решён вопрос и в Конституции ФРГ. Данная конституция определяет статус президента следующим образом (ст. 59): «Федеральный Президент представляет Федерацию в международно-правовых отношениях». В ней не говорится, что президент является главой государства, хотя это и подразумевается. Правовой статус главы правительства же определён достаточно однозначно: «Федеральное Правительство состоит из Федерального Канцлера и федеральных министров» (ст. 62)[19]. Таким образом, в Германии канцлер является главой исполнительной власти, а президент выполняет в основном представительские функции.

Некоторые конституции не разрешают проблему соотношения правового статуса президента и главы правительства. Так, Конституция Финляндии указывает, что именно президенту принадлежит высшая исполнительная власть, однако фактически главой правительства является премьер-министр[20]. В Конституции Австрии указано, что «Высшими органами исполнительной власти являются Федеральный президент, федеральные министры и государственные секретари, а также члены правительства земель», при этом прямо не указывается, кто обладает верховной исполнительной властью. Однако анализ перечисленных в данной конституции полномочий президента (ст. 65) позволяет говорить, что и в этом случае президент относится к исполнительной власти скорее номинально, не имея большого реального влияния на её решения[21].

В целом, в большинстве стран, где одновременно введены посты президента и главы правительства зачастую возникают правовые коллизии и споры относительно соотношения их полномочий. Так, скажем, согласно ст. 9 Конституции Франции, «Правительство определяет и проводит политику нации», «Президент председательствует в Совете Министров». В то же время, согласно ст. 21, «Премьер-министр руководит деятельностью Правительства». В итоге и президент, и премьер-министр имеют юридические основания для осуществления руководства правительством, в результате чего зачастую эффективность их взаимодействия зависит от множества политических факторов[22].

Особенности имеет статус президента в исламских государствах. Так, в Иране верховная власть принадлежит не президенту, а «Лидеру страны», который является высшим религиозным иерархом. Все остальные органы власти и должностные лица, в том числе президент, подчинены ему[23].

Во многих государствах Азии и Африки фактически власть принадлежит не высшему должностному лицу, а выдвинувшему его руководящему органу правящей партии. Эта модель была типична и для стран советского блока, в которых существовал институт президента: в них президент лишь озвучивал решения, которые принимались на заседаниях руководящих органов правивших коммунистических партий[24].

В значительном числе конституций, помимо обязанностей, связанных с исполнением полномочий главы государства, на президента также возлагается значительное число гражданских, моральных и политических обязанностей. В первую очередь такие обязательства связаны с неуклонным соблюдением конституции самим президентом, с защитой конституционных прав граждан и иных положений конституции, с её претворением в жизнь. Так, в Конституции Италии указывается, что президент приносит «присягу на верность Республике и соблюдение Конституции» (ст. 91)[18], в Конституции Финляндии указывается, что президент в своей присяге заявляет, что будет при исполнении своих обязанностей «честно и точно соблюдать Конституцию Республики и законы, а также прилагать все свои силы на благо народа Финляндии»[25]. Президент США приносит следующую присягу: «Я торжественно клянусь, что… в полную меру сил своих буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединённых Штатов»[5]. В Конституции РФ записано, что Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина (ст. 80).

Данные положения, несмотря на определённую декларативность, имеют важное значение для общества, поскольку дача президентом подобного обязательства позволяет говорить о законности осуществления им обязанностей президентом, является условием доверия к президенту со стороны народа и сдерживающим фактором, не позволяющим президенту нарушить закон.

Многими конституциями (например, Франции, Польши, Греции) на президента возлагаются и иные сходные обязанности: быть гарантом суверенитета, независимости государства, территориальной целостности, безопасности[26].

Во многих государствах президент выполняет роль своего рода посредника, арбитра между различными политическими силами и ветвями власти. Согласно Конституции Франции, «президент… обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование публичных властей, а также преемственность государства» (ст. 5)[6]. По Конституции Румынии, «Президент Румынии следит за соблюдением Конституции и надлежащим функционированием публичных властей. В этих целях Президент осуществляет функцию посредничества между властями государства, а также между государством и обществом» (ст. 80)[27].

Часто устанавливается, что Президент не должен быть представителем каких-либо социальных групп, он должен осуществлять свои полномочия в интересах всего общества. Так, президент Греции обязуется «оберегать права и свободы греков и служить общим интересам и прогрессу греческого народа» (ст. 33 Конституции Греции)[28].

Кроме того, на президентов возлагаются обязанности этического характера, прежде всего, добросовестности и справедливости. Так, в присяге президента ФРГ содержатся обязательства «добросовестно исполнять свои обязанности и соблюдать справедливость по отношению к каждому»[19], президента Австрии — «выполнять свои обязанности, используя все знания и следуя доброй совести»[21].

Все перечисленные обязательства президентов направлены на увеличение авторитета их должности. Мировой практике известны случаи нарушения президентами при осуществлении своих обязанностей подобных обязательств. Как правило, в таких случаях (если общество является демократическим) на президента обрушивается поток критики со стороны политических партий, средств массовой информации и общественных организаций, что нередко приводит к добровольной отставке президента. При серьёзном нарушении президент может даже быть принудительно отрешён от должности[29].

Классификация моделей президентства

В мире существует большое число исторически сложившихся форм государственного правления. На формирование соотношения полномочий между высшими органами власти в любой стране влияют особенности исторического прошлого страны, традиции и обычаи её политической жизни, а также сложившееся в период принятия конституции равновесие или неравновесие политических сил, лоббирующих тот или иной вариант формы правления. Когда в стране имеется ведущий политический лидер, поддерживаемый всеми слоями общества, зачастую система управления формируется так, чтобы обеспечить ему наибольшие властные полномочия. В результате одни государства предпочли использовать парламентарную систему правления, при которой президент исполняет функции главы государства, но не имеет реальной исполнительной власти (которая предоставлена правительству, подконтрольному парламенту); другие выбрали путь предоставления президенту полномочий, равных или больших, чем у других институтов государственного управления[30].

Исторически первой моделью президентства является американская модель, сложившаяся за 200 лет истории демократии в США. Данная модель даёт президенту крайне широкие полномочия, поскольку он в одном лице совмещает полномочия главы государства и главы правительства. В то же время, она содержит развитую систему разделения властей, которая за счёт значительного количества сдержек и противовесов не позволяет никакой ветви власти захватить управление государством в свои руки. Можно перечислить основные элементы американской модели[31]:

  1. Президент независим от Конгресса США, поскольку и тот, и другой получают власть напрямую от народа путём демократических всеобщих выборов. Президент не может распустить Конгресс, а Конгресс не может отправить в отставку правительство.
  2. Назначение высших должностных лиц исполнительной власти является исключительной прерогативой президента. Однако верхняя палата Конгресса (Сенат) имеет право утвердить или не утвердить предложенную президентом кандидатуру.
  3. Конгресс США обладает всей полнотой законодательной власти, принимая законы, которые обязательны для исполнения всеми должностными лицами, в том числе президентом. Однако законодательная власть Конгресса сдерживается правом президента наложить на закон вето, преодолеваемое 2/3 голосов Конгресса, а также правом Верховного суда США признать неконституционным любой закон.
  4. Вся система исполнительной власти подчинена президенту, а Кабинет министров выполняет лишь функции совещательного органа. При этом Конгресс США осуществляет контроль за соблюдением исполнительной властью законов и особенно за расходованием средств, которые выделены Конгрессом.
  5. Президенту предоставляется право издавать указы, связанные с осуществлением своих полномочий федеральными органами исполнительной власти. Отменить указ президента может только Верховный суд, признав его неконституционным, Конгрессу такие полномочия не предоставляются.
  6. Именно президент, и только он, предоставляет для утверждения Конгрессу проект государственного бюджета.
  7. Президент США является верховным главнокомандующим вооружёнными силами США. В то же время, финансовое обеспечение вооружённых сил, а также объявление войны и заключение мира, находятся в ведении Конгресса.
  8. Подписанные президентом международные договоры подлежат обязательному утверждению Сенатом Конгресса США.
  9. Внутренние войска и вооружённые силы подконтрольны президенту и могут использоваться для защиты общественного порядка, однако введение чрезвычайного положения в масштабах страны осуществляется только с разрешения Конгресса.
  10. Полномочия президента ограничены федеральными органами исполнительной власти. Он не может уволить высших должностных лиц штатов или муниципалитетов.
  11. Конгрессу предоставляется право путём импичмента отрешить президента и других должностных лиц (в том числе федеральных судей) от должности.
  12. Президент избирается на 4 года, он не может избираться более 2 раз. Сенат избирается на 6 лет, а конгресс на 2 года, без ограничения возможности переизбрания. Судьи Верховного суда исполняют свои обязанности пожизненно. Соответственно, сроки полномочий должностных лиц разных ветвей власти отличаются друг от друга.

Таким образом, президент США, хотя и имеет значительный объём полномочий, осуществляет его лишь в отношении федеральных органов исполнительной власти. Конгресс США и Верховный суд независимы от президента и выступают равноправными партнёрами во всех политических взаимоотношениях. В результате ни один президент США за всю историю данного государства не смог существенно повлиять на какие-то вопросы внутренней или внешней политики, не заручившись поддержкой парламентского большинства. При этом за деятельностью всех высших органов власти, включая президента, осуществляется контроль со стороны всех общественно-политических сил: крупных предпринимателей, общественных организаций, профсоюзов, средств массовой информации, свободных от правительственной цензуры. Велика роль и партийной оппозиции. В результате практически невероятным становится установление режима личной власти президента[32].

Примером, когда эта система сдержек, противовесов и общественного контроля сделала невозможным чрезмерное расширение властных полномочий президента, является отставка президента Р. Никсона в 1974 году. Никсон попытался усилить исполнительную власть, освободившись от контроля со стороны Конгресса. При этом были допущены грубые нарушения законности (так называемый Уотергейтский скандал, связанный с незаконной записью переговоров оппозиционной партии и последующими попытками президента и его администрации воспрепятствовать расследованию инцидента). В результате против президента выступила сплочённая коалиция, включающая обе палаты Конгресса США, Верховный суд, прессу, партийные и иные общественные организации, что вынудило Никсона добровольно уйти в отставку, не дожидаясь, пока будет начато рассмотрение вопроса об импичменте в Сенате, которое бы закончилось неминуемым отрешением его от должности и возможным привлечением к уголовной ответственности.

Президент не располагает силовыми средствами для воздействия на законодательную власть, партии, органы власти штатов и муниципалитетов, вследствие чего он вынужден искать пути конструктивного взаимодействия, учитывающего интересы всех сторон. Отсутствуют в американской системе и описанные выше коллизии, возникающие в государствах, где разделены посты главы правительства и главы государства. Высока и степень обеспечения преемственности легитимной власти: за всю историю США не было ни одного случая отмены или переноса выборов президента, а в случае смерти президента (в том числе его убийства) его полномочия незамедлительно начинал осуществлять вице-президент, легитимность действий которого не оспаривалась[33].

Не возникает в американской модели президентства и проблемы несогласия президента с решениями Конгресса. Поскольку он не может распустить законодательный орган, он становится вынужденным соблюдать и следовать его решениям (в случаях, когда преодолено вето). В итоге обеспечивается единство государственной политики. Президент воспринимается в США не как «отец нации», несущий ответственность за всё происходящее в стране, а как должностное лицо одной из ветвей власти, политический лидер, который должен эффективно выполнять государственные функции[34].

Американская модель президентства была заимствована многими странами Латинской Америки (президент в них также исполняет функции главы правительства, имеются парламенты и верховные судебные органы), однако латиноамериканская модель президентства имеет существенную специфику.

В этих государствах президент наделён значительно большими полномочиями, чем в США, а система сдержек и противовесов не настолько развита. Так, в этих государствах, как правило, не предусмотрено утверждение кандидатур высших должностных лиц исполнительной власти парламентом. В федеративных государствах Латинской Америки президенты могут вмешиваться в деятельность исполнительных органов субъектов федерации (вплоть до отправки в отставку высших должностных лиц штатов). За счёт большой доли государственного сектора в экономике, подконтрольного исполнительной власти, президент имеет широкое влияние на экономическую политику. Кроме того, история стран Латинской Америки, несмотря на давнее установление там президентской системы правления, знает немало случаев военных переворотов, приводящих к установлению власти хунты. Бывали и случаи, когда хунту возглавляли президенты, которые пользовались военной силой для установления режима диктатуры. В целом стабильность многих режимов зависит от лояльности президенту армии и высшего военного руководства страны. Лишь в последнее время в латиноамериканских государствах наметились тенденции стабильного президентства. Во-первых, во многих странах президенту запрещено переизбрание на новый срок. Во-вторых, развиваются многопартийные системы, которые могут составить оппозицию действующему президенту. В-третьих, происходит развитие правовых институтов отрешения президента от должности, которые знаменуют отход от практики использования переворотов, что приводит к большей лояльность военных к избранному президенту[35].

Ещё большие тенденции к формированию авторитарной власти президента имеет президентская система правления, сложившаяся в странах Африки и Азии, а также в России (афро-азиатская модель). Как правило, президенты в таких странах являются не только главами правительств и главами государств, но и играют ведущие роли в правящих политических партиях. При этом нередко оппозиционные партии являются крайне слабыми или даже вовсе отсутствуют, в результате чего на ключевые посты в правительстве, местных органах власти и парламентах назначаются сторонники президента. Фактически такие парламенты не обладают значимыми законодательными полномочиями, не могут противостоять президенту и придают статус закона любой инициативе, исходящей от президента. Парламент, как правило, может быть распущен президентом. Если наряду с постом президента существует должность председателя правительства, как правило, премьер-министр назначается президентом, неподотчётен парламенту и может быть в любой момент отправлен в отставку президентом. Не является независимой и судебная власть, поскольку судьи назначаются президентом и подконтрольны ему. Характерно выстраивание жёсткой вертикали исполнительной власти с полной подотчётностью местных руководителей президенту[36].

Президенту подконтрольны силовые структуры, которые часто используются для подавления любых признаков оппозиции действующей власти: нередки случаи объявления чрезвычайного положения, разгона и роспуска парламента. В результате нередко президентство приобретает характер неограниченной диктатуры, а президенты становятся своего рода «отцами нации», имеющими полномочия, характерные для монархов. При этом власть приобретает семейно-клановый характер, а президент, как правило, становится несменяемым. Выборы либо являются практически фиктивными, либо вовсе отменяются с приданием действующему главе государства статуса пожизненного президента. При этом необходимость авторитарного правления обосновывается значительными социально-экономическими трудностями, низким уровнем политического развития, национальными и религиозными конфликтами, неминуемостью гражданской войны и анархии в случае перехода к западным моделям демократии[37]. В то же время, авторитарный режим не спасает от революционных потрясений и гражданских войн. Так, только в 2011 году произошли серьёзные революционные события, приведшие к смещению или значительной утере власти глав государств, в Тунисе, Египте и Ливии.

Специфичная модель президентства сформировалась в Западной Европе. Она используется также в странах Азии и Африки, где сильно влияние европейской культуры: Индия, Израиль, Ливан. В Европе система правления носит полупрезидентский или парламентский характер.

В полупрезидентской модели (наиболее характерным примером её применения является Франция) президент, являющийся главой государства, не осуществляет руководство правительством, хотя и обладает рядом возможностей по влиянию на его политику. Во-первых, он обладает правом созывать заседания правительства или председательствовать на них, определяя повестку дня. Президент утверждает нормативные правовые акты правительства, обладая правом вернуть их для доработки. Кроме того, ему предоставляется право вето в отношении законов, в результате чего он нередко становится своего рода арбитром, посредником, обеспечивающим эффективное взаимодействие всех ветвей власти. Обладает президент и такими значительными рычагами воздействия на политическую жизнь, как роспуск парламента, введение чрезвычайного положения в стране, право проведения референдума по собственной инициативе. Кроме того, президент является верховным главнокомандующим, осуществляет определение направлений внешней политики и руководство её проведением. В результате суммарные полномочия и политический вес президента оказываются весьма высоки[38].

С другой стороны, президент не обладает полномочиями в сфере исполнительной власти, характерными для американской модели. В формировании правительства велика роль парламента. Даже если главу правительства назначает президент, он всё равно утверждается парламентом. Поэтому на пост премьера может быть назначен лишь тот кандидат, который получит от парламента вотум доверия. Как правило, если одна из партий в парламенте имеет достаточное большинство, премьером назначается именно её представитель, даже если он является оппозиционным президенту. Кроме того, правительство несёт ответственность не перед президентом, а перед парламентом, поэтому существенное влияние на его состав президент приобретает, лишь если парламентское большинство и он сам принадлежат к одной партии. В ситуации, когда парламент находится в оппозиции к президенту, последний не может по своему усмотрению формировать кадровую политику правительства. Его полномочия в этом случае ограничены правом объявить о недоверии правительству в целом, что приведёт к его отставке. Однако при оппозиционности парламента правительство всё равно остаётся независимым от президента, так как оно опирается на парламентское большинство. В итоге в случае, если президент не будет согласовывать свою политику с парламентом, он может оказаться в ситуации, когда исполнять его решения будет некому[39].

Преимущества полупрезидентской модели заключаются в том, что при наличии у президента реальных властных полномочий, правительство является подконтрольным парламенту. Недостаток этой системе заключается в том, что при отсутствии чёткого конституционного разграничения полномочий президента, главы правительства и парламента, возможно возникновение ситуации, когда президент и премьер-министр будут вести постоянную борьбу за ведущую роль в определении государственной политики, причём противоборство может быть весьма серьёзным и острым[40].

Хотя критики полупрезидентской модели указывают на двойственное положение президента в системе разделения властей (с одной стороны, он прямо не относится ни к одной ветви власти, с другой — имеет широкие исполнительные полномочия), отмечается, что «концепция разделения властей, являющаяся непреложным постулатом демократии, имеет, прежде всего, ориентирующий характер и нигде, по крайней мере в современных условиях, не осуществляется и, видимо, не может быть осуществлена в „чистых“ формах»[41].

При парламентской модели (наиболее типичные примеры — ФРГ, Швейцария, Ирландия) у президента практически отсутствуют полномочия, связанные с осуществлением исполнительной власти. Хотя президенту может предоставляться права назначать главу правительства, распускать парламент, назначать парламентские выборы, представлять страну в международных отношениях, все эти полномочия президентом осуществляются не по самому усмотрению, а лишь после согласования с главой правительства, который несёт ответственность перед парламентом, который может отправить его и правительство в отставку. Президент при этом, как правило, стоит над партийной системой, сохраняя функции гаранта соблюдения конституции и законодательства. Иногда указывается, что при парламентской системе правления президент фактически лишён каких-либо реальных властных полномочий, как монарх в конституционной монархии, и выполняет лишь представительские функции. Однако в условиях современной западной демократии президент, даже не имеющий реальных властных полномочий, обладает значительным политическим влиянием и авторитетом, что позволяет ему влиять как на внутреннюю, так и внешнюю политику. Кроме того, президент обеспечивает законность, общественное спокойствие и преемственность власти в периоды политических кризисов, чему способствует получение мандата от народа, а также несменяемость президента до окончания срока полномочий[42].

Таковы основные модели президентской власти. Следует отметить, что нередко система правления в отдельных государствах отходит от них: так, несмотря на то, что Италия обычно считается парламентской республикой, её президент имеет право роспуска парламента. В Эстонии, где существует полупрезидентская система, руководство вооружёнными силами осуществляет не президент, а министр обороны и премьер-министр. Так что эта система моделей является в значительной степени условной[43].

Интересен вопрос о типе республиканской формы правления, существующем в России. На этот счёт в науке существует несколько мнений. Ю. И. Лейбо считает, что республиканскую форму правления в России можно отнести к полупрезидентскому типу[44], хотя и с некоторыми оговорками. И. Д. Хутинаев также признаёт, что форма правления в России представляет собой смешанный тип, но не соглашается с классификацией его как полупрезидентского, а предполагает считать российскую форму правления индивидуальной (единичной)[45].

Обобщая эти точки зрения, можно сказать, что в России существует одна из разновидностей президентской формы правления, причём эта разновидность характеризуется особенно сильной президентской властью.

Можно отметить, что как президентская, так и полупрезидентская и парламентская системы правления не лишены недостатков и имеют свои достоинства. Любая из них может быть демократической и эффективной при наличии должного баланса сдержек и противовесов, обеспечивающих взаимодействие её элементов.

См. также

Напишите отзыв о статье "Президент"

Примечания

  1. Президент — статья из Большой советской энциклопедии.
  2. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 5.
  3. Гончаров В. В., Жилин С. М. Особенности использования в Российской Федерации зарубежного опыта формирования и функционирования института президента // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 23. С. 18-22.
  4. 1 2 Каллагов Т. Э. Конституционное право Российской Федерации. Курс лекций. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 27.
  5. 1 2 3 [https://archive.is/20130418011453/worldconstitutions.ru/archives/168 Конституция Соединённых Штатов Америки]
  6. 1 2 [https://archive.is/20130504151349/worldconstitutions.ru/archives/138 Конституция Французской Республики]
  7. Дёгтев Г. В. Становление и развитие института президентства в России: теоретико-правовые и конституционные основы. М.: Юристъ, 2005. С. 26.
  8. Конджакулян К. М. Сущность института президентства в Российской Федерации и Республике Армения в контексте исполнительной власти // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 10. С. 13-16.
  9. Краснов М. А. Глава государства: рецепция идеи «отцовства» // Гражданское общество и правовое государства. 2008. № 6. С. 33.
  10. Марченко М. Н. Политико-правовой статус института президента (исторический аспект) // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1992. С. 7.
  11. 1 2 Каллагов Т. Э. Конституционное право Российской Федерации. Курс лекций. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 28.
  12. Осетров С. А. Организационные основы президентской власти в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 7. С. 41-44.
  13. Дегтев Г. В. Становление и развитие института президентства в России: теоретико-правовые и конституционные основы. М.: Юристъ, 2005. С. 156—158.
  14. Колюшин Е. И. Конституционное право России: Курс лекций. М.: Городец, 2006. С. 273.
  15. Авакьян С. А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. Т. 2. М.: Юристъ, 2005. С. 346.
  16. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 8.
  17. [https://archive.is/20130417231322/worldconstitutions.ru/archives/51 Конституция Мексиканских Соединённых Штатов]
  18. 1 2 [https://archive.is/20130504141300/worldconstitutions.ru/archives/148 Конституция Итальянской Республики]
  19. 1 2 [https://archive.is/20130417230137/worldconstitutions.ru/archives/155 Основной закон Федеративной Республики Германия]
  20. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 9.
  21. 1 2 [https://archive.is/20130504140017/worldconstitutions.ru/archives/160 Конституция Австрийской Республики].
  22. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 10.
  23. [https://archive.is/20130417233900/worldconstitutions.ru/archives/83 Конституция Исламской Республики Иран]
  24. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 11-12.
  25. [https://archive.is/20130504145331/worldconstitutions.ru/archives/139 Конституция Финляндии]
  26. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 12.
  27. [https://archive.is/20130504134256/worldconstitutions.ru/archives/111 Конституция Румынии]
  28. [https://archive.is/20130418020517/worldconstitutions.ru/archives/153 Конституция Греции]
  29. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 13-14.
  30. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 14.
  31. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 14-17.
  32. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 18.
  33. Колбая С. Г. О преемственности поста Президента // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 6.
  34. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 20.
  35. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 20-22.
  36. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 22.
  37. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 24.
  38. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 26.
  39. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 27.
  40. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 28.
  41. Чиркин В. Е. Президентская власть // Государство и право. 1997. № 5. С. 18.
  42. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 29.
  43. Сахаров Н. А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994. С. 29-32.
  44. Лейбо Ю. И. Конституционно-правовой статус Президента РФ: сравнительный анализ // Реферативный журнал серия 4 «Государство и право». 1995. № 4. С. 41.
  45. Хутинаев И. Д. Институт Президента и проблемы формы государства // Реферативный журнал серия 4 «Государство и право». 1995. № 2. С. 12.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Президент

– Мой дом всегда был и твоим домом, Изидора. Тебя нужно куда-то спрятать! Пойдём к нам! Мы сделаем всё, что сможем. Пожалуйста, пойдём к нам!.. У нас ты будешь в безопасности!
Они были чудесными людьми – его семья... И я знала, что если только я соглашусь, они сделают всё, чтобы меня укрыть. Даже если за это им самим будет угрожать опасность. И на коротенькое мгновение мне так дико вдруг захотелось остаться!.. Но я прекрасно знала, что этого не случится, что я прямо сейчас уйду... И чтобы не давать себе напрасных надежд, тут же грустно сказала:
– Анна осталась в лапах «святейшего» Папы... Думаю, ты понимаешь, что это значит. А она теперь осталась у меня одна... Прости, Франческо.
И вспомнив уже о другом, спросила:
– Не скажешь ли, мой друг, что происходит в городе? Что стало с праздником? Или наша Венеция, как и всё остальное, тоже стала другой?..
– Инквизиция, Изидора... Будь она проклята! Это всё инквизиция...
– ?!..
– Да, милый друг, она подобралась даже сюда... И что самое страшное, многие люди на это попались. Видимо для злых и ничтожных нужно такое же «злобное и ничтожное», чтобы открылось всё то, что они скрывали множество лет. Инквизиция стала страшным инструментом человеческой мести, зависти, лжи, жадности и злобы!.. Ты даже не представляешь, мой друг, как низко могут пасть вроде бы самые нормальные люди!.. Братья клевещут на неугодных братьев... дети на постаревших отцов, желая поскорее от них избавиться... завистливые соседи на соседей... Это ужасно! Никто не защищён сегодня от прихода «святых отцов»... Это так страшно, Изидора! Стоит лишь сказать на кого-либо, что он еретик, и ты уже никогда не увидишь более этого человека. Истинное сумасшествие... которое открывает в людях самое низкое и плохое... Как же с этим жить, Изидора?
Франческо стоял, ссутулившись, будто самая тяжёлая ноша давила на него горой, не позволяя распрямиться. Я знала его очень давно, и знала, как непросто было сломить этого честного, отважного человека. Но тогдашняя жизнь горбила его, превращая в растерянного, не понимавшего такой людской подлости и низости человека, в разочарованного, стареющего Франческо... И вот теперь, глядя на своего доброго старого друга, я поняла, что была права, решив забыть свою личную жизнь, отдавая её за гибель «святого» чудовища, топтавшего жизни других, хороших и чистых людей. Было лишь несказанно горько, что находились низкие и подлые «человеки», радовавшиеся (!!!) приходу Инквизиции. И чужая боль не задевала их чёрствые сердца, скорее наоборот – они сами, без зазрения совести, пользовались лапами Инквизиции, чтобы уничтожать ничем не повинных, добрых людей! Как же далека ещё была наша Земля от того счастливого дня, когда Человек будет чистым и гордым!.. Когда его сердце не поддастся подлости и злу... Когда на Земле будет жить Свет, Искренность и Любовь. Да, прав был Север – Земля была ещё слишком злой, глупой и несовершенной. Но я верила всей душой, что когда-нибудь она станет мудрой и очень доброй... только пройдёт для этого ещё очень много лет. А пока тем, кто её любил, предстояло за неё бороться. Забывая себя, своих родных... И не жалея свою единственную и очень дорогую для каждого земную Жизнь. Забывшись, я даже не заметила, что Франческо очень внимательно наблюдал за мной, будто желал понять, удастся ли ему уговорить меня остаться. Но глубокая грусть в его печальных серых глазах говорила мне – он понял... И крепко обняв его в последний раз, я начала прощаться...
– Мы всегда будем тебя помнить, милая. И нам всегда будет тебя не хватать. И Джироламо... И твоего доброго отца. Они были чудесными, чистыми людьми. И надеюсь, другая жизнь окажется для них более безопасной и доброй. Береги себя, Изидора... Как бы смешно это не звучало. Постарайтесь уйти от него, если сможете. Вместе с Анной...
Кивнув ему напоследок, я быстро пошла по набережной, чтобы не показать, как больно ранило меня это прощание, и как зверски болела моя израненная душа...
Сев на парапет, я погрузилась в печальные думы... Окружающий меня мир был совершенно другим – в нём не было того радостного, открытого счастья, которое освещало всю нашу прошедшую жизнь. Неужели же люди не понимали, что они сами своими руками уничтожали нашу чудесную планету, заполняя её ядом зависти, ненависти и злости?.. Что предавая других, они погружали в «чёрное» свою бессмертную душу, не оставляя ей пути в спасение!.. Правы были Волхвы, говоря, что Земля не готова... Но это не означало, что за неё не надо было бороться! Что надо было просто сидеть, сложа руки и ждать, пока она сама когда-нибудь «повзрослеет»!.. Мы ведь не оставляем дитя, чтобы оно само искало пути в свою зрелость?.. Как же можно было оставить нашу большую Землю, не указав пути, и надеясь, что ей самой почему-то посчастливится выжить?!..
Совершенно не заметив, сколько времени прошло в раздумьях, я очень удивилась, видя, что на улице вечерело. Пора было возвращаться. Моя давняя мечта увидеть Венецию и свой родной дом, сейчас не казалась такой уж правильной... Это больше не доставляло счастья, скорее даже наоборот – видя свой родной город таким «другим», я чувствовала в душе только горечь разочарования, и ничего более. Ещё раз взглянув на такой знакомый и когда-то любимый пейзаж, я закрыла глаза и «ушла», прекрасно понимая, что не увижу всё это уже никогда...
Караффа сидел у окна в «моей» комнате, полностью углубившись в какие-то свои невесёлые мысли, ничего не слыша и не замечая вокруг... Я так неожиданно появилась прямо перед его «священным» взором, что Папа резко вздрогнул, но тут же собрался и на удивление спокойно спросил:
– Ну и где же вы гуляли, мадонна?
Его голос и взгляд выражали странное безразличие, будто Папу более не волновало, чем я занимаюсь и куда хожу. Меня это тут же насторожило. Я довольно неплохо знала Караффу (полностью его не знал, думаю, никто) и такое странное его спокойствие, по моему понятию, ничего хорошего не предвещало.
– Я ходила в Венецию, ваше святейшество, чтобы проститься... – так же спокойно ответила я.
– И это доставило вам удовольствие?
– Нет, ваше святейшество. Она уже не такая, какой была... какую я помню.
– Вот видите, Изидора, даже города меняются за такое короткое время, не только люди... Да и государства, наверное, если присмотреться. А разве же могу не меняться я?..
Он был в очень странном, не присущем ему настроении, поэтому я старалась отвечать очень осторожно, чтобы случайно не задеть какой-нибудь «колючий» угол и не попасть под грозу его святейшего гнева, который мог уничтожить и более сильного человека, чем была в то время я.
– Не вы ли, помниться, говорили, святейшество, что теперь вы будете жить очень долго? Изменилось ли что-либо с тех пор?.. – тихо спросила я.
– О, это была всего лишь надежда, дорогая моя Изидора!.. Глупая, пустая надежда, которая развеялась так же легко, как дым...
Я терпеливо ждала, что он продолжит, но Караффа молчал, снова погрузившись в какие-то свом невесёлые думы.
– Простите, Ваше святейшество, знаете ли вы, что стало с Анной? Почему она покинула монастырь? – почти не надеясь на ответ, всё же спросила я.
Караффа кивнул.
– Она идёт сюда.
– Но почему?!. – моя душа застыла, чувствуя нехорошее.
– Она идёт, чтобы спасти вас, – спокойно произнёс Караффа.
– ?!!..
– Она нужна мне здесь, Изидора. Но для того, чтобы её отпустили из Мэтэоры, нужно было её желание. Вот я и помог ей «решить».
– Зачем Анна понадобилась вам, ваше святейшество?! Вы ведь хотели, чтобы она училась там, не так ли? Зачем же было тогда вообще увозить её в Мэтэору?..
– Жизнь уходит, мадонна... Ничто не стоит на месте. Особенно Жизнь... Анна не поможет мне в том, в чём я так сильно нуждаюсь... даже если она проучится там сотню лет. Мне нужны вы, мадонна. Именно ваша помощь... И я знаю, что мне не удастся вас просто так уговорить.
Вот оно и пришло... Самое страшное. Мне не хватило времени, чтобы убить Караффу!.. И следующей в его страшном «списке» стала моя бедная дочь... Моя смелая, милая Анна... Всего на коротенькое мгновение мне вдруг приоткрылась наша страдальческая судьба... и она казалась ужасной...

Посидев молча ещё какое-то время в «моих» покоях, Караффа поднялся, и, уже собравшись уходить, совершенно спокойно произнёс:
– Я сообщу Вам, когда Ваша дочь появится здесь, мадонна. Думаю, это будет очень скоро. – И светски поклонившись, удалился.
А я, из последних сил стараясь не поддаваться нахлынувшей безысходности, дрожащей рукой скинула шаль и опустилась на ближайший диван. Что же оставалось мне – измученной и одинокой?.. Каким таким чудом я могла уберечь свою храбрую девочку, не побоявшуюся войны с Караффой?.. Что за ложь они сказали ей, чтобы заставить покинуть Мэтэору и вернуться в это проклятое Богом и людьми земное Пекло?..
Я не в силах была даже подумать, что приготовил для Анны Караффа... Она являлась его последней надеждой, последним оружием, которое – я знала – он постарается использовать как можно успешнее, чтобы заставить меня сдаться. Что означало – Анне придётся жестоко страдать.
Не в силах более оставаться в одиночестве со своей бедой, я попыталась вызвать отца. Он появился тут же, будто только и ждал, что я его позову.
– Отец, мне так страшно!.. Он забирает Анну! И я не знаю, смогу ли её уберечь... Помоги мне, отец! Помоги хотя бы советом...
Не было на свете ничего, что я бы не согласилась отдать Караффе за Анну. Я была согласна на всё... кроме лишь одного – подарить ему бессмертие. А это, к сожалению, было именно то единственное, чего святейший Папа желал.
– Я так боюсь за неё, отец!.. Я видела здесь девочку – она умирала. Я помогла ей уйти... Неужели подобное испытание достанется и Анне?! Неужели у нас не хватит сил, чтобы её спасти?..
– Не допускай страх в своё сердце, доченька, как бы тебе не было больно. Разве ты не помнишь, чему учил свою дочь Джироламо?.. Страх создаёт возможность воплощения в реальность того, чего ты боишься. Он открывает двери. Не позволяй страху ослабить тебя ещё до того, как начнёшь бороться, родная. Не позволяй Караффе выиграть, даже не начав сопротивляться.
– Что же мне делать, отец? Я не нашла его слабость. Не нашла, чего он боится... И у меня уже не осталось времени. Что же мне делать, скажи?..
Я понимала, что наши с Анной короткие жизни приближались к своему печальному завершению... А Караффа всё так же жил, и я всё так же не знала, с чего начать, чтобы его уничтожить...
– Пойди в Мэтэору, доченька. Только они могут помочь тебе. Пойди туда, сердце моё.
Голос отца звучал очень печально, видимо так же, как и я, он не верил, что Мэтэора поможет нам.
– Но они отказали мне, отец, ты ведь знаешь. Они слишком сильно верят в свою старую «правду», которую сами себе когда-то внушили. Они не помогут нам.
– Слушай меня, доченька... Вернись туда. Знаю, ты не веришь... Но они – единственные, кто ещё может помочь тебе. Больше тебе не к кому обратиться. Сейчас я должен уйти... Прости, родная. Но я очень скоро вернусь к тебе. Я не оставлю тебя, Изидора.
Сущность отца начала привычно «колыхаться» и таять, и через мгновение совсем исчезла. А я, всё ещё растерянно смотря туда, где только что сияло его прозрачное тело, понимала, что не знаю, с чего начать... Караффа слишком уверенно заявил, что Анна очень скоро будет в его преступных руках, поэтому времени на борьбу у меня почти не оставалось.
Встав и встряхнувшись от своих тяжких дум, я решила всё же последовать совету отца и ещё раз пойти в Мэтэору. Хуже всё равно уже не могло было быть. Поэтому, настроившись на Севера, я пошла...
На этот раз не было ни гор, ни прекрасных цветов... Меня встретил лишь просторный, очень длинный каменный зал, в дальнем конце которого зелёным светом сверкало что-то невероятно яркое и притягивающее, как ослепительная изумрудная звезда. Воздух вокруг неё сиял и пульсировал, выплёскивая длинные языки горящего зелёного «пламени», которое, вспыхивая, освещало огромный зал до самого потолка. Рядом с этой невиданной красотой, задумавшись о чём-то печальном, стоял Север.
– Здравия тебе, Изидора. Я рад, что ты пришла, – обернувшись, ласково произнёс он.
– И ты здравствуй, Север. Я пришла ненадолго, – изо всех сил стараясь не расслабляться и не поддаваться обаянию Мэтэоры, ответила я. – Скажи мне, Север, как вы могли отпустить отсюда Анну? Вы ведь знали, на что она шла! Как же вы могли отпустить её?! Я надеялась, Мэтэора будет её защитой, а она с такой легкостью её предала... Объясни, пожалуйста, если можешь...
Он смотрел на меня своими грустными, мудрыми глазами, не говоря ни слова. Будто всё уже было сказано, и ничего нельзя было изменить... Потом, отрицательно покачав головой, мягко произнёс:
– Мэтэора не предавала Анну, Изидора. Анна сама решила уйти. Она уже не ребёнок более, она мыслит и решает по-своему, и мы не вправе держать её здесь насильно. Даже если и не согласны с её решением. Ей сообщили, что Караффа будет мучить тебя, если она не согласится туда вернуться. Поэтому Анна и решила уйти. Наши правила очень жёстки и неизменны, Изидора. Стоит нам преступить их однажды, и в следующий раз найдётся причина, по который жизнь здесь быстро начнёт меняться. Это непозволимо, мы не вольны свернуть со своего пути.
– Знаешь, Север, я думаю, именно ЭТО и есть самая главная ваша ошибка... Вы слепо замкнулись в своих непогрешимых законах, которые, если внимательно к ним присмотреться, окажутся совершенно пустыми и, в какой-то степени, даже наивными. Вы имеете здесь дело с удивительными людьми, каждый из которых сам по себе уже является богатством. И их, таких необычайно ярких и сильных, невозможно скроить под один закон! Они ему просто не подчинятся. Вы должны быть более гибкими и понимающими, Север. Иногда жизнь становится слишком непредсказуемой, так же, как непредсказуемы бывают и обстоятельства. И вы не можете судить одинаково то, что п р и в ы ч н о, и то, что уже не вмещается более в ваши давно установленные, устаревшие «рамки». Неужели ты сам веришь в то, что ваши законы правильны? Скажи мне честно, Север!..
Он смотрел изучающе в моё лицо, становясь всё растеряннее, будто никак не мог определиться, говорить ли мне правду или оставить всё так, как есть, не беспокоя сожалениями свою мудрую душу...
– То, что являет собою наши законы, Изидора, создавалось не в один день... Проходили столетия, а волхвы всё так же платили за свои ошибки. Поэтому даже если что-то и кажется нам иногда не совсем правильным, мы предпочитаем смотреть на жизнь в её всеобъемлющей картине, не отключаясь на отдельные личности. Как бы это ни было больно...
Я отдал бы многое, если бы ты согласилась остаться с нами! В один прекрасный день ты, возможно, изменила бы Землю, Изидора... У тебя очень редкий Дар, и ты умеешь по настоящему МЫСЛИТЬ... Но я знаю, что не останешься. Не предашь себя. И я ничем не могу помочь тебе. Знаю, ты никогда не простишь нам, пока будешь жива... Как никогда не простила нас Магдалина за смерть своего любимого мужа – Иисуса Радомира... А ведь мы просили её вернуться, предлагая защиту её детям, но она никогда более не вернулась к нам... Мы живём с этой ношей долгие годы, Изидора, и поверь мне – нет на свете ноши тяжелей! Но такова наша судьба, к сожалению, и изменить её невозможно, пока не наступит на Земле настоящий день «пробуждения»... Когда нам не нужно будет скрываться более, когда Земля, наконец, станет по-настоящему чистой и мудрой, станет светлей... Вот тогда мы и сможем думать раздельно, думать о каждом одарённом, не боясь, что Земля уничтожит нас. Не боясь, что после нас не останется Веры и Знания, не останется ВЕДАЮЩИХ людей...
Север поник, будто внутри не соглашаясь с тем, что сам только что мне говорил... Я чувствовала всем своим сердцем, всей душой, что он верил намного более в то, во что так убеждённо верила я. Но я также знала – он не откроется мне, не предавая этим Мэтэору и своих любимых великих Учителей. Поэтому я решила оставить его в покое, не мучить его более...
– Скажи мне, Север, что стало с Марией Магдалиной? Живут ли ещё где-то на Земле её потомки?
– Конечно же, Изидора!.. – тут же ответил Север, и мне показалось, что его искренне обрадовала перемена темы...

Чудесная картина Рубенса «Распятие». Рядом с телом Христа (внизу) – Магдалина и его брат, Радан (в
красном), а за Магдалиной – мать Радомира, Ведунья Мария. На самом верху – Иоанн, а справа и слева от
него – двое Рыцарей Храма. Остальные две фигуры неизвестны. Возможно это были иудеи, у которых
жила семья Радомира?..

– После смерти Христа Магдалина покинула ту жестокую, злую землю, отнявшую у неё самого дорогого на свете человека. Она ушла, уводя с собой вместе малышку-дочь, которой было в то время всего-навсего четыре года. А её восьмилетнего сына тайно увезли в Испанию рыцари Храма, чтобы он, во что бы то ни стало, остался в живых и смог продолжить великий Род своего отца. Если желаешь, я расскажу тебе истинную историю их жизни, ибо то, что преподносится людям сегодня, является просто историей для несведущих и слепцов...

Магдалина со своими детьми – дочерью Радомир со своими детьми – сыном Светодаром и дочерью Вестой
и сыном. Витражи из церкви Святого Назара,
Лему, Лангедок, Франция
( St. Nazare, Lemoux, Langedoc)
На этих чудесных витражах Радомир и Магдалина со своими детьми – сыном
Светодаром и дочерью Вестой. Также, здесь видна ещё одна весьма интересная
деталь – священнослужитель, стоящий рядом с Радомиром одет в форму като-
лической церкви, что две тысячи лет назад ещё никоим образом не могло бы-
ло быть. Она появилась у священников только в 11-12 столетиях. Что, опять же,
доказывает рождение Иисуса-Радомира только в 11 веке.

Я согласно кивнула Северу.
– Расскажи, пожалуйста, правду... Расскажи мне о них, Север...

Радомир, предчувствуя свою скорую
гибель, отправляет девятилетнего
Светодара жить в Испанию... Чув-
ствуется глубокая грусть и общее
отчаяние.

Его мысли унеслись далеко-далеко, окунаясь в давние, покрытые пеплом веков, сокровенные воспоминания. И началась удивительная история...
– Как я тебе уже рассказывал ранее, Изидора, после смерти Иисуса и Магдалины, всю их светлую и печальную жизнь оплели бессовестной ложью, перенося эту ложь также и на потомков этой удивительной, мужественной семьи... На них «одели» ЧУЖУЮ ВЕРУ. Их чистые образы окружили жизнями ЧУЖИХ ЛЮДЕЙ, которые тогда уже давно не жили... В их уста вложили СЛОВА, которых они НИКОГДА НЕ ПРОИЗНОСИЛИ... Их сделали ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, которые СОВЕРШАЛА И СОВЕРШАЕТ ЧУЖАЯ ВЕРА, самая лживая и преступная, существовавшая когда-либо на Земле...
* * *
От автора: Прошло много-много лет после моей встречи с Изидорой... И уже сейчас, вспоминая и проживая бывшие далёкие годы, мне удалось найти (находясь во Франции) любопытнейшие материалы, во многом подтверждающие правдивость рассказа Севера о жизни Марии Магдалины и Иисуса Радомира, которые, думаю, будут интересны для всех, читающих рассказ Изидоры, и возможно даже помогут пролить хоть какой-то свет на ложь «правящих мира сего». О найденных мною материалах прошу читать в «Дополнении» после глав Изидоры.
* * *
Я чувствовала, что весь этот рассказ давался Северу очень непросто. Видимо, его широкая душа всё ещё не соглашалась принять такую потерю и всё ещё сильно по ней болела. Но он честно продолжал рассказывать дальше, видимо понимая, что позже, возможно, я уже не смогу ни о чём более его спросить.

На этом витраже Магдалина изобра-
жена в виде Учителя, стоящего над
королями, аристократами, филосо-
фами и учёными...

– Помнишь ли, Изидора, я говорил тебе, что Иисус Радомир никогда не имел ничего общего с тем лживым учением, о котором кричит христианская церковь? Оно было полностью противоположно тому, чему учил сам Иисус, а после – и Магдалина. Они учили людей настоящему ЗНАНИЮ, учили тому, чему мы учили их здесь, в Мэтэоре...
А Мария знала даже больше, так как могла свободно черпать своё знание из широких просторов Космоса, после того как от нас ушла. Они жили, тесно окружённые Ведунами и одарёнными, которых люди позже переименовали в «апостолов»... в пресловутой «библии» оказавшихся старыми, недоверчивыми иудеями... которые, думаю, если бы могли, по-настоящему тысячу раз предали бы Иисуса. «Апостолами» же его в реальности были Рыцари Храма, только не построенного человеческими руками, а созданного высокой мыслью самого Радомира – Духовного Храма Истины и Знания. Этих рыцарей вначале было всего лишь девять, и собрались они вместе для того, чтобы в силу своих возможностей оберегать Радомира и Магдалину в той чужой и опасной для них стране, в которую так безжалостно швырнула их судьба. А ещё задача Рыцарей Храма состояла также и в том, чтобы (случись что-то непоправимое!) сберечь ИСТИНУ, которую несли «душой пропавшим» иудеям эти двое чудесных, светлых людей, отдававших свой Дар и свои чистые Жизни за покой на их любимой, но всё ещё очень жестокой планете...
– Значит и «апостолы» тоже были совершенно другими?! Какими же они были?! Можешь ли ты рассказать мне о них, Север?
Мне было настолько интересно, что на какой-то короткий миг даже удалось «усыпить» свои мучения и страхи, удалось на мгновение забыть грядущую боль!.. Я обрушила на Севера настоящий шквал вопросов, даже точно не зная, существуют ли на них ответы. Так сильно мне хотелось узнать настоящую историю этих мужественных людей, не опошлённую ложью долгих пяти сотен лет!!!
– О, они были истинно чудесными людьми – рыцари Храма – Изидора!.. Вместе с Радомиром и Магдалиной они создали великолепный костяк МУЖЕСТВА, ЧЕСТИ и ВЕРЫ, на котором строилось светлое УЧЕНИЕ, оставленное когда-то нашими предками для спасения нашей родной Земли. Двое из рыцарей Храма были нашими учениками, а также потомственными воинами из старейших европейских аристократических семей. Они стали у нас смелыми и одарёнными Ведунами, готовыми на всё, чтобы сохранить Иисуса и Магдалину. Четверо были потомками Русов-Меровингов, также имевших большой Дар, как и все их далёкие предки – короли Фракии... Как и сама Магдалина, также рождённая от этой необыкновенной династии, и с гордостью нёсшая свой семейный Дар. Двое же были нашими Волхвами, добровольно покинувшими Мэтэору, чтобы защитить идущего на собственную погибель их любимого Ученика, Иисуса Радомира. Они не смогли в своих душах предать Радомира, и даже зная, что его ждёт, без сожалений последовали за ним. Ну, а последним, девятым из рыцарей-защитников, о котором до сих пор не знает и не пишет никто, был родной брат самого Христа, сын Белого Волхва – Радан (Ра – дан, данный Ра)... Он-то и сумел сохранить сына Радомира, после гибели оного. Но, защищая его, к сожалению, погиб сам...
– Скажи, Север, не имеет ли это чего-либо общего с легендой о близнецах, где говорится, что у Христа был брат-близнец? Я об этом читала в нашей библиотеке и всегда хотела знать, было ли это правдой, или всего лишь очередной ложью «святых отцов»?

– Нет, Изидора, Радан не был близнецом Радомира. Это явилось бы нежелательной дополнительной опасностью к и так уже достаточно сложной жизни Христа и Магдалины. Тебе ведь известно, что близнецы связаны слишком тесно нитью своего рождения, и опасность для жизни одного может стать опасностью для другого? – Я кивнула. – Поэтому волхвы никак не могли допустить такой ошибки.
– Значит, всё же, не все в Мэтэоре предали Иисуса?! – обрадовано воскликнула я. – Не все спокойно смотрели, как он шёл на смерть?..
– Ну, конечно же, нет, Изидора!.. Мы бы все ушли, чтобы защитить его. Да не все сумели перешагнуть через свой Долг... Знаю, что ты не веришь мне, но мы все до единого очень любили его... и, конечно же, Магдалину. Просто не все могли забыть свои обязанности и бросить всё из-за одного человека, каким бы особенным он ни был. Ты ведь отдаёшь свою жизнь, чтобы спасти многих? Вот и наши волхвы остались в Мэтэоре, чтобы охранять Священные Знания и учить других одарённых. Такова жизнь, Изидора... И каждый делает её лучше, по мере своих возможностей.
– Скажи, Север, а почему ты называешь Франкских королей – Русами? Разве эти народы имели между собой что-либо общее? Насколько я помню, они всегда звались – Франками?.. А позже красавица Франкия стала Францией. Разве не так?
– Нет, Изидора. Знаешь ли ты, что означает слово – франки? – Я отрицательно мотнула головой. – «Франки» просто означает – свободные. А Меровинги были северными Русами, пришедшими учить свободных Франков военному искусству, правлению страной, политике и науке (как они шли во все остальные страны, будучи рождёнными для учения и блага остальных живущих людей). И назывались они правильно – Меравингли (мы-Ра-в-Инглии; мы, дети Ра, несущие Свет в родной Первозданной Инглии). Но, конечно же, потом это слово, как и многое другое, «упростили»... и оно стало звучать, как «Меровинги». Так создалась новая «история», в которой говорилось, что имя Меровинги произошло от имени короля Франков – Меровия. Хотя к королю Меровию это название ни малейшего отношения не имело. Тем более, что король Меровий был уже тринадцатым из королей Меровингов. И логичнее, естественно, было бы назвать всю династию именем первого из правящих королей, не так ли?
Так же, как и к другой глупой легенде о «морском чудовище», якобы породившем на свет династию Меровингов, это название, естественно, отношения также не имело. Видимо, Думающим Тёмным очень хотелось, чтобы люди не знали настоящего значения ИМЕНИ правящей династии Франков. Поэтому они постарались быстренько их переименовать и превратить в «слабых, невезучих и жалких» королей, изолгав в очередной раз настоящую мировую историю.
Меравингли же были яркой, умной и одарённой династией северных Русов, добровольно покинувших свою великую родину и смешавших свою кровь с высшими династиями тогдашней Европы, дабы родился из этого новый могущественный Род магов и воинов, который смог бы мудро править странами и народами, населявшими в то время полудикую Европу.
Они были чудесными магами и воинами, могли лечить страдающих и учить достойных. Все без исключения Меравингли носили очень длинные волосы, которых ни при каких обстоятельствах не соглашались стричь, так как черпали через них Живую Силу. Но к сожалению, это было также известно и Думающим Тёмным. Именно поэтому самым страшным наказанием стал насильный «постриг» последней Меравингльской королевской семьи.
После предательства королевского казначея-еврея, ложью и хитростью натравившего в этой семье брата на брата, сына на отца, ну а потом уже с лёгкостью сыгравшего на человеческой гордости и чести... Так впервые в королевской семье Меравинглей пошатнулась былая твердыня. И непоколебимая вера в единство Рода дала первую глубокую трещину... Многовековая война Меравинглей с противоборствующим родом стала подходить к своему печальному завершению... Последний настоящий король этой чудесной династии – Дагобер II, оказался, опять же, по-предательски убитым – он погиб на охоте от руки подкупленного убийцы, ударившего его в спину отравленным копьём.

На этом и закончилась (вернее – была истреблена) самая одарённая династия в Европе, нёсшая свет и силу непросвещённому европейскому народу. Как видишь, Изидора, трусы и предатели во все времена не осмеливались бороться открыто, зная наверняка, что выиграть честно у них никогда не было, и не будет никаких, даже малейших шансов. Но зато ложью и низостью они побеждали даже самых сильнейших, используя их честь и совесть в свою пользу... совершенно не беспокоясь о своей же «погибающей во лжи» душе. Таким образом, уничтожив «мешающих просветлённых», Думающие Тёмные после придумывали угодную им «историю». А люди, для которых такая «история» создавалась, тут же с лёгкостью принимали её, даже не попытавшись задуматься... Это, опять же, наша Земля, Изидора. И мне искренне грустно и больно, что не удаётся заставить её «проснуться»...
Моё сердце вдруг горько и болезненно заныло... Значит, всё же, во все времена были светлые и сильные люди, мужественно, но безнадёжно боровшиеся за счастье и будущее человечества! И они все, как правило, погибали... В чём же была причина столь жестокой несправедливости?.. С чем же всё-таки был связан такой повторяющийся смертельный исход?
– Скажи мне, Север, почему всегда погибают самые чистые и самые сильные?.. Знаю, что уже задавала тебе этот вопрос... Но я всё ещё не могу понять, неужели же люди и вправду не видят, сколь прекрасна и радостна была бы жизнь, послушай бы они хоть одного из тех, кто так яро за них сражался?! Неужели ты всё же прав, и Земля настолько слепа, что за неё пока ещё рано болеть?!.. Пока ещё рано бороться?..
Грустно покачав головой, Север ласково улыбнулся.
– Ты сама знаешь ответ на этот вопрос, Изидора... Но ты ведь не сдашься, даже если тебя и пугает столь жестокая правда? Ты – Воин, и ты таковой останешься. Иначе предала бы себя, и смысл жизни навсегда был бы для тебя потерян. Мы есть то, что мы ЕСТЬ. И как бы мы не старались меняться, наш стержень (или наша основа) всё равно останется таким, каковой по-настоящему является наша СУТЬ. Ведь если человек пока ещё «слеп» – у него всё же есть надежда когда-то прозреть, не так ли? Или если мозг его всё ещё спит – он всё же может когда-нибудь проснуться. Но если человек по сути своей «гнил» – то каким бы хорошим он быть ни старался, его гнилая душа всё равно в один прекрасный день выползает наружу... и убивает любую его попытку выглядеть лучше. А вот если Человек истинно честен и смел – его не сломает ни боязнь боли, ни самые злые угрозы, так как его душа, его СУТЬ, навсегда останется такой же смелой и такой же чистой, как бы безжалостно и жестоко он не страдал. Но вся беда и слабость его в том, что так как Человек этот поистине Чист, он не может узреть предательство и подлость ещё до того, как оно становится явным, и когда ещё не слишком поздно что-либо предпринять... Он не может такое предусмотреть, так как эти низкие чувства в нём полностью отсутствуют. Поэтому на Земле всегда будут гибнуть самые светлые и самые смелые люди, Изидора. И продолжаться будет это до тех пор, пока КАЖДЫЙ земной человек не прозреет и не поймёт, что жизнь не даётся даром, что за прекрасное надо бороться, и что Земля не станет лучше, пока он не наполнит её своим добром и не украсит своим трудом, каким бы малым или незначительным он ни был.

Но как я уже говорил тебе, Изидора, этого придётся ещё очень долго ждать, ибо пока что человек думает только о своём личном благополучии, даже не задумываясь, для чего он пришёл на Землю, для чего был на ней рождён... Ибо каждая ЖИЗНЬ, какой бы незначительной она ни казалась, приходит на Землю с какой-то определённой целью. В большинстве своём – чтобы сделать лучше и радостнее, могущественнее и мудрее наш общий ДОМ.
– Ты думаешь, обычного человека когда-нибудь заинтересует общее благо? Ведь у многих людей это понятие совершенно отсутствует. Как же их научить, Север?..
– Этому нельзя научить, Изидора. У людей должна появиться потребность к Свету, потребность к Добру. Они должны сами желать изменения. Ибо то, что даётся насильно, человек инстинктивно старается побыстрее отвергнуть, даже не пытаясь что-либо понять. Но мы отвлеклись, Изидора. Желаешь ли, чтобы я продолжил историю Радомира и Магдалины?
Я утвердительно кивнула, в душе сильно сожалея, что не могу вот так просто и спокойно вести с ним беседу, не волнуясь об отпущенных мне судьбой последних минутах моей искалеченной жизни и не думая с ужасом о нависшей над Анной беде...
– В библии очень много пишется об Иоанне Крестителе. Был ли он по-настоящему с Радомиром и рыцарями Храма? Его образ так удивительно хорош, что иногда заставлял сомневаться, являлся ли Иоанн настоящей фигурой? Можешь ли ты ответить, Север?
Север тепло улыбнулся, видимо вспоминая что-то, очень для него приятное и дорогое...
– Иоанн был мудрым и добрым, как большое тёплое солнце... Он был отцом для всех идущих с ним, их учителем и другом... Его ценили, слушались и любили. Но он никогда не был тем молодым и удивительно красивым юношей, каким его обычно рисовали художники. Иоанн в то время был уже пожилым волхвом, но всё ещё очень сильным и стойким. Седой и высокий, он был скорее похож на могучего былинного воина, чем на удивительно красивого и нежного юношу. Он носил очень длинные волосы, как впрочем, и все остальные, находящиеся с Радомиром.

Это был Радан, он был и правда необычайно красивым. Он, как и Радомир, с малых лет жил в Мэтэоре, рядом со своей матерью, Ведуньей Марией. Вспомни, Изидора, как много картин существует, в которых Мария написана с двумя, почти одного возраста, младенцами. Их почему-то рисовали все знаменитые художники, возможно, даже не понимая, КОГО по-настоящему изображала их кисть... И что самое интересное – это то, что именно на Радана Мария смотрит на всех этих картинах. Видимо уже тогда, будучи ещё младенцем, Радан уже был таким же весёлым и притягивающим, каким он оставался всю свою короткую жизнь...

И ещё... если бы и рисовали художники именно Иоанна на этих картинах, то как же тогда тот же самый Иоанн сумел бы так чудовищно постареть ко времени своей казни, свершённой по желанию капризницы Саломеи?.. Ведь по Библии это случилось ещё до распятия Христа, значит, Иоанну должно было быть в то время никак не более тридцати четырёх лет! Каким же образом из по-девичьи красивого, златокудрого юноши он превратился в старого и совсем уж несимпатичного еврея?!

– Значит Волхв Иоанн не погиб, Север? – обрадовано спросила я. – Или он погиб по-другому?..
– К сожалению, настоящему Иоанну и правда отрубили голову, Изидора, но это не произошло по злой воле капризной избалованной женщины. Причиной его гибели было предательство иудейского «друга», которому он доверял, и у которого в доме жил несколько лет...
– Но как же он не почувствовал? Как не увидел, что это за «друг»?! – возмутилась я.
– Наверное, невозможно подозревать каждого человека, Изидора... Думаю, им и так было достаточно сложно кому-то довериться, ведь им всем приходилось как-то приспосабливаться и жить в той чужой, незнакомой стране, не забывай этого. Потому, из большого и меньшего зла они, видимо, старались выбрать меньшее. Но предугадать всё невозможно, ты ведь сама прекрасно знаешь это, Изидора... Смерть Волхва Иоанна произошла уже после распятия Радомира. Его отравил иудей, в доме у которого Иоанн в то время жил вместе с семьёй погибшего Иисуса. В один из вечеров, когда весь дом уже почивал, хозяин, беседуя с Иоанном, преподнёс ему его любимый чай с примесью сильнейшего травяного яда... На следующее утро никто даже не сумел понять, что же такое случилось. По словам хозяина, Иоанн просто мгновенно уснул, и уже никогда не проснулся более... Его тело нашли утром в его окровавленном ложе с... отрубленной головой... По словам того же хозяина, иудеи очень боялись Иоанна, так как считали его непревзойдённым магом. И чтобы быть уверенными, что он никогда уже не воскреснет – они обезглавили его. Голову же Иоанна позже выкупили (!!!) у них и забрали с собою рыцари Храма, сумев сохранить её и привезти в Долину Магов, чтобы таким образом дать Иоанну хотя бы такое малое, но достойное и заслуженное почтение, не разрешая иудеям просто глумиться над ним, выполняя какие-нибудь свои магические ритуалы. С тех пор голова Иоанна была с ними всегда, где бы они ни находились. И за эту же голову через две сотни лет рыцарей Храма обвинили в преступном поклонении Дьяволу... Ты ведь помнишь последнее «дело Тамплиеров» (Рыцарей Храма), не так ли, Изидора? Именно там их обвинили в поклонении «говорящей голове», которая бесила всё церковное духовенство.

– Прости меня, Север, но почему Рыцари Храма не привезли голову Иоанна сюда, в Мэтэору? Ведь, насколько я понимаю, вы все очень любили его! И откуда тебе известны все эти подробности? Тебя ведь не было вместе с ними? Кто рассказал тебе всё это?
– Рассказала нам всю эту печальную историю Ведунья Мария, мать Радана и Радомира...
– А разве Мария вернулась к вам после казни Иисуса?!.. Ведь, насколько известно мне, она была с её сыном во время распятия. Когда же она вернулась к вам? Возможно ли, что она всё ещё жива?.. – затаив дыхание, спросила я.
Мне так хотелось увидеть хотя бы кого-то из тех достойных, мужественных людей!.. Так хотелось «зарядиться» их выдержкой и силой в моей предстоящей последней борьбе!..
– Нет, Изидора. К сожалению, Мария умерла столетия назад. Она не пожелала жить долго, хотя могла. Думаю, её боль была слишком глубокой... Ушедшая к своим сыновьям в незнакомую, далёкую страну (ещё за много лет до их смерти), но так и не сумевшая уберечь ни одного из них, Мария не вернулась в Мэтэору, уйдя вместе с Магдалиной. Уйдя, как мы тогда думали, навсегда... Устав от горечи и потерь, уже после гибели любимой внучки и Магдалины, Мария решила оставить свою жестокую и немилосердную жизнь... Но перед тем, как «уйти» навсегда, она всё же пришла в Мэтэору, чтобы проститься. Чтобы поведать нам истинную историю гибели тех, кого мы все сильно любили...

А ещё, она вернулась для того, чтобы в последний раз увидеть Белого Волхва... Своего супруга и вернейшего друга, которого так и не смогла никогда забыть. В своём сердце она простила его. Но, к его великому сожалению, не смогла принести ему прощение Магдалины.... Так что, как видишь, Изидора, великая христианская басня о «всепрощении» это просто детская ложь для наивных верующих, чтобы разрешить им творить любое Зло, зная, что чего бы они ни сделали, в конечном итоге их простят. Но прощать можно лишь то, что по-настоящему достойно прощения. Человек должен понимать, что за любое свершённое Зло ему приходится отвечать... И не перед каким-то таинственным Богом, а перед собой, заставляя себя же жестоко страдать. Магдалина не простила Владыко, хотя глубоко уважала и искренне любила его. Так же, как она не сумела простить и всех нас за страшную смерть Радомира. Ведь именно ОНА лучше всех понимала – мы могли помочь ему, могли спасти его от жестокой смерти... Но не захотели. Считая вину Белого Волхва слишком жестокой, она оставила его жить с этой виной, ни на минуту не забывая её... Она не захотела даровать ему лёгкого прощения. Мы так больше никогда и не увидели её. Как никогда не увидели и их малышей. Через одного из рыцарей своего Храма – нашего волхва – Магдалина передала ответ Владыке на его просьбу вернуться к нам: «Солнце не восходит в один день дважды... Радость вашего мира (Радомир) уже никогда не вернётся к вам, как не вернусь к вам и я... Я нашла свою ВЕРУ и свою ПРАВДУ, они ЖИВЫЕ, ваша же – МЕРТВА... Оплакивайте своих сыновей – они вас любили. Я же никогда не прощу вам их смерти, пока жива. И пусть вина ваша остаётся с вами. Возможно, когда-нибудь она принесёт вам Свет и Прощение... Но не от меня». Голову же Волхва Иоанна не привезли в Мэтэору по той же самой причине – никто из рыцарей Храма не захотел возвращаться к нам... Мы потеряли их, как теряли не раз многих других, кто не хотел понять и принять наших жертв... Кто так же, как ты – ушли, осуждая нас.
У меня кружилась голова!.. Как жаждущий, утоляя свой вечный голод знания, я жадно впитывала поток удивительной информации, щедро даримой Севером... И мне хотелось намного больше!.. Хотелось знать всё до конца. Это было глотком свежей воды в выжженной болью и бедами пустыне! И я никак не могла вдоволь напиться...
– У меня тысячи вопросов! Но не осталось времени... Что же мне делать, Север?..
– Спрашивай, Изидора!.. Спрашивай, я постараюсь ответить тебе...
– Скажи, Север, почему мне кажется, что в этой истории как бы соединились две истории жизни, оплетённые схожими событиями, и преподносятся они, как жизнь одного лица? Или я не права?