Примаков, Виталий Маркович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Виталий Маркович Примаков
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Период жизни

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвище

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Псевдоним

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

18 декабря 1897(1897-12-18)

Место рождения

местечко Семёновка (город),
Черниговская губерния,
Российская империя
(ныне город Семёновка, Черниговская область, Украина)

Дата смерти

12 июня 1937(1937-06-12) (39 лет)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

Российская империя22x20px Российская империя,
22px УНРС
РСФСР22x20px РСФСР
СССР22x20px СССР

Род войск

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Годы службы

22px 19181936

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Часть

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Командовал

8-й кавалерийской дивизией Червоного казачества

Должность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сражения/войны

Гражданская война в России:

Награды и премии
Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени
Связи

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

В отставке

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вита́лий Ма́ркович Примако́в (18 декабря 1897 , местечко Семёновка Черниговской губернии — 12 июня 1937, Москва) — советский военачальник, в Гражданскую войну — командир украинского Червоного казачества; комкор (1935).

После Гражданской войны занимал ответственные посты и выполнял важные дипломатические поручения.

В августе 1936 года был арестован по обвинениям в участии в армейской «военно-троцкистской организации». В мае 1937 года, под воздействием пыток, признал себя виновным в участии в антисоветском троцкистском военно-фашистском заговоре и подписал показания, по которым позже были арестованы и предстали перед судом многие другие представители командного и начальствующего состава Красной армии.

11 июня 1937 года специальным присутствием Верховного суда СССР был приговорён к смертной казни по «делу Тухачевского». Расстрелян 12 июня 1937 года. Посмертно реабилитирован 31 января 1957 года.







Биография

Сын учителя. Детство провёл в селе Шуманы на Черниговщине. Рано осиротев, стал приемным сыном украинского писателя М. Коцюбинского, на дочери которого, Оксане, позже женился.

В 1914 году вступил в РСДРП, большевик. Будучи гимназистом, в 1915 году за распространение листовок и хранение оружия был осуждён на пожизненное поселение в Восточной Сибири. Освобождённый Февральской революцией, стал членом Киевского комитета большевиков[1].

Являясь делегатом II Всероссийского съезда Советов от Черниговской губернии, во время Октябрьской революции командовал отрядом при взятии Зимнего дворца, а затем, при подавлении выступления генерала П. Н. Краснова, командовал красногвардейскими отрядами под Гатчиной.

В январе 1918 года в Харькове сформировал из добровольцев — солдат, студентов, рабочих 1-й полк Червоного казачества, участвовавший в боях против Центральной рады. Полк входил в состав вооружённых сил Украинской Народной Республики Советов. Осенью 1918 как командир 1-го полка Червоного казачества принимал активное участие в создании Украинской советской армии. Позднее 1-й полк Червоного казачества стал бригадой, а затем был развёрнут в кавалерийскую дивизию.

В сентябре 1919 года кавалерийская дивизия Червоного казачества под командованием Примакова на протяжении месяца защищала Чернигов от деникинцев. По другим источникам успехи в гражданской войне 22-х летнего юноши без какого либо военного образования или опыта представляются сомнительными и связаны с обычным советским мифотворчеством. Наступление Деникин начал в мае 1919 силами в 4 раз меньшими сил большевиков, кроме того обороняющиеся располагали сетью железных дорог через центр России, что позволяло проводить переброску резервов. Кроме того решающую роль сыграло предательство поляков, о чём впоследствии писал А. И. Деникин:

«К осени 1919 года армии Юга России, наступая на Москву, занимали фронт от Царицына на Воронеж — Орел — Киев — Одессу, прикрывал освобождённый от большевицкой власти район восемнадцати губерний и областей — пространством в 1 миллион кв. километров с населением до 50 миллионов.

Предпринимая наступление в сторону Киева, я имел в виду огромное значение — в обоюдных интересах — соединения Добровольческой армии с Польской. Это соединение автоматически освобождало бы польские войска восточного фронта и все русские войска Киевской и Новороссийской областей для действия в северном направлении. Я предлагал польскому командованию, чтобы оно продвинуло войска только до верхнего Днепра, в общем направлении на Мозырь. Одна эта диверсия, как видно из схемы, приводила к уничтожению 12-й советской армии, не представляла для поляков никаких трудностей, не требовала никаких чрезмерных жертв и, во всяком случае, стоила бы им неизмеримо меньше крови и разорения, нежели предпринятый впоследствии „Киевский поход“ и последовавшее за ним вторжение в Польшу большевицких армий.

Боевое сотрудничество осенью 1919 года Польской армии с Добровольческой грозило советам разгромом и падением. В этой оценке положения сходятся все три стороны.

Между тем, начальник Польского государства Пилсудский осенью 1919 года заключил с советами тайное соглашение, в силу которого военные действия на польско-советском фронте временно прекратились».

С октября 1920 — командир 1-го Конного корпуса Червоного казачества. За бои под Орлом — Курском и успехи в советско-польской войне награждён двумя орденами Красного Знамени (1920, 1921). Прекрасная выучка бойцов и командиров соединения, их беззаветная храбрость помогали одерживать победы в любых сложных условиях, причём малой кровью. 14 успешных рейдов на фронтах Гражданской войны против превосходящих сил неприятеля, 60 выигранных боёв и ни одного поражения — свидетельство военного мастерства полководца Примакова. В 1923 году корпусу было присвоено почётное наименование 1-й Конный корпус Червоного казачества имени ВУЦИК и ЦК ЛКСМУ[2].

Фундаментального военного образования так и не получил. В 1923 году окончил Военно-академические курсы высшего комсостава РККА.

В 1924—1925 годах — начальник Высшей кавалерийской школы в Ленинграде, где тогда обучались будущие маршалы И. Х. Баграмян, А. И. Ерёменко, Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский[2].

В 1925—1926 годах был военным советником 1-й Национальной армии в Китае. Здесь он разработал уставы китайской армии, создал офицерскую школу, непосредственно участвовал во многих боях[2].

В 1925—1927 годах во внутрипартийных дискуссиях Примаков поддержал Льва Троцкого. Позже комкор отошёл от троцкистской оппозиции, о чем официально заявил в печати[2].

В 1926—1927 гг. — командир 1-го стрелкового корпуса Ленинградского военного округа[2].

В 1927—1929 гг. — военный атташе в Афганистане. В 1929 году, во время спецоперации Красной армии в Афганистане, возглавил советско-афганский отряд в две тысячи сабель при орудиях и пулемётах. 15 апреля 1929 года отряд Примакова, бойцы и командиры которого были одеты в афганскую форму, при поддержке авиации атаковал афганский пограничный пост. Советские войска действовали на территории Афганистана полтора месяца. За это время они взяли города Мазари-Шариф, Балх, Ташкурган и более мелкие населённые пункты. Примаков, по легенде, действовал под именем Рагиб-бея. В литературе его окрестили красным Лоуренсом. Когда стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооружённую борьбу и бежал в Индию, и продолжение экспедиции выглядело бы как агрессия против суверенной страны, Сталин приказал отозвать советские войска[3][4]. 7 августа 1929 награждён третьим орденом Красного Знамени.

В 1930 году — военный атташе в Японии.

Талантливый публицист, военный историк, автор нескольких художественных книг, Примаков оставил много интересных наблюдений и суждений о странах, в которых ему удалось побывать. «Записки волонтёра» стали одной из первых советских книг о Китае. «Афганистан в огне» до сих пор получает высокие оценки со стороны учёных-афганистов. В книге «По Японии» Примаков высказал мысль о возможности притязаний японских военных кругов на территорию СССР и о неизбежности японо-американского конфликта[2].

В 1931—1932 годах проходил обучение в Германской академии Генерального штаба. В 1931—1933 гг. командовал 13-м стрелковым корпусом Приволжского военного округа. В 1933—1935 гг. — заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом, заместитель инспектора высших военно-учебных заведений. С 1935 года — заместитель командующего Ленинградским военным округом, член Военного совета при народном комиссаре обороны СССР[2].

При этом, как указывает исследователь С. Е. Лазарев, сам Примаков считал себя незаслуженно обойдённым по службе, высказывал недовольство высшим военным руководством в лице наркома обороны. Бывший член Реввоенсовета Первой Конной армии К. Е. Ворошилов покровительствовал своим боевым соратникам, отдавая им предпочтение при назначении на вакантные должности, поощрении правительственными наградами, предоставлении различных льгот. Это вызывало трения в отношениях с представителями других легендарных соединений Гражданской войны[2].

Арест и расстрел

Первично арестован в 1934 году, дело вел следователь ОГПУ Кедров, освобождён по требованию Ворошилова[5].

14 августа 1936 Примаков и В. Путна были арестованы по обвинениям в участии в армейской «военно-троцкистской организации» — участниками этой организации они были названы в судебном процессе по делу Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра (21—23 августа 1936 года). Тем не менее до мая 1937 года ни Путна, ни Примаков не называли никаких новых имён[6].

В мае 1937 года, признал себя виновным в участии в антисоветском троцкистском военно-фашистском заговоре и подписал показания, по которым позже были арестованы и предстали перед судом многие другие представители командного и начальствующего состава Красной Армии[7]. Вместе с М. Н. Тухачевским, И. Э. Якиром, И. П. Уборевичем и ещё 4 командирами Красной Армии специальным присутствием Верховного суда СССР 11 июня 1937 года был приговорён к смертной казни; 12 июня 1937 года расстрелян.

Похоронен в Москве на Новом Донском кладбище[8].

Был посмертно реабилитирован 31 января 1957 года.

Семья

Был трижды женат: первым браком на Оксане Коцюбинской, дочери украинского писателя Михаила Коцюбинского и сестре известного украинского большевика Юрия Коцюбинского, вторым (1924) — на Марии Ароновне Довжик (1901—1991), сын от этого брака — Юрий Примаков (род. 1927), и третьим — на Лиле Брик[9].

Брат — Владимир Примаков, участник Гражданской войны, затем авиаконструктор, погиб в Московском ополчении в 1941 году.

См. также

Сочинения

Автор статей по военно-теоретическим вопросам, очерков, воспоминаний, в том числе о событиях 1917—1920 годов на Украине, в частности:

  • Афганистан в огне. — Л., 1930.
  • Червонное казачество. СПб. — Х., 1923. (статьи подписаны «Старый казак»).
  • [http://library.ua/modules/boonex/blogs/blogs.php?action=show_member_post&post_id=30 Рейд червонных казаков на Проскуров] // Борьба классов. 1932. № 5. С. 65—73.
  • Тактические задачи и военные игры, предложенные для решения офицерам германского рейхсвера в 1933 году / Пер. с нем. и обр. В. М. Примакова. — М.: Госвоениздат, 1934. — 95 с.: схем.
  • Борьба за Советскую власть на Украине. — Путь неувядаемой славы. — Три рейда. — «Червонцы».- Смертью героев. — «Смелость города берет». — В кн.: Этапы большого пути. — М., 1962.
  • Сражение под Орлом. Октябрь-ноябрь 1919 года. — В кн.: Латышские стрелки в борьбе за Советскую власть в 1917—1920 годах. — Рига, 1962.
  • Записки волонтера. Гражд. война в Китае. — М., 1967. Первое издание этой книги — Л.: Прибой, 1927. Автор указан как Генри Аллен.
  • Записки волонтера. Рассказы, очерки, статьи: (Гражданская война на Украине. Записки волонтера. Документы). — К., 1970.
  • И всходим, маки красные… Очерки, статьи, стихи, рассказы: (Для детей) Авт. вступ. ст. С. Репьях. — К.: Молодь, 1987. — 261 с.
  • По Японии. — 1930.

Память

Напишите отзыв о статье "Примаков, Виталий Маркович"

Примечания

  1. [http://www.hrono.ru/biograf/primakov.html Примаков Виталий Маркович]
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 [http://cyberleninka.ru/article/n/komkor-v-m-primakov-v-sisteme-mezhlichnostnyh-vzaimootnosheniy-sovetskoy-voennoy-elity С. Е. Лазарев. Комкор В. М. Примаков в системе межличностных взаимоотношений советской военной элиты // Вестник Челябинского государственного университета, № 41 / 2009]
  3. [http://gazeta.aif.ru/online/longliver/115-116/25_01 Афганская эпопея Виталия Примакова]
  4. [http://www.bbc.co.uk/russian/international/2009/12/091219_afghan_basmachism.shtml СССР воевал в Афганистане задолго до Второй мировой]
  5. Кривицкий В. Г. [http://scepsis.net/library/id_568.html ОГПУ] // Я был агентом Сталина / Перев. И. А. Вишневской. — М.: Эксмо, 2013. — ISBN 978-5-99550-675-1.
  6. Прудникова Е., Колпакиди А. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. — М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2006. — С. 451—452. — 640 с. — (Загадки истории). — ISBN 5-373-00352-2.
  7. [http://perpetrator2004.narod.ru/documents/Tukhachevsky/Tukhachevsky_Report.rar Справка Комиссии президиума ЦК КПСС «О проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям, в измене Родине, терроре и военном заговоре» Опубликовано: Военные архивы России. 1993. Вып. 1. С. 4-113; Военно-исторический архив. 1998. Вып. 2. С. 3-81]
  8. [http://www.sakharov-center.ru/asfcd/martirolog/?t=page&id=12482 Мартиролог: Жертвы политических репрессий. Примаков Виталий Маркович]
  9. [http://mark-bernes.ru/publ/svyaz-lili-brik-s-nkvd/ Связь Лили Брик с НКВД.]

Литература

  • Горбатов А. В. Годы и войны: Военные мемуары. М.: Советский писатель, 1992. — 554 с.
  • Дубинский И. В. Портреты и силуэты: Очерки; Документальная повесть. К., Днипро, 1982. — 355 с.
  • Дубинский И. В. Примаков. (ЖЗЛ). М.: «Молодая гвардия», 1968. — 175 с.
  • Дубинский И. В. Особый счёт. (Военные мемуары). М.: Воениздат, 1989. — 256 с.
  • Лазарев С. Е. Комкор В. М. Примаков в системе межличностных взаимоотношений советской военной элиты // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 41 (179). История. Выпуск 38. С. 62—67.
  • Лазарев С. Е. Разгром «примаковской» группировки (1936—1941 годы) // Военно-исторический архив. 2012. № 3. С. 98—106
  • Черушев Н. С., Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные): 1937—1941. Биографический словарь. — М.: Кучково поле; Мегаполис, 2012. — С. 101—102. — 496 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9950-0217-8.

Отрывок, характеризующий Примаков, Виталий Маркович

Окситания...

На самой верхушке высокой каменной горы стояло трое человек... Одним из них был Светодар, он выглядел очень печальным. Рядом, опёршись на его руку, стояла очень красивая молодая женщина, а за неё цеплялся маленький белокурый мальчик, прижимавший к груди огромную охапку ярких полевых цветов.
– Кому же ты нарвал так много, Белоярушка? – ласково спросил Светодар.
– Ну, как же?!.. – удивился мальчонка, тут же разделяя букет на три ровных части. – Это вот – мамочке... А это вот милой бабушке Таре, а это – бабушке Марии. Разве не правильно, дедушка?
Светодар не ответил, лишь крепко прижал мальчика к груди. Он был всем, что у него оставалось... этот чудесный ласковый малыш. После умершей при родах правнучки Марии, которой Светодар так никогда и не увидел, у малыша оставалась только тётя Марсилла (стоявшая рядом с ними) и отец, которого Белояр почти не помнил, так как тот всё время где-то воевал.
– А, правда, что ты теперь никогда больше не уйдёшь, дедушка? Правда, что ты останешься со мной и будешь меня учить? Тётя Марсилла говорит, что ты теперь будешь всегда жить только с нами. Это правда, дедушка?
Глазёнки малыша сияли, как яркие звёздочки. Видимо появление откуда-то такого молодого и сильного деда приводило малыша в восторг! Ну, а «дед», печально его обнимая, думал в то время о тех, кого никогда уже не увидит, проживи он на Земле даже сто одиноких лет...
– Никуда не уйду, Белоярушка. Куда же мне идти, если ты находишься здесь?.. Мы ведь теперь с тобой всегда будем вместе, правда? Ты и я – это такая большая сила!.. Так ведь?
Малыш от удовольствия повизгивал и всё жался к своему новоявленному деду, будто тот мог вдруг взять и исчезнуть, так же внезапно, как и появился.
– Ты и правда никуда не собираешься, Светодар? – тихо спросила Марсилла.
Светодар лишь грустно мотнул головой. Да и куда ему было идти, куда податься?.. Это была его земля, его корни. Здесь жили и умерли все, кого он любил, кто был ему дорог. И именно сюда он шёл ДОМОЙ. В Монтсегуре ему были несказанно рады. Правда, там не осталось ни одного из тех, кто бы его помнил. Но были их дети и внуки. Были его КАТАРЫ, которых он всем своим сердцем любил и всей душой уважал.
Вера Магдалины цвела в Окситании, как никогда прежде, давно перевалив за её пределы! Это был Золотой Век катаров. Когда их учение мощной, непобедимой волной неслось по странам, сметая любые препятствия на своём чистом и правом пути. Всё больше и больше новых желающих присоединялось к ним. И несмотря на все «чёрные» попытки «святой» католической церкви их уничтожить, учение Магдалины и Радомира захватывало все истинно светлые и мужественные сердца, и все острые, открытые новому умы. В самых дальних уголках земли менестрели распевали дивные песни окситанских трубадуров, открывавшие глаза и умы просвещённым, ну а «обычных» людей забавлявшие своим романтическим мастерством.

Окситания цвела, как прекрасный яркий цветок, впитывающий жизненную мощь светлой Марии. Казалось, никакая сила не могла противостоять этому мощному потоку Знания и светлой, вселенской Любви. Люди всё ещё поклонялись здесь своей Магдалине, обожая её. Будто она до сих пор жила в каждом из них... Жила в каждом камушке, в каждом цветке, каждой крупинке этой удивительной, чистой земли...
Однажды, гуляя по знакомым пещерам, Светодар набрёл на новую, потрясшую его до самой глубины души... Там, в спокойном тихом уголке стояла его чудесная мать – любимая Мария Магдалина!.. Казалось, природа не смогла забыть эту дивную, сильную женщину и вопреки всему, создала её образ своей всемогучей, щедрой рукой.

Пещера Марии. В самом углу пещеры стоит, природой созданная, высокая статуя прекрасной женщины,
окутанной очень длинными волосами. Местные катары говорили, что статуя появилась там сразу же после
гибели Магдалины и после каждого падения новой капли воды становилась всё больше и больше на неё похожа...
Эта пещера и сейчас называется «пещерой Марии». И все желающие могут увидеть стоящую там Магдалину.

Повернувшись, чуть поодаль Светодар увидел другое чудо – в другом углу пещеры стояла статуя его сестры! Она явно напоминала кудрявую девочку, стоявшую над чем-то лежащим... (Веста, стоявшая над телом своей матери?..) У Светодара зашевелились волосы!.. Ему показалось, что он начал сходить с ума. Быстро повернувшись, он выскочил из пещеры.

Изваяние Весты – сестры Светодара. Окситания не пожелала их забывать...
И создала свой памятник – капля по капле ваяя дорогие её сердцу лица.
Они стоят там веками, а вода продолжает свою волшебную работу, делая
их всё ближе и всё более похожими на настоящих...

Позже, чуть отойдя от потрясения, Светодар спросил у Марсилы, знает ли она о том, что он увидел. И когда услышал положительный ответ, его душа буквально «зарыдала» слезами счастья – в этой земле и вправду всё ещё жива была его мать – Золотая Мария! Сама земля Окситании воссоздала в себе эту прекрасную женщину – «оживила» в камне свою Магдалину... Это было настоящим творением любви... Только любящим зодчим была природа.

У меня на глазах блестели слёзы... И совершенно не было за это стыдно. Я очень многое бы отдала, чтобы встретить кого-то из них живыми!.. Особенно Магдалину. Какая же дивная, древняя Магия пылала в душе этой удивительной женщины, когда она создавала своё волшебное царство?! Царство, в котором правило Знание и Понимание, и костяком которого была Любовь. Только не та любовь, о которой кричала «святая» церковь, износив это дивное слово до того, что не хотелось долее его слышать, а та прекрасная и чистая, настоящая и мужественная, единственная и удивительная ЛЮБОВЬ, с именем которой рождались державы... и с именем которой древние воины бросались в бой... с именем которой рождалась новая жизнь... именем которой менялся и становился лучше наш мир... Вот эту Любовь несла Золотая Мария. И именно этой Марии мне хотелось бы поклониться... За всё, что она несла, за её чистую светлую ЖИЗНЬ, за её смелость и мужество, и за Любовь.
Но, к сожалению, сделать это было невозможно... Она жила столетия назад. И я не могла быть той, кто её знал. Невероятно глубокая, светлая печаль вдруг захлестнула меня с головой, и горькие слёзы полились потоком...
– Ну что ты, мой друг!.. Тебя ждут другие печали! – удивлённо воскликнул Север. – Прошу тебя, успокойся...
Он ласково коснулся моей руки и постепенно печаль исчезла. Осталась только горечь, будто я потеряла что-то светлое и дорогое...
– Тебе нельзя расслабляться... Тебя ждёт война, Изидора.
– Скажи, Север, учение катаров называлось Учением Любви из-за Магдалины?
– Тут ты не совсем права, Изидора. Учением Любви его звали не посвящённые. Для тех же, кто понимал, оно несло совершенно иной смысл. Вслушайся в звучание слов, Изидора: любовь по-французски звучит – амор (amour) – не так ли? А теперь раздели это слово, отделив от него букву «а»... Получится а’мор (а'mort) – без смерти... Вот и получается истинное значение учения Магдалины – Учение Бессмертных. Как я уже раньше тебе говорил – всё просто, Изидора, если только правильно смотреть и слушать... Ну, а для тех, кто не слышит – пусть остаётся Ученьем Любви... оно ведь тоже красиво. Да и истины толика в этом всё же остаётся.
Я стояла совершенно остолбенев. Учение Бессмертных!.. Даария... Так вот, что являлось учением Радомира и Магдалины!.. Север удивлял меня множество раз, но никогда ещё я не чувствовала себя столь потрясённой!.. Учение катаров притягивало меня своей мощной, волшебной силой, и я не могла себе простить, что не говорила об этом с Севером раньше.
– Скажи, Север, осталось ли что-то от записей катар? Должно же было что-то сохраниться? Даже если не самих Совершенных, то хотя бы просто учеников? Я имею в виду что-то об их настоящей жизни и учении?
– К сожалению – нет, Изидора. Инквизиция уничтожила всё и везде. Её вассалы, по приказу Папы, посылались даже в другие страны, чтобы уничтожить каждую рукопись, каждый оставшийся кусочек бересты, какой только могли найти... Мы искали хоть что-нибудь, но ничего не смогли спасти.
– Ну, а сами люди? Не могло ли остаться что-то у людей, кто сохранял бы это через века?
– Не знаю, Изидора... Думаю, даже если кто-то и имел какую-то запись, то её изменили за время. Человеку ведь свойственно всё перекраивать по-своему... А уж особенно не понимая. Так что вряд ли что-либо сохранилось, как оно было. Жаль... Правда, у нас сохранились дневники Радомира и Магдалины, но это было до создания катар. Хотя, думаю, учение не изменилось.
– Прости, за мои сумбурные мысли и вопросы, Север. Вижу, что потеряла много, не придя к вам. Но всё же, я пока жива. А пока дышу, я ещё могу тебя спрашивать, не так ли? Расскажешь ли мне, как закончилась жизнь Светодара? Прости, за то, что прервала.
Север искренне улыбался. Ему нравилось моё нетерпение и жажда «успеть» узнать. И он с удовольствием продолжил.
После своего возвращения, Светодар жил и учил в Окситании всего два года, Изидора. Но эти годы стали самыми дорогими и счастливыми годами его скитальческой жизни. Его дни, освещённые весёлым смехом Белояра, проходили в любимом Монтсегуре, в окружении Совершенных, которым Светодар честно и искренне пытался передать то, чему долгие годы учил его далёкий Странник.
Они собирались в Храме Солнца, который удесятерял собой нужную им Живую Силу. А также защищал их от нежелательных «гостей», когда кто-то собирался туда тайно проникнуть, не желая появляться открыто.
Храмом Солнца называли специально построенную в Монтсегуре башню, которая в определённое время суток пропускала в окно прямые солнечные лучи, что делало Храм в тот миг истинно волшебным. А ещё эта башня концентрировала и усиливала энергию, что для работающих там в тот момент катар облегчало напряжение и не требовало слишком большой отдачи сил.

В скором времени произошёл непредвиденный и довольно таки забавный случай, после которого ближайшие Совершенные (а потом и остальные катары) начали называть Светодара «огненным». А началось это после того, как во время одного из обычных занятий Светодар, забывшись, полностью раскрыл перед ними свою высокую энергетическую Сущность... Как известно, все без исключения Совершенные были видящими. И появление пылающей огнём сущности Светодара вызвало настоящий шок у Совершенных... Посыпались тысячи вопросов, на многие из которых даже у самого Светодара не было ответов. Ответить мог, наверное, только Странник, но он был недосягаемым и далёким. Поэтому Светодар вынужден был как то объясняться с друзьями сам... Удалось ему это или нет – неизвестно. Только с того самого дня все катары начали называть его Огненным Учителем.
(О существовании Огненного Учителя и правда упоминается в некоторых современных книгах про катар, только, к сожалению, не о том, который был настоящим... Видимо прав был Север, говоря, что люди, не понимая, переделывают всё на свой лад... Как говорится: «слышали звон, но не знают где он»... Например, я нашла воспоминания «последнего катара» Дэода Роше, который говорит, что Огненным Учителем был некий Штайнер(?!)... Опять же, к Чистому и Светлому насильно «приживляется» народ Израиля.... которого никогда не было среди настоящих Катар).
Прошло два года. Мир и покой царили в уставшей душе Светодара. Дни бежали за днями, унося всё дальше старые печали... Малыш Белояр, казалось, рос не по дням, а по часам, становясь всё смышлёнее и умней, перегоняя в этом всех своих старших друзей, чем сильно радовал дедушку Светодара. Но вот в один из таких счастливых, спокойных дней, Светодар вдруг почувствовал странную, щемящую тревогу... Его Дар говорил ему – в его мирную дверь стучится беда... Ничего вроде бы не менялось, ничего не происходило. Но тревога Светодара росла, отравляя приятные мгновения полного покоя.
Однажды, Светодар гулял по окрестностям с маленьким Белояром (мирское имя которого было – Франк) недалеко от пещеры, в которой погибла почти что вся его семья. Погода была чудесной – день стоял солнечный и тёплый – и ноги сами понесли Светодара проведать печальную пещеру... Маленький Белояр, как всегда, нарвал близ растущих полевых цветов, и дедушка с праправнуком пришли поклониться месту умерших.
Наверное, кто-то когда-то наложил проклятие на эту пещеру для его семьи, иначе невозможно было понять, как же они, такие необычайно одарённые, вдруг почему-то полностью теряли свою чувствительность, именно попадая только в эту пещеру, и как слепые котята, направлялись прямиком в кем-то расставленный капкан.
Весело щебетавший свою любимую песенку Белояр вдруг замолк, как это всегда случалось, стоило ему войти в знакомую пещеру. Мальчик не понимал, что заставляло его вести себя именно так, но как только они входили внутрь – всё его весёлое настроение куда-то испарялось, и оставалась в сердечке только печаль...
– Скажи мне, дедушка, а почему здесь всегда убивали? Это место очень печальное, я это «слышу»... Давай уйдём отсюда дедушка! Мне оно очень не нравится... Здесь всегда пахнет бедой.
Малыш боязливо передёрнул плечиками, будто и, правда, почувствовав какую-то беду. Светодар печально улыбнулся и крепко обняв мальчика, хотел уже выйти наружу, как у входа в пещеру неожиданно появились четверо незнакомых ему человек.
– Вас не приглашали сюда, незваные. Это семейная печальня, и сюда запрещён вход посторонним. Уходите с миром, – тихо произнёс Светодар. Он тут же горько пожалел, что взял с собой Белояра. Малыш испуганно жался к деду, видимо чувствуя нехорошее.
– Что ж, как раз это и есть подходящее место!.. – нагло захохотал один из незнакомцев. – Не придётся ничего искать...
Они начали окружать безоружную пару, явно стараясь пока не приближаться.
– Ну, прислужник Дьявола, покажи нам свою силёнку! – храбрились «святые войны». – Что, не помогает твой рогатый господин?
Незнакомцы нарочито себя злили, стараясь не поддаваться страху, так как про невероятную силу Огненного Учителя видимо были наслышаны достаточно.
Левой рукой Светодар легко задвинул малыша за спину, а правую протянул к пришедшим, как бы загораживая вход в пещеру.
– Я предупредил вас, остальное ваше дело... – сурово произнёс он. – Уходите и с вами ничего плохого не случится.
Четверо вызывающе загоготали. Один из них, самый высокий, вытащив узкий нож, нагло им размахивая пошёл на Светодара... И тут Белояр, испуганно пискнув, вывернулся из державших его дедушкиных рук, и пулей метнувшись к человеку с ножом, начал больно колотить по его коленям подхваченным на бегу увесистым камушком. Незнакомец взревел от боли и, как муху, отшвырнул мальчика от себя подальше. Но беда-то была в том, что «пришедшие» всё ещё стояли у самого входа в пещеру... И незнакомец швырнул Белояра именно в сторону входа... Тонко закричав, мальчик перевернулся через голову, и лёгким мячиком полетел в пропасть... Это заняло всего несколько коротких секунд, и Светодар не успел... Ослепший от боли, он протянул руку к ударившему Белояра человеку – тот, не издав ни звука, пролетел в воздухе пару шагов и грохнувшись головой об стенку, грузным мешком съехал на каменный пол. Его «напарники», видя столь печальный конец своего вожака, кучей попятились во внутрь пещеры. И тут, Светодар сделал одну-единственную ошибку... Желая увидеть жив ли Белояр, он слишком близко пододвинулся к обрыву и лишь на мгновение отвернулся от убийц. Тут же один из них, молнией подскочив сзади, нанёс ему в спину резкий удар ногой... Тело Светодара улетело в бездну следом за маленьким Белояром... Всё было кончено. Не на что было больше смотреть. Подлые «человечки» толкая друг друга, быстренько убрались из пещеры...
Какое-то время спустя, над обрывом у входа появилась белокурая маленькая головка. Ребёнок осторожно вылез на краешек уступа, и увидев, что внутри никого нет, горестно зарыдал... Видимо, весь дикий страх и обида, а может быть и ушибы, вылились водопадом слёз, смывая пережитое... Он плакал горько и долго, сам себе приговаривая, злясь и жалея, будто дедушка мог услышать... будто мог вернуться, чтобы его спасти...