Проскомидия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Meister der Sophien-Kathedrale von Ohrid 001.jpg
Василий Великий совершает литургию (фреска кафедрального собора в Охриде)

Проскоми́дия (греч. προσκομιδή — принесение, подношение; от προσκομίζω — приношу) — первая часть литургии западно-сирийского и византийского обряда (как в литургии Иоанна Златоуста, так и в литургии Василия Великого). На ней путём особых священнодействий из принесённых хлеба и вина приготовляется вещество для евхаристии, при этом совершается поминовение всех членов Церкви, как живых, так и усопших.

Проскомидия совершается иереем или епископом в алтаре на жертвеннике во время чтения часов.







Требования к хлебу и вину

Хлеб для проскомидии должен быть свежим, чистым, пшеничным, хорошо промешенным и приготовленным с закваской, в современной практике — на дрожжах («квасный»). После церковной реформы патриарха Никона для проскомидии стали использовать пять просфор (до реформы литургию служили на семи просфорах) в воспоминание Евангельского чуда о насыщении Христом пятью хлебами пяти тысяч человек. По внешнему виду просфоры должны быть округлыми и двухсоставными (двухъярусными) в ознаменование двух естеств Иисуса Христа. Для проскомидии просфоры полностью не используется — из них копием изымаются частицы.

Для изъятия Агнца используется просфора с особой печатью сверху в виде знака креста, разделяющего собой надпись:

ΙС ХС
НИ КА

(«Ιисус Христос побеждает»). На прочих просфорах могут быть изображения Божией Матери или святых. Исторические свидетельства об Агнце начинают встречаться с IXX веков: видимо, в древности его приготовление не являлось ещё общепринятым литургическим действием. Первое по времени упоминание об Евхаристическом Агнце принадлежит Константинопольскому патриарху Герману.

Вино для проскомидии должно быть натуральным виноградным вином без примесей. B Православных церквях обычно употребляется красное вино, хотя в Румынской Церкви допускают литургическое использование белого вина (так же, как и в латинском обряде у римо-католиков)[1].

В церковных текстах нигде не оговаривается конкретная марка вина, но начиная с XIX века в Русской Церкви сложилась традиция использовать для евхаристии вино марки «Кагор» — как одного из лучших вин XIX века (несмотря на низкое качество современного «Кагора», стандарт которого сформировался в советское время).

Во время совершения проскомидии вино, соединённое с водой, вливают в потир, в воспоминание того, что, когда Господь Иисус Христос находился на кресте, один из воинов копьем пронзил Ему ребро, и из пронзённого ребра истекли кровь и вода. Никаких фруктовых соков вместо виноградного вина употреблять не положено[2].

Порядок совершения проскомидии

Иерей творит входные молитвы, входит в алтарь, облачается, омывает руки и на жертвеннике при закрытых Царских вратах начинает совершать проскомидию. Завершается проскомидия, когда на клиросе читаются 3-й и 6-й (а иногда и 9-й) Часы по Часослову.

Приготовление Агнца

Иерей берёт в левую руку просфору для Агнца — Агничную просфору, обращая её буквами ХС к себе, а в правую — копие и трижды творит копием знамение креста над печатью просфоры, произнося каждый раз слова «В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Затем приступает к вырезанию из просфоры Агнца:

  • режет с правой стороны печати (где буквы и НИ) со словами «Яко овча на заколение ведеся»;
  • режет с левой стороны (где буквы ХС и КА) со словами «И яко агнец непорочен, прямо стригущаго его безгласен, тако не отверзает уст своих»;
  • надрезает верхнюю сторону печати (где буквы ХС), произнося «Во смирение Его суд Его взятся»;
  • надрезает нижнюю сторону печати (где буквы НИ КА), произнося «Род же Его кто исповесть».

Иерей надрезает просфору с нижней её части и вынимает Агнец от надрезанных нижней и четырёх внешних сторон её, произнося слова: «Яко вземлется от земли живот Его». Затем полагает его в центре дискоса.

После этого Агнец крестообразно надрезается с нижней стороны с произнесением слов: «Жрется (приносится в жертву) Агнец Божий, вземляй (взявший на Себя) грех мира, за мирский живот (жизнь) и спасение». После этого священник прободает (протыкает) копием правую сторону Агнца, произнося слова из Евангелия от Иоанна: «един от воин копием ребра Ему прободе и абие (тотчас) изыде кровь и вода; и видевый свидетельствова и истинно есть свидетельство его» (Ин. 19:34). По произнесении этих слов в потир вливается вино, смешанное с водой.

Изъятие частиц из прочих просфор

  • из второй, Богородичной, просфоры вынимается частица в память Богоматери и полагается на дискос по правую сторону от Агнца; в монастырях эта просфора используется в Чине о панагии — вкушение её завершает братский обед.
  • из третьей, девятичинной, просфоры вынимаются девять частиц, помещаемых по левую сторону от Агнца, по подобию девяти чинов ангелов, и также в память:
  1. Иоанна Предтечи (по греческим служебникам первая частица вынимается в честь «Всевеликих Чиноначальников Михаила и Гавриила и всех Небесных Сил», тогда как вторая соединяет в себе поминовение Иоанна Предтечи и всех пророков поименно, как и в русских служебниках)[3],
  2. пророков,
  3. апостолов,
  4. святителей,
  5. мучеников и мучениц,
  6. преподобных отцев и матерей,
  7. бессребреников,
  8. праведных богоотец Иоакима и Анны, святых храма, дневных и равноапостольных,
  9. составителя литургии: Иоанна Златоуста или Василия Великого;
  • из четвёртой просфоры вынимаются две больших частицы и полагаются на дискос ниже Агнца: одна в память ныне живущих патриархов, правящаго и других архиереев, священства, диаконства и монашества, вторая — за страну, где совершается литургия, православных людей, властей и воинство. Из этой же просфоры могут выниматься и другие (маленькие) частицы с поминовением имён живых. В греческих церквах при большом количестве имён вместо вынимания отдельных частиц принято выструживание копием по одной из сторон просфоры — выструженные частицы занимают на дискосе меньше места;
  • из пятой просфоры вынимаются частицы в память усопших и полагаются ниже частиц, вынутых за живых.

Затем вынимаются частицы из малых просфор (число которых не ограничивается), поданных заранее верующими. В это время читаются поминания о здравии и спасении живых и об упокоении усопших. Вынутые частицы помещаются на дискос вместе с частицами из четвёртой и пятой просфор.

При совершении Литургии архиереем проскомидия с выниманием частиц из просфор заканчивается во время пения Херувимской песни.

Все частицы по окончании Литургии опускаются священником в потир со словами: «Отмы́й (омой), Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих».

Прочие действия

Файл:Prothese-nuit.jpg
<center>Жертвенник с установленными на нём потиром и дискосом

На дискос с вынутыми частицами устанавливается звездица. Затем дискос и потир покрываются отдельными покровцами, а поверх одним большим покровом — возду́хом. Установленная звездица помогает при этом сохранить порядок частиц.

Затем иерей или диакон кадит перед Дарами, иереем произносится молитва, в которой он от имени всех литургисающих просит Бога благословить предложенные Дары, помянуть принёсших эти Дары и тех, за кого они принесены, самого же его сделать достойным для священнодействия.

Символическое значение проскомидии

На проскомидии вместе с воспоминанием о Рождестве Иисуса Христа воспоминаются Его страдания и смерть. Вследствие этого слова́ и действия проскомидии имеют двойной теолого-духовный смысл.

Приготовление Святого Хлеба и изъятие Агнца знаменуют рождение Иисуса Христа. Жертвенник знаменует Вертеп, дискос — ясли, в которых был положен младенец Христос, звездица — Вифлеемскую звезду, которая привела волхвов в Вифлеем, покровцы — пелены, которыми был укрыт Богомладенец. Потир, кадильница и фимиам знаменуют собой дары, принесённые волхвами. Творимые иереем молитвы и славословия знаменуют собой поклонение и славословие вифлеемских пастухов и волхвов. С точки зрения воспоминаний страданий Христовых дискос символизирует гроб Господень (Усыпальницу Христову), покровы — погребальные пелены, а крестообразное разрезание Агнца и протыкание (прободение) его копием символизируют распятие Иисуса Христа и излияние Его крови.

Соединение всех частиц вокруг Агнца на дискосе символизирует Христианскую Церковь, Глава которой есть Иисус Христос.

Напишите отзыв о статье "Проскомидия"

Примечания

  1. Архимандрит Киприан (Керн). [http://azbyka.ru/tserkov/duhovnaya_zhizn/sem_tserkovnyh_tainstv/prichaschenie/kiprian_evkharistiia18-all.shtml Евхаристия]. — Париж, 1992.
  2. Кроме редких исключительных случаев, когда красное вино недоступно.
  3. А. С. Кашкин, Устав православного богослужения, Саратов, 2010, стр. 367

Литература

  • Муретов С. Д. [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1894a.pdf Чин проскомидии в греческой Церкви с XII до половины XIV века (до патриарха Филофея) // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. М., 1894. Февраль. С. 192—216.]
  • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1894c.djvu Муретов С. Д. Чин проскомидии в Русской Церкви с XII по XIV вв. (до митрополита Киприана †1406) // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. М., 1894. Сентябрь. С. 485—528]
  • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1895a.djvu Муретов С. Д. Исторический обзор чинопоследования проскомидии до «Устава литургии» Константинопольского Патриарха Филофея: Опыт историко-литургического исследования. М., 1895. (Работа является сводным текстом серии статей, опубликованных в журнале «Чтения в Обществе любителей духовного просвещения» в 1893—1894 годах)]
  • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1895b.djvu Муретов С. Д. К материалам для истории чинопоследования литургии. Сергиев Посад, 1895.]
  • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1897a.djvu Муретов С. Д. Последование проскомидии, великого входа и причащения в славяно-русских Служебниках XII—XIV вв. М., 1897. (Отдельный оттиск из журнала «Чтения в Обществе любителей духовного просвещения»)]
  • [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Mur1897b.djvu Муретов С. Д. О поминовении Бесплотных сил на проскомидии. М., 1897.]
  • Богослужение православной церкви (репринтное издание 1912 года). — М.: Даръ, 2005.
  • Гоголь Н. В. Размышления о божественной литургии. — М., 1889.
  • Настольная книга священнослужителя Т. 1. — М.: Издательский Совет РПЦ, 1992 г.
  • [https://itunes.apple.com/us/book/proskomidia/id633922068?mt=11 Проскомидия. Практическое пособие для священнослужителей. (Составитель прот. В.Грищук) — СПб.: Санкт-Петербургская православная духовная академия, 2013 г. (в формате iBooks)]
  • Что такое просфора, антидор, артос. — М.:Сретенский монастырь, 1998.

Ссылки

  • [http://www.pravoslavie.ru/put/biblio/molitva/84.htm Объяснения церковных и домашних молитв. Божественная литургия. Проскомидия]

Отрывок, характеризующий Проскомидия

– А ну, давайте-ка готовиться, сейчас будем рожать!
Когда перепуганная мама спросила – а как же доктор? Женщина, спокойно посмотрев ей в глаза, ласково ответила, что по её мнению, маме уже давно пора рожать живых (!) детей... И начала мягко и осторожно массировать маме живот, как бы понемножку готовя её к «скорому и счастливому» деторождению... И вот, с лёгкой руки этой чудесной незнакомой акушерки, около шести часов утра, у мамы легко и быстро родился её первый живой ребёнок, которым, на своё счастье, и оказалась я.
– А ну, посмотри-ка на эту куколку, мама! – весело воскликнула акушерка, принося маме уже умытый и чистенький, маленький кричащий сверток. А мама, увидев впервые свою, живую и здоровую, маленькую дочь... от радости потеряла сознание...

Когда ровно в шесть часов утра доктор Ингелявичус вошёл в палату, перед его глазами предстала чудесная картинка – на кровати лежала очень счастливая пара – это была моя мама и я, её живая новорожденная дочурка... Но вместо того, чтобы порадоваться за такой неожиданный счастливый конец, доктор почему-то пришёл в настоящее бешенство и, не сказав ни слова, выскочил из палаты...
Мы так никогда и не узнали, что по-настоящему происходило со всеми «трагично-необычными» родами моей бедной, настрадавшейся мамы. Но одно было ясно наверняка – кому-то очень не хотелось, чтобы хоть один мамин ребёнок появился живым на этот свет. Но видимо тот, кто так бережно и надёжно оберегал меня всю мою дальнейшую жизнь, на этот раз решил не допустить гибели ребёнка Серёгиных, каким-то образом зная, что в этой семье он наверняка окажется последним...
Вот так, «с препятствиями», началась когда-то моя удивительная и необычная жизнь, появление которой, ещё до моего рождения, готовила мне, уже тогда достаточно сложная и непредсказуемая, судьба....
А может, это был кто-то, кто тогда уже знал, что моя жизнь кому-то и для чего-то будет нужна, и кто-то очень постарался, чтобы я всё-таки родилась на этой земле, вопреки всем создаваемым «тяжёлым препятствиям»...

Время шло. На дворе уже полностью властвовала моя десятая зима, покрывшая всё вокруг белоснежным пушистым покровом, как бы желая показать, что полноправной хозяйкой на данный момент является здесь она.
Всё больше и больше людей заходило в магазины, чтобы заранее запастись Новогодними подарками, и даже в воздухе уже «пахло» праздником.
Приближались два моих самых любимых дня – день моего рождения и Новый Год, между которыми была всего лишь двухнедельная разница, что позволяло мне полностью насладиться их «празднованием», без какого-либо большого перерыва...
Я целыми днями крутилась «в разведке» возле бабушки, пытаясь разузнать, что же получу на свой «особый» день в этом году?.. Но бабушка почему-то не поддавалась, хотя раньше мне никогда не составляло большого труда «растопить» её молчание ещё до своего дня рождения и узнать какой такой «приятности» я могу ожидать. Но в этом году, почему-то, на все мои «безнадёжные» попытки, бабушка только загадочно улыбалась и отвечала, что это «сюрприз», и что она совершенно уверена, что он мне очень понравится. Так что, как бы я ни старалась, она держалась стойко и ни на какие провокации не поддавалась. Деваться было некуда – приходилось ждать...
Поэтому, чтобы хоть чем-то себя занять и не думать о подарках, я начала составлять «праздничное меню», которое бабушка в этом году разрешила мне выбирать по своему усмотрению. Но, надо честно сказать, это не была самая лёгкая задача, так как бабушка могла делать настоящие кулинарные чудеса и выбрать из такого «изобилия» было не так-то просто, а уж, тем более – поймать бабушку на чём-то невыполнимом, было вообще делом почти что безнадёжным. Даже самым привередливым гурманам, думаю, нашлось бы, чем у неё полакомиться!.. А мне очень хотелось, чтобы на этот раз у нас «пахло» чем-то совершенно особенным, так как это был мой первый «серьёзный» день рождения и мне впервые разрешалось приглашать так много гостей. Бабушка очень серьёзно ко всему этому отнеслась, и мы сидели с ней около часа, обсуждая, что бы такое особенное она могла бы для меня «наворожить». Сейчас, конечно же, я понимаю, что она просто хотела сделать мне приятное и показать, что то, что важно для меня – точно так же важно и для неё. Это всегда было очень приятно и помогало мне чувствовать себя нужной и в какой-то степени даже «значительной», как если бы я была взрослым, зрелым человеком, который для неё достаточно много значил. Думаю, это очень важно для каждого из нас (детей), чтобы кто-то в нас по-настоящему верил, так как все мы нуждаемся в поддержании нашей уверенности в себе в это хрупкое и сильно «колеблющееся» время детского созревания, которое и так почти всегда являет собой бурный комплекс неполноценности и крайнего риска во всём, что мы пытаемся пробовать, пытаясь доказать свою человеческую ценность. Бабушка это прекрасно понимала, и её дружеское отношение всегда помогало мне без боязни продолжать мои «сумасшедшие» поиски себя в любых попадавшихся жизненных обстоятельствах.
Наконец-то закончив составлять вместе с бабушкой свой «деньрожденческий стол», я отправилась на поиски папы, у которого был выходной день и который (я почти была в этом уверена) находился где-то в «своём углу», за своим любимым занятием...
Как я и думала, уютно устроившись на диване, папа спокойно читал какую-то очень старую книгу, одну из тех, которых брать мне пока ещё не разрешалось, и до которых, как я понимала, я пока что ещё не доросла. Серый кот Гришка, свернувшись тёплым калачиком у папы на коленях, от избытка переполнявших его чувств довольно жмурился, вдохновенно мурлыча за целый «кошачий оркестр»... Я подсела к папе на краешек дивана, как делала очень часто, и тихонечко стала наблюдать за выражением его лица... Он был где-то далеко, в мире своих дум и грёз, следуя за ниточкой, которую, видимо очень увлечённо плёл автор, и в то же время, наверняка уже расставлял получаемую информацию по полочкам своего «логического мышления», чтобы потом пропустить через своё понимание и восприятие, и уже готовенькую отправить в свой огромный «мысленный архив»...
– Ну и что же мы там имеем? – потрепав меня по голове, тихо спросил папа.
– А наша учительница сегодня сказала, что никакой души вовсе нет, а все разговоры о ней – это просто выдумки священников, чтобы «подорвать счастливую психику советского человека»... Почему они лгут нам, пап? – на одном дыхании выпалила я.
– Потому, что весь этот мир, в котором мы здесь живём, построен именно на лжи... – очень спокойно ответил отец. – Даже слово – ДУША – понемногу уходит из оборота. Вернее – его «уходят»... Смотри вот, раньше говорили: душещипательный, душа в душу, душегрейка, душераздирающий, душевный, открыть душу, и т.д. А теперь это заменяется – болезненный, дружно, телогрейка, отзывчивый, потребность... Скоро в русском языке совсем души не останется... Да и сам язык стал другой – скупой, безликий, мёртвый... Знаю, ты не заметила, Светленькая, – ласково улыбнулся папа. – Но это только потому, что ты уже родилась с ним таким, каким он является сегодня... А раньше он был необычайно ярким, красивым, богатым!.. По-настоящему душевным... Теперь уже и писать иногда не хочется, – папа на несколько секунд умолк, думая о чём-то своём и тут же возмущённо добавил. – Как я могу выразить своё «я», если мне присылают список (!), какие слова можно употреблять, а какие являются «пережитком буржуазного строя»... Дикость...
– Тогда, что – лучше учиться самому, чем ходить в школу? – озадачено спросила я.
– Нет, мой маленький человек, в школу идти нужно. – И не дав мне возможности возразить, продолжил. – В школе тебе дают «зёрна» твоего фундамента – математику, физику, химию биологию, и т.д., которым дома тебя учить у меня просто не нашлось бы времени. А без этих «зёрен», к сожалению, ты не сможешь вырастить свой «умственный урожай»... – папа улыбнулся. – Только сперва ты обязательно должна будешь эти «зёрнышки» хорошенько «просеять» от шелухи и гнилых семян... А какой уж потом получится твой «урожай» – будет зависеть только от тебя самой... Жизнь сложная штука, видишь ли... И не так-то просто иногда бывает держаться на поверхности... не уходя на дно. Но деваться-то некуда, правда же? – папа опять потрепал меня по голове, он был почему-то грустным... – Вот и думай – быть ли одной из тех, кому говорят, как тебе надо жить или быть одной из тех, которые сами думают и ищут свой путь... Правда, за это бьют по головушке весьма основательно, но зато, ты всегда будешь носить её гордо поднятой. Вот и думай хорошенько, перед тем как решишь, что тебе больше нравится...
– А почему, когда я говорю в школе то, что думаю, учительница называет меня выскочкой? Это так обидно!.. Я никогда не стараюсь первой отвечать, наоборот – предпочитаю, когда меня не трогают... Но если спрашивают, я же должна ответить, правда, ведь? А им почему-то очень часто мои ответы не нравятся... Как же быть, пап?
– Ну, это, опять же, тот же самый вопрос – хочешь ли быть сама собой или хочешь говорить то, что от тебя требуется и жить спокойно? Ты, опять же, должна выбирать... А не нравятся твои ответы потому, что они не всегда совпадают с теми, которые у них уже подготовлены, и которые всегда для всех одинаковы.
– Как это – одинаковые? Я ведь не могу думать, как они хотят?.. Люди не могут думать одинаково?!
– Ошибаешься, моя Светлая... Именно это-то они и хотят – чтобы все мы думали и действовали одинаково... В этом-то вся мораль...
– Но это неправильно, пап!.. – возмутилась я.
– А ты посмотри повнимательнее на своих школьных друзей – часто ли они говорят не то, что написано? – я смутилась... он был опять же, как всегда, прав. – Это потому, что их родители учат их быть всего лишь примерными и послушными учениками и получать хорошие отметки. Но они не учат их думать... Возможно, потому, что не очень-то думали сами... Или может ещё потому, что в них уже слишком глубоко вжился страх... Вот и шевели своими извилинками, моя Светленькая, чтобы найти для себя то, что является для тебя более важным – твои отметки, или твоё собственное мышление.
– А разве можно бояться думать, пап?.. Ведь наших мыслей никто не слышит?.. Чего же тогда бояться?
– Слышать-то не услышат... Но каждая созревшая мысль формирует твоё сознание, Светленькая. А когда твои мысли меняются, то меняешься с ними и ты... И если мысли у тебя правильные, то они могут очень и очень кому-то не понравиться. Далеко не всем людям нравится думать, видишь ли. Очень многие предпочитают сваливать это на плечи другим, таким как ты, а сами остаются лишь «исполнителями» чужих желаний на всю свою оставшуюся жизнь. И счастье для них, если те же «думающие» не бьются в борьбе за власть, потому что тогда в игру идут уже не настоящие человеческие ценности, а ложь, бахвальство, насилие, и даже преступление, если они хотят избавиться от думающих с ними «невпопад»... Поэтому, думать может быть очень опасно, моя Светлая. И всё зависит лишь от того, будешь ли ты этого бояться или предпочтёшь страху свою человеческую честь...
Я взобралась к папе на диван и свернулась рядом с ним калачиком, подражая (очень этим недовольному) Гришке. Рядом с папой я всегда чувствовала себя очень защищённо и умиротворённо. Казалось, ничто плохое не может до нас добраться, как и ничто плохое не может со мной случиться, когда я нахожусь рядом с ним. Чего, конечно же, нельзя было сказать про взъерошенного Гришку, так как он тоже обожал проводимые с папой часы и не выносил, когда кто-либо в эти часы вторгался... Он шипел на меня очень недружелюбно и всем своим видом показывал, что лучше бы мне было поскорее отсюда убраться... Я рассмеялась и решила оставить его спокойно наслаждаться таким дорогим для него удовольствием, а сама пошла чуточку поразмяться – поиграть на дворе с соседскими ребятами в снежки.