Просфора

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Prosphora1.jpg
Богослужебные просфоры
Файл:21-prosphore.jpg
Греческая форма (печать) для выпечки просфор
Файл:Chinese Orthodox communion bread seal.jpg
Китайская печать для выпечки просфор. Гонконг, приход свв. Петра и Павла

Просфора́, просфо́ра, устар. просвира́ (др.-греч. προσφορά — «приношение»; мн. ч.: про́сфоры) — богослужебный литургический хлеб, употребляемый в православии[1] для таинства Евхаристии и для поминания во время Проскомидии живых и мёртвых.

Своим происхождением просфора уходит в глубокую древность. В Ветхом Завете упоминается заповедь о принесении хлеба в жертву: «пусть он приносит в приношение своё квасный хлеб, при мирной жертве благодарной» (Лев. 7:13). В скинии Моисея находились хлеба предложения[2] (пресные), состоящие из двух частей, что символизировало хлеб земной и небесный, то есть два начала, Божественное и человеческое.

Файл:Просфора М.JPG
Просфора Девы Марии (М)






Приготовление

Готовится из квасного (приготовленного с использованием различных заквасок, например, хмеля или изюма, или дрожжей) теста, состоящего из пшеничной муки, воды и соли. На просфоре помещаются изображения (для этого применяются специальные резные печати) креста с греческой надписью IΣ XΣ NIKA (Иисус Христос побеждает) или образ Богородицы или какого-либо святого. Просфоры делаются двухсоставными (из двух половинок) в ознаменование двух природ Иисуса Христа — божественной и человеческой.

Богослужебное употребление

После церковной реформы патриарха Никона для Проскомидии стали использовать пять просфор (до реформы, согласно большинству дорефоменных Служебников, Литургию служили на семи просфорах, хотя были и иные варианты) в воспоминание евангельского чуда о насыщении Христом пятью хлебами пяти тысяч человек (Ин. 6:1-15). В греческих православных церквах часто вместо пяти отдельных просфор употребляется одна большая просфора с пятисоставной печатью.

Для Проскомидии просфора полностью не используется — из неё копием изымаются частицы. Одна из просфор используется для приготовления Агнца, которым на Литургии причащаются верующие. Из остальных четырёх просфор священник изымает частицы в память Богородицы, святых, в числе которых и составители Литургии, а также в память живых и умерших членов Церкви.

После литургии все использованные просфоры с особой молитвой и благоговением съедаются верующими. Остатки просфор допускается уносить домой, чтобы также с молитвой и благоговением их съесть натощак в тот день, когда христианин не может посетить храм. Остатки просфор недопустимо выбрасывать в мусор или скармливать животным.

См. также

Напишите отзыв о статье "Просфора"

Примечания

  1. В Католической церкви латинского обряда для причащения используются гостии.
  2. [http://www.pravoslavie.ru/put/shagi/pervieshagi09.htm "О просфоре, антидоре и артосе"]. [http://www.webcitation.org/6CWesn05g Архивировано из первоисточника 29 ноября 2012].//Православие. RU

Литература

  • Богослужение православной церкви (репринтное издание 1912 года). — М.: Даръ, 2005. — С. 191-196.

Ссылки

  • [http://slovari.yandex.ru/dict/rges/article/rg3/rg3-0381.htm Статья в российском гуманитарном энциклопедическом словаре](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://slovari.yandex.ru/dict/rges/article/rg3/rg3-0381.htm история]).
  • [http://slovari.yandex.ru/dict/encsym/article/SYM/sym-0568.htm Статья в энциклопедии «Символы, знаки, эмблемы»](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://slovari.yandex.ru/dict/encsym/article/SYM/sym-0568.htm история]).
  • Просфора // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Отрывок, характеризующий Просфора

Так прошли три долгих месяца, а мои папа и мама, уже женатые, всё ещё ходили на свидания, пока мама случайно не зашла однажды к папе домой и не нашла там весьма трогательную картинку... Папа стоял на кухне перед плитой и с несчастным видом «пополнял» безнадёжно растущее количество кастрюль с манной кашей, которую в тот момент варил своему маленькому братишке. Но «зловредной» каши почему-то становилось всё больше и больше, и бедный папа никак не мог понять, что же такое происходит... Мама, изо всех сил пытаясь скрыть улыбку, чтобы не обидеть незадачливого «повара», засучив рукава тут же стала приводить в порядок весь этот «застоявшийся домашний кавардак», начиная с полностью оккупированными, «кашей набитыми» кастрюлями, возмущённо шипящей плиты... Конечно же, после такого «аварийного происшествия», мама не могла далее спокойно наблюдать такую «сердцещипательную» мужскую беспомощность, и решила немедленно перебраться в эту, пока ещё ей совершенно чужую и незнакомую, территорию... И хотя ей в то время тоже было не очень легко – она работала на почтамте (чтобы самой себя содержать), а по вечерам ходила на подготовительные занятия для сдачи экзаменов в медицинскую школу.

Она, не задумываясь, отдала все свои оставшиеся силы своему, измотанному до предела, молодому мужу и его семье. Дом сразу ожил. В кухне одуряюще запахло вкусными литовскими «цепеллинами», которых маленький папин братишка обожал и, точно так же, как и долго сидевший на сухомятке, папа, объедался ими буквально до «неразумного» предела. Всё стало более или менее нормально, за исключением отсутствия бабушки с дедушкой, о которых мой бедный папа очень сильно волновался, и всё это время искренне по ним скучал. Но у него теперь уже была молодая красивая жена, которая, как могла, пыталась всячески скрасить его временную потерю, и глядя на улыбающееся папино лицо, было понятно, что удавалось ей это совсем неплохо. Папин братишка очень скоро привык к своей новой тёте и ходил за ней хвостом, надеясь получить что-то вкусненькое или хотя бы красивую «вечернюю сказку», которые мама читала ему перед сном в великом множестве.
Так спокойно в каждодневных заботах проходили дни, а за ними недели. Бабушка, к тому времени, уже вернулась из госпиталя и, к своему великому удивлению, нашла дома новоиспечённую невестку... И так как что-то менять было уже поздно, то они просто старались узнать друг друга получше, избегая нежелательных конфликтов (которые неизбежно появляются при любом новом, слишком близком знакомстве). Точнее, они просто друг к другу «притирались», стараясь честно обходить любые возможные «подводные рифы»... Мне всегда было искренне жаль, что мама с бабушкой никогда друг друга так и не полюбили... Они обе были (вернее, мама всё ещё есть) прекрасными людьми, и я очень их обоих любила. Но если бабушка, всю проведённую вместе жизнь как-то старалась к маме приспособиться, то мама – наоборот, под конец бабушкиной жизни, иногда слишком открыто показывала ей своё раздражение, что меня глубоко ранило, так как я была сильно к ним обоим привязана и очень не любила попадать, как говорится, «между двух огней» или насильно принимать чью-нибудь сторону. Я никогда так и не смогла понять, что вызывало между этими двумя чудесными женщинами эту постоянную «тихую» войну, но видимо для того были какие-то очень веские причины или, возможно, мои бедные мама и бабушка просто были по-настоящему «несовместимы», как это бывает довольно часто с живущими вместе чужими людьми. Так или иначе, было очень жаль, потому что, в общем, это была очень дружная и верная семья, в которой все стояли друг за друга горой, и каждую неприятность или беду переживали вместе.
Но вернёмся в те дни, когда всё это только ещё начиналось, и когда каждый член этой новой семьи честно старался «жить дружно», не создавая остальным никаких неприятностей... Дедушка уже тоже находился дома, но его здоровье, к большому сожалению всех остальных, после проведённых в заключении дней, резко ухудшилось. Видимо, включая и проведённые в Сибири тяжёлые дни, все долгие мытарства Серёгиных по незнакомым городам не пожалели бедного, истерзанного жизнью дедушкиного сердечка – у него начались повторяющиеся микроинфаркты...