Процесс Синявского и Даниэля

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Процесс Синявского и Даниэля — судебный процесс против писателей А. Д. Синявского и Ю. М. Даниэля. Длился с осени 1965 года по февраль 1966 года. Вёл процесс председатель Верховного Суда РСФСР Л. Н. Смирнов.







Публикации

Поскольку в СССР художественные произведения этих писателей не печатались, они переправляли их на Запад, где они публиковались под псевдонимами Абрам Терц (Синявский)[1][2][3] и Николай Аржак (Даниэль)[4][5][6][7][8]. Произведения вывозила Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский. Жена Синявского Мария Розанова позднее рассказывала: «Может быть, случилось это только потому, что Андрей Синявский согласился на неё доносить, да, расписался в КГБ, что будет, а потом пошёл к ней и всё рассказал. И что и как доносить, они уже решали вместе».[9]

Когда КГБ установил их авторство, они были арестованы (13 сентября 1965 года) и отданы под суд.

Существуют различные версии того, как КГБ удалось раскрыть псевдонимы Синявского и Даниэля. В частности, существуют утверждения, что их выдал друг Синявского Сергей Хмельницкий. Евгений Евтушенко утверждал, что Роберт Кеннеди рассказал ему («запершись в ванне и включив воду»), что Синявского и Даниэля выдало ЦРУ, «чтобы отвлечь общественное мнение от политики США, продолжавших непопулярную войну во Вьетнаме, и перебросить внимание общественности на СССР, где преследуют диссидентов». В начале 1970-х годов Евтушенко рассказывал Даниэлю, что СССР заплатил ЦРУ за раскрытие псевдонимов чертежами новой подводной лодки. Сын Ю. Даниэля Александр Даниэль писал: «О том, как КГБ узнало о том, кто такие Абрам Терц и Николай Аржак, в точности неизвестно до сих пор, однако утечка информации, безусловно, произошла за пределами СССР: Ю. Даниэлю на допросе показали правленный его рукой экземпляр его повести „Искупление“, который мог быть найден только за рубежом». Наконец, возможно, что Синявский и Даниэль проговорились о своём авторстве каким-либо знакомым, которые их выдали.[10][11]

Обвинения

Писателей обвинили в написании и передаче для напечатания за границей произведений, «порочащих советский государственный и общественный строй». Даниэль был обвинен в написании повестей «[http://www.agitclub.ru/museum/satira/samiz/dan4.htm Говорит Москва]» и «[http://knigosite.ru/read/14044-iskuplenie-daniel-yulij.html Искупление]» и рассказов «[http://www.civil-identification.info/mnenie_rasskaz_ruki.htm Руки]» и «[http://www.agitclub.ru/museum/satira/samiz/dan5.htm Человек из МИНАПа]». Синявский был обвинен в написании повестей «[http://imwerden.de/pdf/terz_sud_idet.pdf Суд идет]», и «[http://imwerden.de/pdf/abram_terz_lubimov.pdf Любимов]», статьи «[http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059651903.html Что такое социалистический реализм]», а также в том, что пересылал за границу произведения Даниэля и участвовал в пересылке за границу произведений Ремезова, издававшихся под псевдонимом «А.Иванов».

Синявский и Даниэль не признали себя виновными.[12][13]

Процесс подробно освещался в «Известиях» и «Литературной газете».

Приговоры

Даниэль был осуждён на 5 лет лагерей по предъявленной ему статье 70 УК РСФСР «антисоветская агитация и пропаганда».

Синявский был приговорён к 7 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима по предъявленной ему статье 70 УК РСФСР «антисоветская агитация и пропаганда»[14]. Многие писатели считали процесс Даниэля и Синявского противозаконным и протестовали против их осуждения. [13]

Реакция общественности

Процесс Синявского и Даниэля связывают с началом второго периода демократического (диссидентского) движения в СССР.[15]

В поддержку Синявского и Даниэля выступали актёр Игорь Кваша[16], литературовед Вячеслав Иванов, критики Ирина Роднянская и Юрий Буртин, поэт-переводчик Анатолий Якобсон, искусствоведы Юрий Герчук и Игорь Голомшток[17], художник-реставратор Николай Кишилов, научный сотрудник АН СССР Вадим Меникер, писатели Лев Копелев, Лидия Чуковская, Владимир Корнилов, Константин Паустовский.

Со стороны властей главным общественным обличителем обвиняемых выступил Михаил Шолохов. Писатель выступил на XXIII съезде КПСС и выразил сожаление о слишком мягком приговоре (стиль сохранен):

« Попадись эти молодчики с чёрной совестью в памятные 20-годы, когда судили не опираясь на строго разграниченные статьи уголовного кодекса, а руководствуясь революционным правосознанием... (бурные аплодисменты)... Ох, не ту бы меру наказания получили бы эти оборотни! (бурные аплодисменты). А тут, видите ли, ещё рассуждают о суровости приговора! Мне ещё хотелось бы обратиться к зарубёжным защитникам пасквилянтов: не беспокойтесь, дорогие, за сохранность у нас критики. Критику мы поддерживаем и развиваем, она остро звучит и на нынешнем нашем съезде. Но клевета — не критика, а грязь из лужи — не краски из палитры художника! [18] »

Письма писателей

После суда об освобождении Синявского и Даниэля ходатайствовали («письмо 62-х»)[19]: А. Н. Анастасьев, А. А. Аникст, Л. А. Аннинский, П. Г. Антокольский, Б. А. Ахмадулина, С. Э. Бабёнышева, В. Д. Берестов, К. П. Богатырёв, З. Б. Богуславская, Ю. Б. Борев, В. Н. Войнович, Ю. О. Домбровский, Е. Я. Дорош, А. В. Жигулин, А. Г. Зак, Л. А. Зонина, Л. Г. Зорин, Н. М. Зоркая, Т. В. Иванова, Л. Р. Кабо, В. А. Каверин, Ц. И. Кин, Л. З. Копелев, В. Н. Корнилов, И. Н. Крупник, И. К. Кузнецов, Ю. Д. Левитанский, Л. А. Левицкий, С. Л. Лунгин, Л. З. Лунгина, С. П. Маркиш, В. З. Масс, О. Н. Михайлов, Ю. П. Мориц, Ю. М. Нагибин, И. И. Нусинов, В. Ф. Огнев, Б. Ш. Окуджава, Р. Д. Орлова, Л. С. Осповат, Н. В. Панченко, М. А. Поповский, Л. Е. Пинский, С. Б. Рассадин, Н. В. Реформатская, В. М. Россельс, Д. С. Самойлов, Б. М. Сарнов, Ф. Г. Светов, А. Я. Сергеев, Р. С. Сеф, Л. И. Славин, И. Н. Соловьёва, А. А. Тарковский, А. М. Турков, И. Ю. Тынянова, Г. С. Фиш, К. И. Чуковский, Л. К. Чуковская, В. Т. Шаламов[20], М. Ф. Шатров, В. Б. Шкловский, И. Г. Эренбург («Литературная Газета», 19/11, 1966 г.)[21].

В ответной статье Секретариат Союза Советских Писателей — К. А. Федин, Н. С. Тихонов, К. М. Симонов, В. А. Смирнов, Л. С. Соболев, С. В. Михалков[22], А. А. Сурков — высказался против Синявского и Даниэля.

Митинг гласности

5 декабря 1965 года, (День Конституции) на Пушкинской площади состоялся Митинг гласности в поддержку Даниэля и Синявского. В число участников входили Александр Есенин-Вольпин, Валерий Никольский, Юрий Титов, Юрий Галансков, Владимир Буковский. Митингующие требовали освободить Даниэля и Синявского, а также «уважать собственную Конституцию». Прямо с площади на допрос были увезены А. Есенин-Вольпин, Ю. Галансков, А. Шухт и др. Допрос продолжался два часа, впоследствии участники были отпущены.

Самиздат о деле Синявского и Даниэля

В самиздате распространялись открытые обращения к деятелям науки и искусства, с описаниями процесса Синявского и Даниэля, предупреждающие об опасности повторения сталинских репрессий в случае молчаливого одобрения таких процессов обществом.

Широкую известность получило открытое письмо Л. К. Чуковской к М. А. Шолохову[23].

Судьбы писателей после освобождения

8 июня 1971 года Синявский был освобождён досрочно и в 1973 году переехал во Францию. Он не был официальным эмигрантом и не лишался советского гражданства — поехал по приглашению на работу в Сорбонну.

Даниэль остался в СССР. Отбыв полностью срок, Ю. Даниэль работал сначала в Калуге, затем в Москве. Печататься мог только анонимно, под псевдонимом Ю. Петров (в период особого устрожения переводы из Аполлинера были опубликованы под именем Б. Окуджавы).[24]

17 октября 1991 года в «Известиях» появилось сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления[25]. Даниэль до этого не дожил.

Напишите отзыв о статье "Процесс Синявского и Даниэля"

Примечания

  1. 844. Терц Абрам. Фантастические повести: В цирке. Ты и я. Квартиранты. Графоманы. Гололедица. Пхенц; Суд идёт; Любимов; Что такое социалистический реализм / Вступ. ст.: Филиппов Б.; Суперобл.: Сафонов Н..- Нью-Йорк: Междунар. Лит. Содружество, 1967.- 455 с. Номер хранения 776. http://libavtograd.tgl.ru/library.php?page_id=693
  2. Абрам Терц. В ЦИРКЕ. (появление в самиздате: 1960—1965 гг.) http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059498774.html
  3. Абрам Терц. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059651903.html
  4. Николай АРЖАК. Искупление. Рассказ. Inter-Language Literary Associates, New York, 1964, 71 стр.
  5. Аржак, Николай. «Говорит Москва». Повести и рассказы. Нью-Йорк, Inter-Language Literary Associates, 1966.
  6. Аржак Н. Говорит Москва. Повести и рассказы. / Вст. ст. и послесловие Б. Филиппова. Нью-Йорк Международное литературное содружество 1966. 168 с.
  7. НИКОЛАЙ АРЖАК — Человек из МИНАПа http://www.vbooks.ru/AUTHORS/YULIY-DANIYEL-NIKOLAY-ARZGAK/027607.html
  8. «Что Николай Аржак бесстрашен — очевидно. Не будь этого, не мог бы он писать и распространять в рукописях в большевицком подполье, выбирая при этом издевательские и уничтожающие власть темы, и, что ещё увеличивает опасность, пересылать списки для издания за границу… Риск, который берёт на себя Н. Аржак, без сомнения очень велик…» (Я. Н. Горбов. «Возрождение», #145, 1964). http://old.russ.ru:8080/krug/vek/20010815_a-pr.html
  9. [http://archive.svoboda.org/programs/otbl/2005/otbl.100905.asp Андрей и Абрам: Путешествие по биографии Синявского. К 80-летию со дня рождения писателя, Передача «Радио Свобода» — интервью с вдовой Синявского Марией Розановой, 08.10.2005.]
  10. [http://www.chaskor.ru/article/sinyavskij_i_daniel_shutovskoj_horovod_19604 В.Шохина. Синявский и Даниэль: шутовской хоровод]
  11. [http://www.nr2.ru/moskow/154119.html/print/ Евгений Евтушенко вступился за всех российских «несогласных»]
  12. [http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/ECCE/SINYAVSKY.HTM Андрей Синявский. ДИССИДЕНТСТВО КАК ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.]
  13. 1 2 [http://www.vivarussia.ru/Books/2129.htm Диссиденты Юлий Даниэль-Аржак, Андрей Синявский-Терц и первые уроки демократии для СССР (1998)]
  14. СИНЯВСКИЙ, АНДРЕЙ ДОНАТОВИЧ (псевдоним Абрам Терц) (1925—1977). Энциклопедия «Кругосвет», http://www.krugosvet.ru/articles/109/1010978/1010978a1.htm
  15. [http://www.igrunov.ru/vin/vchk-vin-dissid/smysl/articl_diss/vchk-vin-dissid-dem_mov-speech_92.html Речь В. В. Игрунова на Международной научной конференции «Диссидентское движение в СССР. 1950-е — 1980-е»]
  16. Ахеджакова Л. [http://www.novayagazeta.ru/arts/54220.html «Я и маму его играла, и сестру, и жену…»] // Новая газета. — 31.08.2012.
  17. [http://muza-usa.net/2006_12/2006-12-03.html «Свидетель обвинения»]
  18. XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза, 29 марта-8 апреля 1966 года, стенографический отчет, т.1. М.,Изд.полит.лит., 1966, с.358
  19. [http://www.proza.ru/2013/06/09/1864 Письмо 62-х литераторов Москвы в защиту Даниэля и Синявского]
  20. Варлам Шаламов [http://shalamov.ru/library/21/63.html «Письмо старому другу»] — Письмо В. Шаламова. В «Белой книге по делу А. Синявского и Ю. Даниэля» (составитель А. И. Гинзбург) данный текст фигурирует как анонимный.
  21. [http://www.polit.ru/dossie/2004/07/20/ginzburg.html Письмо] редактора журнала «Синтаксис» А. Гинзбурга А. Н. Косыгину.
  22. «Выступление на XIX конференции Московской городской организации КПСС» С. Михалкова. (См. «Литературную Газету» от 27 марта и 3 апреля.) Михалков заявил: «Советский суд осудил двух политических клеветников и двурушников [А. Синявского и Ю. Даниэля]. Как ни странно нашлись среди наших литераторов добровольные адвокаты, выступившие на защиту пособников враждебного нам лагеря… Справедливости ради следует отметить, что если не считать трёх-четырёх известных писательских имён, большинство подписавших эти письма ничем не прославили нашу литературу… Уместно напомнить этим литераторам, что такое гуманизм в понимании Максима Горького. Великий сын великого народа считал, что подлинный гуманизм — это воинствующий гуманизм непримиримой борьбы против лицемерия и фальши тех, кто заботится о спасении старого мира».
  23. Юлий Ким, Илья Габай, Пётр Якир. [http://apksp.narod.ru/kimstat23.html К ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ, КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА] (Январь 1968)
  24. Даниэль Юлий Маркович (Николай Аржак) (1925—1988), http://www.rvb.ru/np/publication/02comm/02/04daniel.htm
  25. Научно-информационный центр / Хроника перестройки / 1991 17.10.1991 Опубликовано сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления (Известия, 1991, 17 октября), http://www.gorby.ru/rubrs.asp?art_id=16065&rubr_id=176&page=13

Литература

  • Баевский В., История русской литературы XX века, М.: Языки славянской культуры, 2003. ISBN 5-94457-119-5, 1726-135X
  • Цена метафоры, или Преступление и наказание Синявского и Даниэля. М.: Книга, 1989. ISBN 5-212-00310-5

Фильмы

  • «Процесс Синявского и Даниэля», документальный фильм (Россия, 2007). Режиссёры Александр Коняшев, Ольга Каменкова-Павлова.
  • [http://www.youtube.com/watch?v=jXOpZd0GOFI Отрывок из речи Шолохова на XXIII съезде КПСС (YouTube)]

Ссылки

На русском языке
  • [http://www.agitclub.ru/museum/satira/samiz/dan7.htm Геннадий Евграфов, Михаил Карпов ПО СТАТЬЕ 70-й//«Огонек» № 19, май 1989 г.]
  • [http://www.it-n.ru/communities.aspx?cat_no=2715&lib_no=48533&tmpl=lib Леонид Александрович Кацва. История России. Советский период. (1917—1991).]
  • [http://antology.igrunov.ru/70-s/periodicals/white-book/ Белая книга по делу А. Синявского и Ю. Даниэля]
  • [http://archive.svoboda.org/programs/otbl/2005/otbl.100905.asp Мария Розанова. Андрей и Абрам: Путешествие по биографии Синявского. К 80-летию со дня рождения писателя.]
  • [http://archive.svoboda.org/programs/rf/2005/rf.091005.asp Ирина Уварова, Кристина Горелик. 40 лет процессу над Синявским и Даниэлем. Радио Свобода,10 сентября 2005 г.]
  • [http://archive.is/1TKRf Eleonora Lassan Когнитивно-риторические особенности дискурса 60-тых годов в свете бинарных фреймовых оппозиций: оппозиция коммунизм — антикоммунизм. Творчество и Коммуникативный процесс, Editor: Aurika Chervinsky. 1995.]
  • А.Якобсон [http://www.antho.net/library/yacobson/in-light-of/prisvete2.html При свете совести]
  • [http://www.bbc.com/russian/multimedia/2016/02/160210_sinyavsky_daniel_trial_archive «Процесс Синявского и Даниэля, или Как начиналась брежневская эпоха»] — специальный выпуск Би-Би-Си, посвященный 50-летию со дня начала процесса.
На других языках
  • [http://liternet.bg/publish7/dkorcheva/dedstvo.htm Добринка Корчева. ДЕДСТВО `68. Литературен вестник, № 39, 2-8.12.1998.]  (болг.)
  • [http://www.ff.ns.ac.yu/personal/slavistika/asevo2.htm Аржак Н. Искупљење (одломак). У: Кровови. Сремски Карловци, 1993, бр. 29-30. Стр. 38.]  (серб.)
  • [http://www.humanite.fr/journal/1992-12-17/1992-12-17-666564 Michel Boue Du proces Siniavski-Daniel, contre la relegation de Skhavrov ou celle du cineaste Paradjanov, qu’il.]  (фр.)
  • [http://www.nybooks.com/articles/archives/1991/jun/27/the-triumph-of-abram-tertz/ Joseph Frank The Triumph of Abram Tertz. The New York Review of books. Volume 38, Number 12 · June 27, 1991]  (англ.)
Стенограмма процесса
  • [http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=1582 «Белая Книга по делу А. Синявского и Ю. Даниэля», Посев, Франкфурт на Майне, 1967, факсимильное воспроизведение издания в pdf — самое полное издание стенограммы процесса]
  • [http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=1148 Синявский и Даниэль на скамье подсудимых. Нью-Йорк, 1966, факсимильное воспроизведение издания в pdf]

Отрывок, характеризующий Процесс Синявского и Даниэля

Сверкающая фигура, не касаясь ступнями земли, «подплыла» ко мне, и я почувствовала очень мягкое, тёплое прикосновение.
– Я пришёл открыть для тебя Дверь, – опять послышался голос в моей голове.
– Дверь – куда? – спросила я.
– В Большой Мир, – прозвучал ответ.
Он протянул светящуюся руку к моему лбу и я почувствовала странное ощущение лёгкого «взрыва», после которого появилось чувство и вправду похожее на открывающуюся дверь… которая, к тому же, открывалась прямо у меня во лбу. Я увидела удивительно красивые, похожие на огромных разноцветных бабочек, тела, выходившие из самого центра моей головы… Они выстраивались вокруг и, привязанные ко мне тончайшей серебристой нитью, создавали удивительно красочный необычный цветок… По этой «нити» в меня вибрируя вливалась тихая и какая-то «неземная» мелодия, которая вызывала в душе чувство покоя и полноты.
На какое-то мгновение я увидела множество прозрачных человеческих фигур, стоящих вокруг, но они все почему-то очень быстро исчезли. Остался только мой первый гость, который всё ещё касался рукой моего лба и от его прикосновения в моё тело текло очень приятное «звучащее» тепло.
– Кто они? – спросила я, показывая на «бабочек».
– Это ты, – опять прозвучал ответ. – Это ты вся.
Я не могла понять, о чём он говорит, но каким-то образом знала, что от него идёт настоящее, чистое и светлое Добро. Вдруг очень медленно все эти необычные «бабочки» начали «таять» и превратились в изумительный, сверкающий всеми цветами радуги звёздный туман, который стал постепенно втекать обратно в меня... Появилось глубокое чувство завершённости и чего-то ещё, что я никак не могла понять, а только лишь очень сильно чувствовала всем своим нутром.
– Будь осторожна, – сказал мой гость.
– Осторожна в чём? – спросила я.
– Ты родилась… – был ответ.
Его высокая фигура начала колебаться. Поляна закружилась. А когда я открыла глаза, к моему величайшему сожалению, моего странного незнакомца уже нигде не было. Один из мальчишек, Ромас, стоял напротив меня и наблюдал за моим «пробуждением». Он спросил, что я здесь делаю и собираюсь ли я собирать грибы… Когда я спросила его сколько сейчас время, он удивлённо на меня посмотрев ответил и я поняла, что всё, что со мной произошло, заняло всего лишь несколько минут!..
Я встала (оказалось, что я сидела на земле), отряхнулась и уже собралась идти, как вдруг обратила внимание на весьма странную деталь – вся поляна вокруг нас была зелёной!!! Такой же изумительно зелёной, как если бы мы нашли её ранней весной! И каково же было наше общее удивление, когда мы вдруг обратили внимание, что на ней откуда-то появились даже красивые весенние цветы! Это было совершенно потрясающе и, к сожалению, совершенно необъяснимо. Вероятнее всего, это было какое-то «побочное» явление после прихода моего странного гостя. Но ни объяснить, ни хотя бы понять этого, к сожалению, я тогда ещё не могла.
– Что ты сделала? – спросил Ромас.
– Это не я, – виновато буркнула я.
– Ну, тогда пошли, – согласился он.
Ромас был одним из тех редких тогдашних друзей, кто не боялся моих «выходок» и не удивлялся ничему из того, что постоянно со мной происходило. Он просто мне верил. И поэтому я не должна была никогда ничего ему объяснять, что для меня было очень редким и ценным исключением. Когда мы вернулись из леса, меня тряс озноб, но я думала, что, как обычно, просто немного простудилась и решила не беспокоить маму пока не будет чего-то более серьёзного. Наутро всё прошло, и я была очень довольна тем, что это вполне подтвердило мою «версию» о простуде. Но, к сожалению, радоваться пришлось недолго…

Утром я, как обычно, пошла завтракать. Не успела я протянуть руку к чашке с молоком, как эта же тяжёлая стеклянная чашка резко двинулась в мою сторону, пролив часть молока на стол... Мне стало немножко не по себе. Я попробовала ещё – чашка двинулась опять. Тогда я подумала про хлеб... Два кусочка, лежавшие рядом, подскочили и упали на пол. Честно говоря, у меня зашевелились волосы… Не по-тому, что я испугалась. Я не боялась в то время почти ничего, но это было что-то очень уж «земное» и конкретное, оно было рядом и я абсолютно не знала, как это контролировать...
Я постаралась успокоиться, глубоко вздохнула и попробовала опять. Только на этот раз я не пыталась ничего трогать, а решила просто думать о том, чего я хочу – например, чтобы чашка оказалась в моей руке. Конечно же, этого не произошло, она опять всего лишь просто резко сдвинулась. Но я ликовала!!! Всё моё нутро просто визжало от восторга, ибо я уже поняла, что резко или нет, но это происходило всего лишь по желанию моей мысли! И это было совершенно потрясающе! Конечно же, мне сразу захотелось попробовать «новинку» на всех окружающих меня живых и неживых «объектах»...
Первая мне под руку попалась бабушка, в тот момент спокойно готовившая на кухне очередное своё кулинарное «произведение». Было очень тихо, бабушка что-то себе напевала, как вдруг тяжеленная чугунная сковорода птичкой подскочила на плите и с жутким шумом грохнулась на пол… Бабушка от неожиданности подскочила не хуже той же самой сковороды... Но, надо отдать ей должное, сразу же взяла себя в руки, и сказала:
– Перестань!
Мне стало немножечко обидно, так как, что бы не случилось, уже по привычке, всегда и во всём обвиняли меня (хотя в данный момент это, конечно, было абсолютной правдой).
– Почему ты думаешь это я? – спросила я надувшись.
– Ну, привидения у нас вроде бы пока ещё не водятся, – спокойно сказала бабушка.
Я очень любила её за эту её невозмутимость и непоколебимое спокойствие. Казалось, ничего в этом мире не могло по-настоящему «выбить её из колеи». Хотя, естественно, были вещи, которые её огорчали, удивляли или заставляли грустить, но воспринимала она всё это с удивительным спокойствием. И поэтому я всегда с ней чувствовала себя очень уютно и защищённо. Каким-то образом я вдруг почувствовала, что моя последняя «выходка» бабушку заинтересовала… Я буквально «нутром чувствовала», что она за мной наблюдает и ждёт чего-то ещё. Ну и естественно, я не заставила себя долго ждать... Через несколько секунд все «ложки и поварёшки», висевшие над плитой, с шумным грохотом полетели вниз за той же самой сковородой…
– Ну-ну… Ломать – не строить, сделала бы что-то полезное, – спокойно сказала бабушка.
Я аж задохнулась от возмущения! Ну, скажите пожалуйста, как она может относиться к этому «невероятному событию» так хладнокровно?! Ведь это такое... ТАКОЕ!!! Я даже не могла объяснить – какое, но уж точно знала, что нельзя относиться к тому, что происходило, так покойно. К сожалению, на бабушку моё возмущение не произвело ни малейшего впечатления и она опять же спокойно сказала:
– Не стоит тратить столько сил на то, что можно сделать руками. Лучше иди почитай.
Моему возмущению не было границ! Я не могла понять, почему то, что казалось мне таким удивительным, не вызывало у неё никакого восторга?! К сожалению, я тогда ещё была слишком малым ребёнком, чтобы понять, что все эти впечатляющие «внешние эффекты» по-настоящему не дают ничего, кроме тех же самых «внешних эффектов»… И суть всего этого всего лишь в одурманивании «мистикой необъяснимого» доверчивых и впечатлительных людей, коим моя бабушка, естественно не являлась... Но так как до такого понимания я тогда ещё не доросла, мне в тот момент было лишь невероятно интересно, что же такого я смогу сдвинуть ещё. По-этому, я без сожаления покинула «не понимавшую» меня бабушку и двинулась дальше в поисках нового объекта моих «экспериментов»…
В то время у нас жил папин любимец, красивый серый кот – Гришка. Я застала его сладко спящим на тёплой печке и решила, что это как раз очень хороший момент попробовать на нём своё новое «искусство». Я подумала, что было бы лучше, если бы он сидел на окне. Ничего не произошло. Тогда я сосредоточилась и подумала сильнее... Бедный Гришка с диким воплем слетел с печи и грохнулся головой о подоконник… Мне стало так его жалко и так стыдно, что я, вся кругом виноватая, кинулась его поднимать. Но у несчастного кота вся шерсть почему-то вдруг встала дыбом и он, громко мяукая, помчался от меня, будто ошпаренный кипятком.
Для меня это был шок. Я не поняла, что же произошло и почему Гришка вдруг меня невзлюбил, хотя до этого мы были очень хорошими друзьями. Я гонялась за ним почти весь день, но, к сожалению, так и не смогла выпросить себе прощения… Его странное поведение продолжалось четыре дня, а потом наше приключение, вероятнее всего, забылось и опять всё было хорошо. Но меня это заставило задуматься, так как я поняла, что, сама того не желая, теми же самыми своими необычными «способностями» иногда могу нанести кому-то и вред.
После этого случая я стала намного серьёзнее относиться ко всему, что неожиданно во мне проявлялось и «экспериментировала» уже намного осторожнее. Все последующие дни я, естественно же, просто заболела манией «двигания». Я мысленно пробовала сдвинуть всё, что только попадалось мне на глаза... и в некоторых случаях, опять же, получала весьма плачевные результаты...
Так, например, я в ужасе наблюдала, как полки аккуратно сложенных, очень дорогих, папиных книг «организованно» повалились на пол и я трясущимися руками пыталась как можно быстрее собрать всё на место, так как книги были «священным» объектом в нашем доме и перед тем, как их брать – надо было их заслужить. Но, к моему счастью, папы в тот момент дома не оказалось и, как говорится, на этот раз «пронесло»…
Другой весьма смешной и в то же время грустный случай произошёл с папиным аквариумом. Отец, сколько я его помню, всегда очень любил рыбок и мечтал в один прекрасный день соорудить дома большой аквариум (что он позднее и осуществил). Но в тот момент, за не имением лучшего, у нас просто стоял маленький круглый аквариум, который вмещал всего несколько разноцветных рыбок. И так как даже такой маленький «живой уголок» доставлял папе душевную радость, то за ним с удовольствием присматривали в доме все, включая меня.
И вот, в один «злосчастный» день, когда я просто проходила мимо, вся занятая своими «двигающими» мыслями, я нечаянно посмотрела на рыбок и пожалела, что у них, бедненьких, так мало места чтобы вольно жить… Аквариум вдруг задрожал и, к моему великому ужасу, лопнул, разливая воду по комнате. Бедные рыбки не успели опомниться, как были, с большим аппетитом, съедены нашим любимым котом, которому вдруг, прямо с неба, привалило такое неожиданное удовольствие... Мне стало по-настоящему грустно, так как я ни в коем случае не хотела огорчать папу, а уж, тем более, прерывать чью-то, даже очень маленькую, жизнь.
В тот вечер я ждала папу в совершенно разбитом состоянии – было очень обидно и стыдно так глупо оплошать. И хотя я знала, что никто не будет меня за это наказывать, на душе почему-то было очень скверно и, как говорится, в ней очень громко «скребли кошки». Я всё больше и больше понимала, что некоторые из моих «талантов» в определённых обстоятельствах могут быть весьма и весьма небезопасны. Но, к сожалению, я не знала, как можно этим управлять и поэтому мне всё больше и больше становилось тревожно за непредсказуемость некоторых моих действий и за возможные их последствия с совершенно не желаемыми мною результатами...
Но я всё ещё была лишь любопытной девятилетней девочкой и не могла долго переживать из-за трагически погибших, правда полностью по моей вине, рыбок. Я по-прежнему усердно пробовала двигать все попадающееся мне предметы и несказанно радовалась любому необычному проявлению в моей «исследовательской» практике. Так, в одно прекрасное утро во время завтрака моя молочная чашка неожиданно повисла в воздухе прямо передо мной и продолжала себе висеть, а я ни малейшего понятия не имела, как её опустить... Бабушка в тот момент находилась на кухне и я лихорадочно пыталась что-то «сообразить», чтобы не пришлось опять краснеть и объясняться, ожидая услышать полное неодобрение с её стороны. Но несчастная чашка упорно не хотела возвращаться назад. Наоборот, она вдруг плавно двинулась и, как бы дразнясь, начала описывать над столом широкие круги… И что самое смешное – мне никак не удавалось её схватить.
Бабушка вернулась в комнату и буквально застыла на пороге со своей чашкой в руке. Я конечно тут же кинулась объяснять, что «это она просто так летает… и, ведь правда же, это очень красиво?»… Короче говоря, пыталась найти любой выход из положения, только бы не показаться беспомощной. И тут мне вдруг стало очень стыдно… Я видела, что бабушка знает, что я просто-напросто не могу найти ответ на возникшую проблему и пытаюсь «замаскировать» своё незнание какими-то ненужными красивыми словами. Тогда я, возмутившись на саму себя, собрала свою «побитую» гордость в кулак и быстро выпалила:
– Ну, не знаю я, почему она летает! И не знаю, как её опустить!
Бабушка серьёзно на меня посмотрела и вдруг очень весело произнесла:
– Так пробуй! Для того тебе и дан твой ум.
У меня словно гора свалилась с плеч! Я очень не любила казаться неумёхой и уж особенно, когда это касалось моих «странных» способностей. И вот я пробовала... С утра до вечера. Пока не валилась с ног и не начинало казаться, что уже вообще не соображаю, что творю. Какой-то мудрец сказал, что к высшему разуму ведут три пути: путь размышлений – самый благородный, путь подражаний – самый лёгкий и путь опыта на своей шее – самый тяжёлый. Вот я видимо и выбирала всегда почему-то самый тяжёлый путь, так как моя бедная шея по-настоящему сильно страдала от моих, никогда не прекращающихся, бесконечных экспериментов…
Но иногда «игра стоила свеч» и мои упорные труды венчались успехом, как это наконец-то и случилось с тем же самым «двиганием»… Спустя какое-то время, любые желаемые предметы у меня двигались, летали, падали и поднимались, когда я этого желала и уже совершенно не казалось сложным этим управлять… кроме одного весьма обидно упущенного случая, который, к моему великому сожалению, произошёл в школе, чего я всегда честно пыталась избегать. Мне совершенно не нужны были лишние толки о моих «странностях» и уж особенно среди моих школьных товарищей!
Виной того обидного происшествия, видимо, было моё слишком большое расслабление, которое (зная о своих «двигательных» способностях) было совершенно непростительно допускать в подобной ситуации. Но все мы когда-то делаем большие или маленькие ошибки, и как говорится – на них же и учимся. Хотя, честно говоря, я предпочитала бы учиться на чём-нибудь другом...
Моим классным руководителем в то время была учительница Гибиене, мягкая и добрая женщина, которую все школьники искренне обожали. А в нашем классе учился её сын, Реми, который, к сожалению, был очень избалованным и неприятным мальчиком, всегда всех презиравшим, издевавшимся над девчонками и постоянно ябедничавшим на весь класс своей матери. Меня всегда удивляло, что, будучи таким открытым, умным и приятным человеком, его мать в упор не хотела видеть настоящего лица своего любимого «чадушки»… Наверное это правда, что любовь может быть иногда по-настоящему слепа. И уж в этом случае она была слепа неподдельно...
В тот злополучный день Реми пришёл в школу уже изрядно чем-то взвинченный и сразу же начал искать себе «козла отпущения», чтобы излить на него всю свою, откуда-то накопившуюся, злость. Ну и естественно, мне «посчастливилось» оказаться в тот момент именно в радиусе его досягаемости и, так как мы не очень-то любили друг друга изначально, в этот день я оказалась именно тем горячо желанным «буфером», на котором ему не терпелось выместить своё неудовлетворение неизвестно чем.
Не хочу казаться необъективной, но того, что случилось в следующие несколько минут, не порицал позже ни один мой, даже самый пугливый, одноклассник. И даже те, которые не очень-то меня любили, были в душе очень довольны, что наконец-то нашёлся кто-то, кто не побоялся «грозы» возмущённой матери и хорошенько проучил заносчивого баловня. Правда урок получился довольно-таки жестокий и если бы у меня был выбор снова это повторить, я, наверное, не сотворила бы с ним такого никогда. Но, как бы мне не было совестно и жалко, надо отдать должное, что сработал этот урок просто на удивление удачно и неудавшийся «узурпатор» уже никогда больше не высказывал никакого желания терроризировать свой класс...
Выбрав, как он предполагал, свою «жертву», Реми направился прямиком ко мне и я поняла, что, к моему большому сожалению, конфликта никак не удастся избежать. Он, как обычно, начал меня «доставать» и тут меня вдруг просто прорвало... Может быть, это случилось потому, что я уже давно подсознательно этого ждала? Или может быть просто надоело всё время терпеть, оставляя без ответа, чьё-то нахальное поведение? Так или иначе, в следующую секунду он, получив сильный удар в грудь, отлетел от своей парты прямо к доске и, пролетев в воздухе около трёх метров, визжащим мешком шлёпнулся на пол…