Психоделики

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Julia set spiral.png
«Психоделический» узор. Подобные узоры можно наблюдать, например, под воздействием DMT

Психоде́лики (от греч. ψυχή — «душа», «психика» и греч. δήλος — «ясный», «очевидный») — класс психоактивных веществ, изменяющих восприятие и влияющих на эмоциональное состояние и многие психические процессы. Психоделики могут вводить человека в изменённые состояния сознания, но в целом они, как правило, считаются неопасными в плане возникновения зависимости или аддикции[1].

В отличие от большинства других психоактивных веществ, например, опиатов или стимуляторов, приём психоделиков не гарантирует достижения заранее известного состояния психики. Психоделический опыт заключается в переживании изменённых или трансовых состояний сознания, причём содержание этого опыта может быть очень разнообразным.

С фармакологической точки зрения многие психоделики чаще всего являются агонистами серотониновых рецепторов типа 5-HT2A, относящимися к двум основным группам: триптаминам либо фенилэтиламинам. Однако психоделическими свойствами могут обладать вещества практически любой структуры, оказывающие воздействие на широкий спектр нервных рецепторов.

В большинстве стран употребление и распространение психоделиков преследуется по закону. Однако в последнее время проводятся исследования применимости психоделиков для избавления зависимости от табака и алкоголя и психологической помощи больным онкологическими заболеваниями.







Происхождение термина

В конце XIX — начале XX века появляется термин «фантастикум»[2][3][4], относящийся к мескалину, его экстрактам, смесям продуктов пререработки сырья с содержанием мескалина. Позднее в «фантастикумы» включают и другие наименования галлюциногенов и наркотических препаратов. В нынешнее время слово практически не употребляется.

Термин «психоделики» был предложен американским психиатром Хамфри Осмондом в письме к писателю Олдосу Хаксли в середине 1950-х годов. Оба учёных изучали воздействие ЛСД, мескалина и подобных веществ на сознание человека. В медицине для обозначения препаратов с подобным действием используются термины психодизлептик или галлюциноген (а также психотомиметик — «стимулирующий психоз»), однако, по мнению Осмонда и Хаксли, данное понятие носит предвзятый и отрицательный характер и «не отражает действительности», из-за чего, по их мнению, должно было быть заменено. Начиная с 1956 года слово «психоделик» используется в научном лексиконе.

Бум употребления психоделиков пришёлся на середину 1960-х годов и связан, прежде всего, с деятельностью Тимоти Лири — профессора психологии Гарвардского университета, ставшим своеобразным гуру ЛСД, а также американского писателя Кена Кизи.

История

Психоделики имеют долгую историю традиционного использования в народной медицине и религиозных практиках. Их способность воздействия на восприятие использовалась для физического и духовного лечения. Психоделики использовались людьми в шаманских и религиозных ритуалах, начиная с доисторических времен. В настоящее время в религиозных целях эндемичные психоактивные вещества используются, например, индейцами Южной Америки. Часто в данном контексте психоделики известны под названием энтеогены.

Первый интерес к психоделикам в западной науке возник в середине-конце XIX века с началом изучения мескалина. После Второй мировой войны психоделиками пробовали пользоваться как лекарствами, в том числе, при лечении депрессий.

Затем, начиная с 1960-х годов, широко распространилось употребление психоделиков в «рекреационных целях» как наркотиков, в том числе в культурах битников и хиппи (особенно ЛСД). ЦРУ проводило секретные эксперименты, в которых изучалось действие ЛСД на случайных, не подозревавших об этом людях (см. Проект «МК Ультра»). Политический скандал, вызванный этими экспериментами, тенденции к масштабным социальным переменам (например, протесты против войны во Вьетнаме), возникшие в молодёжной среде того времени, а также немногочисленные случаи самоубийств и тяжёлых расстройств психики вследствие усугубления изначально имевшихся личностных проблем бесконтрольным приёмом психоделиков в неподходящей обстановке, вызвали испуг консервативно настроенного общества и правительства, приведший к запрету и криминализации ЛСД, а впоследствии и других психоделиков.

Существует психоделическая психотерапия, основанная на применении психоделиков.

В настоящее время в некоторых странах возобновляются работы по изучению действия психоделиков на сознание. Спонсированием, освещением и проведением современных исследований в области психоделиков и вопросами изменения политики относительно запрещённых психоделических веществ в медицине и психотерапии занимается, в частности, Мультидисциплинарная ассоциация психоделических исследований ([http://www.maps.org/ Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies], или MAPS) и Исследовательский институт Хеффтера ([http://www.heffter.org/ Heffter Research Institute]).

Вещества

К психоделикам относятся синтетические и полусинтетические вещества (LSD, DOB, 2C-B, DOM, DMT), содержащиеся в некоторых видах грибов псилоцибин и псилоцин, мескалин (активный компонент кактуса пейота), LSA и айяуаска (также айяваска от кечуа ayawaska) — традиционный шаманский чай, сваренный из различных растений, содержащих DMT или 5-MeO-DMT и гармин или аналогичные бета-карболины).

Не следует относить к психоделикам диссоциативные вещества, такие как DXM, кетамин и PCP («ангельская пыль»), относящиеся к более обширному классу галлюциногенов. Тетрагидроканнабинол (активный компонент каннабиса) относится к так называемому классу «малых» психоделиков, способных вызвать психоделические переживания при больших дозах и лишь в некоторых случаях. Некоторыми психоделическими свойствами обладают также и эмпатогены (MDMA, MDA). Также к психоделикам следует отнести и некоторые растительные энтеогены, например Salvia divinorum.

Биохимия

По химическому строению психоделики разделяются на фенилэтиламины и триптамины, несколько различающиеся также и по характеру воздействия (на основе собственных опытов лица, интересующиеся этими веществами, иногда говорят, что субъективно фенилэтиламины, в основном, более «холодные», «синтетические» и «жёсткие» и что они «показывают», а триптамины, в основном, более «теплые», «живые» и «мягкие» и что они «рассказывают»). Следует отметить, что такая классификация довольно условна и триптаминовые психоделики правильнее было бы называть индольными, поскольку далеко не все вещества, считающиеся триптаминами, действительно ими являются (характерный пример — ЛСД, в действительности являющийся производным лизергиновой кислоты, эффекты которого, тем не менее, очень близки к триптаминовым).

На молекулярном уровне психоделики, в основном — экзогенные агонисты серотониновых рецепторов. Эксперименты на мышах показали, что внутриклеточное действие психоделиков связано с активацией Gi/0-белка и синтезом мРНК генов EGR-1 и EGR-2. Мишенью психоделиков является кора полушарий, и в особенности пятый слой нейронов.[5]

Воздействие психоделиков на человека

Считается, что действие психоделиков заключается в выключении фильтров, отсеивающих сигналы, которые нормальное (привычное) состояние сознания считает ненужными. Эти сигналы могут исходить от различных функций мозга, включая чувства, эмоции, воспоминания, проявления бессознательного и подсознательного[6].

Классическими психоделиками считаются ЛСД и мескалин. Психоделики, хотя (юридически) и считаются наркотиками, не вызывают физической и, как правило, психической зависимости, однако могут быть чрезвычайно опасны при необдуманном, неосторожном использовании, ввиду способности необычайно усиливать как положительные, так и отрицательные эмоции, мысли, переживания, а также вызывать дезориентацию, дереализацию, деперсонализацию и другие психотические явления, особенно у неуравновешенных и психически нездоровых людей. Психоделический опыт определяется не только веществом, изменяющим сознание, а в большей мере «сетом и сеттингом» (установкой и обстановкой).

Некоторые возможные эффекты психоделических веществ:

Некоторые исследователи[кто?] полагают, что эффекты психоделиков имеют природу, близкую к религиозному чувству, а изменение восприятия и сознания под воздействием психоделиков аналогично подобным изменениям, практикуемым в йоге (наиболее близко психоделический опыт похож на странствия сознания после смерти физического тела, описанные в Тибетской Книге мёртвых) и переживаемыми в ходе духовных практик (медитаций, созерцания и др.) в ряде недуальных восточных учений и традиций. Такие состояния носят различные названия: самадхи — в индуизме, дхьяна — в буддизме, сатори — в дзэн и т. п.

В недавнем (2011) исследовании было показано, что даже однократное применение псилоцибина приводит к долговременным позитивным изменениям личностных качеств, таких как увеличение открытости, усиление эстетического восприятия, воображения, и творческих способностей, — в особенности, если участники эксперимента испытали мистические переживания[8].

Интересующиеся изменением сознания люди могут увлекаться такими практиками (а также движением нью-эйдж). Также трансперсональная психология (работы Станислава Грофа) утверждает, что под воздействием психоделиков можно испытать повторное переживание собственного рождения, что является мостом между обычным и трансперсональным состояниями сознания.

См. также

Напишите отзыв о статье "Психоделики"

Примечания

  1. Nichols D. E., Psychedelics, 2016, p. 266.
  2. STOLL W. A. Lysergsaure-diathylamid, ein Phantastikum aus der Mutterkorngruppe // Schweiz Arch. Neurol. u. Psychiat. — 1947. — № 60. — С. 279.
  3. STOLL W. A. [http://www.lycaeum.org/research/?id=1461 Ein neues, in sehr kleinen Mengen wirksames Phantastikum] // Schweiz. Arch. Neur. — 1949. — № 64. — С. 483-484.
  4. Roubicek J, Drvota S [http://www.beckleyfoundation.org/bib/sys/bib.pl?mode=search&c_pkey=1003&displayformat=allinfo&type=citation Psilocybin, Nové Fantastikum] // Csl. Psychiat. — 1960. — № 56,1. — С. 44-55.
  5. [http://www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6WSS-4MY7046-F&_user=10&_coverDate=02%2F01%2F2007&_rdoc=1&_fmt=&_orig=search&_sort=d&view=c&_acct=C000050221&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=b9fb7455134fb9bc747a9abec9720fa8 Hallucinogens Recruit Specific Cortical 5-HT2A Receptor-Mediated Signaling Pathways to Affect Behavior]
  6. Aldus Huxley. The Doors of Perception and Heaven and Hell. — ISBN 0-0605951-8-3.
  7. Данные эффекты описаны в работе С. Грофа, см.
    Stanislav Grof. [http://www.amazon.com/When-Impossible-Happens-Adventures-Non-ordinary/dp/159179420X When the Impossible Happens: Adventures in Non-ordinary Reality]. — 2006. — 360 с. — ISBN 978-1591794202.
  8. Katherine A MacLean, Matthew W Johnson, Roland R Griffiths (November 2011). «Mystical experiences occasioned by the hallucinogen psilocybin lead to increases in the personality domain of openness». Psychopharmacology 25 (11): 1453-1461. DOI:[//dx.doi.org/10.1177%2F0269881111420188 10.1177/0269881111420188].

Литература

  • Jenkins J. P. [http://www.britannica.com/topic/psychedelic-drug Psychedelic drug] // Britannica. [https://web.archive.org/web/20160125034740/http://www.britannica.com/topic/psychedelic-drug Архивировано] из первоисточника 25 января 2016.
  • Nichols D. E. [http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26841800 Psychedelics] // Pharmacological Reviews. — 2016. — Vol. 68. — P. 264-355. — ISSN [http://www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1521-0081&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1521-0081]. — DOI:[//dx.doi.org/10.1124%2Fpr.115.011478 10.1124/pr.115.011478].

Ссылки

  • Хофман, А. [http://www.behigh.org/library/hofmann/my_problem_child.html ЛСД — мой трудный ребенок] / Альберт Хофман
  • Хьюстон, С. [http://ec-dejavu.ru/p-2/Psychedelic.html Имеют ли психоделики религиозное значение?] / Смит Хьюстон
  • [http://www.popmech.ru/article/10469-fragmentirovannoe-chuvstvo-byitiya/ Фрагментированное чувство бытия: Мозг и психоделики] : Уникальное исследование показало, что «психоделические» вещества нарушают внутримозговые коммуникации // Журнал «Популярная механика». — 26 января 2012 г.
  • [https://lenta.ru/articles/2016/04/13/psychedelic/ Мозг под кислотой. Нейробиологи наблюдали влияние психоделиков на нервные клетки] / Александр Еникеев // Lenta.ru. — 13.06.2016.

Отрывок, характеризующий Психоделики

– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...