Психология родительства

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Психология родительства — область психологии, направленная на изучение родительства как психологического явления. С психологической точки зрения родительство рассматривается как часть личности отца и матери. Изучаются особенности его развития в течение жизни (как ценности, как фактора, влияющего на поведение и эмоциональную сферу и т.п.); условия, которые могут негативно и позитивно влиять на это развитие. Разрабатываются методы оказания психологической помощи родителям на разных жизненных этапах (включая постродительсво — период, когда дети более не нуждаются в родительской опеке)[1][2].









История возникновения

То, как условия внешней среды и природные задатки влияют на развитие личности детей, привлекало внимание исследователей с незапамятных времен. Со временем родительство стали рассматривать не только как одно из «условий», влияющее на жизнь ребёнка, но и как важный этап развития личности родителей. Толчком к научному исследованию родительства стало появление психоаналитических теорий, диадического подхода, теорий зависимости и последовавших за ними разработок.[1][2]

Для изучения влияния условий жизни и состояния родителей (в том числе и психологического) на их взаимодействие с ребёнком создается перинатальная психология.[1] Ряд фактов, отмеченных в исследованиях этой дисциплиной (например, внутриутробная память) не нашли объяснения среди имевшихся в то время научных наработок. Наряду с этим, проблемы родительских переживаний в Европейском обществе, которое как раз в этот период переходило на позицию детоцентризма, поставило новые вопросы для исследователя-психолога.[1]

Первоначально предметом научного изучения стала только одна часть психологии родительства — психология материнства. Это обусловлено тем, что именно с матерью связь ребёнка первоначально особенно сильна. Как научное направление психология материнства появилась в России, благодаря трудам Г.Г.Филипповой.[2][3][4]

Родительство стали активно изучать с позиций разных научных областей (медицинских, культурологических, генетических и т.д.).

Предметом изучения стала и роль отца, фигура которого в научных исследованиях первое время оставалась в тени. Благодаря этим работам оформилась ещё одна часть психологии родительства — психология отцовства. В научной и научно популярной литературе рассматривался теперь не ребёнок отдельно и не его родители сами по себе, а их общность. Обсуждение результатов работы учёных спровоцировали рост психологической грамотности населения и интерес к возможностям психологической помощи, подготовке к родительству, раннему развитию детей и т.п.[1][3][5][6][7]

Современная концепция психологии родительства основывается на идее о том, что родительство, должно рассматриваться с двух позиций:

  • роль, которую оно исполняет (обеспечение условий для развития ребёнка);
  • часть личности женщины и мужчины (их потребности, ценности, мотивы, переживания и поступки, связанные с родительством).[3]

Психология родительства — очень молодое направление в науке, которое сотрудничает с рядом разных научных сфер (имеет междисциплинарную направленность) и характеризуется системностью подхода. Становление её теоретической модели и подтверждение экспериментальным материалом продолжается.[3]

Направления в психологии родительства

В психологии родительства выделяют такие направления:

Межпоколенные отношения

Межпоколенные отношения в семье интегрируют категориальные признаки межгрупповых и межличностных отношений. Семья как группа, основанная на межпоколенных и внутрипоколенных отношениях, является главным источником становления поколенной идентичности. Основная функция межпоколенных отношений в семье заключается в сохранении и укреплении вертикальной связанности семьи, т.е. её родовой целостности как особого социального свойства семейной группы. Соотношение динамических и содержательных характеристик межпоколенной связи лежит в основе классификации межпоколенных отношений в семье, включающей четыре основные вида:

  • «Принятие поколениями друг друга»,
  • «Сохранение семейной памяти»,
  • «Напряженность отношений»,
  • «Отчуждение поколений».

Каждый вид имеет разнообразные по содержанию проявления, может обусловливать как конструктивный, так и деструктивный вектор их развития.

Межпоколенная связь представлена механизмами трансгенерации (т.е. передачей и принятием элементов опыта в направлении от предков к потомкам) и префигурации (принятием предками элементов опыта потомков). Межпоколенные отношения в семье являются одним из социальнопсихологических факторов совладающего поведения родителей и детей. Несмотря на изменение социокультурного контекста жизнедеятельности разных поколений, существуют паттерны совладающего поведения предков, которые оцениваются и воссоздаются потомками как наиболее ценный и полезный опыт – Юмор, Оптимизм, Работа / Достижения. Воспроизводимые паттерны копинга могут способствовать развитию совладающей, жизнестойкой или дезадаптивной, зависимой, несовладающей личности.[8].

Объект, предмет и задачи

Важная особенность психологии родительства состоит в её профилактической направленности: подготовка подростков и молодых людей к родительству; супружеских пар — к зачатию, беременности, родам и воспитанию ребёнка; профилактика психологических проблем, которые становятся причиной нарушения развития и работы репродуктивной системы с самых ранних этапов развития ребёнка.[6][7][9][10][11][12]

Для выполнения этих и других задач психология родительства опирается на следующую парадигму:

Предмет: родительство (материнство и отцовство) как часть личностной сферы женщины и мужчины.

Объект: диада (система «мать-ребенок»); система «отец-ребенок», триада «мать-ребенок-отец».

Исследовательские задачи: изучение родительской сферы, её структуры, содержания, развития в онтогенезе, культурных особенностей, отклонений, методов и средств оптимизации и коррекции.

Практические задачи: диагностика содержания и онтогенеза родительской сферы; выявление связи особенностей родительской сферы с различными типами отношений в семье: супружескими, детско-родительскими разных поколений и проч.; психологическая помощь по проблемам родительства; решение диадических проблем родителей.

Цель: оптимизация родительской сферы женщины и мужчины.

Задачи: диагностика содержания и онтогенеза родительской сферы; выявление связи особенностей материнской сферы женщины с развитием её ребёнка в раннем онтогенезе; психологическая помощь по проблемам родительства; решение диадических проблем, оптимизация отношений человека с миром, самим собой и отношениями в семье.[1][3]


Аспекты исследования и основные междисциплинарные связи психологии родительства:

Проблемы и перспективы развития

Ряд теоретических вопросов психологии родительства ещё не до конца прояснен. Эта ситуация усложняется бурным развитием и некоторой нестабильностью в научно-психологической парадигме в целом. Практическое применение, несмотря на существующий спрос, находится на первичных стадиях развития: отсутствует слаженность и согласованность психологических учреждений; не все практические методы работы ещё окончательно объяснены с точки зрения теории.[2][9]

Одной из целей развития практической работы психологов в русле решения проблем родительства является согласование разработки методов и наиболее важных для населения проблем и запросов. Также перспективой развития остаётся создание мониторинга развития родительской сферы мужчин и женщин, основных существующих психологических проблем родительства, тенденций их усугубления или разрешения, прогнозирования и профилактики.

Напишите отзыв о статье "Психология родительства"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Овчарова Р. В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие — М.: изд. МПСИ, 2006.
  2. 1 2 3 4 Филиппова Г. Г. Психология материнства, М., — 2002.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Филиппова Г. Г. Перинатальная психология и психология родительства — новая область исследования и практики в психологии // Перинатальная психология и психология родительства. Тематический выпуск. — № 4-5. — 2003. (сайт Института Психотерапии и Клинической Психологии) [http://www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=1936 www.psyinst.ru]
  4. Филиппова Г. Г. Трудная радость материнства // Семья и школа, — 2001. —№ 1-2, — С. 7-9
  5. Мещерякова-Замогильная С. Ю. Путь к материнству начинатися с младенчества // Журнал «Дошкольное воспитание», — 2002, — № 11, — С. 3-5
  6. 1 2 Копыл О. А., Баженова О. В., Баз Л. Л. Выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребёнка // Синапс. — 1993. — № 4. — С. 35-42
  7. 1 2 Щербань Є.А. Образ материнства у психологічній картині світу особистості студента (Збірник наук. Праць) (Електронний ресурс) // Вісник психології і соціальної педагогіки. — Випуск 1. — К., М., 2009. — Режим доступу до збірника: http://www.psyh.kiev.ua
  8. Сапоровская М.В. Психология межпоколенных отношений в семье: Автореф. … дис. д-ра псих. наук. — Кострома, 2013.
  9. 1 2 Чибисова М. Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознании современной молодой женщины, — Дис. канд. психол. наук,— Москва, 2003
  10. Гурьянова Т. А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов, Дис. канд. психол. наук, — Барнаул, — 2004
  11. Мещерякова С.Ю, Авдеева Н.Н, Ганошенко Н. И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребёнка и матери // Соросовские лауреаты: Философия. Психология. Социология. — М.: Владос, — 1996.
  12. Шулакова Е. Ю. Формирование психологической готовности девушек к здоровому образу жизни и осознанному материнству: автореф.дис.на соиск.учен. степ.канд.психол.наук.:.19.00.07. — Н.Новгород, 2002

Литература

  1. Гурьянова Т. А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов, Дис. канд. психол. наук, — Барнаул, — 2004
  2. Гиппентрейтер Ю. Б. Общаться с ребёнком. Как? — М. Изд-во Астрель, 2006.ISBN 978-985-16-3848-8.
  3. Копыл О. А., Баженова О. В., Баз Л. Л. Выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребёнка // Синапс. — 1993. — № 4. — С. 35-42.
  4. Мещерякова С.Ю, Авдеева Н.Н, Ганошенко Н. И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребёнка и матери // Соросовские лауреаты: Философия. Психология. Социология. — М.: Владос, — 1996.
  5. Мещерякова-Замогильная С. Ю. Путь к материнству начинатися с младенчества // Журнал «Дошкольное воспитание», — 2002, — № 11, — С. 3-5
  6. Овчарова Р. В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие — М.: изд. МПСИ, 2006.
  7. Трунов М., Китаев Л. Экология младенчества. Первый год. — М.: Центр Экология семьи фирмы Социнновация, 1993
  8. Филиппова Г. Г. Перинатальная психология и психология родительства — новая область исследования и практики в психологии // Перинатальная психология и психология родительства. Тематический выпуск. — № 4-5. — 2003. (сайт Института Психотерапии и Клинической Психологии) [http://www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=1936 www.psyinst.ru]
  9. Филиппова Г. Г. Трудная радость материнства // Семья и школа, — 2001. —№ 1-2, — С. 7-9
  10. Филиппова Г. Г. Психология материнства, М., — 2002
  11. Чибисова М. Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознании современной молодой женщины, — Дис. канд. психол. наук,— Москва, 2003
  12. Шулакова Е. Ю. Формирование психологической готовности девушек к здоровому образу жизни и осознанному материнству: автореф.дис.на соиск.учен. степ.канд.психол.наук.:.19.00.07. — Н.Новгород, 2002.
  13. Покусаева Олеся, Заворотняя Маргарита Вопросы неидеальных родителей. Открытия счастливых семей — С-Пб. Изд-во Вектор, 2015. - 224 с. ISBN 978-5-9684-2392-4.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Психология родительства

Он очень удивлённо взглянул мне в глаза, как бы спрашивая, откуда вообще мне известно, что у него была жена?..
– Так уж получилось, что мы увидели, но только самый конец... Это было так страшно! – тут же добавила Стелла.
Я испугалась, что переход из его дивных грёз в страшную реальность получился слишком жестоким, но «слово не птичка, вылетело – не поймаешь», менять что-то было поздно, и нам оставалось только ждать, захочет ли он отвечать. К моему большому удивлению, его лицо ещё больше осветилось счастьем, и он очень ласково ответил:
– О, она была настоящим ангелом!.. У неё были такие дивные светлые волосы!.. И глаза... Голубые и чистые, как роса... О, как жаль, что вы её не увидели, мою милую Мишель!..
– А у вас была ещё дочь? – осторожно спросила Стелла.
– Дочь? – удивлённо спросил Арно и, поняв, что мы видели, тут же добавил. – О, нет! Это была её сестра. Ей было всего шестнадцать лет...
В его глазах вдруг промелькнула такая пугающая, такая жуткая боль, что только сейчас я вдруг поняла, как сильно страдал этот несчастный человек!.. Возможно, не в силах перенести такую зверскую боль, он сознательно отгородил себя стеной их былого счастья, стараясь помнить только светлое прошлое и «стереть» из своей памяти весь ужас того последнего страшного дня, насколько позволяла ему это сделать его раненая и ослабевшая душа...
Мы попробовали найти Мишель – почему-то не получалось... Стелла удивлённо на меня уставилась и тихо спросила:
– А почему я не могу её найти, разве она и здесь погибла?..
Мне показалось, что нам что-то просто мешало отыскать её в этом «этаже» и я предложила Стелле посмотреть «повыше». Мы проскользнули мысленно на Ментал... и сразу её увидели... Она и вправду была удивительно красивой – светлой и чистой, как ручеёк. А по её плечам золотым плащом рассыпались длиннющие золотые волосы... Я никогда не видела таких длинных и таких красивых волос! Девушка была глубоко задумчивой и грустной, как и многие на «этажах», потерявшие свою любовь, своих родных, или просто потому, что были одни...
– Здравствуй, Мишель! – не теряя времени, тут же произнесла Стелла. – А мы тебе подарок приготовили!
Женщина удивлённо улыбнулась и ласково спросила:
– Кто вы, девочки?
Но ничего ей не ответив, Стелла мысленно позвала Арно...
Мне не суметь рассказать того, что принесла им эта встреча... Да и не нужно это. Такое счастье нельзя облачить в слова – они померкнут... Просто не было, наверное, в тот момент счастливее людей на всём свете, да и на всех «этажах»!.. И мы искренне радовались вместе с ними, не забывая тех, кому они были обязаны своим счастьем... Думаю, и малышка Мария, и наш добрый Светило, были бы очень счастливы, видя их сейчас, и зная, что не напрасно отдали за них свою жизнь...
Стелла вдруг всполошилась и куда-то исчезла. Пошла за ней и я, так как здесь нам делать больше было нечего...
– И куда же вы все исчезли? – удивлённо, но очень спокойно, встретила нас вопросом Майя. – Мы уже думали, вы нас оставили насовсем. А где же наш новый друг?.. Неужели и он исчез?.. Мы думали, он возьмёт нас с собой...
Появилась проблема... Куда было теперь девать этих несчастных малышей – я не имела ни малейшего понятия. Стелла взглянула на меня, думая о том же самом, и отчаянно пытаясь найти какой-то выход.
– Придумала! – уже совсем как «прежняя» Стелла, она радостно хлопнула в ладошки. – Мы им сделаем радостный мир, в котором они будут существовать. А там, гляди, и встретят кого-то... Или кто-то хороший их заберёт.
– А тебе не кажется, что мы должны их с кем-то здесь познакомить? – пытаясь «понадёжнее» пристроить одиноких малышей, спросила я.
– Нет, не кажется, – очень серьёзно ответила подружка. – Подумай сама, ведь не все умершие малыши получают такое... И не обо всех здесь, наверное, успевают позаботиться. Поэтому будет честно по отношению к остальным, если мы просто создадим им здесь очень красивый дом, пока они кого-то найдут. Ведь они втроём, им легче. А другие – одни... Я тоже была одна, я помню...
И вдруг, видимо вспомнив то страшное время, она стала растерянной и печальной... и какой-то незащищённой. Желая тут же вернуть её обратно, я мысленно обрушила на неё водопад невероятных фантастических цветов...
– Ой! – засмеялась колокольчиком Стелла. – Ну, что ты!.. Перестань!
– А ты перестань грустить! – не сдавалась я. – Нам вон, сколько ещё всего надо сделать, а ты раскисла. А ну пошли детей устраивать!..
И тут, совершенно неожиданно, снова появился Арно. Мы удивлённо на него уставились... боясь спросить. Я даже успела подумать – уж не случилось ли опять чего-то страшного?.. Но выглядел он «запредельно» счастливым, поэтому я тут же отбросила глупую мысль.
– А что ты здесь делаешь?!.. – искренне удивилась Стелла.
– Разве вы забыли – я ведь детишек должен забрать, я обещал им.
– А где же Мишель? Вы что же – не вместе?
– Ну почему не вместе? Вместе, конечно же! Просто я обещал... Да и детей она всегда любила. Вот мы и решили побыть все вместе, пока их не заберёт новая жизнь.
– Так это же чудесно! – обрадовалась Стелла. И тут же перескочила на другое. – Ты очень счастлив, правда же? Ну, скажи, ты счастлив? Она у тебя такая красивая!!!..
Арно долго и внимательно смотрел нам в глаза, как бы желая, но никак не решаясь что-то сказать. Потом, наконец, решился...
– Я не могу принять у вас это счастье... Оно не моё... Это неправильно... Я пока его не достоин.
– Как это не можешь?!.. – буквально взвилась Стелла. – Как это не можешь – ещё как можешь!.. Только попробуй отказаться!!! Ты только посмотри, какая она красавица! А говоришь – не можешь...
Арно грустно улыбался, глядя на бушующую Стеллу. Потом ласково обнял её и тихо, тихо произнёс:
– Вы ведь несказанное счастье мне принесли, а я вам такую страшную боль... Простите меня милые, если когда-нибудь сможете. Простите...
Стелла ему светло и ласково улыбнулась, будто желая показать, что она прекрасно всё понимает, и, что прощает ему всё, и, что это была совсем не его вина. Арно только грустно кивнул и, показав на тихо ждущих детишек, спросил:
– Могу ли я взять их с собой «наверх», как ты думаешь?
– К сожалению – нет, – грустно ответила Стелла. – Они не могут пойти туда, они остаются здесь.
– Тогда мы тоже останемся... – прозвучал ласковый голос. – Мы останемся с ними.
Мы удивлённо обернулись – это была Мишель. «Вот всё и решилось» – довольно подумала я. И опять кто-то чем-то добровольно пожертвовал, и снова побеждало простое человеческое добро... Я смотрела на Стеллу – малышка улыбалась. Снова было всё хорошо.
– Ну что, погуляешь со мной ещё немножко? – с надеждой спросила Стелла.
Мне уже давно надо было домой, но я знала, что ни за что её сейчас не оставлю и утвердительно кивнула головой...

Настроения гулять у меня, честно говоря, слишком большого не было, так как после всего случившегося, состояние было, скажем так, очень и очень «удовлетворительное... Но оставлять Стеллу одну я тоже никак не могла, поэтому, чтобы обоим было хорошо хотя бы «посерединушке», мы решили далеко не ходить, а просто чуточку расслабить свои, почти уже закипающие, мозги, и дать отдохнуть измордованным болью сердцам, наслаждаясь тишиной и покоем ментального этажа...
Мы медленно плыли в ласковой серебристой дымке, полностью расслабив свою издёрганную нервную систему, и погружаясь в потрясающий, ни с чем не сравнимый здешний покой... Как вдруг Стелла восторженно крикнула:
– Вот это да! Ты посмотри только, что же это там за красота такая!..
Я огляделась вокруг и сразу же поняла, о чём она говорила...
Это и правда было необычайно красиво!.. Будто кто-то, играясь, сотворил настоящее небесно-голубое «хрустальное» царство!.. Мы удивлённо рассматривали невероятно огромные, ажурные ледяные цветы, припорошенные светло-голубыми снежинками; и переплёты сверкающих ледяных деревьев, вспыхивающих синими бликами при малейшем движении «хрустальной» листвы и высотой достигавших с наш трёхэтажный дом... А среди всей этой невероятной красоты, окружённый вспышками настоящего «северного сияния», гордо возвышался захватывающий дух величавый ледяной дворец, весь блиставший переливами невиданных серебристо голубых оттенков...
Что это было?! Кому так нравился этот холодный цвет?..
Пока почему-то никто нигде не показывался, и никто не высказывал большого желания нас встречать... Это было чуточку странно, так как обычно хозяева всех этих дивных миров были очень гостеприимны и доброжелательны, за исключением лишь тех, которые только что появились на «этаже» (то есть – только что умерли) и ещё не были готовы к общению с остальными, или просто предпочитали переживать что-то сугубо личное и тяжёлое в одиночку.
– Как ты думаешь, кто живёт в этом странном мире?.. – почему-то шёпотом спросила Стелла.
– Хочешь – посмотрим? – неожиданно для себя, предложила я.
Я не поняла, куда девалась вся моя усталость, и почему это я вдруг совершенно забыла данное себе минуту назад обещание не вмешиваться ни в какие, даже самые невероятные происшествия до завтрашнего дня, или хотя бы уж, пока хоть чуточку не отдохну. Но, конечно же, это снова срабатывало моё ненасытное любопытство, которое я так и не научилась пока ещё усмирять, даже и тогда, когда в этом появлялась настоящая необходимость...
Поэтому, стараясь, насколько позволяло моё измученное сердце, «отключиться» и не думать о нашем неудавшемся, грустном и тяжёлом дне, я тут же с готовностью окунулась в «новое и неизведанное», предвкушая какое-нибудь необычное и захватывающее приключение...
Мы плавно «притормозили» прямо у самого входа в потрясающий «ледяной» мир, как вдруг из-за сверкавшего искрами голубого дерева появился человек... Это была очень необычная девушка – высокая и стройная, и очень красивая, она казалась бы совсем ещё молоденькой, почти что если бы не глаза... Они сияли спокойной, светлой печалью, и были глубокими, как колодец с чистейшей родниковой водой... И в этих дивных глазах таилась такая мудрость, коей нам со Стеллой пока ещё долго не дано было постичь... Ничуть не удивившись нашему появлению, незнакомка тепло улыбнулась и тихо спросила:
– Что вам, малые?
– Мы просто рядом проходили и захотели на вашу красоту посмотреть. Простите, если потревожили... – чуть сконфузившись, пробормотала я.
– Ну, что вы! Заходите внутрь, там наверняка будет интереснее... – махнув рукой в глубь, опять улыбнулась незнакомка.
Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое».
Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова...
Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца...
– Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка.