Пятница

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Sadler friday.jpg
«Пятница», картина Садлера, 1883 г.

Пя́тница — день недели между четвергом и субботой.







Этимология

Файл:Aphrodite Sosandra N848.jpg
Фрагмент римской копии статуи Афродиты, богини, от которой идёт традиция называния «пятницы» в честь богини любви и её планеты во многих языках

В большинстве славянских языков, в том числе и русском, название пятницы происходит от числа «пять», поскольку пятница считалась пятым днём, начиная с понедельника: белорусский — пятніца, болгарский — петък, чешский — pátek, польский — piątek, сербский — петак, хорватский — petak, словенский — petek, словацкий — piatok, украинский — п’ятниця. В венгерском языке слово péntek является славянским заимствованием.

У древних римлян пятница была посвящена Венере (калька с греческого наименования — Афродитес хемера). Эту традицию римлян в свою очередь восприняли древнегерманские племена, ассоциировав Венеру со своей богиней Фрейей.

В большинстве романских языков название происходит от латинского dies Veneris, «день Венеры»[1]: vendredi во французском, venerdì в итальянском, viernes в испанском, divendres в каталонском, vennari в корсиканском, vineri в румынском. Это также отражено в P-кельтском валлийском языке как dydd Gwener.

Английское название пятницы, Friday, происходит от древнеанглийского Frīġedæġ, означая «день Фригг»[2] от имени богини скандинавской мифологии Фригги (др.-исл. Frigg — возлюбленная), жены бога Одина, богини любви, брака и деторождения[1]. От имени Фрейи происходят названия пятницы в других германских языках: Freitag в современном немецком, Vrijdag в голландском, frjá-dagr в древнеисландском[3]. Современная форма слова в шведском, норвежском и датском языках — fredag.

На арабском языке «пятница» — «Jum’a-tul-Mubarak», производное от «аль-джума» (мусульманской молитвы). Башкирское (йома) и татарское (җомга) слово «пятница» заимствованы из арабского.

В большинстве языков Индии, пятница — Шукравар, названа по имени бога Шукра, которое также является именем планеты Венеры на санскрите.

Грузинское слово პარასკევი (параскеви) заимствовано из греческого языка (Παρασκευη — пятница).

«Пятница», в буквальном переводе с японского, — «день металла» (яп. 金曜日 кинъё:би). Как и в случае с остальными днями недели, название произошло от имени одного из «семи светил» (яп. 七曜 ситиё:) — Венеры (яп. 金星 кинсэй, «планета Венера», букв. «планета металла») и 曜日 ё: би — «день недели».

На корейском языке, слово записывается одинаково (金曜日), но имеет несколько отличное от японского значение («день золота», согласно китайской традиции) и иное звучание («кум йео ил»).

Место пятницы в календаре

Файл:Schnorr von Carolsfeld Bibel in Bildern 1860 006.png
Шестой день («пятница») Божьего сотворения мира, появление зверей и человека. (Гравюра Юлиуса Шнорра)

Согласно ISO 8601 пятница считается пятым днём недели.

В иудейских и христианских религиозных традициях и в странах, где они глубоко укоренились, пятница продолжает оставаться днём шестым. В португальском используется слово sexta-feira — «шестой день литургической недели», происходящий от католического именования лат. feria VI, которое используется в религиозных текстах, где не дозволялось упоминать имена языческих богов. Как «Шестой День» четверг известен среди квакеров, которые устраняются от традиционных языческих именований пятницы.

В Саудовской Аравии и Иране, а также во многих других исламских странах неделя начинается в субботу, а заканчивается в пятницу.

Религиозное соблюдение

Файл:Raffaello Sanzio - Crucifixion (Città di Castello Altarpiece) - WGA18608.jpg
«Распятие Христово» — центральное событие христианского поста в пятницу (Рафаэль Санти, 1502—1503 гг.)
Файл:UTM-friday.JPG
Пятничная мусульманская молитва в мечети (Малайзия)

С первых веков христианства возникает почитание пятницы, как дня крестных страданий Господа Иисуса Христа и время поста. Первое известие об этом сохранилось в «житии Константина», приписываемом епископу кесарийскому Евсевию († в 340 году). Особенно отмечена Великая пятница перед Пасхой[4].

В «Слове святого отца Пахомия о среде и пятке» Среда и Пятница выступают в образе двух ангелов, которые ведут в рай тех, кто свято проводил эти дни. Соблюдение поста в пятницу до того сильно привилось в русском народе, что когда был поднят вопрос об отмене поста, если на пятницу приходится один из больших церковных праздников, то начались сильные волнения, прекратившиеся с созывом в 1168 году собора, который отменил пятничный пост для праздников Рождества Христова и Богоявления[4]. Православная церковь продолжает наблюдать пятницы (так же как среды) как еженедельные дни поста в течение года (за исключением праздников и периодов, когда пост отменяется). Пост по пятницам влечет за собой воздержание от мяса, птицы и молочных продуктов (в строгом варианте — запрещена также рыба, растительное масло и алкоголь). В православии пятницы посвящены Распятию на кресте Иисуса Христа и Богородице, тем более, что она стояла у подножия Голгофского Креста.

Римско-католическая церковь в пост по пятницам предписывала воздерживаться от употребления в пищу мяса, хотя рыба была разрешена. Однако, «Конференция католических епископов» позволила верующим заменять пост другой формой епитимии («благотворительностью и упражнением в благочестии»). Тем не менее большинство верующих католиков предпочитает традиционную форму епитимии в виде поста в пятницу[5].

Большинство верующих англикан также практикует воздержание от мясной пищи или каждую пятницу (как предписывают англиканские «Молитвенники») или по пятницам Великого поста[6][7] Консервативные методисты и баптисты также придерживаются практики поста по пятницам, согласно с местными традиционными установлениями общин.

В иудаизме пятница — день подготовки к Шаббату, верующие иудеи делают покупки на два дня вперед, по всей стране раньше чем в другие дни закрываются магазины. Началом Шаббата считается время после захода солнца в пятницу, окончанием — появление трёх первых звёзд вечером в субботу.

В исламе пятница практикуется как время службы в мечетях. Соблюдение пятницы должно включать соблюдение мира и милосердия. Считается, что в этот день наступит «Киёмат» (Конец света)[8] В Саудовской Аравии и Иране пятница — единственный выходной день недели. До 1 сентября 2006 года этому обычаю следовали Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты, теперь выходным днём в этих странах также стала суббота[9], в 2007 году суббота как выходной введена в Кувейте[10].

Пятница — также день отдыха в вере Бахаи[11]

В индуизме в пятницу практикуются особое почитание богинь, главным образом Дурги, Парвати, Гаури.

Также в Пастафарианстве пятница — святой день.

Культурные традиции пятницы

У восточных славян пятница была базарным днём. После Пасхи в течение десяти недель по пятницам в России проводились ярмарочные торги («торговые пятницы»).

Некоторые работы по пятницам запрещались: женщины не должны были прясть, варить щёлок, стирать белье, выносить из печи золу, мужчины не могли пахать и боронить. Неисполнение этих запретов, якобы, влекло за собой в будущей жизни наказание, как за грехи; на это указывал древний стих «Прощание души с телом», в котором душа ожидает для себя муку вечную, так как в пятницу «платье золовала, льны прядовала». В связи с этим явился взгляд на пятницу, как на день несчастный, в который нельзя предпринимать никакого дела. С другой стороны, в народе выработался взгляд на пятницу как на день счастливый для свадеб и для рождений. Якобы отдых в пятницу имеет также влияние на плодородие земли[4].

Почитание пятницы было распространено в Италии, Испании, Франции, Германии: в пятницу не предпринимали путешествий, нельзя было смеяться, наряжаться, причесываться; свадьбы, совершенные в этот день, несчастливы; наоборот, родившиеся в пятницу пользуются особенными дарами (venerini), имеют власть над духами[4].

Среди моряков пятница считалась неудачным днём, возможно, самое устойчивое морское суеверие — о нежелательности пятницы для начала длительного плавания[12][13] Адмирал XIX столетия Уильям Генри Смит в своём навигационном словаре «Глоссарий Моряка», охарактеризовал пятницу следующим образом: «В день „Infaustus“, старые моряки были настроены ничего не предпринимать, как в день зловещий»[14].

На островах Гебриды пятница считалась удачным днём для проведения сева. Так, Великая пятница была особенно популярным днём для посадки картофеля: даже ортодоксальные католики считали обязательным для себя в этот день посадить хотя бы корзину картофеля. Вероятно, этот обычай основывался на представлении, что как Воскресение Христово следовало после Его Распятия на Кресте и похорон, подобно и семя, после захоронения в земле, пробудится к жизни[15].

В большинстве мест, где принята пятидневная рабочая неделя, пятница — последний рабочий день перед выходными и поэтому рассматривается как повод расслабится в предвкушении отдыха («пятничный синдром»). В США про пятницу говорят «TGIF» — от «Thank God It’s Friday» («Слава Господи, уже пятница!») В последние годы, в некоторых сферах служащим разрешают по пятницам носить менее парадную одежду, что получило название «День джинсов» или Casual Friday.

Русская поговорка про человека, который постоянно меняет свои решения: «У него семь пятниц на неделе». Если из под верхней одежды виднеется нижняя, то иногда используется шутливая поговорка: «из-под пятницы суббота». На современных развлекательных Интернет-ресурсах и блогах получило широкое распространение слово «пятнично» в значении «позитивно».

Согласно тайскому солнечному календарю, с пятницей связан синий цвет.

Пятница, тринадцатое

Суеверие принадлежит к современным городским легендам, получившим популярность благодаря СМИ. Также суеверие связано с массовыми арестами представителей ордена тамплиеров (пятница 13 октября 1307 года). Когда пятница выпадает на тринадцатое число месяца, то у некоторых людей, подверженных предрассудкам, может вызывать тревогу. Одним людям кажется, что в пятницу тринадцатого их будут преследовать сплошные неудачи, другие связывают этот день с увеличенной активностью злых духов. Примерно 20 лет назад этому коллективному бессознательному страху американский психолог Дональд Досси придумал специальный термин параскаведекатриафобия. По результатам его исследований, в этот день Америка теряет 900 млн долларов за счёт спада производительности.

С математической точки зрения, особенностью современного григорианского календаря с его системой високосных лет, является несколько большая вероятность того, что именно 13-й день из любого месяца выпадет в пятницу, чем в любой из других шести дней недели. Эта вероятность больше всего лишь на 0,3 %[16]

Сказание о двенадцати пятницах

Популярный в прошлом апокриф «Сказание о двенадцати пятницах» отразил народные представления о христианстве. Согласно произведению, по пятницам происходили важнейшие трагические или грозные события в священной истории: изгнание Адама из рая (6 марта); убийство Каином Авеля; затопление (!), а не сожжение как в Библии, Содома и Гоморры; казни египетские; потопление Моисеем египтян в Красном море; захват Иерусалима Халдеями; избиение Иродом младенцев в Вифлееме; убийство Иоанна Крестителя; распятие Иисуса Христа. Также приводятся легендарные события, относимые к пятнице, но не связанные с Библией: поставление киота пророка Иеремии до Второго пришествия; захват «агарянами» обширных земель и бегство многих жителей на Крит; захват «измаильтянами» многочисленных стран на 73 года[17].

На основании «Сказания» в русском простонародье все пятницы разделялись на заветные (обетные) и временные (именные). Временных пятниц (согласно перечисленным в «Сказании») в году было двенадцать: Рождественская, Крещенская, Сретенская, Благовещенская, Троицкая, Ильинская и т. д. В случае засухи, неурожая и по другим причинам люди давали обет поститься и не работать по пятницам. Такие пятницы назывались заветными.

«Сказание о двенадцати пятницах» и суеверное почитание их существовало и в других европейских странах[4].

Славяно-русские списки данного апокрифа имеются в двух редакциях — Элевферьевской и Климентовской. Первая известна только по славянским рукописям, вторая — по русским и европейским рукописям и по русским духовным стихам. Разница между обеими редакциями заключается в распределении пятниц относительно больших праздников и в том, что в Элевферьевской преобладают воспоминания ветхозаветные, в Климентовской — новозаветные. Подробному рассмотрению «Сказанию о двенадцати пятницах» посвящено ценное исследование А. Веселовского: «Сказание о двенадцати пятницах»[4][18].

Поэт-монах Климентий Зиновьев писал о черниговских литвинах, что они, по древним языческим обычаям работали в воскресенье, а отдыхали в пятницу.

Пятница как мифический персонаж

Файл:S.Paraskeva (Rublev's museum).jpg
Статуэтка святой Параскевы, персонифицированный образ «Пятницы», кон XVII-нач XVIII вв. (Музей Андрея Рублёва)

Олицетворением пятничного дня в народе являлась святая мученица Параскева (по-гречески Παρασκευη — пятница). В старинных месяцесловах при имени святой Параскевы упоминается и название Пятница; в азбуковниках прямо толковалось, что «Парасковия» значит «пяток». В представлении народа Пятница часто является особой святой, память которой празднуется вместе со святой Параскевой («святая Пятница бывает на святую Параскеву»). Церкви, посвященные Параскеве, до сих пор называются «Пятницкими»[4].

Святая Параскева Пятница, по народным представлениям, ходит по земле, следит за соблюдением своего дня, наказывает тех, кто не исполняет запретов, задает им непосильные работы. По украинским сказаниям, Пятница ходит вся исцарапанная, истыканная веретёнами, благодаря тем, кто в пятницу чесал волосы или прял. Представление о Пятнице, как о христианской святой, осложнялось в народе под влиянием древних языческих верований; Пятница, на чей образ, вероятно, наложилось представление о языческой богине Мокоши, представлялась покровительницей свадеб и рождений, подательницей плодородия. К помощи святой Пятнице прибегают девицы с молитвой о женихе; к Пятнице обращаются в заговорах, имеющих целью обеспечить успех жатвы; под икону Параскевы Пятницы крестьяне клали плоды урожая и хранили их, как залог урожая будущего. Считалось, что молитвы в честь святой Пятницы помогают от болезней; написанные на бумаге, они имеют значение талисманов[4].

В пятницу служили молебны в случае засухи, дождя, угрожающего посевам, падежей, моровой язвы. Празднование пятницы сопровождалось очень часто различными языческими обрядами и играми, на что встречаются указания в Стоглаве и в Духовном Регламенте[4].

Чересчур усердные в пятницу пряхи преследуются и на Западе, причём роль карающей Параскевы Пятницы играет здесь Берта, являющаяся олицетворением святок. А лицом, олицетворяющим пятницу, является святая Венера, вполне тождественная российской Параскеве; жития этих двух святых имеют много сходных черт[4].

События, связанные с пятницей

Пятница в именах и названиях

  • Пятница — имя собственное персонажа романа Даниэля Дефо «Робинзон Крузо», туземца, и героини романа «Пятница, которая убивает» фантаста Хайнлайна — шпионки и тренированного убийцы Пятницы Джонс.
  • Группа The Cure посвятила пятнице одну из самых известных своих песен — Friday I’m In love.
  • «POETS day» («День поэта») является фразой с акронимом, который используют рабочие Великобритании и Австралии, чтобы шутливо выразить своё отношение к пятнице как последнему дню рабочей недели. Акроним обычно расшифровывается: «Piss Off Early Tomorrow’s Saturday» (по-смыслу: «плевать на всё, завтра суббота»)[19].
  • Чёрная пятница — название рассказа А. Н. Толстого.
  • 5'Nizza — украинский музыкальный дуэт, исполнявший песни в стиле рэгги и фанк.

Интересные факты

После продажи Аляски США Российской империей в 1867 году, на Аляске за пятницей 6 октября, немедленно последовала пятница 18 октября, согласно переходу местного летоисчисления с юлианского календаря, принятого в России, на григорианский календарь, и сообразуясь с линией перемены дат. До того времени датировка дней на Аляске была та же, как и в остальной части Российской империи, а линия перемены даты проходила по частично определенной границе между российской Аляской и британской Северной Америкой, включая колонию Британская Колумбия.

Напишите отзыв о статье "Пятница"

Примечания

  1. 1 2 [http://enc-dic.com/colier/Pjatnica-5611.html Пятница] // Энциклопедия Кольера
  2. [http://www.etymonline.com/index.php?term=Frigg&allowed_in_frame=0 Online Etymology Dictionary]
  3. Герман Пауль, Grundriss der germanischen philologie, vol 3, 1900, p. 369
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ЭСБЕ, статья «Пятница»
  5. [http://www.intratext.com/IXT/ENG0017/_P4M.HTM Code of Canon Law: Days of Penance]
  6. [http://www.eskimo.com/~lhowell/bcp1662/info/tables/rules.html Tables and Rules]
  7. [http://web.archive.org/web/20070814210627/http://www.prayerbook.ca/bcp/fasting.html Days of Fasting, Abstinence and Solemn Prayer, Book of Common Prayer, Canada (1962)]
  8. http://www.newsuz.info/wiki/kunlar/juma/ru
  9. [http://business.timesonline.co.uk/tol/business/economics/article697051.ece Bahrain changes the weekend in efficiency drive]
  10. [http://fulbrighter-in-kuwait.blogspot.com/2007/05/kuwait-changes-to-friday-saturday.html Kuwait Changes to Friday-Saturday Weekend]
  11. Effendi, Shoghi (1983), Hornby, Helen (Ed.), ed., [http://bahai-library.com/hornby_lights_guidance Lights of Guidance: A Bahá'í Reference File], Bahá'í Publishing Trust, New Delhi, India, сс. 109, ISBN 8185091463, <http://bahai-library.com/hornby_lights_guidance> 
  12. Bassett, Fletcher S. (1885), [http://books.google.com/?id=PkIKAAAAIAAJ&pg=PA445&lpg=PA443&dq= Legends and Superstitions of the Sea and of Sailors in All Lands and at All Times], S. Low, Marston, Searle, & Rivington, ISBN 0-548-22818-3, <http://books.google.com/?id=PkIKAAAAIAAJ&pg=PA445&lpg=PA443&dq=> 
  13. Vigor, John (2004), [http://books.google.com/?id=VLg6Lx5yRP0C&pg=RA1-PA258&lpg=RA1-PA258&dq=hms+friday The Practical Encyclopedia of Boating], McGraw-Hill Professional, ISBN 0-07-137885-5, <http://books.google.com/?id=VLg6Lx5yRP0C&pg=RA1-PA258&lpg=RA1-PA258&dq=hms+friday> 
  14. [http://www.merriam-webster.com/dictionary/dies%20infaustus Merriam-Webster Online, dies infaustus]. Проверено 27 сентября 2008. [http://www.webcitation.org/65AAy3rwE Архивировано из первоисточника 3 февраля 2012].
  15. Dwelly, Edward (1988), [http://books.google.com/?id=dP1eIAAACAAJ&dq=inauthor:%22Edward+Dwelly%22 Illustrated Gaelic-English Dictionary], Gairm Publications, ISBN 0-901771-92-9, <http://books.google.com/?id=dP1eIAAACAAJ&dq=inauthor:%22Edward+Dwelly%22> 
  16. [http://www.jimloy.com/math/friday13.htm The calculation is explained online here]
  17. Апокрифы Древней Руси // сост. М. Рождественская, — 2 издание; — СПб: Амфора, 2008, С. 185—188. ISBN 978-5-367-00830-2
  18. «Журнал Министерства Народного Просвещения», 1876 г., № 6
  19. [http://www.bbc.co.uk/dna/h2g2/A292411 POETS DAY h2g2]

Ссылки

  • [http://askimam.ru/news/2012-01-26-130 Пятница в Исламе]


Дни недели
Понедельник | Вторник | Среда | Четверг | Пятница | Суббота | Воскресенье

Отрывок, характеризующий Пятница

– Так же, как Вы «подчищали» когда-то семью Христа с Магдалиной? Или сегодня – одарённых?.. Что же это за «бог», которому Вы молитесь, Ваше Святейшество? Что за изверг, которому надобны все эти жертвы?!
– Если уж мы говорим откровенно, я не молюсь богам, Изидора... Я живу РАЗУМОМ. Ну, а Бог нужен всего лишь безпомощным и нищим духом. Тем, кто привык просить – о помощи... о выгоде... да обо всём на свете! Только бы не бороться самому!.. Это – людишки, Изидора! И они стоят того, чтобы ими управляли! А остальное уже дело времени. Вот поэтому я и прошу Вас помочь мне дожить до того дня, когда я обрету полную власть в этом ничтожном мире!.. Тогда Вы увидите, что я не шутил, и что Земля будет полностью мне подчиняться! Я сделаю из неё свою империю... О, мне нужно только время!.. И Вы его мне дадите, Изидора. Вы просто пока об этом не знаете.
Я потрясённо смотрела на Караффу, очередной раз понимая, что на самом деле он намного опаснее, чем я ранее представляла. И я точно знала, что он ни за что не имеет права далее существовать. Караффа был Папой, не верящим в своего Бога!!! Он был хуже, чем я могла это себе вообразить!.. Ведь можно попытаться как-то понять, когда человек вершит какое-то зло во имя своих идеалов. Такое нельзя было бы простить, но как-то можно было бы понять... Но Караффа и в этом лгал!.. Он лгал во всём. И от этого становилось страшно...
– Знаете ли Вы что-либо про Катар, Ваше Святейшество?.. – не утерпев, спросила у него я. – Я почти уверена, что Вы об этом немало читали. Это была чудесная Вера, не правда ли? Намного правдивее, чем та, которой так лживо кичится Ваша церковь!.. Она была настоящей, не то, что Ваш сегодняшний пустозвон…
Думаю, (как делала это часто!) я намеренно злила его, не обращая внимания на последствия. Караффа не собирался отпускать или жалеть нас. Поэтому, я без угрызений совести разрешала себе это последнее безобидное удовольствие… Но как оказалось, Караффа обижаться не собирался… Он терпеливо выслушал меня, не обращая внимания на мою колкость. Потом поднялся и спокойно произнёс:
– Если Вас интересует история этих еретиков – не откажите себе в удовольствии, сходите в библиотеку. Надеюсь, Вы всё ещё помните, где она находится? – Я кивнула. – Вы найдёте там много интересного… До встречи, мадонна.
У самой двери он вдруг остановился.
– Да, кстати… Сегодня Вы можете пообщаться с Анной. Вечер в Вашем полном распоряжении.
И, повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.
У меня резко сжалось сердце. Я так страдала без моей милой девочки!.. Так хотела её обнять!.. Но радоваться особо не спешила. Я знала Караффу. Знала, что по малейшему изменению его настроения он мог всё очень просто отменить. Поэтому, мысленно собравшись и постаравшись не слишком надеяться на «светлое» обещание Папы, я решила сразу же воспользоваться разрешением и посетить когда-то сильно потрясшую меня папскую библиотеку…
Немного поплутав в знакомых коридорах, я всё же довольно быстро нашла нужную дверь и, нажав на небольшой изящный рычажок, попала в ту же огромную, до потолка забитую книгами и рукописными свитками, комнату. Всё здесь выглядело совершенно как прежде – будто никто никогда не доставлял себе беспокойства, пользуясь столь дивным кладезем чужой мудрости… Хотя я точно знала, что Караффа тщательно изучал каждую, даже самую невзрачную книгу, каждую рукопись, попавшую в эту потрясающую книжную сокровищницу…
Не надеясь быстро найти в этом хаосе интересующий меня материал, я настроилась своим любимым способом «слепого смотрения» (думаю, так когда-то называли сканирование) и сразу же увидела нужный уголок, в котором целыми стопками лежали рукописи… Толстые и однолистные, невзрачные и расшитые золотыми нитями, они лежали, как бы призывая заглянуть в них, окунуться в тот удивительный и незнакомый мне, мистический мир Катар, о котором я не знала почти ничего… но который безоговорочно притягивал меня даже сейчас, когда надо мной и Анной висела страшная беда, и не было малейшей надежды на спасение.
Моё внимание привлекла невзрачная, зачитанная, перешитая грубыми нитками книжечка, выглядевшая выцветшей и одинокой среди множества толстенных книг и золочёных свитков… Заглянув на обложку, я с удивлением увидела незнакомые мне буквы, хотя читать могла на очень многих, известных в то время языках. Это меня ещё более заинтересовало. Осторожно взяв книжечку в руки и осмотревшись вокруг, я уселась на свободный от книг подоконник и, настроившись на незнакомый почерк, начала «смотреть»…
Слова выстраивались непривычно, но от них шло такое удивительное тепло, будто книга по-настоящему со мною говорила… Я услышала мягкий, ласковый, очень уставший женский голос, который пытался поведать мне свою историю…
Если я правильно понимала, это был чей-то коротенький дневник.
– Меня зовут Эсклармонд де Пэрэйль… Я – дитя Света, «дочь» Магдалины… Я – Катар. Я верю в Добро и в Знание. Как и моя мать, мой муж, и мои друзья, – печально звучал рассказ незнакомки. – Сегодня я проживаю мой последний день на этой земле… Не верится!.. Слуги Сатаны дали нам две недели. Завтра, с рассветом, наше время заканчивается…
У меня от волнения перехватило горло… Это было именно то, что я искала – настоящая повесть очевидца!!! Того, кто пережил весь ужас и боль уничтожения… Кто на себе прочувствовал гибель родных и друзей. Кто был истинным Катаром!..
Опять же, как и во всём остальном – католическая церковь бессовестно лгала. И это, как я теперь поняла, делал не только Караффа...
Обливая грязью чужую, ненавистную для них веру, церковники (скорее всего, по приказу тогдашнего Папы) в тайне от всех собирали любую найденную об этой вере информацию – самую короткую рукопись, самую зачитанную книгу... Всё, что (убивая) легко было найти, чтобы после, тайком как можно глубже всё это изучить и, по возможности, воспользоваться любым, понятным для них, откровением.
Для всех остальных же бессовестно объявлялось, что вся эта «ересь» сжигалась до самого последнего листка, так как несла в себе опаснейшее учение Дьявола…

Вот где находились истинные записи Катар!!! Вместе с остальным «еретическим» богатством их бессовестно прятали в логове «святейших» Пап, в то же время безжалостно уничтожая хозяев, когда-то их писавших.
Моя ненависть к Папе росла и крепла с каждым днём, хотя, казалось, невозможно было ненавидеть сильнее... Именно сейчас, видя всю бессовестную ложь и холодное, расчётливое насилие, моё сердце и ум были возмущены до последнего человеческого предела!.. Я не могла спокойно думать. Хотя когда-то (казалось, это было очень давно!), только-только попав в руки кардинала Караффы, я обещала себе ни за что на свете не поддаваться чувствам... чтобы выжить. Правда, я ещё не знала тогда, как страшна и беспощадна будет моя судьба... Поэтому и сейчас, несмотря на растерянность и возмущение, я насильно постаралась как-то собраться и снова вернулась к повести печального дневника…
Голос, назвавшей себя Эсклармонд, был очень тихим, мягким и бесконечно грустным! Но в то же время чувствовалась в нём невероятная решимость. Я не знала её, эту женщину (или девочку), но что-то сильно знакомое проскальзывало в её решимости, хрупкости, и обречённости. И я поняла – она напомнила мне мою дочь… мою милую, смелую Анну!..
И вдруг мне дико захотелось увидеть её! Эту сильную, грустную незнакомку. Я попыталась настроиться… Настоящая реальность привычно исчезла, уступая место невиданным образам, пришедшим ко мне сейчас из её далёкого прошлого…
Прямо передо мной, в огромной, плохо освещённой старинной зале, на широкой деревянной кровати лежала совсем ещё юная, измученная беременная женщина. Почти девочка. Я поняла – это и была Эсклармонд.
У высоких каменных стен залы толпились какие-то люди. Все они были очень худыми и измождёнными. Одни тихо о чём-то шептались, будто боясь громким разговором спугнуть счастливое разрешение. Другие нервно ходили из угла в угол, явно волнуясь то ли за ещё не родившегося ребёнка, то ли за саму юную роженицу…
У изголовья огромной кровати стояли мужчина и женщина. Видимо, родители или близкая родня Эсклармонд, так как были сильно на неё похожи… Женщина была лет сорока пяти, она выглядела очень худой и бледной, но держалась независимо и гордо. Мужчина же показывал своё состояние более открыто – он был напуганным, растерянным и нервным. Без конца вытирая выступавшую на лице испарину (хотя в помещении было сыро и холодно!), он не скрывал мелкого дрожания рук, будто окружающее на данный момент не имело для него никакого значения.
Рядом с кроватью, на каменном полу, стоял на коленях длинноволосый молодой мужчина, всё внимание которого было буквально пригвождено к юной роженице. Ничего вокруг не видя и не отрывая от неё глаз, он непрерывно что-то нашёптывал ей, безнадёжно стараясь успокоить.
Я заинтересованно пыталась рассмотреть будущую мать, как вдруг по всему телу полоснуло острейшей болью!.. И я тут же, всем своим существом почувствовала, как жестоко страдала Эсклармонд!.. Видимо, её дитя, которое должно было вот-вот родиться на свет, доставляло ей море незнакомой боли, к которой она пока ещё не была готова.
Судорожно схватив за руки молодого человека, Эсклармонд тихонько прошептала:
– Обещай мне… Прошу, обещай мне… ты сумеешь его сберечь… Что бы ни случилось… обещай мне…
Мужчина ничего не отвечал, только ласково гладил её худенькие руки, видимо никак не находя нужных в тот момент спасительных слов.
– Он должен появиться на свет сегодня! Он должен!.. – вдруг отчаянно крикнула девушка. – Он не может погибнуть вместе со мной!.. Что же нам делать? Ну, скажи, что же нам делать?!!
Её лицо было невероятно худым, измученным и бледным. Но ни худоба, ни страшная измождённость не могли испортить утончённую красоту этого удивительно нежного и светлого лица! На нём сейчас жили только глаза… Чистые и огромные, как два серо-голубых родника, они светились бесконечной нежностью и любовью, не отрываясь от встревоженного молодого человека… А в самой глубине этих чудесных глаз таилась дикая, чёрная безысходность…
Что это было?!.. Кто были все эти люди, пришедшие ко мне из чьего-то далёкого прошлого? Были ли это Катары?! И не потому ли у меня так скорбно сжималось по ним сердце, что висела над ними неизбежная, страшная беда?..
Мать юной Эсклармонд (а это наверняка была именно она) явно была взволнована до предела, но, как могла, старалась этого не показывать и так уже полностью измученной дочери, которая временами вообще «уходила» от них в небытиё, ничего не чувствуя и не отвечая… И лишь лежала печальным ангелом, покинувшим на время своё уставшее тело... На подушках, рассыпавшись золотисто-русыми волнами, блестели длинные, влажные, шелковистые волосы... Девушка, и правда, была очень необычна. В ней светилась какая-то странная, одухотворённо-обречённая, очень глубокая красота.
К Эсклармонд подошли две худые, суровые, но приятные женщины. Приблизившись к кровати, они попытались ласково убедить молодого человека выйти из комнаты. Но тот, ничего не отвечая, лишь отрицательно мотнул головой и снова повернулся к роженице.
Освещение в зале было скупым и тёмным – несколько дымящихся факелов висели на стенах с двух сторон, бросая длинные, колышущиеся тени. Когда-то эта зала наверняка была очень красивой… В ней всё ещё гордо висели на стенах чудесно вышитые гобелены… А высокие окна защищали весёлые разноцветные витражи, оживлявшие лившийся в помещение последний тусклый вечерний свет. Что-то очень плохое должно было случиться с хозяевами, чтобы столь богатое помещение выглядело сейчас таким заброшенным и неуютным…
Я не могла понять, почему эта странная история целиком и полностью захватила меня?!. И что всё-таки являлось в ней самым важным: само событие? Кто-то из присутствовавших там? Или тот, не рождённый ещё маленький человек?.. Не в состоянии оторваться от видения, я жаждала поскорее узнать, чем же закончится эта странная, наверняка не очень счастливая, чужая история!
Вдруг в папской библиотеке сгустился воздух – неожиданно появился Север.
– О!.. Я почувствовал что-то знакомое и решил вернуться к тебе. Но не думал, что ты будешь смотреть такое… Не нужно тебе читать эту печальную историю, Изидора. Она принесёт тебе всего лишь ещё больше боли.
– Ты её знаешь?.. Тогда скажи мне, кто эти люди, Север? И почему так болит за них моё сердце? – Удивлённая его советом, спросила я.
– Это – Катары, Изидора… Твои любимые Катары… в ночь перед сожжением, – грустно произнёс Север. – А место, которое ты видишь – их последняя и самая дорогая для них крепость, которая держалась дольше всех остальных. Это – Монтсегюр, Изидора… Храм Солнца. Дом Магдалины и её потомков… один из которых как раз должен вот-вот родиться на свет.
– ?!..
– Не удивляйся. Отец того ребёнка – потомок Белояра, ну и, конечно же, Радомира. Его звали Светозаром. Или – Светом Зари, если тебе так больше нравится. Это (как было у них всегда) очень горестная и жестокая история… Не советую тебе её смотреть, мой друг.
Север был сосредоточенным и глубоко печальным. И я понимала, что видение, которое я в тот момент смотрела, не доставляло ему удовольствия. Но, несмотря ни на что, он, как всегда, был терпеливым, тёплым и спокойным.
– Когда же это происходило, Север? Не хочешь ли ты сказать, что мы видим настоящий конец Катар?
Север долго смотрел на меня, словно жалея.... Словно не желая ранить ещё сильнее… Но я упорно продолжала ждать ответа, не давая ему возможности смолчать.
– К сожалению, это так, Изидора. Хотя мне очень хотелось бы ответить тебе что-нибудь более радостное… То, что ты сейчас наблюдаешь, произошло в 1244 году, в месяце марте. В ночь, когда пало последнее пристанище Катар… Монтсегюр. Они держались очень долго, десять долгих месяцев, замерзая и голодая, приводя в бешенство армию святейшего Папы и его величества, короля Франции. Их было всего-навсего сто настоящих рыцарей-воинов и четыреста остальных человек, среди которых находились женщины и дети, и более двухсот Совершенных. А нападавших было несколько тысяч профессиональных рыцарей-воинов, настоящих убийц, получивших добро на уничтожение непослушных «еретиков»... на безжалостное убийство всех невинных и безоружных… во имя Христа. И во имя «святой», «всепрощающей» церкви.
И всё же – катары держались. Крепость была почти недоступной, и чтобы её захватить, необходимо было знать секретные подземные ходы, или же проходимые тропинки, известные только жителям крепости или им помогавшим жителям округи.

Но, как это обычно случалось с героями – «на сцену» явилось предательство... Вышедшая из терпения, сходившая с ума от пустого бездействия армия рыцарей-убийц попросила помощи у церкви. Ну и естественно, церковь тут же откликнулась, использовав для этого свой самый проверенный способ – дав одному из местных пастухов большую плату за показ тропинки, ведущей на «платформу» (так называли ближайшую площадку, на которой можно было устроить катапульту). Пастух продался, погубив свою бессмертную душу... и священную крепость последних оставшихся Катар.

У меня от возмущения бешено стучало сердце. Стараясь не поддаваться нахлынувшей безысходности, я продолжала спрашивать Севера, будто всё ещё не сдавалась, будто всё ещё оставались силы смотреть эту боль и дикость произошедшего когда-то зверства...
– Кто была Эсклармонд? Знаешь ли ты что-то о ней, Север?
– Она была третьей, и самой младшей, дочерью последних сеньоров Монтсегюра, Раймонда и Корбы де Перейлей, – печально ответил Север. – Ты видела их у изголовья Эсклармонд в твоём видении. Сама же Эсклармонд была весёлой, ласковой и всеми любимой девочкой. Она была взрывной и подвижной, как фонтан. И очень доброй. Её имя в переводе означало – Свет Мира. Но знакомые ласково называли её «вспышкой», думаю, за её бурлящий и сверкающий характер. Только не путай её с другой Эсклармондой – была ещё у Катар Великая Эсклармонд, Дама де Фуа.
Великой её прозвали сами люди, за стойкость и непоколебимую веру, за любовь и помощь другим, за защиту и Веру Катар. Но это уже другая, хотя очень красивая, но (опять же!) очень печальная история. Эсклармонд же, которую ты «смотрела», в очень юном возрасте стала женой Светозара. И теперь рожала его дитя, которое отец, по договору с ней и со всеми Совершенными, должен был в ту же ночь как-нибудь унести из крепости, чтобы сберечь. Что означало – она увидит своего ребёнка всего на несколько коротких минут, пока его отец будет готовиться к побегу... Но, как ты уже успела увидеть – ребёнок всё не рождался. Эсклармонд теряла силы, и от этого всё больше и больше паниковала. Целых две недели, которых, по общим подсчётам, должно было наверняка хватить для рождения сына, подошли к концу, а ребёнок почему-то никак не желал появляться на свет... Находясь в совершенном исступлении, измождённая попытками, Эсклармонд уже почти не верила, что ей всё же удастся сохранить своё бедное дитя от страшной гибели в пламени костра. За что же ему, нерождённому малютке, было испытывать такое?!. Светозар, как мог, пытался её успокоить, но она уже ничего не слушала, полностью погрузившись в отчаяние и безнадёжность.
Настроившись, я снова увидела ту же комнату. Вокруг кровати Эсклармонд собралось около десяти человек. Они стояли по кругу, все одинаково одеты в тёмное, а от их протянутых рук прямо в роженицу мягко втекало золотое сияние. Поток становился всё гуще, будто окружавшие её люди вливали в неё всю свою оставшуюся Жизненную мощь...
– Это Катары, правда ведь? – тихо спросила я.
– Да, Изидора, это Совершенные. Они помогали ей выстоять, помогали её малышу родиться на свет.
Вдруг Эсклармонд дико закричала... и в тот же миг, в унисон, послышался истошный крик младенца! На окружавших её измождённых лицах появилась светлая радость. Люди смеялись и плакали, словно им вдруг явилось долгожданное чудо! Хотя, наверное, так оно и было?.. Ведь на свет родился потомок Магдалины, их любимой и почитаемой путеводной Звезды!.. Светлый потомок Радомира! Казалось, наполнявшие залу люди начисто забыли, что на восходе солнца все они пойдут на костёр. Их радость была искренней и гордой, как поток свежего воздуха на просторах выжжённой кострами Окситании! По очереди приветствуя новорождённого, они, счастливо улыбаясь, уходили из залы, пока вокруг не остались только родители Эсклармонд и её муж, самый любимый ею на свете человек.
Счастливыми, сверкающими глазами юная мать смотрела на мальчика, не в состоянии произнести ни слова. Она прекрасно понимала, что эти мгновения будут очень короткими, так как, желая уберечь новорождённого сына, его отец должен будет тут же его забрать, чтобы попытаться ещё до утра убежать из крепости. До того, как его несчастная мать взойдёт на костёр вместе с остальными....
– Благодарю тебя!.. Благодарю тебя за сына! – не скрывая катившихся по уставшему лицу слёз, шептал Светозар. – Радость моя ясноглазая... пойдём со мной! Мы все поможем тебе! Я не могу тебя терять! Он ведь не знает ещё тебя!.. Твой сын не знает, как добра и прекрасна его мать! Пойдём со мной, Эсклармонд!..
Он умолял её, заранее зная, каков будет ответ. Он просто не мог оставить её на гибель. Ведь всё было рассчитано так великолепно!.. Монсегюр сдался, но попросил две недели, якобы для подготовки к смерти. По-настоящему же они ждали появления потомка Магдалины и Радомира. И рассчитали, что после его появления у Эсклармонд останется достаточно времени, чтобы окрепнуть. Но, видимо, правильно говорят: «мы предполагаем, а судьба располагает»... Вот она и распорядилась жестоко... разрешив новорождённому лишь в последнюю ночь появиться на свет. У Эсклармонд не оставалось сил, чтобы пойти вместе с ними. И теперь она собиралась закончить свою короткую, совсем ещё не житую жизнь на страшном костре «еретиков»...