Микер, Ральф

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Ральф Микер»)
Перейти к: навигация, поиск
</tr>
Ральф Микер
Ralph Meeker
267x400px
С Барбарой Стэнвик в фильме "Опасность" (1953)</span></td></tr>
Имя при рождении:

Ralph Rathgeber

</td></tr>
Дата рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Место рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Место смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Гражданство:

Флаг США

</td></tr>
Профессия:

актёр

</td></tr>
Карьера:

1951-1980

</td></tr>
Направление:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Награды:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
IMDb:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Аниматор.ру:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

</td></tr>
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

</table> Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ральф Микер (англ. Ralph Meeker, имя при рождении — Ralph Rathgeber) (21 ноября 1920 года — 5 августа 1988 года) — американский актёр кино, театра и телевидения 1950-70-х годов, более всего известный ролью частного детектива Майка Хаммера в фильме нуар «Целуй меня насмерть» (1955).

«Крупный и крепкий»[1], «суровый и серьёзный характерный актёр»[2], Микер часто был вынужден браться за роли как героев, так и злодеев[3]. Более всего «Микер известен созданием образов подлых злодеев и крутых парней»[4]

«За редким исключением Микер получал роли либо крепких парней по ту или другую сторону закона, либо трусоватых бандитов — как главный персонаж второго плана… Он, однако, оставил свой след высококлассным исполнением нескольких ролей»[1]. Его лучшими экранными работами были роль Майка Хаммера в «Целуй меня насмерть» и «создание душераздирающего образа приговорённого к смерти солдата в „Тропах славы“ (1957) Кубрика»[2][3]. В число его лучших фильмов входят также «„Кто-то любит меня“ (1952), „Обнажённая шпора“ (1953), „Резня в день Святого Валентина“ (1967) и „Детектив“ (1968)»[5].







Биография

Ранние годы и начало театральной карьеры

Ральф Микер (имя при рождении — Ральф Ратгебер) родился 21 ноября 1920 года в Миннесоте, и в 3-летнем возрасте вместе с родителями переехал в Чикаго[6]. В 1938-42 годах он изучал драматическое искусство в Северо-Западном университете (расположенном в пригороде Чикаго Эванстоне), где вместе с ним учились будущие звёзды кино Чарльтон Хестон и Патриция Нил[1]. Окончив университет со специализацией на музыке[1], Микер пошёл служить в военно-морской флот. Но вскоре он получил травму и был уволен с военной службы, после чего стал членом Объединённой службы организации досуга войск и отправился за рубеж, где выступал в мероприятиях военной культурной программы[1].

После окончания войны в 1945 году Микер вернулся в Нью-Йорк и стал работать на Бродвее[6], получив небольшие роли в двух пьесах актёра и режиссёра Хозе Феррера — «Странный плод» (1945-46) и «Сирано де Бержерак» (1946-47)[1][7]. Оставаясь всё ещё сравнительно малоизвестным актёром, Микер заменил Марлона Брандо в роли Стенли Ковальски в спектакле по пьесе Теннесси Уильямса «Трамвай Желание» (1947-49, постановка Элиа Казана), выдав внушительную и впечатляющую игру, которая была высоко оценена критикой[1]. По мнению ряда критиков, Микер «подошёл даже ближе к авторскому пониманию Стенли, чем могучий Брандо»[3]. После гастролей по стране со спектаклем «Трамвай Желание», Микер вернулся на Бродвей, где сыграл в военной драме «Мистер Робертс» (1948-51)[1][8].

Карьера в кино

В 1951 году Микер дебютировал в кино, исполнив небольшую роль армейского сержанта в мелодраме Фреда Циннеманна «Тереза», съёмки которой проходили в Италии и Нью-Йорке. В том же году Микер сыграл в драме «Четверо в джипе» (1951), действие которой происходит в послевоенной Вене, где он в составе международного патруля союзнических войск помогает молодой паре скрыться от преследования советских войск после бегства их из лагеря для военнопленных[1].

В 1952 году Микер сыграл несколько достаточно удачных ролей в низкобюджетных фильмах студии «Метро-Голдвин-Майер». Среди них роль популярного бродвейского актёра Бенни Филдса в музыкально-биографической драме «Кто-то любит меня», и роль страдающего психическими припадками ветерана войны, который не может найти своё место в мирной жизни, в психологической драме «Тень в небесах». В 1953 году Микер сыграл роль лос-анджелесского отчаянного начинающего копа-мотоциклиста, который ведёт охоту на убийцу своего коллеги в криминальной драме «Код два» (1953). В том же году Микер создал крепкий образ безжалостного, но в чём-то симпатичного беглого преступника в нуаровом триллере «Опасность» (1953), где его партнёршей была Барбара Стэнвик.

Одной из лучших ранних экранных ролей Микера стала роль уволенного со службы бывшего кавалериста армии Севера в блестящем вестерне о мести «Обнажённая шпора» (1953) режиссёра Энтони Манна. Вместе с тремя другими персонажами, которых алчность и ненависть лишили человечности (их сыграли Джеймс Стюарт, Роберт Райан и Миллард Митчелл), Микер создал убедительный образ циничного и ожесточённого приспособленца[1].

После двухлетнего пребывания на «Метро-Голдвин-Майер», Микер вернулся на Бродвей[1], где в 1953-54 годах сыграл главную роль в удостоенной Пулитцеровской премии пьесе Уильяма Инджа «Пикник»[3]. Исполнение Микером роли «развязанного, симпатичного и неординарного бродяги Хэла Картера в этом спектакле было высоко оценено критиками и принесло ему премию Союза нью-йоркских критиков в 1954 году»[1]. Однако когда было принято решение поставить по пьесе фильм, Микеру предпочли «способного принести большую прибыль Уильяма Холдена»[3]. Вышедший в 1955 году фильм «Пикник» был номинирован на шесть Оскаров, завоевав два[9]. Позднее Микер утверждал, что он «сам с презрением отверг предложение студии „Коламбиа“ воспроизвести свою игру на экране, потому что считал ниже своего достоинства связывать себя студийным контрактом»[1].

Определяющей ролью в карьере Микера стала роль Майка Хаммера в фильме нуар «Целуй меня насмерть» (1955). В отличие от частных детективов в более ранних фильмах нуар, Майк Хаммер в исполнении Микера — это «в целом неприятный и отталкивающий персонаж, один из первых антигероев, которые начали появляться в фильмах 1960-х годов». Под руководством Роберта Олдрича, Микер «строит свой образ на впечатляющем контрасте привлекательного, красивого внешнего облика и таящегося внутри высокомерия, абсолютной безжалостности и алчности»[1]. После выхода на экраны у фильма возникли проблемы с цензурой, и Сенатская комиссия Кефовера даже назвала его «Угрозой номер один для американской молодёжи в 1955 году». Хотя «Целуй меня насмерть» с годами стал культовым, тем не менее, этот фильм не способствовал карьерному росту Микера[1].

Последовал ряд второстепенных низкобюджетных фильмов, наиболее значимыми среди которых стали жестокий криминальный нуар «Тюрьма, США» (1955) и нуаровая мелодрама «Боевой шок» (1956). В первом фильме Микер сыграл роль алчного, кровавого и безжалостного бандита, который ради денег не останавливается ни перед чем, а во втором — роль талантливого художника и героя войны, обвинённого в убийстве официантки.

Свою следующую значимую роль Микер получил в 1957 году в горестной антивоенной драме Стенли Кубрика «Тропы славы» (1957), действие которой происходит во Франции во время Первой мировой войны. Микер сыграл капрала Пари, одного из трёх французских пехотинцев, которые были случайным образом отобраны для показательной казни, после того, как их полк не выполнил смертельный и бессмысленный приказ[1]. Микер смог убедительно передать «постепенное падение духа своего персонажа от демонстративной бравады до малодушного страха»[1].

В том же году Микер сыграл ворчливого, ненавидящего индейцев офицера-янки в вестерне Сэмюэла Фуллера «Полёт стрелы» (1957), и легкомысленного похитителя кинозвезды (Джейн Расселл) в криминальной комедии «Розовая ночная рубашка» (1957)[1].

Начиная с 1957 года, Микер стал активно сниматься на телевидении, вернувшись на большой экран только в 1961 году с двумя фильмами — «Нечто дикое» и «Ада». В психологической драме «Нечто дикое» он создал образ механика, который спасает от самоубийства студентку, и, влюбившись в неё, удерживает как пленницу в своём доме, что в итоге приводит к непредсказуемому сближению между ними. В политической драме «Ада» Микер исполнил менее значимую роль подручного одного из грязных высокопоставленных политиков. В спортивной драме «Стена шума» (1963) Микер предстал в роли владельца конюшни, который ведёт борьбу за первенство в скачках со своим бывшим помощником, уволенным за роман с его женой.

В 1964-65 годах Микер вернулся на сцену в качестве члена репертуарного театра Линкольн-центра в Нью-Йорке, где сыграл в спектакле по пьесе Артура Миллера «После грехопадения» (1964-65), которую поставил Элиа Казан[1].

В конце 1960-х годов Микер возобновил работу в кино, сыграв в двух значимых фильмах — «Резня в день Святого Валентина» Роджера Кормана и «Грязная дюжина» Роберта Олдрича (оба — 1967). В криминальной драме «Резня в день Святого Валентина» он исполнил роль чикагского гангстера Джорджа «Багса» Морана, банду которого уничтожает Аль Капоне[1]. В военной экшн-драме «Грязная дюжина» военный психолог в исполнении Микера проводит психологический анализ уголовников, отобранных в диверсионный отряд для проведения рискованной операции в тылу врага.

После этого в нео-нуаровой криминальной драме «Детектив» (1968) Микер сыграл одного из коллег полицейского детектива (Фрэнк Синатра), вскрывающего коррупционную сеть в нью-йоркской полиции. Затем он предстал в образе капитана полиции в криминальном триллере Сидни Люмета «Плёнки Андерсона» (1970), где профессиональная банда во главе с Шоном Коннери пытается осуществить ограбление нескольких квартир в богатом многоквартирном доме. В 1970 году Микер также исполнил роль отца преступного семейства, занимающегося нелегальным производством виски, в криминальном триллере Джона Франкенхаймера «Переступить черту» с Грегори Пеком в роли противостоящего ему шерифа, влюбившегося в его дочь. В криминальном триллере «Брэнниган» (1975) с Джоном Уэйном в главной роли он вновь сыграл капитана полиции.

Последующие фильмы Микера 1970-х годов были по уровню заметно ниже его работ в 1950-60-е годы. В 1978 году Микер выступил продюсером и сыграл вместе с Айдой Лупино главные роли в криминальной драме «Мои мальчики – хорошие мальчики» (1978)[3]. Свою последнюю роль в кино Микер сыграл в малоинтересном фантастическом фильме ужасов «Без предупреждения» (1980).

Карьера на телевидении

С конца 1950-х годов Микер стал всё больше сниматься на телевидении, получая достаточно много выгодных предложений[1].

В 1955 году Микер вместе с Верой Майлз сыграл главные роли в первом фильме телепрограммы «Альфред Хичкок представляет». Позднее он исполнил главные роли ещё в трёх фильмах этой программы. В 1958 году он сыграл в одном эпизоде вестерн-сериала «Колесо повозки», а в 1959 году в другом вестерн-сериале — «Техасец».

В 1959-60 годах Микер играл главную роль гавайского военного следователя в телесериале «Не по найму»[3]. Однако, этот сериал вышел одновременно с похожим сериалом «Гавайский сыщик» (1959), в результате чего его производство было прекращено после выхода всего 39 эпизодов[1].

После этого Микер исполнял разовые роли в других сериалах, одной из наиболее заметных среди них стала роль грубого магната, который обнаруживает доисторическое земноводное чудовище в фильме сериала «За гранью возможного» (1963)[1].

Он также сыграл бывшего детектива в одном эпизоде криминального сериала «Айронсайд» (1967), агента ФБР в телефильме «Ночной преследователь» (1972), инспектора полиции в телефильме «Девушка в позднем, позднем шоу» (1974) и лейтенанта полиции в хоррор-детективе «Мёртвые не умирают» (1975)[1]. «В его галерею рычащих и раздражённых представителей закона можно также добавить разовые роли в телесериалах „Новобранцы“ (1972), „Гарри O“ (1973) и „Полицейская история“ (1973-75, 3 серии)»[1].

Личная жизнь

Микер был женат дважды. В 1964-66 годах он был женат на актрисе Саломее Дженс, второй брак c актрисой и продюсером Коллин Микер продлился до его смерти в 1988 году[10].

Последний год жизни он провёл в Загородней больнице кино и телевидения в Вудленд-Хиллс, Лос-Анджелес, где умер в возрасте 67 лет от сердечного приступа[11].

Фильмография

Кино

Напишите отзыв о статье "Микер, Ральф"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 И. С. Мовис. Мини-биография на http://www.imdb.com/name/nm0576127/bio?ref_=nm_ov_bio_sm
  2. 1 2 [http://www.tcm.com/tcmdb/person/129167%7C127121/Ralph-Meeker/ Overview for Ralph Meeker]
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Хэл Эриксон. Биография на http://www.allmovie.com/artist/ralph-meeker-p48205
  4. [http://articles.latimes.com/1988-08-06/news/mn-6806_1_ralph-meeker OBITUARIES : Played Tough Guys and Villains : Ralph Meeker; Stage, Screen, TV Actor — Los Angeles Times]
  5. [http://collections.oscars.org/link/bio/88 Special Collections | Margaret Herrick Library | Academy of Motion Picture Arts & Sciences]
  6. 1 2 [http://web2.airmail.net/~/meeker/biograph.html Ralph Meeker: Biography]
  7. [http://www.ibdb.com/person.php?id=52675 Ralph Meeker | IBDB: The official source for Broadway Information]
  8. [http://www.ibdb.com/production.php?id=1660 Mister Roberts | IBDB: The official source for Broadway Information]
  9. [http://www.imdb.com/title/tt0048491/awards?ref_=tt_awd Picnic — Awards — IMDb]
  10. [http://www.imdb.com/name/nm0576127/bio?ref_=nm_ov_bio_sm Ralph Meeker — Biography]
  11. [http://www.nytimes.com/1988/08/06/obituaries/ralph-meeker-67-star-of-picnic-and-featured-actor-in-films-dies.html Ralph Meeker, 67, Star of 'Picnic' And Featured Actor in Films, Dies — New York Times]

Ссылки

  • [http://www.allmovie.com/artist/ralph-meeker-p48205 Ральф Микер] на сайте Allmovie
  • [http://www.tcm.com/tcmdb/person/129167%7C127121/Ralph-Meeker/ Ральф Микер] на сайте Turner Classic Movies

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Микер, Ральф

Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!
Я не была уверенна, увидит ли он то же самое, что видели мы, но это была моя единственная надежда как-то его «очухать» и таким образом заставить хоть самую малость протрезветь.
По тому, как его глаза вдруг полезли на лоб, оказалось – увидел… В ужасе шарахнувшись в угол, он не мог отвезти взгляд от своих «симпатичных» гостей и, не в состоянии вымолвить ни слова, только показывал на них дрожащей рукой. Его мелко трясло, и я поняла, что если ничего не сделать, у бедного человека начнётся настоящий нервный припадок.
Я попробовала мысленно обратиться к этим странными монстроподобными существам, но ничего путного из этого не получилось; они лишь зловеще «рычали», отмахиваясь от меня своими когтистыми лапами, и не оборачиваясь, послали мне прямо в грудь очень болезненный энергетический удар. И тут же, один из них «отклеился» от Артура и, присмотрев, как он думал, самую лёгкую добычу, прыгнул прямо на Вэсту… Девчушка от неожиданности дико завизжала, но – надо отдать должное её храбрости – тут же начала отбиваться, что было сил. Они оба, и он и она, были такими же бестелесными сущностями, поэтому прекрасно друг друга «понимали» и могли свободно наносить друг другу энергетические удары. И надо было видеть, с каким азартом эта бесстрашная малышка кинулась в бой!.. От бедного съёжившегося «монстра» только искры сыпались от её бурных ударов, а мы, трое наблюдавших, к своему стыду так остолбенели, что не сразу среагировали, чтобы хотя бы как-то ей помочь. И как раз в тот же момент, Вэста стала похожа на полностью выжатый золотистый комок и, став совершенно прозрачной, куда-то исчезла. Я поняла, что она отдала все свои детские силёнки, пытаясь защититься, и вот теперь ей не хватило их, чтобы просто выдерживать с нами контакт… Кристина растерянно озиралась вокруг – видимо её дочь не имела привычки так просто исчезать, оставляя её одну. Я тоже осмотрелась вокруг и тут… увидела самое потрясённое лицо, которое когда-либо видела в своей жизни и тогда, и все последующие долгие годы... Артур стоял в настоящем шоке и смотрел прямо на свою жену!.. Видимо слишком большая доза алкоголя, огромный стресс, и все последующие эмоции, на какое-то мгновение открыли «дверь» между нашими разными мирами и он увидел свою умершую Кристину, такую же красивую и такую же «настоящую», какой он знал её всегда… Никакими словами невозможно было бы описать выражения их глаз!.. Они не говорили, хотя, как я поняла, Артур вероятнее всего мог её слышать. Думаю, в тот момент он просто не мог говорить, но в его глазах было всё – и дикая, душившая его столько времени боль; и оглушившее его своей неожиданностью, безграничное счастье; и мольба, и ещё столько всего, что не нашлось бы никаких слов, чтобы попытаться всё это рассказать!..