Рационально-эмоционально-поведенческая терапия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Рациона́льно-эмоциона́льно-поведе́нческая терапи́я, РЭПТ (англ. Rational Emotive Behavior Therapy (REBT); ранее — рациональная терапия (РТ) и рационально-эмоциональная[прим. 1] терапия (РЭТ)) — направление в психотерапии и психологическом консультировании, предложенное Альбертом Эллисом в 1955 году, в котором в качестве главной причины психических расстройств рассматриваются ошибочные, иррациональные когнитивные установки (убеждения, верования, идеи, предположения и т. п.), а не прошлый опыт индивида, в отличие от психоанализа и некоторых других направлений психотерапии[1]. Такие когниции в терминах РЭПТ называются «иррациональными верованиями» (иногда — «иррациональные убеждения», англ. irrational beliefs) и основнотерапией (РТ). В 1961 году он изменил название на рационально-эмоциональную терапию (РЭТ). В 1993 году Эллис ещё раз изменил название — на рационально-эмоциональную поведенческую терапию (РЭПТ).







Модель ABC

Ядром теории РЭПТ является Модель ABC (иногда — «A-B-C», в расширенном варианте — «ABCDE») развития эмоциональных расстройств, которую иногда называют также «моделью терапевтических изменений» и «ABC-теорией личности», поскольку она не только описывает процесс возникновения дисфункциональных эмоций и поведения, но также используется и как руководство по устранению причин этих психических нарушений.

«А» (активаторы, англ. activating events) — это любые текущие события или собственные мысли, чувства, поведение в связи с этими событиями, а, возможно, воспоминания или мысли о прошлом опыте. Но «А» сами по себе — это только активаторы. Все проблемы возникают потому, что в «А» каждый человек привносит что-то своё, а именно свои убеждения, цели, физиологическую предрасположенность, установки, взгляды — «В» (англ. beliefs). И уже «В» приводит именно к тому, а не иному «С» — следствию (англ. consequences). И если рациональные взгляды ведут к продуктивному поведению, то (и отсюда психологические проблемы) иррациональные взгляды — к саморазрушению и иррациональному поведению.

Более подробно, философия долженствования, она же абсолютистская, приводит к образованию множества иррациональных представлений о мире, центральных иррациональных идей, основными производными которых являются:

  • драматизация — «А» оценивается как ужасное более, чем на 100 %. Начинается с «это не должно быть настолько плохо…»;
  • осуждение — те, кто не делает того, что «должны» (в том числе по отношению ко мне самому) — «плохие», «недостойные», «недочеловеки» итп.

Таким образом, «А», «В» и «С» тесно связаны, и ни один из этих элементов не может существовать без других. И чтобы изменить «С», нужно или изменить непосредственно «А» (самый неглубокий уровень психотерапевтических изменений), или осознать, что «В», ведущие к иррациональным «С», иррациональны, проверить это в опыте и принять вместо конкретных иррациональных «В» конкретные рациональные. Или же, в идеале, в случае самого глубокого и эффективного терапевтического изменения, произвести философское реструктурирование иррациональных воззрений.

В частном случае — это замена абсолютистских требований («должен» и «обязан») на рациональные относительные предпочтения в данной конкретной ситуации. В общем — это принятие гибкой установки по отношению к жизненным событиям в целом.

Также проводятся различия между конструктивными и неконструктивными эмоциями: например, гнев неконструктивен, в то время, как недовольство является стимулом к изменению нежелательного положения вещей и, таким образом, является конструктивным.

Основные положения

Исходной посылкой РЭПТ является то, что люди наиболее счастливы тогда, когда они ставят перед собой важные жизненные цели и задачи и активно стараются их осуществить, однако при этом человек должен иметь в виду тот факт, что он живёт в обществе: отстаивая свои собственные интересы, необходимо учитывать и интересы окружающих людей.

РЭПТ гедонистична в том смысле, что люди могут получить удовольствие от настоящего момента и от будущего и могут прийти к этому на максимуме свободы и дисциплины, поскольку человеческая натура воспринимается как сложная и изменчивая. Отсюда и тезис о том, что, вероятно, ничего сверхчеловеческого не существует и что набожная вера в сверхчеловеческие силы обычно приводит к зависимости и росту эмоциональной нестабильности. Особое значение РЭПТ придает воле и выбору во всех человеческих делах, принимая при этом вероятность того, что некоторые поступки людей частично определяются биологическими, социальными и другими силами. Но, каким бы неприемлемым и антисоциальным ни было поведение некоторых личностей, нет людей «низшего сорта» или достойных проклятия. И хотя человеческой натуре свойственна биологическая тенденция мыслить иррационально и дисфункционально, присуща ей и конструктивная биологическая тенденция пользоваться волей к выбору и работать над изменением своего дисфункционального мышления и образа действий.

Как следствие, РЭПТ имеет в основном дело с оценочными, эмоциональными и поведенческими нарушениями. По РЭПТ психологические проблемы возникают вследствие неудовлетворения в прошлом, настоящем, будущем требований, которые человек выдвинул себе и окружающему миру, окружающим людям. И есть два основных типа психологических проблем:

  1. третирование, самоуничижение себя («я плохой», «я недостойный») — проблемы эго; рациональной и здоровой альтернативой самоуничижению является безусловное принятие, которое включает в себя отказ отдавать собственному «Я» однозначную оценку и признание своей подверженности ошибкам;
  2. преувеличение негативных сторон ситуации и реакция «я этого не вынесу» — проблемы дискомфорта, или низкая толерантность к фрустрации; Терпимость к дискомфорту ради достижения цели и будущего счастья является здоровой и рациональной альтернативой требованиям немедленного исполнения желаний.

Таким образом, по РЭПТ два главных компонента рационально-эмоционального образа психологически здорового человека — это самопринятие и высокая толерантность к фрустрации.

А. Эллис, рассматривая вопрос как закрепляются психологические расстройства, постулирует для человека необходимость прийти к 3 основным инсайтам:[2].

Люди склонны решать свои психологические проблемы, следуя своим «наивным» теориям, относительно природы этих проблем. Им не хватает того, что в РЭПТ называется инсайт № 1: понимания, что психологические нарушения зачастую определяются главным образом теми абсолютистскими взглядами, которые складываются у людей по поводу негативных жизненных событий («B» обуславливает «С»). Люди делают неверные предположения о причинах своих проблем и пытаются изменить скорее «А», чем «В».

У людей может случиться инсайт № 1, но не случиться инсайт № 2: Люди остаются при своём расстройстве за счёт того, что заново убеждают себя в своих абсолютистских взглядах в настоящем.

Даже если у человека случились оба названных инсайта, он всё ещё может страдать от своих проблем, из-за того что у него не было инсайта № 3: только если человек будет усердно работать и тренироваться думать, чувствовать и поступать вопреки своим иррациональным взглядам и убеждениям как в настоящем, так и в будущем, он сможет измениться и стать значительно спокойнее. Чтобы различить патологический цикл, в который они попали, им нужно усиленно и непрерывно бросать вызов своим деструктивным идеям в когнитивном, эмоциональном и поведенческом планах.

Так как РЭПТ — это когнитивный вид консультирования и психотерапии, то в нём большое место отводится работе с когнитивными детерминантами проблемы, а также со вторичными и третичными конструктами — в мыслях, эмоциях и поведении, которые укрепляют проблему клиента (например, тревога по поводу тревоги, чувство вины за свой гнев), с которыми из-за этого, желательно работать в первую очередь. Это позволяет работать с достаточно сложными случаями.

Используемые терапевтические методы

Основными техниками РЭПТ является целый ряд когнитивных, эмоциональных и поведенческих техник:

  • обучение «азбуке» РЭПТ — научение клиента основным теоретическим идеям РЭПТ, чтобы он мог самостоятельно пользоваться её положениями а также приложение этих идей к случаю клиента. Включает также обучение принятию ответственности за свои иррациональные взгляды.
  • дискутирование (оспаривание) иррациональных идей, взглядов, убеждений[3]:
  • детекция дисфункциональных взглядов.
  • дискриминация — помощь клиенту в нахождении чётких различий между абсолютными (потребности, требования, императивы) и неабсолютными (предпочтения, желания, мечтания, планы) ценностями, то есть между иррациональными, нездоровыми взглядами и убеждениями и здоровыми рациональными убеждениями.
  • дебатирование об (по сути — деконструкция) иррациональной идее, с целью — чтобы клиент отказался от неё.
  • библиотерапия (чтение материалов, книг по самопомощи);
  • прослушивание аудиозаписей с записями лекций по РЭПТ-терапии и терапевтических сеансов, а также своих собственных дискуссий по поводу своих иррациональных идей (дискутирование на запись — начать с иррациональной идеи, а затем рационально и с силой оспаривать эту идею до тех пор, пока рациональный голос не победит дисфункциональный, и пока чувства не изменятся соответствующим образом)[4];
  • проведение РЭПТ с другими для помощи близким, но прежде всего — с целью самому лучше овладеть навыками и методами РЭПТ, а также избавиться от ряда собственных иррациональных взглядов и убеждений;
  • семантические методы[5]:
  • техники определения, цель которых — помочь клиенту использовать язык менее разрушительным образом (Например, вместо «я не могу..», «я ещё не научился…»).
  • техники «за» и «против» — в которых клиентов побуждают перечислять как негативное, так и позитивное о конкретных понятиях, чтобы противостоять привычке замечать только позитивные (или негативные) её аспекты, и игнорировать противоположные её аспекты (например в случае с курением).
  • эмоциональная установка на безусловное принятие;
  • юмористические методы — используются для борьбы с преувеличением и «ужастификацией» — они сводят некоторые идеи клиентов к абсурду, показывая, насколько эти идеи противоречивы и нелепы. «Согласно теории РЭПТ, иррациональные идеи, которые люди усваивают и при помощи которых создают себе эмоциональные проблемы, обычно возникают, когда они придают должное значение и уделяют внимание своим желаниям и предпочтениям (что является рациональным), а затем идут дальше и существенно преувеличивают их значимость. Они воспринимают всё слишком серьёзно.»[6].
  • самораскрытие (психолог признаётся клиенту, что сам сталкивается с похожими проблемам, и рассказывает об опыте их преодоления);
  • «оставайся там» — вынести хронический дискомфорт в неприятной ситуации;
  • вести себя так, как будто клиент уже мыслит рационально;
  • техники воображения[7]:
  • рационально-эмоциальное воображение. Воображении социальной или реальной ситуации неудачи, в которой у клиента/клиентки обычно появляются иррациональные мысли, чувства или поведение, и следующее за этим перестраивание воображения таким образом чтобы почувствовать здоровые (вместо иррациональных и патологичеких) чувства.
  • метод временной проекции (вместо прямого оспаривания дисфункциональных убеждений, клиента побуждают представить что с ним будет через некоторое время после «ужасного» события, помогая, таким образом, опосредованно изменить иррациональное верование, так как клиент может «увидеть» что после этого «ужасного» события, он сможет оправиться от него, начать двигаться дальше к своим целям и создавать новые цели).
  • гипноз;
  • небольшие нарушения социальных правил, с целью преодоления стыда (например, «глупости», типа выкрикиывавния названий остановок в метро, пения песен на улицах во весь голос, разговоры с незнакомцами на улицах и в общественных местах, для поддержания с ними беседы, попытки договориться с незнакомцем о чём-нибудь и т. д.). Основной эффект данной техники связан с постепенным обретением опыта — важно большое количество попыток с небольшими продвижениями вперёд, что позволит в итоге преодолеть стыд;
  • поддерживающие, энергичные самовнушения — повторение рациональных утверждений с чувством и силой для того, чтобы начать их твёрдо чувствовать, убедиться в их справедливости, а также для того, чтобы они интернализовались;
  • формулирование рациональных утверждений;
  • безусловное самопринятие — учит клиента полностью принимать себя в любых условиях и оценивать только свои отдельные черты или поступки и никогда — свою тотальность, свою сущность, своё я. Плохим может быть что-то, например поведение человека, но никогда не сам человек;
  • ролевые игры, в ходе которых развиваются социальные умения и рефлексируются различные недостаточно осознаваемые чувства, а также небольшие обращения к самому/самой себе вызывающие некоторые негативные чувства, с целью их изменения.
  • когнитивная домашняя работа.

Точный перевод терминологии и названий

Верным переводом названия терапии (англ. Rational Emotive Behavior Therapy) является именно «рационально-эмоционально-поведенческая» (два дефиса) а не «рационально-эмоциональная поведенческая» (последнее слово — отдельно), так как сам Эллис неоднократно подчёркивал равнозначность когнитивной (рациональной), эмоциональной и поведенческой (бихевиоральной) составляющих. Тем не менее, в переведённых на русский язык книгах А. Эллиса часто встречается второй вариант — вероятно, так сложилось исторически.

Термин «irrational beliefs» верно переводить именно как «иррациональные верования», а не «убеждения», поскольку, во-первых, глагол «to believe» переводится как «верить», а не как «убеждать», а во-вторых, слово убеждение можно понять двояко: как «идея, мысль о чём-либо» и как «процесс уговаривания».

Термин «musturbation» (не путать с «masturbation») как неологизм следует переводить «должнонанизм» — в литературе можно встретить перевод «тирания долженствования» — не следует путать эти термины, так как в книгах Эллиса употребляются разные слова: «demandingness», «musturbatory», «musturbate».

См. также

Напишите отзыв о статье "Рационально-эмоционально-поведенческая терапия"

Примечания

Комментарии
  1. или -эмоти́вная

Литература

  • Эллис, Альберт, Драйден, Уинди. Практика рационально-эмоциональной поведенческой терапии / Пер. с англ. Т. Саушкиной. — 2-е изд. — СПб.: «Речь», 2002. — 362 с. — ISBN 5-9268-0120-6.

Ссылки

  • [http://www.albertellis.org Институт Альберта Эллиса]  (англ.)
  • [http://www.rebtnetwork.org/ REBT Network]  (англ.)
  • [http://www.arebt.org/ Ассоциация РЭПТ]  (англ.)
  • [http://rebt.ru/ Русскоязычный сайт о РЭПТ] (Е. Ромек, В. Ромек)
  • [http://www.psychologos.ru/РЭПТ:_Рационально-эмоционально-поведенческая_терапия_А.Эллиса РЭПТ: Рационально-эмоционально-поведенческая терапия А.Эллиса]
  • [http://nkozlov.ru/library/psychology/d4441/ Сюзан Уолен, Раймонд ДиГусепп, Ричард Уэсслер. Рационально-эмотивная психотерапия: когнитивно-бихевиоральный подход]  (рус.)
  • [http://www.trevogy.net/publisher.html Косинский В. П. Практикум по когнитивно поведенческой терапии.] (http://www.trevogy.net/)

Отрывок, характеризующий Рационально-эмоционально-поведенческая терапия

– Ну что ж, ведите, – мысленно сказала я своему спутнику.
Мы шли около десяти минут. Его дом оказался на параллельной улице, совсем недалеко от нас, но этого человека я почему-то совершенно не помнила, хотя вроде бы знала всех своих соседей. Я спросила, как давно он умер? Он сказал, что уже десять лет (!!!)… Это было совершенно невозможно, и по моему понятию это было слишком давно!
– Но как вы можете до сих пор здесь находиться? – ошарашено спросила я.
– Я же тебе сказал – я не уйду пока не поговорю с ней! – раздражённо ответил он.
Что-то здесь было не так, но я никак не могла понять – что. Из всех моих умерших «гостей» ни один не находился здесь, на земле, так долго. Возможно, я была не права, и этот странный человек так любил свою жену, что никак не решался её покинуть?.. Хотя, если честно, в это мне верилось почему-то с большим трудом. Ну, не тянул он никак на «вечно-влюблённого рыцаря», даже с большой натяжкой… Мы подошли к дому… и тут я вдруг почувствовала, что мой незнакомец оробел.
– Ну что, пойдёмте? – спросила я.
– Ты же не знаешь, как меня зовут – пробормотал он.
– Об этом вы должны были подумать ещё в начале, – ответила я.
Тут вдруг у меня в памяти как будто открылась какая-то дверца – я вспомнила, что я знала об этих соседях…
Это был довольно-таки «известный» своими странностями (в которые верила во всей нашей округе, по-моему, только я одна) дом. Среди соседей ходили слухи, что хозяйка видимо не совсем нормальная, так как она постоянно рассказывала какие-то «дикие» истории с летающими в воздухе предметами, самопишущими ручками, привидениями, и т.д. и т.п.... (очень хорошо похожие вещи показаны в фильме «Привидение», который я увидела уже много лет спустя).
Соседка была очень приятной женщиной лет сорока пяти, у которой и вправду около десяти лет назад умер муж. И вот с тех пор у неё в доме и начались все эти невероятные чудеса. Я бывала у неё несколько раз, горя желанием узнать, что же там такое у неё происходит, но разговорить мою замкнутую соседку мне, к сожалению, так и не удалось. Поэтому сейчас я полностью разделяла нетерпение её странного мужа и спешила поскорее войти, заранее предвкушая то, что должно было, по моим понятиям, там произойти.
– Меня зовут Влад – прохрипел мой бывший сосед.
Я с удивлением на него взглянула, и поняла, что он, оказывается, очень боится… Но я решила не обращать на это внимания и вошла в дом. Соседка сидела у камина и вышивала подушку. Я поздоровалась и уже собиралась объяснить, зачем я сюда пришла, как она неожиданно быстро проговорила:
– Пожалуйста, милая, уходи поскорее! Здесь может быть опасно.
Бедная женщина была напугана до полусмерти, и я вдруг поняла, чего она так боится… Она, видимо, всегда чувствовала присутствие своего мужа, когда он к ней приходил!.. И все у неё случавшиеся раньше проявления полтергейста видимо происходили по его вине. Поэтому, опять почувствовав его присутствие, бедная женщина хотела меня всего лишь «уберечь» от возможного шока… Я ласково взяла её за руки и как можно мягче сказала:
– Я знаю, чего вы боитесь. Пожалуйста, послушайте, что я хочу вам сказать, и всё это кончится навсегда.
Я попыталась ей объяснить, как могла, о приходящих ко мне душах и о том, как я пытаюсь им всем помочь. Я видела, что она мне верит, но почему-то боится мне это показать.
– Со мной ваш муж, Миля, и если хотите, можете поговорить с ним, – осторожно сказала я.
К моему удивлению, она долго молчала, а потом тихо произнесла:
– Оставь меня в покое, Влад, ты меня мучил достаточно долго. Уходи.
Меня совершенно потрясло то, сколько муки было в голосе этой женщины!.. И, как оказалось, это потрясло не только меня, ответ ошарашил и её странного мужа, но только уже по-другому. Я почувствовала рядом с собой дикий вихрь чужой энергии, который буквально разрывал всё вокруг. Книги, цветы, чайная чашка – всё, что лежало на столе, с грохотом полетело в низ. Соседка побледнела, как полотно и поспешно начала выталкивать меня наружу. Но такими «эффектами», как швыряние чашек, меня уже очень давно было не испугать. Поэтому, я мягко отстранила бедную трясущуюся женщину и твёрдо сказала:
– Если вы не прекращаете так гнусно пугать свою жену – я ухожу, и ищите себе кого-нибудь другого ещё столько же лет...
Но мужчина не обращал на меня никакого внимания. Видимо все эти долгие годы он только и ждал, что кого-то всё-таки когда-нибудь найдёт, кто мог бы помочь ему «достать» его бедную жену и его десятилетняя «жертва» не пройдёт даром. И вот теперь, когда это наконец-то реально произошло – он полностью потерял над собой контроль...
– Миля, Миленка, я так давно хотел сказать… пойдём со мной, родная... пойдём. Я один не могу... без тебя не могу столько лет... пойдём со мной.
Он бессвязно лопотал что-то, повторяя всё время те же самые слова. И тут только до меня дошло, что по-настоящему хотел этот человек!!! Он просил свою живую красавицу жену уйти с ним в месте, что значило, просто – умереть… Тут я уже больше выдержать не могла.
– Послушайте вы! Да вы ведь просто сумасшедший! – мысленно закричала я. – Я не буду говорить ей этих подлых слов! Убирайтесь туда, где вы давно уже должны были быть!.. Это как раз ваше место.
Меня просто выворачивало от возмущения!.. Неужели такое вправду может произойти?!. Я ещё не знала, что буду делать, но одно знала наверняка – ни за что на свете я ему эту женщину не отдам.
Его взбесило, что я не повторяю ей того, что он говорил. Он кричал на меня, орал на неё, бранился такими словами, которых я не слышала никогда… Плакал, если это возможно назвать плачем... И я поняла, что теперь он уже по-настоящему может стать опасным, только я ещё не понимала, каким образом это может произойти. В доме всё бешено двигалось, разлетелись оконные стёкла. Миля в ужасе стояла в ступоре, не в состоянии произнести ни слова. Ей было очень страшно, потому что, в отличии от меня, она не видела ничего из того, что происходило в той «другой», для неё закрытой, реальности, а видела лишь «танцующие» перед ней в каком-то сумасшедшем танце неодушевлённые предметы… и потихоньку сходила с ума…
Это в книгах очень забавно читать о загадочных полтергейстах, других реальностях и восторгаться героями, которые всегда «побеждают драконов»… В реальности же ничего «забавного» в этом нет, кроме тихого ужаса, что не знаешь, что с этим делать, и, что из-за твоей беспомощности, может прямо сейчас погибнуть хороший человек…
Я вдруг увидела, как Миля начала оседать на пол и стала бледной, как смерть. Мне стало до жути страшно. Я вдруг почувствовала себя тем, кем по-настоящему тогда была – просто маленькой девочкой, которая по своей глупости вляпалась во что-то ужасное и теперь не знает, как из этого всего выбраться.
– Ну, уж нет, – подумала я, – не получишь!..
И изо всех сил энергетически ударила эту ничтожную сущность, вкладывая в этот удар всё своё возмущение… Послышался странный вой… и всё исчезло. Не было больше сумасшедшего движения предметов в комнате, не было страха… и не было больше того странного полоумного человека, чуть не отправившего свою ни в чём не повинную жену на тот свет… В доме стояла мёртвая тишина. Только иногда позвякивали какие-то разбитые вещи. Миля сидела на полу с закрытыми глазами и не проявляла никаких признаков жизни. Но я почему-то была уверена, что с ней будет всё хорошо. Я подошла к ней и погладила по щеке.
– Тётя Миля, всё уже кончилось, – тихо, пытаясь не испугать, прошептала я. – Он уже больше никогда не придёт.
Она открыла глаза и неверяще обвела усталым взглядом свою изуродованную комнату.
– Что это было, милая? – прошептала она.
– Это был ваш муж, Влад, но он уже никогда не придёт.
Тут её как будто прорвало... Я никогда до того не слышала такого душераздирающего плача!.. Казалось, что эта бедная женщина хочет выплакать всё, что в её жизни скопилось за эти долгие и, как я позже узнала, весьма ужасные, годы. Но, как говорится, каково бы не было отчаяние или обида, нельзя плакать без конца. Что-то переполняется в душе, будто слёзы смывают всю горечь и боль, и душа, как цветок, потихонечку начинает возвращаться к жизни. Так и Миля, понемножку начала оживать. В глазах появилось удивление, постепенно сменившееся робкой радостью.
– Откуда ты знаешь, что он не придёт, малышка? – как бы желая получить подтверждение, спросила она.
Малышкой меня уже давно никто не называл и особенно в тот момент это прозвучало немножечко странно, потому, что я была именно той «малышкой», которая только что, можно сказать, нечаянно спасла её жизнь… Но обижаться я естественно, не собиралась. Да и не было никаких сил не то, что на обиду, а даже просто… чтобы пересесть на диван. Видимо всё до последнего «истратилось» на тот единственный удар, который повторить теперь я не смогла бы ни за что.
Мы просидели с моей соседкой вместе ещё довольно долго, и она мне наконец-то рассказала, как всё это время (целых десять лет!!!) мучил её муж. Правда она тогда не была совершенно уверена, что это был именно он, но теперь её сомнения рассеялись, и она знала наверняка, что была права. Умирая, Влад ей сказал, что не успокоится, пока не заберёт её с собой. Вот и старался так много лет...
Я никак не могла понять, как человек может быть настолько жестоким и ещё осмелиться называть такой ужас любовью?!. Но я была, как моя соседка сказала, всего лишь маленькой девочкой, которая ещё не могла до конца поверить, что иногда человек может быть ужасным, даже в таком возвышенном чувстве, как любовь…

Один из наиболее шокирующих случаев в моей, весьма продолжительной «практике» контактов с сущностями умерших произошёл, когда я однажды преспокойно шла тёплым осенним вечером из школы домой... Обычно я возвращалась всегда намного позже, так как ходила во вторую смену, и уроки у нас кончались где-то около семи часов вечера, но в тот день двух последних уроков не было и нас раньше обычного отпустили домой.
Погода была на редкость приятной, не хотелось никуда спешить, и перед тем, как пойти домой, я решила немного прогуляться.
В воздухе пахло cладко-горьковатым ароматом последних осенних цветов. Игривый лёгкий ветерок шебуршился в опавших листьях, что-то тихо нашёптывая стыдливо краснеющим в отблесках заката обнажённым деревьям. Покоем и тишиной дышали мягкие сумерки...
Я очень любила это время суток, оно притягивало меня своей загадочностью и хрупкостью чего-то не свершившегося и в то же время даже ещё не начавшегося... Когда ещё не ушёл в прошлое сегодняшний день, а ночь тоже пока ещё не вступила в свои права... Что-то «ничейное» и волшебное, что-то как бы зависшее в «междувременье», что-то неуловимое... Я обожала этот коротенький промежуток времени и всегда чувствовала себя в нём очень особенно.
Но в тот день именно и случилось что-то «особенное», но уж точно не то особенное, что я бы хотела увидеть или пережить ещё раз...
Я спокойно шла к перекрёстку, о чём-то глубоко задумавшись, как вдруг оказалась резко вырванной из своих «грёз» диким визгом тормозов и криками испуганных людей.
Прямо передо мной, маленькая белая легковая машина каким-то об-разом умудрилась стукнуться о цементный столб и со всего маху ударила огромную встречную машину прямо в лоб...
Через какие-то считанные мгновения из смятой почти что в лепёшку белой машины «выскочили» сущности маленьких мальчика и девочки, которые растерянно озирались вокруг, пока наконец обалдело уставились на свои же изуродованные сильнейшим ударом физические тела...
– Это что-о?!. – испуганно спросила девчушка. – Это разве там мы?... – показывая пальчиком на своё окровавленное физическое личико совсем тихо прошептала она. – Как же так... но ведь здесь, это же тоже мы?..
Было ясно, что всё происходящее её шокировало, и самое большое её желание в тот момент было куда-то от всего этого спрятаться...
– Мама ты где?! – вдруг закричала малышка. – Мама-а!
На вид ей было годика четыре, не более. Тоненькие светлые косички, с вплетёнными в них огромными розовыми бантами, смешными «крендельками» топорщились с обеих сторон, делая её похожей на доброго фавна. Широко распахнутые большие серые глаза растерянно смотрели на так хорошо ей знакомый и такой привычный мир, который вдруг почему-то стал непонятным, чужим и холодным... Ей было очень страшно, и она совершенно этого не скрывала.
Мальчонке было лет восемь-девять. Он был худеньким и хрупким, но его круглые «профессорские» очки делали его чуточку старше, и он казался в них очень деловым и серьёзным. Но в данный момент вся его серьёзность куда-то вдруг испарилась, уступая место абсолютной растерянности.
Вокруг машин уже собралась ойкающая сочувствующая толпа, а через несколько минут появилась и милиция, сопровождающая скорую помощь. Наш городок тогда всё ещё не был большим, поэтому на любое «экстренное» происшествие городские службы могли реагировать достаточно организованно и быстро.
Врачи скорой помощи, о чём-то быстро посоветовавшись, начали осторожно вынимать по одному изувеченные тела. Первым оказалось тело мальчика, сущность которого стояла в ступоре рядом со мной, не в состоянии что-либо сказать или подумать.
Бедняжку дико трясло, видимо для его детского перевозбуждённого мозга это было слишком тяжело. Он только смотрел вытаращенными глазами на то, что только что было «им» и никак не мог выйти из затянувшегося «столбняка».
– Мамочка, Мама!!! – опять закричала девочка. – Видас, Видас, ну почему она меня не слышит?!.
Вернее, кричала-то она лишь мысленно, потому что в тот момент, к сожалению, физически уже была мертва... так же, как и её маленький братишка.
А её бедная мама, физическое тело которой всё ещё цепко держалось за свою хрупкую, чуть теплившуюся в нём жизнь, никаким образом не могла её услышать, так как находились они в тот момент уже в разных, недоступных друг другу мирах....
Малыши всё больше и больше терялись и я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и у девочки начнётся настоящий нервный шок (если это можно так назвать, говоря о бестелесной сущности?).
– Почему мы там лежим?!.. Почему мама не отвечает нам?! – всё ещё кричала девчушка, дёргая брата за рукав.
– Наверное потому что мы мертвы... – мелко стуча зубами проговорил мальчонка.
– А мама? – в ужасе прошептала малышка.
– Мама жива – не очень уверенно ответил брат.
– А как же мы? Ну, скажи им, что мы здесь, что они не могут без нас уйти! Скажи им!!! – всё ещё не могла успокоиться девчушка.
– Я не могу, они нас не слышат... Ты же видишь, они нас не слышат, – пробовал как-то объяснить девочке брат.
Но она была ещё слишком маленькой, чтобы понять, что мама уже не может её ни услышать, ни с ней говорить. Она не могла всего этого ужаса понять и не хотела его принимать... Маленькими кулачками размазывая льющиеся по бледным щёчкам крупные слёзы, она видела только свою маму, которая почему-то не хотела ей отвечать и не хотела подниматься.