Рейнхардт, Джанго

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Рейнхардт, Жан Батист»)
Перейти к: навигация, поиск
Джанго Рейнхардт
Django Reinhardt
250px
Джанго Рейнхардт в 1946 году
Основная информация
Имя при рождении

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Полное имя

Жан Батист Ренарт

Дата рождения

23 января 1910(1910-01-23)

Место рождения

Понт-а-Сель, Бельгия

Дата смерти

16 мая 1953(1953-05-16) (43 года)

Место смерти

Фонтенбло, Франция

Годы активности

с Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). по Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Франция22x20px Франция

Профессии

гитарист

Певческий голос

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Инструменты

гитара, банджо, скрипка

Жанры

джаз, джаз-мануш, бибоп

Псевдонимы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Коллективы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сотрудничество

Стефан Грапелли

Лейблы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
[[s:Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Джа́нго Ре́йнхардт (цыг. Django Reinhardt; настоящее имя Жан Бати́ст Рена́рт, фр. Jean Baptiste Reinhardt; 23 января 1910 — 16 мая 1953) — французский джазовый гитарист, один из основателей стиля «джаз-мануш» («цыганский джаз»). В среде джазменов его называли «Великий Джанго». Прозвище Рейнхардта «Django» на цыганском языке означает «я проснулся» [http://sevjazz.info/index.php?option=com_content&view=article&id=672:2013-01-23-15-32-53&catid=48:jazz-stars [1]].







Биография

Жан-Батист Ренарт (его имя более известно в варианте «Джанго Рейнхардт») родился в семье кочевых цыган в Бельгии, провинции Брабант. Вместе с семьёй он побывал во Франции, Италии, Алжире и на Корсике. Семья Рейнхардтов в конечном итоге осела во Франции, в предместьях Парижа. Рейнхардты делали плетеную мебель для гостиных, хотя среди них были и музыканты-любители [http://sevjazz.info/zvyozdi-dzhaza/reynchardt-dzhango [1]].

Первыми музыкальными инструментами Джанго были скрипка и банджо. Аккордеонист Фредо Гардони вспоминал, что познакомился с Жаном-Батистом, когда тому было 9 лет, и уже тогда Рейнхардт виртуозно играл на банджо и был настоящим маленьким ремесленником — мастерски вырезал из дерева фигурки лошадей и кибиток.

Слухи о таланте маленького мануша расходились по цыганским таборам: говорили, однажды он на спор с первого раза воспроизвел на банджо семнадцать мелодий, наигранных ему на аккордеоне, которые прежде никогда не слышал.

На скрипке Джанго также мог сыграть множество классических произведений цыганских композиторов Венгрии.

С самого раннего детства музыкой Рейнхардт добывал себе хлеб насущный. Однако в какой-то момент казалось, что ему придётся распроститься с любимой профессией: во время пожара в таборе 18-летний музыкант очень сильно пострадал. На левой руке его остались рабочими только два пальца: указательный и средний.

На полтора года Джанго был прикован к постели. Желая занять его, младший брат Жозе принес ему гитару, и покалеченный Рейнхардт начал заново учиться играть, удивляя персонал больницы своим упорством. Длительными болезненными упражнениями молодой гитарист смог, вопреки всем ожиданиям, преодолеть увечье, попутно разработав собственную самостоятельную технику игры. Теперь он играл не традиционную и классическую цыганскую музыку, а входящий в моду джаз. Правда, на цыганский манер.

После выхода из больницы дела Джанго резко пошли вверх. В 1934 году он познакомился со скрипачом и пианистом Стефаном Грапелли, работавшим в парижских кабаре и тапером в кинотеатрах. В 1934 году Рейнхардт и Граппелли сформировали Quintette du Hot Club de France. В него также вошли брат Джанго Иосиф Рейнхардт, Роджер Шапу (Roger Chaput) на гитарах и Луи Вола (Louis Vola) на басу. Иногда Chaput заменял лучший друг Рейнхардта, также цыган Пьер «Баро» Ферре (Pierre «Baro» Ferret). Вокалист Фредди Тейлор (Freddy Taylor) участвовал в записи нескольких песен, таких как «Georgia On My Mind» и «Nagasaki». Жан Саблон (Jean Sablon) был первым певцом, записавшим с ними более 30 песен с 1933 года. Члены квинтета извлекали из своих гитар ударные звуки, так как не имели ударных в составе. Квинтет Quintette du Hot Club de France в то время был одним из немногих известных джазовых ансамблей, состоявшим только из струнных инструментов.

Талант, ум и обаяние Джанго сделали его популярным в творческой среде — с ним дружили артисты, музыканты, художники, писатели и поэты Франции, США и Европы.

В годы оккупации Франции Джанго играл даже больше, чем когда это делал ради денег. Дело в том, что нацисты не переносили джаза, этого «кривляния чёрных недочеловеков». Каждый концерт Джанго был вызовом оккупантам, дарующим надежду и смелость духа французам-слушателям.

Джанго Рейнхардт пережил войну невредимым, в отличие от сотен тысяч европейских цыган, погибших в ходе цыганского геноцида. Рейнхардт хорошо понимал опасность, он и его семья сделали несколько неудачных попыток бегства из оккупированной Франции. Чудо его выживания частично объясняется тем, что он пользовался защитой (тайно) любящих джаз нацистов, таких как офицер люфтваффе Дитрих Шульц-Кён (Dietrich Schulz-Köhn), по прозвищу «Доктор Джаз» [http://sevjazz.info/zvyozdi-dzhaza/reynchardt-dzhango [1]].

Когда Джанго и вся его группа были настойчиво приглашены на «гастроли по Германии», музыканты разделились и начали скрываться. Рейнхардт покинул Францию и попытался получить убежище в нейтральной Швейцарии, но получил отказ. Джанго пришлось вновь вернуться к кочевому образу жизни. Он странствовал по Франции в компании то музыкантов, то цыган. В конце концов он вновь вернулся в Париж. Там он открыл свой клуб «La Roulotte» («Фургончик»).

Высшая точка популярности Джанго пришлась на 1945 год, когда джаз, символ сопротивления оккупантам, стал музыкой освобождения. Кульминацией был сольный концерт с оркестром транспортной авиации.

Конец войны был ознаменован пришествием нового модного жанра, бибопа, и означал, что настают новые времена. Джанго Рейнхардту оказалось непросто адаптироваться к ним. Начиная с 1946 года он все чаще остается не у дел. Радость Освобождения прошла, эра свинга постепенно умирала. Клуб Джанго закрылся.

В октябре 1946 года Джанго отправился в единственную в своей жизни гастрольную поездку по США вместе с оркестром Дюка Эллингтона. Большой славы снискать ему там не удалось, хотя его «двухпальцевый стиль» произвел сильное впечатление.

По возвращении в Париж предложения становятся все более редкими. Из-за недостатка предложений Джанго все больше и больше времени посвящает живописи. «Не говорите мне о музыке. Сейчас я занимаюсь живописью», — таков его обычный ответ на предложения по работе.

В начале 1950-х Рейнхардт перевез свою небольшую семью — Софи «Нагин», свою вторую жену, и сына Бабика (впоследствии также ставшего джазменом) — из Парижа в небольшой городок Самуа-на-Сене к югу от столицы.

Скончался Великий Джанго 16 мая 1953 года от инсульта (по другой версии — от сердечного приступа): его здоровье было необратимо подорвано голодными скитаниями в дни войны.

В честь Джанго Рейнхардта назван международный фестиваль цыганского джаза, ежегодно проходящий в Нью-Йорке, веб-фреймворк Django (не имеет отношения к музыке), музыкальная группа «Джанго» и ряд музыкальных сайтов, посвящённых направлению джаз-мануш.

Дополнительные факты

Напишите отзыв о статье "Рейнхардт, Джанго"

Ссылки

  • [http://www.manoucheclub.com/ Клуб поклонников Джанго Рейнхарда]
  • [http://www.djangoband.com/forum/ Форум посвященный стилю jazz manouche]
  • [http://www.djangoband.com/ Московский ансамбль DJANGOBAND]
  • [http://www.abc-guitars.com/pages/reinhardt.htm Биография Джанго Рейнхардта в Иллюстрированный биографический энциклопедический словарь гитаристов и композиторов]
  • [http://www.jazzpla.net/biografy/DJANGOREINHARDT.htm Биография Джанго Рейнхардта на Планете Джаза]
  • [http://www.redhotjazz.com/django.html Django Reinhardt in the Red Hot Jazz Archive] (англ.)
  • [http://www.nygypsyfest.com/ Официальная страница фестиваля имени Джанго Рейнхардта] (англ.)
  • [http://djangopedia.com/wiki/index.php?title=Main_Page Djangopedia: A wiki for all Django’s recordings with discography, charts, online audio and video] (англ.)
  • [http://www.manouche.ru/ Jazz Manouche — Российский портал о Цыганском Джазе]
  • [http://www.youtube.com/watch?v=sPKkrYQvAyg «Minor Swing». Аутентичное исполнение Саратовского джаз-оркестра Ретро]
  • [http://mp3gorod.ru/page17/page129/index.html РЕЙНХАРДТ Жан Батист (Джанго) — Музыканты, композиторы и гитаристы: иллюстрированный биографический словарь]
  • [http://cendomzn.ucoz.ru/index/0-9918 Центральный Дом Знаний — Биография Тони Айомми]
  • [http://sevjazz.info/index.php?option=com_content&view=article&id=672:2013-01-23-15-32-53&catid=48:jazz-stars Звёзды джаза. Джанго Рейнхардт]

Отрывок, характеризующий Рейнхардт, Джанго

Изолированная от моей милой девочки, но, зная, что она находится рядом, я пыталась придумать разные-преразные способы общения с ней, хотя в душе прекрасно знала – ничего не удастся найти. Караффа имел свой надёжный план, который не собирался менять, согласуя с моим желанием. Скорее уж наоборот – чем больше мне хотелось увидеть Анну, тем дольше он собирался её держать взаперти, не разрешая встречу. Анна изменилась, став очень уверенной и сильной, что меня чуточку пугало, так как, зная её упёртый отцовский характер, я могла только представить, как далеко она могла в своём упорстве пойти... Мне так хотелось, чтобы она жила!.. Чтобы палач Караффы не посягал на её хрупкую, не успевшую даже полностью распуститься, жизнь!.. Чтобы у моей девочки всё ещё было только впереди...
Раздался стук в дверь – на пороге стоял Караффа...
– Как вам почивалось, дорогая Изидора? Надеюсь, близость вашей дочери не доставила хлопот вашему сну?
– Благодарю за заботу, ваше святейшество! Я спала на удивление великолепно! Видимо, именно близость Анны меня успокоила. Смогу ли я сегодня пообщаться со своей дочерью?
Он был сияющим и свежим, будто уже меня сломил, будто уже воплотилась в жизнь его самая большая мечта... Я ненавидела его уверенность в себе и своей победе! Даже если он имел для этого все основания... Даже если я знала, что очень скоро, по воле этого сумасшедшего Папы, уйду навсегда... Я не собиралась ему так просто сдаваться – я желала бороться. До последнего моего вздоха, до последней минуты, отпущенной мне на Земле...
– Так что же вы решили, Изидора? – весело спросил Папа. – Как я уже говорил вам ранее, именно от этого зависит, как скоро вы увидите Анну. Я надеюсь, вы не заставите меня принимать самые жестокие меры? Ваша дочь стоит того, чтобы её жизнь не оборвалась так рано, не правда ли? Она и впрямь очень талантлива, Изидора. И мне искренне не хотелось бы причинять ей зла.
– Я думала, вы знаете меня достаточно давно, ваше святейшество, чтобы понять – угрозы не изменят моего решения... Даже самые страшные. Я могу умереть, не выдержав боли. Но я никогда не предам то, для чего живу. Простите меня, святейшество.
Караффа смотрел на меня во все глаза, будто услышал что-то не совсем разумное, что очень его удивило.
– И вы не пожалеете свою прекрасную дочь?!. Да вы более фанатичны, чем я, мадонна!..
Воскликнув это, Караффа резко встал и удалился. А я сидела, совершенно онемевшая. Не чувствуя своего сердца, и не в состоянии удержать разбегавшиеся мысли, будто все мои оставшиеся силы ушли на этот короткий отрицательный ответ.
Я знала, что это конец... Что теперь он возьмётся за Анну. И не была уверенна, смогу ли выжить, чтобы всё это перенести. Не было сил думать о мести... Не было сил думать вообще ни о чём... Моё тело устало, и не желало более сопротивляться. Видимо, это и был предел, после которого уже наступала «другая» жизнь.
Я безумно хотела увидеть Анну!.. Обнять её хотя бы раз на прощание!.. Почувствовать её бушующую силу, и сказать ей ещё раз, как сильно я её люблю...
И тут, обернувшись на шум у двери, я её увидела! Моя девочка стояла прямая и гордая, как негнущаяся тростинка, которую старается сломать надвигающийся ураган.
– Что ж, побеседуйте с дочерью, Изидора. Может быть, она сможет внести хоть какой-то здравый смысл в ваше заблудившееся сознание! Я даю вам на встречу один час. И постарайтесь взяться за ум, Изидора. Иначе эта встреча будет для вас последней...
Караффа не желал более играть. На весы была поставлена его жизнь. Так же, как и жизнь моей милой Анны. И если вторая для него не имела никакого значение, то за первую (за свою) он был готов пойти на всё.
– Мамочка!.. – Анна стояла у двери, не в состоянии пошевелиться. – Мама, милая, как же мы его уничтожим?.. Не сумеем ведь, мамочка!
Вскочив со стула, я подбежала к моему единственному сокровищу, моей девочке и, схватив в объятия, сжала что было сил...
– Ой, мамочка, ты меня так задушишь!.. – звонко засмеялась Анна.
А моя душа впитывала этот смех, как приговорённый к смерти впитывает тёплые прощальные лучи уже заходящего солнца...
– Ну что ты, мамочка, мы ведь ещё живы!.. Мы ещё можем бороться!.. Ты ведь мне сама говорила, что будешь бороться, пока жива... Вот и давай-ка думать, можем ли мы что-то сделать. Можем ли мы избавить мир от этого Зла.
Она снова меня поддерживала своей отвагой!.. Снова находила правильные слова...
Эта милая храбрая девочка, почти ребёнок, не могла даже представить себе, каким пыткам мог подвергнуть её Караффа! В какой зверской боли могла утонуть её душа... Но я-то знала... Я знала всё, что её ждало, если я не пойду ему навстречу. Если не соглашусь дать Папе то единственное, что он желал.
– Хорошая моя, сердце моё... Я не смогу смотреть на твои мучения... Я тебя не отдам ему, моя девочка! Севера и ему подобных, не волнует, кто останется в этой ЖИЗНИ... Так почему же мы должны быть другими?.. Почему нас с тобой должна волновать чья-то другая, чужая судьба?!.
Я сама испугалась своих слов... хотя в душе прекрасно понимала, что они вызваны всего лишь безысходностью нашего положения. И, конечно же, я не собиралась предавать то, ради чего жила... Ради чего погиб мой отец и бедный мой Джироламо. Просто, всего на мгновение захотелось поверить, что мы можем вот так взять и уйти из этого страшного, «чёрного» караффского мира, забыв обо всём... забыв о других, незнакомых нам людях. Забыв о зле...
Это была минутная слабость усталого человека, но я понимала, что не имела право допускать даже её. И тут, в довершении всего, видимо не выдержав более насилия, жгучие злые слёзы ручьём полились по моему лицу... А ведь я так старалась этого не допускать!.. Старалась не показывать моей милой девочке, в какие глубины отчаяния затягивалась моя измученная, истерзанная болью душа...
Анна грустно смотрела на меня своими огромными серыми глазами, в которых жила глубокая, совсем не детская печаль... Она тихо гладила мои руки, будто желая успокоить. А моё сердце криком кричало, не желая смиряться... Не желая её терять. Она была единственным оставшимся смыслом моей неудавшейся жизни. И я не могла позволить нелюди, звавшимся римским Папой, её у меня отнять!
– Мамочка, не волнуйся за меня – как бы прочитав мои мысли, прошептала Анна. – Я не боюсь боли. Но даже если это будет очень больно, дедушка обещал меня забрать. Я говорила с ним вчера. Он будет ждать меня, если нам с тобой не удастся... И папа тоже. Они оба будут меня там ждать. Вот только тебя оставлять будет очень больно... Я так люблю тебя, мамочка!..
Анна спряталась в моих объятиях, будто ища защиты... А я не могла её защитить... Не могла спасти. Я не нашла «ключа» к Караффе...
– Прости меня, солнышко моё, я подвела тебя. Я подвела нас обеих... Я не нашла пути, чтобы уничтожить его. Прости меня, Аннушка...
Час прошёл незаметно. Мы говорили о разном, не возвращаясь более к убийству Папы, так как обе прекрасно знали – на сегодняшний день мы проиграли... И не имело значения, чего мы желали... Караффа жил, и это было самое страшное и самое главное. Нам не удалось освободить от него наш мир. Не удалось спасти хороших людей. Он жил, несмотря ни на какие попытки, ни на какие желания. Несмотря ни на что...
– Только не сдавайся ему, мамочка!.. Прошу тебя, только не сдавайся! Я знаю, как тебе тяжело. Но мы все будем с тобой. Он не имеет права жить долго! Он убийца! И даже если ты согласишься дать ему то, что он желает – он всё равно уничтожит нас. Не соглашайся, мама!!!
Дверь открылась, на пороге снова стоял Караффа. Но теперь он казался очень чем-то недовольным. И я примерно могла предположить – чем... Караффа более не был уверен в своей победе. Это тревожило его, так как оставался у него только лишь этот, последний шанс.
– Итак, что же вы решили, мадонна?
Я собрала всё своё мужество, чтобы не показать, как дрожит мой голос, и совершенно спокойно произнесла:
– Я уже столько раз отвечала вам на этот вопрос, святейшество! Что же могло измениться за такое короткое время?
Приходило ощущение обморока, но, посмотрев в сияющие гордостью глаза Анны, всё плохое вдруг куда-то исчезло... Как же светла и красива была в этот страшный момент моя дочь!..
– Вы сошли с ума, мадонна! Неужели вы сможете так просто послать свою дочь в подвал?.. Вы ведь прекрасно знаете, что её там ждёт! Опомнитесь, Изидора!..
Вдруг, Анна вплотную подошла к Караффе и звонким ясным голосом произнесла:
– Ты не судья и не Бог!.. Ты всего лишь – грешник! Потому и жжёт Перстень Грешников твои грязные пальцы!.. Думаю, он одет на тебя не случайно... Ибо ты самый подлый из них! Ты не испугаешь меня, Караффа. И моя мать никогда не подчинится тебе!
Анна выпрямилась и... плюнула Папе в лицо. Караффа смертельно побледнел. Я никогда не видела, чтобы кто-то бледнел так быстро! Его лицо буквально в долю секунды стало пепельно-серым... а в его жгучих тёмных глазах вспыхнула смерть. Всё ещё стоя в «столбняке» от неожиданного поведения Анны, я вдруг всё поняла – она нарочно провоцировала Караффу, чтобы не тянуть!.. Чтобы скорее что-то решить и не мучить меня. Чтобы самой пойти на смерть... Мою душу скрутило болью – Анна напомнила мне девочку Дамиану... Она решала свою судьбу... а я ничем не могла помочь. Не могла вмешаться.