Рижская епархия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Собор Рождества Христова в Риге

Основная информация
Страна Флаг Латвии Латвия
Епархиальный центр Рига
Основана 1850
Количество благочиний 6
Количество храмов 118
Кафедральный храм Христорождественский собор
Сан правящего архиерея митрополит
Титул правящего архиерея Рижский и Латвийский
Архиерей
Правящий архиерей Александр (Кудряшов)
с 1990
Викарные епископы Иоанн (Сичевский), епископ Елгавский

Ри́жская епа́рхия (латыш. Rīgas eparhija) — одна из двух епархий Латвийской православной церкви Московского Патриархата на территории Латвии. Существует с 1850 года.







История

С 1710 года во время Северной войны Лифляндия и Рига вошли в состав России. С этого времени православные приходы Лифляндской губернии входили в состав Псковской епархии, а в Риге учреждено Рижское духовное правление.

13 января 1764 года в титул Псковских архиереев было включено наименование Рижский. С 1799 года титул был изменен на Архиепископ Псковский, Лифляндский и Курляндский, а с 1836 по 1850 года в составе Псковской епархии действовала викарная Рижская кафедра.

В 17811785 годах в Риге был построен православный Петропавловский собор (бывший концертный зал «Ave Sol» до 2012 года).

В 1850 году была учреждена самостоятельная Рижская кафедра. На 1880 год в епархии насчитывалось более 200 тысяч православных верующих, 157 церквей, 291 священник, 126 приходских школ, 244 вспомогательные школы, 130 библиотек, 3 богадельни, 5 сиротских приютов, 9 православных братств и 10 церковных попечительств. Богослужения велись на церковнославянском, латышском и эстонском языках. Заслуженным авторитетом среди учебных заведений пользовались: Рижская духовная семинария, Рижское духовное училище, епархиальное женское училище, Петропавловское братское русско-латышско-эстонское училище.

В 1876-1884 годах центр Риги украсился новопостроенным кафедральным Христорождественским собором. Крупные соборы были простроены также в Елгаве, Лиепае и Даугавпилсе. Духовными центрами были монастыри, два из которых — Алексеевский мужской и Свято-Троице-Сергиев женский — находились в Риге.

Накануне Первой Мировой войны в Рижской епархии, включающей три губернии — Лифляндскую, Курляндскую и Эстляндскую — насчитывалось 267 церквей и более 270 тысяч прихожан. Во время военных действий были разрушены многие храмы, утрачены святыни, расхищено церковное имущество.

С 1921 года кафедру, в которой насчитывалось 167 тысяч человек, возглавлял выдающийся иерарх — архиепископ Иоанн (Поммер). При нем были возрождены многие храмы, построены новые, вновь открыта семинария и начал выходить журнал «Вера и жизнь».

В 1945 году в Рижской и Латвийской епархии было зарегистрировано 138 храмов и 2 монастыря, а к 1954 году число приходов сократилось до 124. В связи с насильственным закрытием храмов к 1963 году их оставалось лишь 100 (из них 14 латышских).

Управляющие епархией

Файл:Riga railway bridge inauguration.jpg
Архиепископ Рижский Иоанн открывает железнодорожный мост через р. Даугаву в Риге. Май 1914 года
Рижское викариатство Псковской епархии
Епископы Рижские и Митавские
Латвийская православная церковь (в 1936—1940 — в юрисдикции Константинопольского Патриархата))
Епископы Рижские и Латвийские
Латвийская православная церковь

Викариатства

Елгавское викариатство

Монастыри

недействующие

Галерея

Напишите отзыв о статье "Рижская епархия"

Отрывок, характеризующий Рижская епархия

Я нарвала маленький букет каких-то, ещё оставшихся, скромных осенних цветов, и через несколько минут мы уже находились рядом с кладбищем, у ворот которого... на том же месте сидела та же самая миниатюрная милая старушка...
– А я уже думала вас не дождусь! – радостно поздоровалась она.
У меня буквально «челюсть отвисла» от такой неожиданности, и в тот момент я видимо выглядела довольно глупо, так как старушка, весело рассмеявшись, подошла к нам и ласково потрепала меня по щеке.
– Ну, ты иди, милая, Стелла уже заждалась тебя. А мы тут малость посидим...
Я не успела даже спросить, как же я попаду к той же самой Стелле, как всё опять куда-то исчезло, и я оказалась в уже привычном, сверкающем и переливающемся всеми цветами радуги мире буйной Стеллиной фантазии и, не успев получше осмотреться, тут же услышала восторженный голосок:
– Ой, как хорошо, что ты пришла! А я ждала, ждала!..
Девчушка вихрем подлетела ко мне и шлёпнула мне прямо на руки... маленького красного «дракончика»... Я отпрянула от неожиданности, но тут же весело рассмеялась, потому что это было самое забавное и смешное на свете существо!..
«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...
Я спросила у Стелы, как его зовут, и давно ли она его создала.
– Ой, я ещё даже и не придумала, как звать! А появился он прямо сейчас! Правда он тебе нравится? – весело щебетала девчушка, и я чувствовала, что ей было приятно видеть меня снова.
– Это тебе! – вдруг сказала она. – Он будет с тобой жить.
Дракончик смешно вытянул свою шипастую мордочку, видимо решив посмотреть, нет ли у меня чего интересненького... И неожиданно лизнул меня прямо в нос! Стелла визжала от восторга и явно была очень довольна своим произведением.
– Ну, ладно, – согласилась я, – пока я здесь, он может быть со мной.
– Ты разве его не заберёшь с собой? – удивилась Стелла.
И тут я поняла, что она, видимо, совершенно не знает, что мы «разные», и что в том же самом мире уже не живём. Вероятнее всего, бабушка, чтобы её пожалеть, не рассказала девчушке всей правды, и та искренне думала, что это точно такой же мир, в котором она раньше жила, с разницей лишь в том, что теперь свой мир она ещё могла создавать сама...
Я совершенно точно знала, что не хочу быть тем, кто расскажет этой маленькой доверчивой девочке, какой по-настоящему является её сегодняшняя жизнь. Она была довольна и счастлива в этой «своей» фантастической реальности, и я мысленно себе поклялась, что ни за что и никогда не буду тем, кто разрушит этот её сказочный мир. Я только не могла понять, как же объяснила бабушка внезапное исчезновение всей её семьи и вообще всё то, в чём она сейчас жила?..
– Видишь ли, – с небольшой заминкой, улыбнувшись сказала я, – там где я живу драконы не очень-то популярны....
– Так его же никто не увидит! – весело прощебетала малышка.
У меня прямо-таки гора свалилась с плеч!.. Я ненавидела лгать или выкручиваться, и уж особенно перед таким чистым маленьким человечком, каким была Стелла. Оказалось – она прекрасно всё понимала и каким-то образом ухитрялась совмещать в себе радость творения и грусть от потери своих родных.
– А я наконец-то нашла себе здесь друга! – победоносно заявила малышка.
– Да ну?.. А ты меня с ним когда-нибудь познакомишь? – удивилась я.
Она забавно кивнула своей пушистой рыжей головкой и лукаво прищурилась.
– Хочешь прямо сейчас? – я чувствовала, что она буквально «ёрзает» на месте, не в состоянии более сдерживать своё нетерпение.
– А ты уверена, что он захочет придти? – насторожилась я.
Не потому, что я кого-то боялась или стеснялась, просто у меня не было привычки беспокоить людей без особо важного на то повода, и я не была уверена, что именно сейчас этот повод является серьёзным... Но Стелла была видимо, в этом абсолютно уверена, потому, что буквально через какую-то долю секунды рядом с нами появился человек.
Это был очень грустный рыцарь... Да, да, именно рыцарь!.. И меня очень удивило, что даже в этом, «другом» мире, где он мог «надеть» на себя любую энергетическую «одежду», он всё ещё не расставался со своим суровым рыцарским обличием, в котором он себя всё ещё, видимо, очень хорошо помнил... И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.
Обычно, когда люди умирают, в первое время после своей смерти их сущности всегда выглядят именно так, как они выглядели в момент своей физической смерти. Видимо, огромнейший шок и дикий страх перед неизвестным достаточно велики, чтобы не добавлять к этому какой-либо ещё дополнительный стресс. Когда же время проходит (обычно через год), сущности старых и пожилых людей понемногу начинают выглядеть молодыми и становятся точно такими же, какими они были в лучшие годы своей юности. Ну, а безвременно умершие малыши резко «взрослеют», как бы «догоняя» свои недожитые годы, и становятся чем-то похожими на свои сущности, какими они были когда вошли в тела этих несчастных, слишком рано погибших, или от какой-то болезни безвременно умерших детей, с той лишь разницей, что некоторые из них чуть «прибавляют» в развитии, если при их коротко прожитых в физическом теле годах им достаточно повезло... И уже намного позже, каждая сущность меняется, в зависимости от того, как она дальше в «новом» мире живёт.
А живущие на ментальном уровне земли высокие сущности, в отличие от всех остальных, даже в состоянии сами себе, по собственному желанию, создавать «лицо» и «одежду», так как, прожив очень долгое время (чем выше развитие сущности, тем реже она повторно воплощается в физическое тело) и достаточно освоившись в том «другом», поначалу незнакомом им мире, они уже сами бывают в состоянии многое творить и создавать.