Невилл, Ричард, 16-й граф Уорик

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Ричард Невилл, 16-й граф Уорик»)
Перейти к: навигация, поиск
Ричард Невилл
англ. Richard Neville<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Ричард Невилл</td></tr>
16-й граф Уорик
1449 — 1471
Предшественник: Анна де Бошан
Преемник: Эдуард Плантагенет
титул присвоен при вступлении в брак с Анной де Бошан
6-й граф Солсбери
1460 — 1471
Предшественник: Ричард Невилл
Преемник: Эдуард Плантагенет
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 22 ноября 1428(1428-11-22)
Норидж, Норфолк
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
погиб в битве при Барнете (ныне: на территории боро Барнет, в черте Большого Лондона)
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Род: Невиллы
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ричард Невилл
Мать: Элис Монтегю (или Монтекьют)
Супруга: Анна де Бошан
Дети: Изабелла, герцогиня Кларенс
Анна, королева-консорт Англии

Ричард Невилл (англ. Richard Neville; 22 ноября 1428 — 14 апреля 1471) — 6-й граф Солсбери и 16-й граф Уорик (по праву брака), прозванный «Уорик — Делатель королей» (англ. «Warwick Kingmaker»). Был ключевой фигурой в войне Алой и Белой Розы, в течение которой он помог свергнуть короля Генриха VI из династии Ланкастеров в пользу короля Эдуарда IV из династии Йорков.

В 1455 году его участие в битве при Сент-Олбансе решило её исход в пользу сторонников Ричарда Йорка. Войска графа ударили по королевским войскам с тыла. Погибли многие сторонники Ланкастеров, в том числе и фаворит короля Генриха VI герцог Сомерсет.

Заработал прозвище Делатель королей, но позже он поссорился с королём Эдуардом и восстановил Генриха VI на троне. В течение этого периода Уорик был богатейшим человеком в стране вне королевского семейства и считался реальным правителем Англии.

Был женат на Анне де Бошан, 16-й графине Уорик, от которой у него было две дочери: Изабелла (14511476) и Анна (14561485), супруга короля Ричарда III.

Погиб в битве сторонников Ланкастеров и Йорков при Барнете в 1471 году, возглавляя войско ланкастерцев.







Юность

Невиллы являлись старинным даремским родом, проявившем себя в XIV веке в войнах с Шотландией. В 1397 году Ральф де Невилл получил титул графа Уэстморленда[1]. Его сыновья Ричард и Ральф имели длительный конфликт из-за наследства, но в итоге они помирились. В марте 1420 года король Генрих V назначил Ричарда Невилла хранителем западной марки.

Свадьба и получение титула

Ричард Невилл (тогда ещё наследник графа Солсбери) женился в 1436 году в возрасте 7 лет на Анне Бошан, дочери Ричарда Бошана, 13-го графа Уорика. В 1434 году было получено папское разрешение на эту свадьбу, так как роды Невиллов и Бошанов были уже в родстве. 9 марта 1436 года стороны договорились о свадьбе. Сама свадьба состоялась в Абергавенни, предположительно, в мае. На свадьбе женились сразу две пары. Вторыми были наследник Бошана Генри и старшая сестра Ричарда Сесилия Невилл. Таким образом, если бы наследник одного из родов умирал, часть его состояния могла перейти другому наследнику. Хотя Сесилия Невилл была знатного рода, Ричард Бошан мог бы найти для Генри другую невесту — наследницу. Но Бошан имел долги и нуждался в деньгах. Отец Ричарда — Ричард, 5-й граф Солсбери — заплатил за свадьбу огромную сумму — 4700 марок.

6 августа 1445 года Ричард Невилл был посвящён в рыцари. В 1446 году Солсбери вернул себе должность защитника Западного Марча и разделил эту службу с Ричардом. Ричард хорошо зарекомендовал себя в войнах с Шотландией в 1448—1449 годах, за что 5 апреля 1449 года получил награду от короля.

13-й граф Уорик Ричард Бошан умер в 1439 году. Его сын Генри Бошан наследовал ему. Он служил во Франции и был большим другом короля. В 1444 году он стал первым графом (premier earl) Англии, а в 1445 году герцогом Уориком. У него с Сесилией родилась дочь, Анна, 14 февраля 1444 года. 11 июля 1446 года герцог Генри умер. Маленькая графиня Анна стала богатейшей наследницей своего времени. Дела по её защите и устройству свадьбы королева передала Уильяму де Ла Полю, будущему герцогу Саффолку. Он хотел выдать Анну за своего собственного наследника. Однако она умерла 3 июня 1449 года, разбив его надежды. Эта смерть стала сюрпризом для Ричарда Невилла. Через неделю он стал графом Уориком. Теперь он стал более богатым и влиятельным человеком, чем даже его отец, граф Солсбери. Его интересы теперь не ограничивались севером и шотландской границей, а простирались до Мидлэнда, Уэльса и Кале. Он стал крупной фигурой в национальной политике, что вызвало размолвку с домом Ланкастеров и обусловило его участие в Войне Роз.

Герб

Файл:Neville Warwick Arms.svg
Герб Ричарда Невилла Графа Уорика

Отец Кингмэйкера Ричард Невилл старший, младший сын Ральфа Невилла 1-го графа Уэстморленда носил герб своего отца — в червленом поле косой серебряный крест, в который он, являясь младшим в роду, внес отличие в виде титла в ланкастерских цветах — серебряном и лазоревом, взятых в честь матери Джоанны Бофорт, которая была дочерью Джона Гонта. После смерти Томаса Монтегю 4-го графа Солсбери, Ричард благодаря браку с наследницей графа Томаса, получил титул и герб Солсбери — (четырехчастный щит — в серебряном поле три червленых веретена поясом и в золотом поле зелёный орел с распростертыми крыльями). Эти гербы он разместил на своём щите, поместив их впереди своего родового герба (по старшинству). Сын Ричарда, тоже Ричард, женился на Анне Бошан, наследнице 13-го графа Уорика. Её герб включал в себя герб Бошанов (в червленом поле золотой пояс в сопровождении шести золотых крестов перекрещенных), герб бывших графов Уорик Ньюбургов (в шахматном золотом с лазоревым поле горностаевое стропило), герб Клеров (в золотом поле три червленых стропила) и Деспенсеров (четверочастный — серебряный и червленый, первая и четвёртая четверти переплетены золотом, левая чёрная перевязь поверх всего). Этот герб Ричард Бошан приобрел благодаря женитьбе на Изабелле, которая была дочерью и наследницей Томаса ле Деспенсера, 1-го графа Глостер, потомка Гилберта де Клера. На щите Ричарда Невилла графа Уорика изображался только его родовой герб. Но его знамя и чепрак коня были украшены всеми деталями собранных у него символов власти. Первые по старшинству гербы Уорик и Солсбери он поместил в первую и вторую четверти, герб Невиллов — в 3-ю, герб Деспенсеров — в 4-ю. Невилл имел два клейнода — лебединая Глова и шея, поднимающаяся из короны красного цвета (для герба Уориков), и грифон, восстающий из короны (для герба Солсбери). Личная эмблема — медведь на цепи и необтесанные колья.

Напишите отзыв о статье "Невилл, Ричард, 16-й граф Уорик"

Примечания

  1. Pollard (2007), p. 13.

Литература

Фрайер С. Геральдика. Гербы — Символы — Фигуры / Стивен Фрайер, Джон Фергюсон; пер с англ. М. Б. Борисова. — 2-е изд., исправленное. — М.: АСТ: Астрель, 2011. — 252с.: ил.

M. Hicks. Warwick the Kingmaker. — 1998. — Blackwell Publishers. — 346 p.

Ссылки

  • Варвик, графский титул // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [http://thepeerage.com/p10164.htm#i101631 Richard Neville, 16th Earl of Warwick: ThePeerage.com] (англ.). Проверено 3 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/61DOblYlS Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  • [http://www.luminarium.org/encyclopedia/warwick.htm Wars of the Roses: RICHARD NEVILLE, EARL OF WARWICK] (англ.). Проверено 3 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/65tMAJxmE Архивировано из первоисточника 3 марта 2012].

Отрывок, характеризующий Невилл, Ричард, 16-й граф Уорик

– Нет... Вы правы, ваше преосвященство. Сказал ли он что-либо ещё? Даже какую-то мелочь, которая могла бы помочь мне?
В надежде получить хотя бы малейшее «дополнение», спросила я. Но Мороне лишь отрицательно покачал головой...
– Сожалею, мадонна. Он лишь сказал, что вы сильно ошибались, и что любовь никому ещё не приносила добра. Если это о чём-то вам говорит, Изидора.
Я лишь кивнула, стараясь собрать свои разлетающиеся в панике мысли. И пытаясь не показать Мороне, насколько потрясла меня сказанная им новость, как можно спокойнее произнесла:
– Разрешите ли подлечить вас, монсеньёр? Мне кажется, вам опять не помешает моя «ведьмина» помощь. И благодарю вас за весть... Даже за плохую. Всегда ведь лучше заранее знать планы врага, даже самые худшие, не так ли?..
Мороне внимательно всматривался мне в глаза, мучительно стараясь найти в них ответ на какой-то важный для него вопрос. Но моя душа закрылась от мира, чтобы не заболеть... чтобы выстоять предстоящее испытание... И кардинала встречал теперь лишь заученный «светский» взгляд, не позволявший проникнуть в мою застывшую в ужасе душу...
– Неужели вы боитесь, мадонна? – тихо спросил Мороне. – Вы ведь тысячу раз сильнее его! Почему вы его боитесь?!..
– Он имеет что-то, с чем я пока не в силах бороться... И пока не в силах его убить. О, поверьте мне, ваше преосвященство, если б я только нашла ключ к этой ядовитой гадюке!.. – и, опомнившись, тут же опять предложила: – Позвольте мне всё же заняться вами? Я облегчу вашу боль.
Но кардинал, с улыбкой, отказался.
– Завтра я уже буду в другом, более спокойном месте. И надеюсь, Караффа обо мне на время забудет. Ну, а как же вы, мадонна? Что же станет с вами? Я не могу помочь вам из заключения, но мои друзья достаточно влиятельны. Могу ли я быть полезным вам?
– Благодарю вас, монсеньёр, за вашу заботу. Но я не питаю напрасных надежд, надеясь отсюда выйти... Он никогда не отпустит меня... Ни мою бедную дочь. Я живу, чтобы его уничтожить. Ему не должно быть места среди людей.
– Жаль, что я не узнал вас раньше, Изидора. Возможно, мы бы стали добрыми друзьями. А теперь прощайте. Вам нельзя здесь оставаться. Папа обязательно явится пожелать мне «удачи». Вам ни к чему с ним здесь встречаться. Сберегите вашу дочь, мадонна... И не сдавайтесь Караффе. Бог да пребудет с вами!
– О каком Боге вы говорите, монсеньёр? – грустно спросила я.
– Наверняка, уж не о том, которому молится Караффа!.. – улыбнулся на прощание Мороне.
Я ещё мгновение постояла, стараясь запомнить в своей душе образ этого чудесного человека, и махнув на прощание рукой, вышла в коридор.
Небо развёрзлось шквалом тревоги, паники и страха!.. Где находилась сейчас моя храбрая, одинокая девочка?! Что побудило её покинуть Мэтэору?.. На мои настойчивые призывы Анна почему-то не отвечала, хотя я знала, что она меня слышит. Это вселяло ещё большую тревогу, и я лишь из последних сил держалась, чтобы не поддаваться сжигавшей душу панике, так как знала – Караффа непременно воспользуется любой моей слабостью. И тогда мне придётся проиграть, ещё даже не начав сопротивляться...
Уединившись в «своих» покоях, я «зализывала» старые раны, даже не надеясь, что они когда-либо заживут, а просто стараясь быть как можно сильней и спокойнее на случай любой возможности начать войну с Караффой... На чудо надеяться смысла не было, так как я прекрасно знала – в нашем случае чудес не предвиделось... Всё, что произойдёт, я должна буду сделать только сама.
Бездействие убивало, заставляя чувствовать себя всеми забытой, беспомощной и ненужной... И хотя я прекрасно знала, что не права, червь «чёрного сомнения» удачно грыз воспалённый мозг, оставляя там яркий след неуверенности и сожалений...
Я не жалела, что нахожусь у Караффы сама... Но панически боялась за Анну. А также, всё ещё не могла простить себе гибель отца и Джироламо, моих любимых и самых лучших для меня на свете людей... Смогу ли я отомстить за них когда-либо?.. Не правы ли все, говоря, что Караффу не победить? Что я не уничтожу его, а всего лишь глупо погибну сама?.. Неужели прав был Север, приглашая уйти в Мэтэору? И неужели надежда уничтожить Папу всё это время жила только во мне одной?!..
И ещё... Я чувствовала, что очень устала... Нечеловечески, страшно устала... Иногда даже казалось – а не лучше ли было и правда уйти в Мэтэору?.. Ведь кто-то же туда уходил?.. И почему-то их не тревожило, что вокруг умирали люди. Для них было важно УЗНАТЬ, получить сокровенное ЗНАНИЕ, так как они считали себя исключительно одарёнными... Но, с другой стороны, если они по-настоящему были такими уж «исключительными», то как же в таком случае они забыли самую простую, но по-моему очень важную нашу заповедь – не уходи на покой, пока в твоей помощи нуждаются остальные... Как же они могли так просто закрыться, даже не оглядевшись вокруг, не попытавшись помочь другим?.. Как успокоили свои души?..
Конечно же, мои «возмущённые» мысли никак не касались детей, находящихся в Мэтэоре... Эта война была не их войной, она касалась только лишь взрослых... А малышам ещё предстояло долго и упорно идти по пути познания, чтобы после уметь защищать свой дом, своих родных и всех хороших людей, живущих на нашей странной, непостижимой Земле.
Нет, я думала именно о взрослых... О тех, кто считал себя слишком «особенным», чтобы рисковать своей «драгоценной» жизнью. О тех, кто предпочитал отсиживаться в Мэтэоре, внутри её толстых стен, пока Земля истекала кровью и такие же одарённые, как они, толпами шли на смерть...
Я всегда любила свободу и ценила право свободного выбора каждого отдельного человека. Но бывали в жизни моменты, когда наша личная свобода не стоила миллионов жизней других хороших людей... Во всяком случае, именно так я для себя решила... И не собиралась ничего менять. Да, были минуты слабости, когда казалось, что жертва, на которую шла, будет совершенно бессмысленна и напрасна. Что она ничего не изменит в этом жестоком мире... Но потом снова возвращалось желание бороться... Тогда всё становилось на свои места, и я всем своим существом готова была возвращаться на «поле боя», несмотря даже на то, насколько неравной была война...
Долгие, тяжёлые дни ползли вереницей «неизвестного», а меня всё также никто не беспокоил. Ничего не менялось, ничего не происходило. Анна молчала, не отвечая на мои позывы. И я понятия не имела, где она находилась, или где я могла её искать...
И вот однажды, смертельно устав от пустого, нескончаемого ожидания, я решила наконец-то осуществить свою давнюю, печальную мечту – зная, что наверняка никогда уже не удастся по-другому увидеть мою любимую Венецию, я решилась пойти туда «дуновением», чтобы проститься...
На дворе был май, и Венеция наряжалась, как юная невеста, встречая свой самый красивый праздник – праздник Любви...
Любовь витала повсюду – ею был пропитан сам воздух!.. Ею дышали мосты и каналы, она проникала в каждый уголок нарядного города... в каждую фибру каждой одинокой, в нём живущей души... На один этот день Венеция превращалась в волшебный цветок любви – жгучий, пьянящий и прекрасный! Улицы города буквально «тонули» в несметном количестве алых роз, пышными «хвостами» свисавших до самой воды, нежно лаская её хрупкими алыми лепестками... Вся Венеция благоухала, источая запахи счастья и лета. И на один этот день даже самые хмурые обитатели города покидали свои дома, и во всю улыбаясь, ожидали, что может быть в этот прекрасный день даже им, грустным и одиноким, улыбнётся капризница Любовь...
Праздник начинался с самого раннего утра, когда первые солнечные лучи ещё только-только начинали золотить городские каналы, осыпая их горячими поцелуями, от которых те, стеснительно вспыхивая, заливались красными стыдливыми бликами... Тут же, не давая даже хорошенько проснуться, под окнами городских красавиц уже нежно звучали первые любовные романсы... А пышно разодетые гондольеры, украсив свои начищенные гондолы в праздничный алый цвет, терпеливо ждали у пристани, каждый, надеясь усадить к себе самую яркую красавицу этого чудесного, волшебного дня.