Робинсон, Шугар Рэй

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Шугар Рэй Робинсон 20px
Фотография
Общая информация
Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Полное имя:

Уолкер Смит-младший

Прозвище:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место рождения:

Эйли, Джорджия, США

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти:

Калвер-Сити, Калифорния, США

Проживание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Весовая категория:

средняя (до 72,574 кг)

Стойка:

правша

Рост:

180см

Размах рук:

184см

Стиль:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Тренер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Промоутер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Лучшая позиция:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Позиция по рейтингу :

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Позиция по рейтингу :

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Позиция по рейтингу :

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Позиция по рейтингу {{{Рейтинг4}}}:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Позиция по рейтингу {{{Рейтинг5}}}:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Лучшая позиция по рейтингу {{{Рейтинг5}}}:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Профессиональная карьера
Первый бой:

4 октября 1940

Последний бой:

10 ноября 1965

Чемпионский пояс:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество боёв:

200

Количество побед:

173

Побед нокаутом:

108

Поражений:

19

Ничьих:

6

Несостоявшихся:

2

Любительская карьера
Количество боёв:

86

Количество побед:

86

Нокаутов:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество поражений:

0

Количество ничьих:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Команда:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество боёв:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество побед:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Нокаутов:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество поражений:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Шу́гар Рэй Ро́бинсон (англ. Sugar Ray Robinson; настоящее имя — Уо́лкер Смит-младший (англ. Walker Smith Jr.); 3 мая 1921, Эйли, Джорджия, США — 12 апреля 1989, Калвер-Сити, Калифорния, США) — американский боксёр-профессионал, выступавший в лёгкой, первой полусредней, полусредней, первой средней, средней, второй средней и полутяжёлой весовых категориях. Чемпион мира в полусредней (19461950) и средней (1951, 1951—1952, 19551957, 1957 и 19581960) весовых категориях. Лучший боксёр всех времён вне зависимости от весовой категории по версии журнала «Ринг» (2002), сайта www.greatestever.com (2009)[1][2].







Биография

Боксёр-любитель

[3]Собственные практические занятия боксом Уолкер Смит начал примерно осенью 1934-го года в спортивном зале Salem Crescent Gym на углу 7-й авеню и 129-й улицы, принадлежащим Методистской Церкви Салема. Этот зал был достаточно известным местом тренировок молодых (не обязательно чернокожих) боксёров Гарлема и, к слову, выступал собственной командой в различных любительских турнирах США, в том числе и во всеамериканском турнире Golden Gloves («Золотые Перчатки»). Одним из тренеров и по совместительству менеджеров этого зала был Джордж Гейнфорд — человек, который позже станет менеджером Робинсона в профессионалах, его другом, а пока возьмёт на себя роль наставника и отчасти отца.

[4] Первые выступления на ринге Уолкер провёл весной 1935-го (точной даты нет ни в одном источнике). В Нью-Йорке для парней до 16 лет большое количество разноплановых спортивных турниров проводилось под патронажем Полицейской Атлетической Лиги Нью-Йорка. Именно на одном из таких местечковых соревнований по боксу Робинсон и начался как боксёр. На этих юношеских турнирах Уолкер (тогда ещё) достаточно уверенно громил своих противников и проиграл лишь дважды: один раз достаточно известному в будущем полусредневесу Билли Грэму, боксёру, который ни разу в своей карьере не был в нокдауне; другой — совсем малоизвестному и ничем не примечательному Патси Песке. Несмотря на хороших учителей и удачные проводимые бои, Уолкер дважды был близок к тому, чтобы бросить бокс. Первый раз это случилось летом 1936-го, когда после поражения Джо Луиса нокаутом Максу Шмелингу Уолкер был настолько потрясён, что даже заложил в ломбард свою аммуницию, предполагая, что продолжать он не будет. Однако позже он передумал: любовь к делу и разговор с Гейнфордом заставили его вернуться в тренировки. И где-то в это же время, но чуть позже, об его занятиях боксом узнаёт его мать, которая пришла в спортивный зал Salem Crescent и имела там длинный разговор с Гейнфордом, результатом которого стало обещание Гейнфорда и самого Уолкера не участвовать в подпольных боях. Обещание сдерживалось не долго — до осени 1936-го. Любовь к боксу опять пересилила.

[5][6] Осенью 1936-го Уолкер Смит впервые выступил в официальном любительском турнире в Кингстоне, штат Нью-Йорк и тогда же он впервые получил своё новое имя — Рэй Робинсон. От команды Salem Crescent Gym на турнир нужен был кто-то в весе мухи (flyweight), и Уолкер уговорил Гейнфорда взять его. Проблему возраста и связанную с ней проблему отсутствия у Уолкера членской карточки AAU (Американского Любительского Союза) решили просто — Уолкер выступил под чужой лицензией. И эта чужая лицензия была на имя боксёра Рэя Робинсона. Так Уолкер Смит навсегда стал Рэем Робинсоном, а за свой первый любительский трёхраундовый бой, выигранный им единогласным решением, он получил 15 долларов — совершеннейшая мелочь из тех нескольких миллионов долларов, которые он заработает боксом под этим именем в дальнейшем.

[7] Подробная статистика любительских боёв Робинсона того времени сегодня уже мало кому известна. Из наиболее значимых моментов — бой с будущим многолетним абсолютным чемпионом в весе пера (featherweight) Уилли Пепом, выигранный Робинсоном раздельным решением судей. Где-то в это же время им было получено прозвище «Шугар» — «сахар». Это прозвище, которое стало в дальнейшем общеупотребимой и совершенно однозначной ассоциацией именно с Робинсоном, родилось совершенно случайно из ничего не значащего диалога между его менеджером, каким-то спортивным комментатором и зрительницей на одном из его боёв 1937-го года. Однако в широкий обиход оно вошло скорее после войны, когда Робинсон стал уже значимой фигурой социальной сцены Нью-Йорка и одним из наиболее известных чернокожих американцев в мире. Пока оставался всё-таки просто Рэем Робинсоном.

[8] В 1938-м Робинсон выиграл свой первый более-менее значимый турнир — внутриамериканский New York Metropolitan AAU Open. Это было существенным достижением, но не более: да, он засветился перед специалистами, но даже в их глазах он пока был просто хорошим легковесом — не более хорошим, чем десяток таких же других. Широкой публике Робинсон был вообще почти не знаком. Слава и известность пришли к Робинсону с 1939-го года. В этот год он в своём весе принял участие во всех наиболее значимых турнирах из серии «Золотые Перчатки». Таковых на тот момент в США было 4, и Робинсон выиграл 3 из них, а в четвёртом не участвовал, просто потому, что это была не его зона. В то время «Золотые Перчатки» были неким аналогом любительского чемпионата мира — это было больше чем просто внутриамериканское соревнование. Сюда приезжали лучшие боксёры из Европы и Латинской Америки. И в весе пера (featherweight) в том году не было никого лучше Робинсона. Хотя наибольший интерес американцев в 1939-м был прикован к новой, как тогда казалось, звезде супертяжёлого веса Бадди Муру, Робинсон по праву стал № 2 по зрительским симпатиям. Весной он выиграл New York Daily News Golden Gloves 39. Затем, летом, один из двух отборочных турниров Золотых Перчаток — New York Golden Gloves Tournament of Champions. А в конце года выиграл главный межзональный турнир — Intercity Golden Gloves.Победа в один год во всех трёх турнирах была нечастым явлением в американском любительском боксе (в качестве некоей уместной аналогии можно привести такую, как если бы теннисист выиграл все 4 турнира Большого Шлема за год, или гонщик Формулы-1 выиграл бы почти все Гран-При в сезоне). И вот эти три победы Робинсона в один год стали уже и в самом деле его серьёзной заявкой на всеамериканскую известность.

[9] В 1940-м Робинсон один-в-один повторил прошлогоднее достижение, но уже в лёгком весе (lightweight). За свои досрочные победы в этом году он получил среди журналистов прозвища Dinamite Ray и Death Ray. После побед нокаутом в восьми из девяти чемпионских боёв, Дэйли Ньюс назвала Робинсона величайшим боксёром-любителем Америки. Итоговые цифры были и в самом деле впечатляющими: когда осенью Робинсон принял решение о переходе в профессионалы, его любительский рекорд был 85—0, в том числе 69 побед нокаутами и 40 из них в первом раунде.

Профессиональная карьера

1940—1943

Первый профессиональный бой Робинсона состоялся 4 октября 1940-го в нью-йоркском Мэдисон-Сквер Гардене,[10] в рамках вечера бокса, главным событием которого стало пятнадцатираундовое побоище за титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе между Генри Армстронгом[11] и Фритци Цивичем[12]. Собственный четырёхраундовый бой, открывающий вечер, Робинсон выиграл досрочно во втором раунде. Факт того, что Робинсон провёл свой первый бой в самой настоящей «Мекке» американского бокса, конечно же примечателен — здесь, вероятно, свою роль сыграла его незаурядная любительская карьера. Но ещё более примечателен факт того, что обоих героев главного события вечера Робинсон будет побеждать и уже совсем скоро.

В июле 1941-го (21-й бой), всего через девять месяцев после начала карьеры, Робинсон дерётся с последним чемпионом мира в лёгком весе по версии NBA World Сэмми Энготтом и выигрывает бой единогласным решением. В сентябре 1941-го (24-й бой) в бою против победителя пяти чемпионов мира в лёгком весе Макси Шапиро впервые уже сам Робинсон становится участником «главного события» вечера в Мэдисон-Сквер Гардене[13] — 4 нокдауна и победа в третьем раунде.[14] В следующий бой, всего через шесть дней, Робинсон в Филадельфии побеждает судейским решением не имевшего поражений Марти Серво — боксёра остроатакующего плана и будущего абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе. А уже в октябре 1941-го (26-й бой) Робинсон в главном событии вечера в Мэдисон-Сквер Гардене встречается в ринге с тем, в андеркарте боя кого он начал свою профессиональную карьеру чуть более года назад — с Фритци Цивичем. Для Цивича этот бой стал 143-м. К тому времени он уже проиграл свой титул абсолютного чемпиона мира в лёгком весе, выигранный у Армстронга, но боксёр он был известный, зрелищный и техничный. Этот 10-ти раундовый бой Робинсон выигрывает судейским решением, а второй бой с Цивичем через три месяца — и вообще техническим нокаутом, нанеся тому лишь второе досрочное поражение в 147 боях.[15]

В мае 1942-го (32-й бой) Робинсон второй раз встречается с Марти Серво и выигрывает бой раздельным решением судей. Возможно, именно этот бой стал бы первым поражением Робинсона: рефери боя отдал победу Серво, но двое боковых судей решили, что выиграл Робинсон; итого — 2:1 в пользу Робинсона, но большинству зрителей в зале решение показалось напрочь несправедливым. В июле 1942-го (33-й бой) Робинсон повторно встречается с Сэмми Энготтом, который в тот момент уже был действующим абсолютным чемпионом мира в лёгком весе и провёл успешную защиту титула. Однако этот 10-ти раундовый бой не являлся чемпионским — формально он проходил в категории Junior Welter и пояс лёгкого веса на кону не стоял. Так Робинсон победил действующего чемпиона, но сам чемпионом не стал. Бой был примечателен обоюдным нокдауном под конец восьмого раунда, но в итоге Робинсон всё же относительно беспроблемно выиграл и эту встречу.

В октябре 1942-го (36-й бой) Робинсон впервые дерётся с настоящим средневесом — Джейком ЛаМоттой.[16] То был их первый бой из шести, и его Робинсон выиграл достаточно уверенно, чего нельзя будет сказать о следующих четырёх. Именно ЛаМотте во второй их встрече в феврале 1943-го (41-й бой) Робинсон первый раз в карьере однозначно проигрывает и по решениям судей и по течению боя. В восьмом раунде боя Робинсон был даже выброшен за канаты, и итоговая победа ЛаМотты решением рефери и двух судей как 3:0 выглядела закономерной.[17] К слову, следующий проигранный бой будет для Робинсона лишь 133-м через восемь лет плотной карьеры. А пока, всего через три недели в том же феврале 1943-го (43-й бой) Робинсон не очень уверенно побеждает ЛаМотту в их третьей встрече, опять побывав в нокдауне. Впрочем, на взвешивании перед боем ЛаМотта оказался тяжелее аж на 7 кг, так что, с учётом поправки на вес, всё выглядело для Робинсона может и не так уж плохо.[18]

В августе 1943-го (46-й бой) Робинсон в Мэдисон-Сквер Гардене побеждает бывшего абсолютного чемпиона мира в трёх весовых категориях Генри Армстронга[19] — второго участника того самого главного события вечера, в андеркарте которого Робинсон начал свою карьеру. Единственный раз в истории профи-бокса в ринге встретились два боксёра, каждый из которых на сегодня входит в десятку лучших All time по мнению большинства специалистов. В 1943-м это ещё не было известно, но бой позиционировался как незаурядное событие: Армстронг имел в активе около 30-ти чемпионских боёв, а Робинсон уже тогда считался лучшим в этом весе. Фактически же, два легковеса с сильными ударами без побоища и нокдаунов разыграли аккуратную шахматную партию, которую Робинсон выиграл с небольшим, но единогласным преимуществом. Также есть мнение, что Робинсон специально устроил этот бой для Армстронга, так как тот нуждался в деньгах, и никакого нокаута там и не предполагалось. В любом случае, именно этот бой стал в некотором смысле последним в начальном периоде карьеры Робинсона — на период более чем в один год он прекращает выступления на профессиональном ринге и по призыву Военного Департамента в группе чернокожих боксёров (в которой в том числе был Джо Луис) отправляется в показательное турне в действующие войска.

Чемпион мира в полусреднем весе

Возвращение Робинсона на профи-ринг состоялось в октябре 1944-го третьей встречей с техничным, но относительно безударным полусредневесом Иззи Джанаццо. В мае 1945-го (56-й бой) у Робинсона тяжёлый бой с пуэрториканцем Хосе Басорой. Физически сильный контрпанчер Басора оказался трудным противником для Робинсона. Бой обошёлся без нокдаунов, но после боя Робинсон сказал, что Басора бьёт лишь немногим слабее ЛаМотты. Угол Басоры был недоволен ничьёй и настаивал на повторном бое. И таковой состоялся, но лишь пять лет спустя, уже за титул среднего веса и с совсем неожиданным результатом. В сентябре 1945-го (59-й бой) Робинсон пятый раз встречается с ЛаМоттой, который только что в августе нокаутировал Басору и вообще был в отличной форме. И их пятый бой, возможно, стал лучшим противостоянием друг-другу: в очень близком двенадцатираундовом бою Робинсон выиграл раздельным решением, хотя ЛаМотта и взял концовку боя.[20] После боя Робинсон признался, что это был самый тяжёлый бой в его карьере. Следующий (и последний) раз они встретятся в ринге уже в 1951-м.

В феврале 1946-го в Мэдисон-Сквер Гардене проходит первый послевоенный чемпионский бой в полусреднем весе.[21] Несмотря на 16 выигранных подряд боёв с осени 1944-го, сильную оппозицию и звание некоронованного короля полусреднего веса, Робинсон не принимает в нём участия. Бой проводится между чемпионом Фредди Котчрэйном[22], который завоевал титул ещё в 1941 году, побив Фритци Цивича, и претендентом Марти Серво[23], которого дважды в 1941-42 побеждал сам Робинсон. Оба, и чемпион и претендент были белыми, оба имели репутацию зрелищных бойцов и оба во время войны служили в армии — Котчрэйн во флоте, а Серво в береговой охране. Так что именно этот бой был скорее данью уважения обоим, чем прямым отказом в признании силы Робинсона ввиду его цвета кожи. Сам Робинсон в 1946-м продолжал драться в рейтинговых боях и делал это настолько часто, насколько возможно — проводил в среднем 1 бой в три недели. В марте он третий и последний раз встретился с Сэмми Энготтом (65-й бой) и четвёртый, и также последний, с Иззи Джанаццо (66-й бой). Летом проводит пять боёв, в которых во всех побеждает досрочно. А осенью, через пять лет после начала карьеры, Робинсон наконец получает право драться за титул чемпиона мира в полусреднем весе.

Чемпионский бой был назначен на декабрь 1946-го, а противником — Томми Бэлл, с которым, к слову, Робинсон уже встречался в январе 1945-го. Первый и последний раз в истории чемпионский бой санкционировали две ведущие американские боксёрские организации — NYSAC и NBA.[24][25] Оба боксёра, и Робинсон и Бэлл, были претендентами, так как титул принадлежал Марти Серво, но тот ещё в марте в бою против средневеса Рокки Грациано потерпел жестокое поражение нокаутом, а в сентябре, ввиду травм после боя и неясности с продолжением своей карьеры, отказался от защиты титула. NYSAC предложила двух первых номеров своего рейтинга — Робинсона и Бэлла; NBA согласилась. Однако ввиду того, что оба боксёра были чёрные, остальные влиятельные силы — промоутеры, журналисты и мафия — были не столь единодушны. С момента появления этой весовой категории в начале 20-х у неё был только один чёрный чемпион — Генри Армстронг. Нового чёрного чемпиона видеть хотели не все, а в этот раз это случилось бы по-любому. Тем не менее, точка зрения организаций взяла верх, и бой состоялся. В трудном для судейства и достаточно равном поединке стилей Робинсон выигрывает и абсолютно справедливо становится абсолютным чемпионом мира в полусреднем весе.[26]

За следующие три с половиной года Робинсон проводит 35 боёв и в том числе 4 защиты титула: в июне 1947-го с Джимми Дойлом (81-й бой)[27], в декабре 1947 с Чаком Тэйлором (86-й бой), в июне 1948 с Бернардом Доксеном (89-й бой)[28], и в июле 1949-го с Кидом Гэвиланом (99-й бой)[29]. Среди прочего выигрывает раздельным решением у бывшего претендента на титул чемпиона мира в среднем весе Джорджи Абрамса (80-й бой)[30], выигрывает нечемпионский бой у Кида Гэвилана (90-й бой), сводит в ничью тяжёлый для себя бой с Генри Бриммом (96-й бой). В это время природный вес Робинсона составлял примерно 70-71 кг, и для лимита полусреднего веса ему приходилось сгоняться. В боях с такими же средневесами Робинсон выглядит уверенно, но не более того: например, за девять боёв с марта 1948-го по апрель 1949-го у Робинсона всего одна досрочная победа. Впрочем, и в среднем весе класс Робинсона никем не ставился под сомнение, проблема была в другом — Робинсон был «цветным». То, что после Генри Армстронга было кое-как терпимым в полусреднем весе, мало кого пока устраивало в весе среднем — категории исключительно «белых» чемпионов. В сколь-либо значимых боях среднего веса «цветным» было не место — тут они дрались в своей отдельной лиге. Тем не менее, так или иначе, но после очередной защиты титула с Гэвиланом вдруг оказывается, что Робинсону до абсолютного титула в среднем весе может оказаться всего один шаг.

Чемпион мира в среднем весе

100-й бой Робинсона в августе 1949-го был вдруг объявлен «элиминатором» — отборочным боем среднего веса, победитель которого выходил на чемпиона, коим, к слову, тогда был Джейк ЛаМотта, выигравший титул у Марселя Сердана в июне. Противником Робинсона стал Стив Белуасс — достаточно сильный средневес с рекордом на момент боя 90-10-3. У Робинсона раньше с ним не было боёв, но была общая оппозиция, и эту оппозицию Белуасс зачастую бил не менее уверенно, чем сам Робинсон: например, уверенно разгромил по очкам Томми Белла, нокаутировал Джорджи Абрамса и Изи Джанаццо. Находясь всё ещё в статусе абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе, этот свой юбилейный бой Робинсон выиграл и сделал это досрочно.[31] Однако, как оказалось, победа ему ничего не гарантировала: для проигравшего Белуасса заинтересованными лицами был организован новый элиминатор, который Белуас снова проиграл, а Робинсону ничего не оставалось, как и дальше проводить рейтинговые бои в среднем весе без всякой конкретики. Право на чемпионский бой с ЛаМоттой получает француз Лоран Дотюий[32], выигравший в мае 1950-го тот самый новый элиминатор. Робинсону в том же мае 1950-го (112-й бой) предлагается утешительный приз — бой за титул чемпиона мира по версии Атлетической Комиссии штата Пенсильвания. Ни формально, ни фактически это не был полноценный пояс абсолютного чемпиона мира в среднем весе, но, учитывая совершенно непонятные перспективы, это было хоть что-то. Противником был назначен бывший чемпион Европы в полусреднем весе, француз Робер Вийемэн. Бой продлился все 15 раундов, хотя итогом и в пользу Робинсона. На свой следующий бой, в августе 1950-го, Робинсон последний раз сгоняет три с половиной килограмма веса и защищает титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе против Чарли Фусари.[33] А через две недели в своём 114-м бою уже защищает выигранный 80 дней назад титул среднего веса по версии Пенсильвании. К слову, противником в этом бою стал Хосе Басора, с которым у Робинсона был тяжёлый бой и ничья пять лет назад, но в этот раз всё было кончено уже в первом раунде.

В конце-концов, проведя за сентябрь-декабрь 1950-го 9 (девять) победных рейтинговых боёв в среднем весе, Робинсон на февраль 1951-го наконец получает право на чемпионский бой за титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе, коим тогда всё ещё оставался Джейк ЛаМотта. Для Робинсона этот бой стал 124-м, для ЛаМотты — 95-м, а для них обоих — шестым друг против друга. И хотя за пять боёв статистика побед была в пользу Робинсона как 4-1, однако решающего преимущества в самих поединках у Робинсона особенно не было, а вторую встречу ЛаМотта так вообще выиграл почти разгромно. Тем не менее, в ставках на бой Робинсон был фаворитом 3:1. И в принципе, в ринге подтвердил это, единственный раз из шести достаточно односторонне разгромив ЛаМотту, закончив бой досрочно (хотя и так и не свалив Джейка ЛаМотту) и став, таким образом, уже первым цветным абсолютным чемпионом мира в среднем весе.[34] За драму в ринге бой был позже назван «Побоище в День Святого Валентина».

После выигрыша титула Робинсон проводит 2 нечемпионских десятираундовых боя в США в апреле, а в мае, как действующий чемпион мира, выезжает в турне по Европе для встречи с боксёрами, входящими в первую десятку рейтинга EBU. Там, переезжая из страны в страну (Франция-Швейцария-Бельгия-Германия-Италия), Робинсон проводит за 6 недель 6 боёв, которые достаточно односторонне выигрывает, и седьмым, последним европейским боем, в Лондоне, встречается с тогдашним чемпионом Европы, коим на то время был британец Рэнди Турпин. Несмотря на то, что начало 50-х было временем расцвета Робинсона как боксёра, свою первую защиту титула в среднем весе в июле 1951-го (133-й бой) он проигрывает решением судей.[35] Может сказалась накопленная усталость предыдущих 6 недель, или ещё что, хотя сам Робинсон признал, что Турпин просто был лучше. В матче-реванше в сентябре 1951-го, уже в Нью-Йорке, Робинсон выигрывает у Турпина досрочно, хотя к середине боя всё поворачивалось к тому, что Робинсон проиграет второй раз подряд.[36] После повторного завоевания титула, Робинсон не разменивается на промежуточные бои и проводит две успешные защиты титула — с Карлом Бобо Олсоном в марте 1952-го (135-й бой) и Рокки Грациано в апреле 1952-го (136-й бой)[37]. А в июне 1952-го, всего через два месяца после боя с Грациано, предпринимает попытку завоевать титул абсолютного чемпиона мира в полутяжёлом весе, принадлежащий тогда Джои Максиму. Попытка оказалась неудачной: выигрывая бой по очкам с противником тяжелее его на 7 килограмм, Робинсон не смог довести дело до победы и вообще единственный раз в карьере проиграл досрочно. Но на самом деле нокаута не было: более энергозатратная манера ведения боя Робинсоном при жаре в 41 градус в тени привела к тому, что он просто не смог физически выйти на 14 раунд.[38] В декабре 1952-го, всё ещё находясь в статусе чемпиона мира в среднем весе, но так больше и не проведя ни одного боя, Робинсон вдруг решил закончить карьеру. На тот момент он провёл 137 боёв из которых 131 выиграл, 3 проиграл (Джейку ЛаМотте, Рэнди Турпину и Джои Максиму), 2 свёл в ничью и 1 был признан несостоявшимся.

Последние 11 лет

Вторая часть карьеры Робинсона началась в январе 1955-го десятираундовым боем с боксёром из десятки американского рейтинга. Проведя вообще 6 рейтинговых боёв за 1955-й год (в том числе один проиграв и последний из шести выиграв с большим трудом) к концу года Робинсон всё-таки вновь получил право на бой за титул — в данном случае в декабре 1955-го с Бобо Олсоном. Олсон, к слову, стал чемпионом мира в среднем весе после ухода Робинсона, провёл к тому времени три успешных защиты титула, так же совершил вылазку в полутяжёлый вес, где выиграл у Джои Максима, и для Олсона это был 78-й бой и 5-й чемпионский бой в среднем весе. А для Робинсона это стал 144-й бой, 6-й чемпионский бой в среднем весе и третья попытка завоевать титул лучшего средневеса. Для них обоих бой стал третьей обоюдной встречей, и Роинсон опять её выиграл, в этот раз нокаутом во втором раунде. В следующем для них обоих бою — в матче-реванше — Робинсон выиграл повторно и таким образом защитил титул. В январе 1957-го Робинсон не сумел защитить титул в бою против Джина Фуллмера. В матче-реванше, в мае 1957-го, выиграл бой нокаутом и стал четырёхкратным чемпионом мира в среднем весе. В следующем бою, в сентябре 1957-го, ставшем боем 1957-го года по версии журнала «Ринг», Робинсон проигрывает титул Кармену Базилио. В матче-реванше, ставшим столь же жёстким и зрелищным, выигрывает титул вновь, став, таким образом, пятикратным чемпионом мира в среднем весе. В январе 1960-го Робинсон проигрывает Полу Пендеру. А в матче-реванше, в июне 1960-го, проигрывает вновь. И этот бой, ставший для Робинсона 154-м по счёту, стал для него и последним 13-м боем за титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе. Сразу после него Робинсон провёл два боя подряд с Джином Фуллмером за титул чемпиона мира по версии NBA World, но, во-первых, эти два боя не были признаны боями за абсолютный титул, а во-вторых, Робинсон первый бой свёл в ничью, а второй и вообще проиграл. Таким образом, 156-й бой (март 1961-го) стал последним значимым боем Робинсона — больше чемпионских боёв в его карьере не было.

Последние 4 года и 44 боя своей карьеры Робинсон провёл в основном с различными относительно малоизвестными боксёрами США и Европы. За единственным исключением это всё были 10-ти раундовые бои; 30 из них Робинсон выиграл, 10 проиграл, 3 свёл в ничью и 1 бой был признан несостоявшимся. Из относительно известных его противниками были: будущие абсолютные чемпионы WBA/WBC в 1-м среднем весе Дэнни Мойер (158-й и 161-й бои) и Ральф Дюпа (167-й бой), последний абсолютный чемпион мира в среднем весе Терри Даунс (164-й бой), будущий абсолютный чемпион WBA/WBC в среднем весе Джои Джиарделло (171-й бой). В ноябре 1965-го, проведя свой 200-й бой против, как тогда казалось, восходящей звезды среднего веса Джои Арчера и проиграв его, Робинсон закончил карьеру второй раз и уже окончательно. На момент последнего боя Робинсону было 44 года и 6 месяцев.

Список чемпионских боёв

дата оппонет статус боя статус Робинсона
на начало боя
результат боя итоговый рекорд
76 20.12.1946 Томми Бэлл титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе претендент на вакантный титул UD15 74-1-1
81 24.06.1947 Джимми Дойл титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе чемпион, 1-я защита TK 8 79-1-1
86 19.12.1947 Чак Тэйлор титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе чемпион, 2-я защита TK 6 84-1-1
89 28.06.1948 Бернар Доксен титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе чемпион, 3-я защита UD 15 87-1-1
99 20.12.1946 Кид Гэвилан титул абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе чемпион, 4-я защита UD 15 96-1-2
112 05.06.1950 Робер Вийемэн титул чемпиона мира в среднем весе по версии PSAC претендент на вакантный титул UD 15 109-1-2
113 09.08.1950 Чарли Фусари титула абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе чемпион, 5-я защита UD 15 110-1-2
114 25.08.1950 Хосе Басора титул чемпиона мира в среднем весе по версии PSAC чемпион, 1-я защита KO 1 111-1-2
117 26.10.1950 Бобо Олсон титул чемпиона мира в среднем весе по версии PSAC чемпион, 2-я защита KO 12 114-1-2
124 14.02.1951 Джейк ЛаМотта титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент TK 13 121-1-2
133 10.07.1951 Рэнди Турпин титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 1-я защита UD 15 128-2-2 (1)
134 12.09.1951 Рэнди Турпин титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент, матч-реванш TK 10 129-2-2 (1)
135 13.03.1952 Бобо Олсон титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 1-я защита UD 15 130-2-2 (1)
136 16.04.1952 Рокки Грациано титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 2-я защита KO 3 131-2-2 (1)
137 25.06.1952 Джои Максим титул абсолютного чемпиона мира в полутяжёлом весе претендент RT 13 131-3-2 (1)
144 09.12.1955 Бобо Олсон титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент KO 2 137-4-2 (1)
145 18.05.1956 Бобо Олсон титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 1-я защита, матч-реванш KO 4 138-4-2 (1)
147 02.01.1957 Джин Фуллмер титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 2-я защита UD 15 139-5-2 (1)
148 01.05.1957 Джин Фуллмер титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент, матч-реванш KO 5 140-5-2 (1)
149 23.09.1957 Кармен Базилио титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 1-я защита SD 15 140-6-2 (1)
150 25.03.1958 Кармен Базилио титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент, матч-реванш SD 15 141-6-2 (1)
152 22.01.1960 Пол Пендер титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе чемпион, 1-я защита SD 15 142-7-2 (1)
154 10.06.1960 Пол Пендер титул абсолютного чемпиона мира в среднем весе претендент, матч-реванш SD 15 143-8-2 (1)
155 03.12.1960 Джин Фуллмер титул чемпиона мира в среднем весе по версии NBA претендент на вакантный титул SD 15 143-8-3 (1)
156 04.03.1961 Джин Фуллмер титул чемпиона мира в среднем весе по версии NBA претендент на вакантный титул SD 15 143-9-3 (1)

Интересные факты

  • Между первым и последним боями Робинсона на профессиональном ринге прошло 25 лет и 1 месяц. За этот период он участвовал в 200 боях и, если исключить период с декабря 1952-го по январь 1955-го, в течение которого Робинсон осознанно был вне бокса, то средняя частота проведения боёв равна 1 бой в 41 день. Даже находясь в статусе абсолютного чемпиона мира, Робинсон иные бои проводил с промежутком в несколько дней. На ринге Робинсон провёл 1401 раунд или чуть более 175 часов. Выиграл 173 боя из них 108 досрочно (формальный процент нокаутов — 62,4 %). 19 боёв проиграл, 6 свёл в ничью и 2 боя были объявлены несостоявшимися. Участвовал в 25 боях за титул чемпиона мира и по различным версиям. По мнению большинства специалистов считается самым выдающимся боксёром за всю историю профессионального бокса.
  • Робинсон начал карьеру с собственным весом в районе 61 кг, а под конец карьеры в иных боях весил до 76 кг. Это ошибочно позволяет считать, что Робинсон был боксёром пяти или даже шести весовых категорий по современной классификации. Фактически, все свои рейтинговые бои Робинсон проводил лишь в двух весовых категориях своего времени — полусредней (Welterweight) и средней (Middleweight). В категории Junior Welter у Робинсона не было рейтинговых боёв. На свою попытку завоевания титула абсолютного чемпиона мира в полутяжёлом весе (Light Heavyweight) Робинсон вышел с недостаточным весом. А бои конца карьеры, в которых вес Робинсона мог быть до 76.5 кг так же не были рейтинговыми. Оптимальным боевым весом Робинсона можно считать вес порядка 70 кг. То есть для лимита полусредней весовой категории ему приходилось «гонять» вес, а в средней весовой категории он выступал с собственным природным весом (данное заключение основано на двух боях Робинсона в августе 1950-го, в которых он с разницей в две недели почти одновременно защитил титулы абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе и чемпиона мира в среднем весе).
  • Робинсон принял участие в 6 боях за звание абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе (вес до 147 фунтов) с итоговым результатом 6-0, в 13 боях за звание абсолютного чемпиона мира в среднем весе (вес до 160 фунтов) с итоговым результатом 9-4, в 5 боях за звание чемпиона мира в среднем весе, не получивших статуса «абсолютных» с итоговым результатом 3-1-1 и в одном бою за звание абсолютного чемпиона мира в полутяжёлой весовой категории (вес до 175 фунтов) с итоговым результатом 0-1. Общий счёт по чемпионским боям — 18-6-1. После завоевания титула абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе Робинсон провёл пять успешных защит подряд, и, таким образом, был несменяемым чемпионом мира с декабря 1946-го по сентябрь 1950, когда оставил пояс вакантным по причине перехода в средний вес. В среднем весе Робинсон четыре раза проигрывал титул абсолютного в следующем чемпионском бою после его завоевания, трижды возвращал себе его после поражения и один раз оставил пояс вакантным, что в итоге позволяет считать Робинсона пятикратным абсолютным чемпионом мира в среднем весе. Робинсон проиграл «абсолютные» чемпионские бои в среднем весе Турпину, Фуллмеру, Базилио и Пендеру и у всех кроме Пендера взял реванш в следующем бою.
  • Робинсон шесть раз в карьере встречался с Джейком ЛаМоттой (5-1), по четыре раза с Бобо Олсоном (4-0) и Джином Фуллмером (1-2-1) и Иззи Джанаццо (4-0). Из 65 запланированных раундов с ЛаМоттой Робинсон провёл 63 и только один чемпионский бой. Из 60 с Олсоном — 33 и три чемпионских боя. Из 60 с Фуллмером — 50 и четыре чемпионских боях. Из 40 с Джанаццо — 30 и ни одного чемпионского боя.
  • Первый нокдаун Робинсону был отсчитан уже в третьем бою через 18 дней после начала карьеры. За карьеру у Робинсона будет немало нокдаунов в боях разного уровня (а во втором бою с ЛаМоттой Робинсон даже вылетел за канаты), но Робинсон всегда будет вставать и ни разу не проиграет бои нокаутом или техническим нокаутом. Единственное его досрочное поражение полутяжу Джои Максиму было вызвано не разницей в весе, габаритах или исполнительском мастерстве, а исключительно его большей активностью в ринге при экстремальных на момент боя температурных условиях — плюс 41 градус в тени. Выигрывая тот бой единогласно по очкам Робинсон не смог выйти на 14 раунд из-за теплового удара.
  • Перед боем с Джимми Дойлом (защита титула абсолютного чемпиона мира в полусреднем весе) Робинсону приснилось, что его противник в ринге умирает. И так в самом деле и случилось: Дойл не смог выйти на девятый раунд боя, ему стало плохо и в на следующий день в больнице он умер. Вероятнее всего, это было связано с осложнением после нокаута годичной давности, а не по причине жестокого избиения Робинсоном.
  • Есть устоявшееся хотя и неподтверждённое мнение о том, что Робинсон никогда не участвовал в договорных боях и не получал таких предложений от мафии. Якобы, слава Робинсона в США была настолько велика и репутация столь высока, что мафия с ним не имела дела.
  • В преклонном возрасте Робинсон страдал от болезни Альцгеймера, однако, не очень понятно, насколько это напрямую связано с боксом.
  • В качестве приглашенной звезды, снялся в сериале Миссия невыполнима/Mission: Impossible (3 сезон, 2 серия).

Напишите отзыв о статье "Робинсон, Шугар Рэй"

Примечания

  1. [http://news.liga.net/news/N0942629.html Закончилось голосование за величайшего боксера всех времен — ЛІГА.Новости]
  2. [http://www.greatestever.com/1017.php Please wait]
  3. Sweet Thunder, 2009, p. 25.
  4. Pound for Pound, 2005, p. 25–27.
  5. Pound for Pound, 2005, p. 28.
  6. Sweet Thunder, 2009, p. 30.
  7. Pound for Pound, 2005, p. 30–31.
  8. Cradle of Champions, 2007, p. 15.
  9. Cradle of Champions, 2007, p. 16.
  10. [http://boxrec.com/show_display.php?show_id=10540 Программа боёв 04.10.1940 в Мэдисон-Сквер Гарден]
  11. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Human:9018 Генри Армстронг, личная карточка на Boxrec.com]
  12. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Human:9437 Фритци Цивич, личная карточка на Boxrec.com]
  13. [http://boxrec.com/show_display.php?show_id=16434 Программа боёв 19.09.1941 в Мэдисон-Сквер Гардене]
  14. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23435 Робинсон vs Шапиро]
  15. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23438 Робинсон vs Цивич (2-я встреча)]
  16. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23964 Робинсон vs ЛаМотта (1-я встреча)]
  17. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23970 Робинсон vs ЛаМотта (2-я встреча)]
  18. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23971 Робинсон vs ЛаМотта (3-я встреча)]
  19. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:16343 Робинсон vs Армстронг]
  20. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23996 Робинсон vs ЛаМотта (5-я встреча)]
  21. [http://boxrec.com/show_display.php?show_id=70625 Программа боёв 01.02.1946 в Мэдисон-Сквер Гардене]
  22. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Human:11205 Фредди Котчрэйн, личная карточка на Boxrec.com]
  23. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Human:11206 Марти Серво, личная карточка на Boxrec.com]
  24. [http://boxrec.com/title_search.php?title=NYSAC&division=Welterweight&SUBMIT=Go Список чемпионских боёв в полусреднем весе, санкционированных NYSAC]
  25. [http://boxrec.com/title_search.php?title=NBA&division=Welterweight&SUBMIT=Go Список чемпионских боёв в полусреднем весе, санкционированных NBA]
  26. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23479 Робинсон vs Бэлл]
  27. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23484 Робинсон vs Дойл]
  28. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23492 Робинсон vs Доксен]
  29. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:18272 Робинсон vs Гэвилан (2-я встреча)]
  30. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23483 Робинсон vs Абрамс]
  31. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23501 Робинсон vs Белуасс]
  32. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:24025 ЛаМотта vs Дотюий]
  33. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23514 Робинсон vs Фусари]
  34. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23523 Робинсон vs ЛаМотта (6-я встреча)]
  35. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23531 Робинсон vs Турпин (1-я встреча)]
  36. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23532 Робинсон vs Турпин (2-я встреча)]
  37. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:18509 Робинсон vs Грациано]
  38. [http://boxrec.com/media/index.php?title=Fight:23533 Робинсон vs Максим]

Ссылки

  • [http://boxrec.com/list_bouts.php?human_id=9625&cat=boxer Робинсон, Шугар Рэй] (англ.) — статистика профессиональных боёв на сайте BoxRec

Литература

  • Bill Farell. Cradle of Champions: 80 Years of the New York Daily News Golden Gloves. — New York: Sports Publishing LLC, 2007. — 183 p. — ISBN 1-59670-205-2.
  • Sugar Ray Robinson & Dave Anderson. Sugar Ray: The Sugar Ray Robinson Story. — London: Da Capo Press, 1994. — 380 p. — ISBN 0-306-80574-2.
  • Bert Randolph Sugar. 100 Greatest Boxers of All Time. — New York: Crescent, 1984. — 224 p. — ISBN 0-517-44826-2.
  • Wil Haygood. Sweet Thunder: The Life and Times od Sugar Ray Robinson. — New York: Knopf Publishing, 2009. — 408 p. — ISBN 1-400-04497-9.
  • Herb Boyd & Ray Robinson II. Pound for Pound: A Biography of Sugar Ray Robinson. — New York: Harper Collins, 2005. — 321 p. — ISBN 0-060-18876-6.

Отрывок, характеризующий Робинсон, Шугар Рэй

У меня остановилось дыхание... Картинка, которую мы увидали, была и правда не из приятных! Это был момент, когда Арно только что умер, и его сущность начала подниматься по голубому каналу вверх. А прямо за ним... к тому же каналу, подкрались три совершенно кошмарных существа!.. Двое из них были наверняка нижнеастральные земные сущности, а вот третий явно казался каким-то другим, очень страшным и чужеродным, явно не земным... И все эти существа очень целеустремлённо гнались за человеком, видимо пытаясь его зачем-то заполучить... А он, бедняжка, даже не подозревая, что за ним так «мило» охотятся, парил в серебристо-голубой, светлой тишине, наслаждаясь необычно глубоким, неземным покоем, и, жадно впитывая в себя этот покой, отдыхал душой, забыв на мгновение дикую, разрушившую сердце земную боль, «благодаря» которой он и угодил сегодня в этот прозрачный, незнакомый мир...
В конце канала, уже у самого входа на «этаж», двое чудищ молниеносно юркнули следом за Арно в тот же канал и неожиданно слились в одно, а потом это «одно» быстренько втекло в основного, самого мерзкого, который наверняка был и самым сильным из них. И он напал... Вернее, стал вдруг совершенно плоским, «растёкся» почти до прозрачного дымка, и «окутав» собой ничего не подозревавшего Арно, полностью запеленал его сущность, лишая его бывшего «я» и вообще какого-либо «присутствия»... А после, жутко хохоча, тут же уволок уже захваченную сущность бедного Арно (только что зревшего красоту приближавшегося верхнего «этажа») прямиком в нижний астрал....
– Не понимаю... – прошептала Стелла. – Как же они его захватили, он ведь кажется таким сильным?.. А ну, давай посмотрим, что было ещё раньше?
Мы опять попробовали посмотреть через память нашего нового знакомого... И тут же поняли, почему он явился такой лёгкой мишенью для захвата...
По одежде и окружению это выглядело, как если бы происходило около ста лет назад. Он стоял по середине огромной комнаты, где на полу лежали, полностью нагими, два женских тела... Вернее, это были женщина и девочка, которой могло быть от силы пятнадцать лет. Оба тела были страшно избиты, и видимо, перед смертью зверски изнасилованы. На бедном Арно «не было лица»... Он стоял, как мертвец, не шевелясь, и возможно даже не понимая, где в тот момент находился, так как шок был слишком жестоким. Если мы правильно понимали – это были его жена и дочь, над которыми кто-то очень по-зверски надругался... Хотя, сказать «по-зверски» было бы неправильно, потому, что никакой зверь не сделает того, на что способен иногда человек...
Вдруг Арно закричал, как раненное животное, и повалился на землю, рядом со страшно изуродованным телом своей жены (?)... В нём, как во время шторма, дикими вихрями бушевали эмоции – злость сменяла безысходность, ярость застилала тоску, после перерастая в нечеловеческую боль, от которой не было никакого спасения... Он с криками катался по полу, не находя выхода своему горю... пока наконец, к нашему ужасу, полностью затих, больше не шевелясь...
Ну и естественно – открывши такой бурный эмоциональный «шквал», и с ним же умерев, он стал в тот момент идеальной «мишенью» для захвата любыми, даже самыми слабыми «чёрными» существами, не говоря уже о тех, которые позже так упорно гнались за ним, чтобы использовать его мощное энергетическое тело, как простой энергетический «костюм»... чтобы вершить после, с его помощью, свои ужасные, «чёрные» дела...
– Не хочу больше это смотреть... – шёпотом произнесла Стелла. – Вообще не хочу больше видеть ужас... Разве это по-людски? Ну, скажи мне!!! Разве правильно такое?! Мы же люди!!!
У Стеллы начиналась настоящая истерика, что было настолько неожиданным, что в первую секунду я совершенно растерялась, не находя, что сказать. Стелла была сильно возмущённой и даже чуточку злой, что, в данной ситуации, наверное, было совершенно приемлемо и объяснимо. Для других. Но это было настолько, опять же, на неё не похоже, что я только сейчас наконец-то поняла, насколько больно и глубоко всё это нескончаемое земное Зло ранило её доброе, ласковое сердечко, и насколько она, наверное, устала постоянно нести всю эту людскую грязь и жестокость на своих хрупких, ещё совсем детских, плечах.... Мне очень захотелось обнять этого милого, стойкого и такого грустного сейчас, человечка! Но я знала, что это ещё больше её расстроит. И поэтому, стараясь держаться спокойно, чтобы не затронуть ещё глубже её и так уже слишком «растрёпанных» чувств, постаралась, как могла, её успокоить.
– Но ведь есть и хорошее, не только плохое!.. Ты только посмотри вокруг – а твоя бабушка?.. А Светило?.. Вон Мария вообще жила лишь для других! И сколько таких!.. Их ведь очень и очень много! Ты просто очень устала и очень печальна, потому что мы потеряли хороших друзей. Вот и кажется всё в «чёрных красках»... А завтра будет новый день, и ты опять станешь собой, обещаю тебе! А ещё, если хочешь, мы не будем больше ходить на этот «этаж»? Хочешь?..
– Разве же причина в «этаже»?.. – горько спросила Стелла. – От этого ведь ничего не изменится, будем мы сюда ходить или нет... Это просто земная жизнь. Она злая... Я не хочу больше здесь быть...
Я очень испугалась, не думает ли Стелла меня покинуть и вообще уйти навсегда?! Но это было так на неё не похоже!.. Во всяком случае, это была совсем не та Стелла, которую я так хорошо знала... И мне очень хотелось верить, что её буйная любовь к жизни и светлый радостный характер «сотрут в порошок» всю сегодняшнюю горечь и озлобление, и очень скоро она опять станет той же самой солнечной Стеллой, которой ещё так недавно была...
Поэтому, чуточку сама себя успокоив, я решила не делать сейчас никаких «далеко идущих» выводов, и подождать до завтра, прежде чем предпринимать какие-то более серьёзные шаги.
– А посмотри, – к моему величайшему облегчению, вдруг очень заинтересованно произнесла Стелла, – тебе не кажется, что это не Земная сущность? Та, которая напала... Она слишком не похожа на обычных «плохих земных», что мы видели на этом «этаже». Может потому она и использовала тех двоих, земных чудищ, что сама не могла попасть на земной «этаж»?
Как мне уже показалось ранее, «главное» чудище и правда не было похожим на остальных, которых нам приходилось здесь видеть во время наших каждодневных «походов» на нижний «этаж». И почему было бы не представить, что оно пришло откуда-то издалека?.. Ведь если приходили хорошие, как Вэя, почему так же не могли придти и плохие?
– Наверное, ты права, – задумчиво произнесла я. – Оно и воевало не по земному. У него была какая-то другая, не земная сила.
– Девочки, милые, а когда мы куда-то пойдём? – вдруг послышался тоненький детский голосок.
Сконфуженная тем, что нас прервала, Майя, тем не менее, очень упорно смотрела прямо на нас своими большими кукольными глазами, и мне вдруг стало очень стыдно, что увлечённые своими проблемами, мы совершенно забыли, что с нами здесь находятся эти, насмерть уставшие, ждущие чей-нибудь помощи, до предела запуганные малыши...
– Ой, простите, мои хорошие, ну, конечно же, пойдём! – как можно радостнее воскликнула я и, уже обращаясь к Стелле, спросила: – Что будем делать? Попробуем пройти повыше?
Сделав защиту малышам, мы с любопытством ждали, что же предпримет наш «новоиспечённый» друг. А он, внимательно за нами наблюдая, очень легко сделал себе точно такую же защиту и теперь спокойно ждал, что же будет дальше. Мы со Стеллой довольно друг другу улыбнулись, понимая, что оказались в отношении него абсолютно правы, и что его место уж точно было не нижний Астрал... И, кто знал, может оно было даже выше, чем думали мы.
Как обычно, всё вокруг заискрилось и засверкало, и через несколько секунд мы оказались «втянутыми» на хорошо знакомый, гостеприимный и спокойный верхний «этаж». Было очень приятно вновь свободно вздохнуть, не боясь, что какая-то мерзость вдруг выскочит из-за угла и, шарахнув по голове, попытается нами «полакомиться». Мир опять был приветливым и светлым, но пока ещё грустным, так как мы понимали, что не так-то просто будет изгнать из сердца ту глубокую боль и печаль, что оставили, уходя, наши друзья... Они жили теперь только лишь в нашей памяти и в наших сердцах... Не имея возможности жить больше нигде. И я наивно дала себе слово, что буду помнить их всегда, тогда ещё не понимая, что память, какой бы прекрасной она не являлась, заполнится позже событиями проходящих лет, и уже не каждое лицо выплывет так же ярко, как мы помнили его сейчас, и понемногу, каждый, даже очень важный нам человек, начнёт исчезать в плотном тумане времени, иногда вообще не возвращаясь назад... Но тогда мне казалось, что это теперь уже навсегда, и что эта дикая боль не покинет меня навечно...
– Я что-то придумала! – уже по-старому радостно прошептала Стелла. – Мы можем сделать его счастливым!.. Надо только кое-кого здесь поискать!..
– Ты имеешь в виду его жену, что ли? У меня, признаться, тоже была такая мысль. А ты думаешь, это не рано?.. Может, дадим ему сперва здесь хотя бы освоиться?
– А ты бы не хотела на его месте увидеть их живыми?! – тут же возмутилась Стелла.
– Ты, как всегда, права, – улыбнулась подружке я.
Мы медленно «плыли» по серебристой дорожке, стараясь не тревожить чужую печаль и дать каждому насладиться покоем после всего пережитого в этот кошмарный день. Детишки потихонечку оживали, восторженно наблюдая проплывавшие мимо них дивные пейзажи. И только Арно явно был от нас всех очень далеко, блуждая в своей, возможно, очень счастливой памяти, вызвавшей на его утончённом, и таком красивом лице, удивительно тёплую и нежную улыбку...
– Вот видишь, он их наверняка очень сильно любил! А ты говоришь – рано!.. Ну, давай поищем! – никак не желала успокоиться Стелла.
– Ладно, пусть будет по твоему, – легко согласилась я, так как теперь уже и мне это казалось правильным.
– Скажите, Арно, а как выглядела ваша жена? – осторожно начала я. – Если вам не слишком больно об этом говорить, конечно же.
Он очень удивлённо взглянул мне в глаза, как бы спрашивая, откуда вообще мне известно, что у него была жена?..
– Так уж получилось, что мы увидели, но только самый конец... Это было так страшно! – тут же добавила Стелла.
Я испугалась, что переход из его дивных грёз в страшную реальность получился слишком жестоким, но «слово не птичка, вылетело – не поймаешь», менять что-то было поздно, и нам оставалось только ждать, захочет ли он отвечать. К моему большому удивлению, его лицо ещё больше осветилось счастьем, и он очень ласково ответил:
– О, она была настоящим ангелом!.. У неё были такие дивные светлые волосы!.. И глаза... Голубые и чистые, как роса... О, как жаль, что вы её не увидели, мою милую Мишель!..
– А у вас была ещё дочь? – осторожно спросила Стелла.
– Дочь? – удивлённо спросил Арно и, поняв, что мы видели, тут же добавил. – О, нет! Это была её сестра. Ей было всего шестнадцать лет...
В его глазах вдруг промелькнула такая пугающая, такая жуткая боль, что только сейчас я вдруг поняла, как сильно страдал этот несчастный человек!.. Возможно, не в силах перенести такую зверскую боль, он сознательно отгородил себя стеной их былого счастья, стараясь помнить только светлое прошлое и «стереть» из своей памяти весь ужас того последнего страшного дня, насколько позволяла ему это сделать его раненая и ослабевшая душа...
Мы попробовали найти Мишель – почему-то не получалось... Стелла удивлённо на меня уставилась и тихо спросила:
– А почему я не могу её найти, разве она и здесь погибла?..
Мне показалось, что нам что-то просто мешало отыскать её в этом «этаже» и я предложила Стелле посмотреть «повыше». Мы проскользнули мысленно на Ментал... и сразу её увидели... Она и вправду была удивительно красивой – светлой и чистой, как ручеёк. А по её плечам золотым плащом рассыпались длиннющие золотые волосы... Я никогда не видела таких длинных и таких красивых волос! Девушка была глубоко задумчивой и грустной, как и многие на «этажах», потерявшие свою любовь, своих родных, или просто потому, что были одни...
– Здравствуй, Мишель! – не теряя времени, тут же произнесла Стелла. – А мы тебе подарок приготовили!
Женщина удивлённо улыбнулась и ласково спросила:
– Кто вы, девочки?
Но ничего ей не ответив, Стелла мысленно позвала Арно...
Мне не суметь рассказать того, что принесла им эта встреча... Да и не нужно это. Такое счастье нельзя облачить в слова – они померкнут... Просто не было, наверное, в тот момент счастливее людей на всём свете, да и на всех «этажах»!.. И мы искренне радовались вместе с ними, не забывая тех, кому они были обязаны своим счастьем... Думаю, и малышка Мария, и наш добрый Светило, были бы очень счастливы, видя их сейчас, и зная, что не напрасно отдали за них свою жизнь...
Стелла вдруг всполошилась и куда-то исчезла. Пошла за ней и я, так как здесь нам делать больше было нечего...
– И куда же вы все исчезли? – удивлённо, но очень спокойно, встретила нас вопросом Майя. – Мы уже думали, вы нас оставили насовсем. А где же наш новый друг?.. Неужели и он исчез?.. Мы думали, он возьмёт нас с собой...
Появилась проблема... Куда было теперь девать этих несчастных малышей – я не имела ни малейшего понятия. Стелла взглянула на меня, думая о том же самом, и отчаянно пытаясь найти какой-то выход.
– Придумала! – уже совсем как «прежняя» Стелла, она радостно хлопнула в ладошки. – Мы им сделаем радостный мир, в котором они будут существовать. А там, гляди, и встретят кого-то... Или кто-то хороший их заберёт.
– А тебе не кажется, что мы должны их с кем-то здесь познакомить? – пытаясь «понадёжнее» пристроить одиноких малышей, спросила я.
– Нет, не кажется, – очень серьёзно ответила подружка. – Подумай сама, ведь не все умершие малыши получают такое... И не обо всех здесь, наверное, успевают позаботиться. Поэтому будет честно по отношению к остальным, если мы просто создадим им здесь очень красивый дом, пока они кого-то найдут. Ведь они втроём, им легче. А другие – одни... Я тоже была одна, я помню...
И вдруг, видимо вспомнив то страшное время, она стала растерянной и печальной... и какой-то незащищённой. Желая тут же вернуть её обратно, я мысленно обрушила на неё водопад невероятных фантастических цветов...
– Ой! – засмеялась колокольчиком Стелла. – Ну, что ты!.. Перестань!
– А ты перестань грустить! – не сдавалась я. – Нам вон, сколько ещё всего надо сделать, а ты раскисла. А ну пошли детей устраивать!..
И тут, совершенно неожиданно, снова появился Арно. Мы удивлённо на него уставились... боясь спросить. Я даже успела подумать – уж не случилось ли опять чего-то страшного?.. Но выглядел он «запредельно» счастливым, поэтому я тут же отбросила глупую мысль.
– А что ты здесь делаешь?!.. – искренне удивилась Стелла.
– Разве вы забыли – я ведь детишек должен забрать, я обещал им.
– А где же Мишель? Вы что же – не вместе?
– Ну почему не вместе? Вместе, конечно же! Просто я обещал... Да и детей она всегда любила. Вот мы и решили побыть все вместе, пока их не заберёт новая жизнь.
– Так это же чудесно! – обрадовалась Стелла. И тут же перескочила на другое. – Ты очень счастлив, правда же? Ну, скажи, ты счастлив? Она у тебя такая красивая!!!..
Арно долго и внимательно смотрел нам в глаза, как бы желая, но никак не решаясь что-то сказать. Потом, наконец, решился...
– Я не могу принять у вас это счастье... Оно не моё... Это неправильно... Я пока его не достоин.
– Как это не можешь?!.. – буквально взвилась Стелла. – Как это не можешь – ещё как можешь!.. Только попробуй отказаться!!! Ты только посмотри, какая она красавица! А говоришь – не можешь...
Арно грустно улыбался, глядя на бушующую Стеллу. Потом ласково обнял её и тихо, тихо произнёс:
– Вы ведь несказанное счастье мне принесли, а я вам такую страшную боль... Простите меня милые, если когда-нибудь сможете. Простите...
Стелла ему светло и ласково улыбнулась, будто желая показать, что она прекрасно всё понимает, и, что прощает ему всё, и, что это была совсем не его вина. Арно только грустно кивнул и, показав на тихо ждущих детишек, спросил:
– Могу ли я взять их с собой «наверх», как ты думаешь?
– К сожалению – нет, – грустно ответила Стелла. – Они не могут пойти туда, они остаются здесь.
– Тогда мы тоже останемся... – прозвучал ласковый голос. – Мы останемся с ними.
Мы удивлённо обернулись – это была Мишель. «Вот всё и решилось» – довольно подумала я. И опять кто-то чем-то добровольно пожертвовал, и снова побеждало простое человеческое добро... Я смотрела на Стеллу – малышка улыбалась. Снова было всё хорошо.
– Ну что, погуляешь со мной ещё немножко? – с надеждой спросила Стелла.
Мне уже давно надо было домой, но я знала, что ни за что её сейчас не оставлю и утвердительно кивнула головой...

Настроения гулять у меня, честно говоря, слишком большого не было, так как после всего случившегося, состояние было, скажем так, очень и очень «удовлетворительное... Но оставлять Стеллу одну я тоже никак не могла, поэтому, чтобы обоим было хорошо хотя бы «посерединушке», мы решили далеко не ходить, а просто чуточку расслабить свои, почти уже закипающие, мозги, и дать отдохнуть измордованным болью сердцам, наслаждаясь тишиной и покоем ментального этажа...
Мы медленно плыли в ласковой серебристой дымке, полностью расслабив свою издёрганную нервную систему, и погружаясь в потрясающий, ни с чем не сравнимый здешний покой... Как вдруг Стелла восторженно крикнула:
– Вот это да! Ты посмотри только, что же это там за красота такая!..
Я огляделась вокруг и сразу же поняла, о чём она говорила...
Это и правда было необычайно красиво!.. Будто кто-то, играясь, сотворил настоящее небесно-голубое «хрустальное» царство!.. Мы удивлённо рассматривали невероятно огромные, ажурные ледяные цветы, припорошенные светло-голубыми снежинками; и переплёты сверкающих ледяных деревьев, вспыхивающих синими бликами при малейшем движении «хрустальной» листвы и высотой достигавших с наш трёхэтажный дом... А среди всей этой невероятной красоты, окружённый вспышками настоящего «северного сияния», гордо возвышался захватывающий дух величавый ледяной дворец, весь блиставший переливами невиданных серебристо голубых оттенков...
Что это было?! Кому так нравился этот холодный цвет?..
Пока почему-то никто нигде не показывался, и никто не высказывал большого желания нас встречать... Это было чуточку странно, так как обычно хозяева всех этих дивных миров были очень гостеприимны и доброжелательны, за исключением лишь тех, которые только что появились на «этаже» (то есть – только что умерли) и ещё не были готовы к общению с остальными, или просто предпочитали переживать что-то сугубо личное и тяжёлое в одиночку.
– Как ты думаешь, кто живёт в этом странном мире?.. – почему-то шёпотом спросила Стелла.
– Хочешь – посмотрим? – неожиданно для себя, предложила я.
Я не поняла, куда девалась вся моя усталость, и почему это я вдруг совершенно забыла данное себе минуту назад обещание не вмешиваться ни в какие, даже самые невероятные происшествия до завтрашнего дня, или хотя бы уж, пока хоть чуточку не отдохну. Но, конечно же, это снова срабатывало моё ненасытное любопытство, которое я так и не научилась пока ещё усмирять, даже и тогда, когда в этом появлялась настоящая необходимость...
Поэтому, стараясь, насколько позволяло моё измученное сердце, «отключиться» и не думать о нашем неудавшемся, грустном и тяжёлом дне, я тут же с готовностью окунулась в «новое и неизведанное», предвкушая какое-нибудь необычное и захватывающее приключение...
Мы плавно «притормозили» прямо у самого входа в потрясающий «ледяной» мир, как вдруг из-за сверкавшего искрами голубого дерева появился человек... Это была очень необычная девушка – высокая и стройная, и очень красивая, она казалась бы совсем ещё молоденькой, почти что если бы не глаза... Они сияли спокойной, светлой печалью, и были глубокими, как колодец с чистейшей родниковой водой... И в этих дивных глазах таилась такая мудрость, коей нам со Стеллой пока ещё долго не дано было постичь... Ничуть не удивившись нашему появлению, незнакомка тепло улыбнулась и тихо спросила:
– Что вам, малые?
– Мы просто рядом проходили и захотели на вашу красоту посмотреть. Простите, если потревожили... – чуть сконфузившись, пробормотала я.
– Ну, что вы! Заходите внутрь, там наверняка будет интереснее... – махнув рукой в глубь, опять улыбнулась незнакомка.
Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое».
Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова...
Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца...
– Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка.
И тут я, наконец, поняла, почему она казалась нам необычной – по мере того, как незнакомка передвигалась, за ней всё время тянулся сверкающий «хвост» какой-то особенной голубой материи, который блистал и вился смерчами вокруг её хрупкой фигурки, рассыпаясь за ней серебристой пыльцой...
Не успели мы этому удивиться, как тут же увидели очень высокого, седого старца, гордо восседавшего на странном, очень красивом кресле, как бы подчёркивая этим свою значимость для непонимающих. Он совершенно спокойно наблюдал за нашим приближением, ничуть не удивляясь и не выражая пока что никаких эмоций, кроме тёплой, дружеской улыбки.
Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности...
– Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам?
– И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла.
И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»...
У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути.
– А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет?
Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу.
– Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли...
– Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас...
Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила:
– Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка.
– Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!..
– Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь?
– Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут?
Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться.
Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие...
– Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет...
Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!..
Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком»....
Это был первый раз в моей жизни, когда я реально услышала о настоящих Ведунах и Ведьмах, в существование которых верила всегда... И вот, увидев наконец-то самую настоящую Ведьму наяву, мне, естественно, жутко захотелось «сразу же и всё-всё» у неё расспросить!!! Моё неугомонное любопытство «ёрзало» внутри, буквально визжа от нетерпения и умоляло спрашивать сейчас же и обязательно «обо всём»!..
И тут, видимо, сама того не замечая, я настолько глубоко погрузилась в столь неожиданно открывшийся мне чужой мир, что не успела вовремя правильно среагировать на вдруг мысленно открывшуюся картинку... и вокруг моего тела вспыхнул до ужаса реальный по своим жутким ощущениям, пожар!..
Ревущий огонь «лизал» мою беззащитную плоть жгучими языками пламени, взрываясь внутри, и почти что лишая рассудка... Дикая, невообразимо жестокая боль захлестнула с головой, проникая в каждую клеточку!.. Взвившись «до потолка», она обрушилась на меня шквалом незнакомого страдания, которого невозможно было ничем унять, ни остановить. Ослепляя, огонь скрутил мою, воющую от нечеловеческого ужаса, сущность в болевой ком, не давая вздохнуть!.. Я пыталась кричать, но голоса не было слышно... Мир рушился, разбиваясь на острые осколки и казалось, что обратно его уже не собрать... Тело полыхало, как жуткий праздничный факел... испепеляя, сгоравшую вместе с ним, мою израненную душу. Вдруг, страшно закричав... я, к своему величайшему удивлению, опять оказалась в своей «земной» комнате, всё ещё стуча зубами от так неожиданно откуда-то обрушившейся нестерпимой боли. Всё ещё оглушённая, я стояла, растерянно озираясь вокруг, не в состоянии понять, кто и за что мог что-то подобное со мной сотворить...
Но, несмотря на дикий испуг, мне постепенно всё же удалось каким-то образом взять себя в руки и чуточку успокоиться. Немного подумав, я наконец-то поняла, что это, вероятнее всего, было всего лишь слишком реальное видение, которое своими ощущениями полностью повторяло происшедший когда-то с девушкой-ведьмой кошмар...
Несмотря на страх и слишком ещё живые ощущения, я тут же попробовала вернуться в сказочный «ледяной дворец» к своей брошенной, и наверняка уже сильно нервничавшей, подружке. Но почему-то ничего не получалось... Я была выжата, как лимон, и не оставалось сил даже думать, не говоря уже о подобном «путешествии». Обозлившись на себя за свою «мягкотелость», я опять попыталась собраться, как вдруг чья-то чужая сила буквально втянула меня в уже знакомую «ледяную» залу, где, взволнованно подпрыгивая, металась моя верная подружка Стелла.
– Ну, что же ты?! Я так испугалась!.. Что же с тобой такое случилось? Хорошо, что вот она помогла, а то ты бы и сейчас ещё «где-то» летала! – задыхаясь от «праведного возмущения», тут же выпалила малышка.
Я и сама пока что не очень-то понимала, каким же образом такое могло со мной произойти, но тут, к моему большому удивлению, ласково прозвучал голос необычной хозяйки ледяного дворца:
– Милая моя, да ты ведь дариня!.. Как же ты оказалась-то здесь? И ты ведь живая!!! Тебе всё ещё больно? – Я удивлённо кивнула. – Ну, что же ты, нельзя такое смотреть!..
Девушка Анна ласково взяла мою, всё ещё «кипящую» от испепеляющей боли, голову в свои прохладные ладони, и вскоре я почувствовала, как жуткая боль начала медленно отступать, а через минуту и вовсе исчезла.
– Что это было?.. – ошалело спросила я.
– Ты просто посмотрела на то, что со мною было. Но ты ещё не умеешь защититься, вот и почувствовала всё. Любопытна ты очень, в этом сила, но и беда твоя, милая... Как зовут-то тебя?
– Светлана... – понемногу очухиваясь, сипло произнесла я. – А вот она – Стелла. Почему вы меня дариней называете? Меня уже второй раз так называют, и я очень хотела бы знать, что это означает. Если можно, конечно же.
– А разве ты не знаешь?!. – удивлённо спросила девушка-ведьма. – Я отрицательно мотнула головой. – Дариня – это «дарящая свет и оберегающая мир». А временами, даже спасающая его...
– Ну, мне бы пока хоть себя-то спасти!.. – искренне рассмеялась я. – Да и что же я могу дарить, если сама ещё не знаю совсем ничего. И делаю-то пока одни лишь ошибки... Ничего я ещё не умею!.. – и, подумав, огорчённо добавила. – И ведь не учит никто! Разве что, бабушка иногда, и ещё вот Стелла... А я бы так хотела учиться!..
– Учитель приходит тогда, когда ученик ГОТОВ учиться, милая – улыбнувшись, тихо сказал старец. – А ты ещё не разобралась даже в себе самой. Даже в том, что у тебя давно уже открыто.
Чтобы не показывать, как сильно расстроили меня его слова, я постаралась тут же поменять тему, и задала девушке-ведьме, настырно крутившийся в мозгу, щекотливый вопрос.
– Простите меня за нескромность, Анна, но как же вы смогли забыть такую страшную боль? И возможно ли вообще забыть такое?..
– А я и не забыла, милая. Я просто поняла и приняла её... Иначе невозможно было бы далее существовать – грустно покачав головой, ответила девушка.
– Как же можно понять такое?! Да и что понимать в боли?.. – не сдавалась я. – Это что – должно было научить вас чему-то особенному?.. Простите, но я никогда не верила в такое «учение»! По-моему так лишь беспомощные «учителя» могут использовать боль!
Я кипела от возмущения, не в состоянии остановить свои разбегавшиеся мысли!.. И как ни старалась, никак не могла успокоиться.
Искренне жалея девушку-ведьму, я в то же время дико хотела всё про неё знать, что означало – задавать ей множество вопросов о том, что могло причинить ей боль. Это напоминало крокодила, который, пожирая свою несчастную жертву, лил по ней горючие слёзы... Но как бы мне не было совестно – я ничего не могла с собою поделать... Это был первый раз в моей короткой жизни, когда я почти что не обращала внимания на то, что своими вопросами могу сделать человеку больно... Мне было очень за это стыдно, но я также понимала, что поговорить с ней обо всём этом почему-то очень для меня важно, и продолжала спрашивать, «закрыв на всё глаза»... Но, к моему великому счастью и удивлению, девушка-ведьма, совершенно не обижаясь, и далее спокойно продолжала отвечать на мои наивные детские вопросы, не высказывая при этом ни малейшего неудовольствия.
– Я поняла причину случившегося. И ещё то, что это также видимо было моим испытанием... Пройдя которое, мне и открылся этот удивительный мир, в котором мы сейчас с дедушкой вместе живём. Да и многое ещё другое...
– Неужели нужно было терпеть такое, только лишь чтобы попасть сюда?!. – ужаснулась Стелла.
– Думаю – да. Хотя я не могу сказать наверняка. У каждого своя дорога... – печально произнесла Анна. – Но главное то, что я всё же это прошла, сумев не сломаться. Моя душа осталась чистой и доброй, не обозлившись на мир, и на казнивших меня людей. Я поняла, почему они уничтожали нас... тех, которые были «другими». Которых они называли Ведунами и Ведьмами. А иногда ещё и «бесовыми детьми»... Они просто боялись нас... Боялись того, что мы сильнее их, и также того, что мы были им непонятны. Они ненавидели нас за то, что мы умели. За наш Дар. И ещё – слишком сильно завидовали нам... И ведь очень мало кто знал, что многие наши убийцы, сами же, тайком пытались учиться всему тому, что умели мы, только вот не получалось у них ничего. Души, видимо, слишком чёрными были...
– Как это – учились?! Но разве же они сами не проклинали вас?.. Разве не потому сжигали, что считали созданиями Дьявола? – полностью опешив, спросила я.
– Так оно и было – кивнула Анна. – Только сперва наши палачи зверски пытали нас, стараясь узнать запретное, только нам одним ведомое... А потом уже сжигали, вырвав при этом многим языки, чтобы они нечаянно не разгласили творённое с ними. Да вы у мамы спросите, она многое прошла, больше всех остальных, наверное... Потому и ушла далеко после смерти, по своему выбору, чего ни один из нас не смог.
– А где же теперь твоя мама? – спросила Стелла.
– О, она где-то в «чужих» мирах обитает, я никогда не смогу пойти туда! – со странной гордостью в голосе, прошептала Анна. – Но мы иногда зовём её, и, она приходит к нам. Она любит и помнит нас... – и вдруг, солнечно улыбнувшись, добавила: – И такие чудеса рассказывает!!! Как хотелось бы увидеть всё это!..
– А разве она не может тебе помочь, чтобы пойти туда? – удивилась Стелла.
– Думаю – нет... – опечалилась Анна. – Она была намного сильнее всех нас на Земле, да и её «испытание» намного страшнее моего было, потому, наверное, и заслужила большее. Ну и талантливее она намного была, конечно же...
– Но для чего же было нужно такое страшное испытание? – осторожно спросила я. – Почему ваша Судьба была такой Злой? Вы ведь не были плохими, вы помогали другим, кто не имел такого Дара. Зачем же было творить с вами такое?!
– Для того, чтобы наша душа окрепла, я думаю... Чтобы выдержать много могли и не ломались. Хотя сломавшихся тоже много было... Они проклинали свой Дар. И перед тем, как умирали – отрекались от него...
– Как же такое можно?! Разве можно от себя отречься?! – тут же возмущённо подпрыгнула Стелла.
– Ещё как можно, милая... Ох, ещё как можно! – тихо произнёс, до этого лишь наблюдавший за нами, но не вмешивавшийся в разговор, удивительный старец.
– Вот и дедушка вам подтвердил, – улыбнулась девушка. – Не все мы готовы к такому испытанию... Да не все и могут переносить такую боль. Но дело даже не столько в боли, сколько в силе нашего человеческого духа... Ведь после боли оставался ещё страх от пережитого, который, даже после смерти, цепко сидел в нашей памяти и как червь, грыз оставшиеся крохи нашего мужества. Именно этот страх, в большинстве своём, и ломал, прошедших весь этот ужас, людей. Стоило после, уже в этом (посмертном) мире, их только лишь чуточку припугнуть, как они тут же сдавались, становясь послушными «куклами» в чужих руках. А уж руки эти, естественно, были далеко не «белыми»... Вот и появлялись после на Земле «чёрные» маги, «чёрные» колдуны и разные им подобные, когда их сущности снова возвращались туда. Маги «на верёвочках», как мы называли их... Так что, не даром наверное мы такое испытание проходили. Дедушка вот тоже всё это прошёл... Но он очень сильный. Намного сильнее меня. Он сумел «уйти», не дожидаясь конца. Как и мама сумела. Только вот я не смогла...