Род (этнология)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Род — одна из форм социальной организации. Представляет собой группу людей, возводящих своё происхождение к общему предку — основателю рода или родоначальнику — по одной (материнской либо отцовской) линии.







Родоначальник

Родоначальник необязательно был человеком, это мог быть мифический герой, божество и даже животное (т. е. зооморфмное разумное существо). В последнем случае родоначальник являлся тотемом рода. Линидж и клан являются двумя основными разновидностями родовой организации[1].

Отличие рода от вождества

Отличием рода от более крупной социальной формации — вождества, является то, что вождество обычно больше и состоит из нескольких общин. Также в роде иногда отсутствует формальная система руководства и законы. Административные вопросы могут решаться либо старшим в роду, либо духовным предводителем рода (например, шаманом), либо просто наиболее авторитетным членом рода. В качестве законов могут использоваться родовые традиции, передаваемые обычно устно. В вождестве же, как правило, имеется формальный лидер — вождь.

Отличие от родовой общины

Достаточно существенно род отличается и от однопорядковой формы социальной организации — общины; хотя бы тем, что община состоит из семей, а большинство родов в силу родовой экзогамии по определению из семей состоять не могут.

В советской науке было распространено мнение, согласно которому родовое общество в своём развитии поочерёдно проходит через два этапа — период материнского и период отцовского рода. Считалось, что в материнском роде производственные отношения людей, как правило, совпадали с отношениями между кровными родственниками.[2] По мере развития производительных сил происходит переход к новому периоду родового строя — этапу отцовского рода. У многих народов такой переход сопровождался распространением пастушеского скотоводства, металлургии и плужного земледелия. Большая патриархальная семья превращается в экономическую ячейку общества.[2]

По другой точке зрения, род и община представляли разные, хотя и сосуществующие социальные объединения. Род имел в основном брачно-регулирующие функции и не выполнял роли производственной ячейки уже в раннем периоде родовых отношений. Считалось, что при этом род проявлялся как материнский или отцовский в зависимости не от периода развития, а благодаря конкретным условиям. Особую роль при этом играла община. Она превращалась в экономическую ячейку общества и важнейший социальный организм. Отмечается, что община включала в силу закона экзогамии представителей разных родов (при матрилокальном браке мужчины входили в родовую общину жены, при патрилокальном браке женщины входили в родовую общину мужа). Основу такой общины слагали выходцы из одного рода.[2]

Экзогамия характерна для большинства родовых групп; однако важным исключением здесь являются родовые группы Ближнего и Среднего Востока, для которых традиционно была характерна как раз родовая эндогамия[1].

Главное положение Л. Моргана — род появился раньше, чем семья, которая представляется продуктом сравнительно позднего общественного развития.

Напишите отзыв о статье "Род (этнология)"

Примечания

  1. 1 2 Коротаев А. В., Оболонков А. А. Родовая организация в социально-экономической структуре классовых обществ // Советская этнография. — 1989. — № 2. — С. 36—45.
  2. 1 2 3 [http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/169201/%D0%A0%D0%BE%D0%B4 Род] // Большая советская энциклопедия

Библиография

  • Коротаев А. В., Оболонков А. А. Родовая организация в социально-экономической структуре классовых обществ // Советская этнография. — 1989. — № 2. — С. 36—45.
  • Коротаев А. В. От вождества к племени? Некоторые тенденции эволюции политических систем Северо-Восточного Йемена за последние 2 тысячи лет // Этнографическое обозрение. — 1996. — № 2. — С. 81—91.

Примеры известных древних родов

См. также


Отрывок, характеризующий Род (этнология)

Девушка кивнула.
– Но не каждый это может, конечно же. Нужно очень большое мужество, чтобы осмелиться прервать свою жизнь... Мне вот не хватило... Но дедушке этого не занимать! – гордо улыбнулась Анна.
Я видела, как сильно она любила своего доброго, мудрого деда... И на какое-то коротенькое мгновение в моей душе стало очень пусто и печально. Как будто снова в неё вернулась глубокая, неизлечимая тоска...
– У меня тоже был очень необычный дедушка... – вдруг очень тихо прошептала я.
Но горечь тут же знакомо сдавила горло, и продолжить я уже не смогла.
– Ты очень его любила? – участливо спросила девушка.
Я только кивнула в ответ, внутри возмущаясь на себя за такую «непростительную» слабость...
– Кем был твой дед, девочка? – ласково спросил старец. – Я не вижу его.
– Я не знаю, кем он был... И никогда не знала. Но, думаю, что не видите вы его потому, что после смерти он перешёл жить в меня... И, наверное, как раз потому я и могу делать то, что делаю... Хотя могу, конечно же, ещё очень мало...
– Нет, девонька, он всего лишь помог тебе «открыться». А делаешь всё ты и твоя сущность. У тебя большой Дар, милая.
– Чего же стоит этот Дар, если я не знаю о нём почти ничего?!. – горько воскликнула я. – Если не смогла даже спасти сегодня своих друзей?!.
Я расстроенно плюхнулась на пушистое сидение, даже не замечая его «искристой» красоты, вся сама на себя разобиженная за свою беспомощность, и вдруг почувствовала, как по предательски заблестели глаза... А вот уж плакать в присутствии этих удивительных, мужественных людей мне ни за что не хотелось!.. Поэтому, чтобы хоть как-то сосредоточиться, я начала мысленно «перемалывать» крупинки неожиданно полученной информации, чтобы, опять же, спрятать их бережно в своей памяти, не потеряв при этом ни одного важного слова, не упустив какую-нибудь умную мысль...
– Как погибли Ваши друзья? – спросила девушка-ведьма.
Стелла показала картинку.
– Они могли и не погибнуть... – грустно покачал головой старец. – В этом не было необходимости.
– Как это – не было?!. – тут же возмущённо подскочила взъерошенная Стелла. – Они ведь спасали других хороших людей! У них не было выбора!
– Прости меня, малая, но ВЫБОР ЕСТЬ ВСЕГДА. Важно только уметь правильно выбрать... Вот погляди – и старец показал то, что минуту назад показывала ему Стелла.
– Твой друг-воин пытался бороться со злом здесь так же, как он боролся с ним на Земле. Но ведь это уже другая жизнь, и законы в ней совершенно другие. Так же, как другое и оружие... Только вы вдвоём делали это правильно. А ваши друзья ошиблись. Они могли бы ещё долго жить... Конечно же, у каждого человека есть право свободного выбора, и каждый имеет право решать, как ему использовать его жизнь. Но это, когда он знает, как он мог бы действовать, знает все возможные пути. А ваши друзья не знали. Поэтому – они и совершили ошибку, и заплатили самой дорогой ценой. Но у них были прекрасные и чистые души, потому – гордитесь ими. Только вот уже никто и никогда не сможет их вернуть...
Мы со Стеллой совершенно раскисли, и видимо для того, чтобы как-то нас «развеселить», Анна сказала:
– А хотите, я попробую позвать маму, чтобы вы смогли поговорить с ней? Думаю, Вам было бы интересно.
Я сразу же зажглась новой возможностью узнать желаемое!.. Видимо Анна успела полностью меня раскусить, так как это и правда было единственным средством, которое могло заставить меня на какое-то время забыть всё остальное. Моя любознательность, как правильно сказала девушка-ведьма, была моей силой, но и самой большой слабостью одновременно...
– А вы думаете она придёт?.. – с надеждой на невозможное, спросила я.
– Не узнаем, пока не попробуем, правда же? За это ведь никто наказывать не будет, – улыбаясь произведённому эффекту, ответила Анна.
Она закрыла глаза, и от её тоненькой сверкающей фигурки протянулась куда-то в неизвестность, пульсирующая золотом голубая нить. Мы ждали, затаив дыхание, боясь пошевелиться, чтобы нечаянно что-либо не спугнуть... Прошло несколько секунд – ничего не происходило. Я уже было открыла рот, чтобы сказать, что сегодня видимо ничего не получится, как вдруг увидела, медленно приближающуюся к нам по голубому каналу высокую прозрачную сущность. По мере её приближения, канал как бы «сворачивался» за её спиной, а сама сущность всё более уплотнялась, становясь похожей на всех нас. Наконец-то всё вокруг неё полностью свернулось, и теперь перед нами стояла женщина совершенно невероятной красоты!.. Она явно была когда-то земной, но в то же время, было в ней что-то такое, что делало её уже не одной из нас... уже другой – далёкой... И не потому, что я знала о том, что она после смерти «ушла» в другие миры. Она просто была другой.