Роскилльский мир

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Scandinavia 1658.gif
Территориальные прибретения Швеции: Халланд (показан красным цветом), Сконе и Бохуслен (показаны желтым цветом), Борнхольм и Трёнделаг (показаны фиолетовым цветом).
 
Северная война (1655—1660)
Театры военных действийШведский потопРусско-шведская война (1656—1658)Померанский театр войны 1655—1660Датско-шведская война (1657—1658)Датско-шведская война (1658—1660)Норвежский театр войны 1655—1660

СраженияУйсцеДанцигСоботаЖарнувКраковНовы-ДвурВойничЯсная ГораГолонбВаркаКлецкоВаршава (1)Варшава (2)ДинабургКокенгаузенРигаПросткиФилипувХойницеПереход через БельтыКольдингКопенгагенЭресуннНюборг

Договоры</sub>Кедайняй (1)Кедайняй (2)РыньскКёнигсбергТышовцеМариенбургЭльблонгЛабиауВильнаВена (1)РаднойтВена (2)Велау-БромбергТааструпРоскиллеГадячВалиесарГаагаОливаКопенгагенКардис

Роскилльский мир — мирный договор, заключённый между Данией и Швецией 26 февраля (8 марта1658 года в городе Роскилле (Дания). Этим миром завершилась датско-шведская война 16571658 годов, начатая королём Дании и Норвегии Фредериком III. Дания, потерпевшая поражение от войск Карла X Густава, согласилась на огромные территориальные уступки. К Швеции отошла в частности провинция Сконе. Кроме того Швеция освобождалась от пошлин за проход торговых судов через пролив Эресунн. Дания также обязалась препятствовать проходу через проливы в Балтийское море всех флотов стран, враждебных Швеции.





Предыстория

В 1658 году король Карл X Густав Шведский совершил переход через Бельты и занял датский остров Зеландия, чем вынудил датчан перейти к переговорам. Прелиминарный договор был подписан в Тааструпе 18 (28) февраля 1658 года, а окончательный - в Роскилле 26 февраля (8 марта1658 года.

Швеция также вторглись в Ромсдаль в Западной Норвегии, но местные фермеры бросили вызов шведским войскам и стали активно записываться в ополчение. В итоге шведский губернатор был вынужден отправить роту солдат и 50 кавалеристов для сбора налогов. Однако в целом оккупация не была успешной [1].

Положения договора

Файл:Treaty of Roskilde - peace banquet.jpg
Банкет в честь заключения мира в замке Фредриксборг.

Условия мирного договора включали:[2][3][4]

  • уступку датской провинции Сконе Швеции;
  • уступку датской провинции Блекинге Швеции;
  • уступку датский провинции Халланд Швеции;
  • уступку датской провинции Борнхольм Швеции;
  • уступку норвежской провинции Бохуслен Швеции. Это обеспечивало Швеции неограниченный доступ к западной торговле;
  • уступку норвежской провинции Трёнделаг Швеции;
  • отказ датчан от всех анти шведских союзов;
  • предотвращение датчанами прохода любых враждебных шведам военных кораблей через балтийские проливы;
  • восстановление герцога Гольштейн-Готторпского в его земельных правах [5];
  • оплату датчанами расходов на размещение шведских оккупационных сил;
  • предоставление датских войск для участия в войнах Швеции [6].

Напишите отзыв о статье "Роскилльский мир"

Примечания

  1. Stagg, Frank Noel. West Norway and its Fjords. — George Allen & Unwin, Ltd., 1954.
  2. Stiles, Andrina. Sweden and the Baltic, 1523 - 1721. — Hodder & Stoughton, 1992. — ISBN 0-340-54644-1.
  3. Scott, Franklin D. Sweden; the Nation's History. — Southern Illinois Press, 1988.
  4. Gjerset Knut. History of the Norwegian People, Volume II. — The MacMillan Company, 1915.
  5. Lisk, Jill. The Struggle for Supremacy in the Baltic: 1600-1725. — Funk & Wagnalls, New York, 1967.
  6. Frost, Robert I. The Northern Wars; 1558-1721. — Longman, Harlow, England, 2000. — ISBN 0-582-06429-5.

Отрывок, характеризующий Роскилльский мир

– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.