Рурская область

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Карта
Deutschland-Karte mit hervorgehobenem Ruhrgebiet
Основные данные
Страна: Германия
Земля: Северный Рейн-Вестфалия
Управляющее объединение: Региональный союз «Рур»
(нем. Regionalverband Ruhr)
Площадь: 4435 km²
Население: 5.172.745 (31 декабря 2009)
Плотность населения: 1167 человек/км²
Высшая точка: 441 м над уровнем моря
(Брекерфельд)
Низшая точка: 13 м над уровнем моря
(Ксантен)
Протяжённость Север-Юг: 67 км
Протяжённость Запад-Восток: 116 км
Почтовый индекс: 4xxxx
58xxx — 59xxx
Географическое
положение
:
51° 12' — 51° 49' с. ш.
6° 22' — 7° 59' в. д.
Автомобильные коды: BO, DO, DU, E, GE, HA,
HAM, HER, BOT, MH,
OB, EN, RE, UN, WES
(ранее также: CAS, GLA,
MO, WAN, WAT, WIT)
Административное деление: 11 городов земельного
подчинения
,
4 округа
Официальная веб-страница: [http://www.ruhrgebiet.de www.ruhrgebiet.de]
Политика
Глава регионального союза «Рур»: Хайнц-Дитер Клинк (СДПГ)

Ру́рская область или Рурский регион (нем. Ruhrgebiet) или Рурштадт (нем. Ruhrstadt) — тесная городская агломерация-конурбация в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия (Германия). Занимая площадь в 4435 км² и с населением около 5,3 млн человек он является практически слившимся мегалополисом, северной частью надагломерации Рейнско-Рурского региона и одной из крупнейших городских агломераций в Европе. В конурбации есть соперничающие и практически равные два крупнейших центра-полумиллионера — Дортмунд и Эссен.

В настоящее время под Рурской областью подразумевается территория регионального союза «Рур» (нем. Regionalverband Ruhr), включающего в себя города земельного подчинения Бохум, Боттроп, Гельзенкирхен, Дортмунд, Дуйсбург, Мюльхайм-на-Руре, Оберхаузен, Хаген, Хамм, Херне и Эссен, а также округа Везель, Реклингхаузен, Унна и Эннепе-Рур.







История

Крупнейшие центры Рурской области появились ещё в Средние века, а нынешние размеры и структуру приобрели во время индустриализации XIX века.

В 1920-х гг. Рурская область была оккупирована Францией за то, что Германия отказывалась платить репарации. Франция стала получать их в натуральном виде — углём. Пассивная забастовка немецких шахтёров не помогала — их просто заменяли. См. Рурский конфликт.

Вторая мировая война
Структурные преобразования

С началом всемирных угольного (1958) и стального (1975) кризисов Рурская область перешла в фазу структурных преобразований, сопровождавшуюся большими экономическим трудностями. Несмотря на государственные субсидии, в настоящее время осталось лишь 6 шахт и 3 коксопроизводящих предприятия.

За период с 1980 по 2002 г. исчезли около 500 000 рабочих мест в добывающей отрасли, в то время как в секторе услуг появилось более 300 000 новых рабочих мест. Лишь с опозданием стали развиваться новые индустриальные(авто- и машиностроение, электротехника, точная механика) и неиндустриальные (банковский сектор, информационные технологии) отрасли.

С начала 1990-х р. Эмшер, долгое время служивший лишь местом стока производственных вод предприятий, был ренатурализован.

Административная структура

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Карта Рурской области

Высшим административным органом Рурской области является региональный союз «Рур» (нем. Regionalverband Ruhr) со штаб-квартирой в Эссене. В этот союз входят региональные объединения (нем. Landschaftsverband) Рейнланд (нем. Rheinland (4 города земельного подчинения, 1 округ) и Вестфалия-Липпе (нем. Westfalen-Lippe) (7 городов земельного подчинения, 3 округа). Такое деление Рурской области исторически обосновано — ещё в Средние века граница между Франкией и Вестфалией (Саксония).

Сегодняшняя Рурская область делилась на следующие владения: Фест Реклингхаузен, Мюнстерское архиепископство, графство Марк, великое герцогство Бергское, великое герцогство Клеве, имперский город Дортмунд, имперское церковное владение Эссен, имперское аббатство Верден и владычество Стирлум. В своих границах они опирались на перенятые ещё из прусских времён округа. Начиная со времён Германской империи и до Третьего рейха включительно официально декларируемой политикой было разделение Рурской области, дабы не допустить её усиления. Кайзер Вильгельм II, к примеру, хотел с помощью политической раздробленности региона предотвратить образование международно значимой метрополии. Наряду с политическим объединением он также запрещал строительство университетов и военных объектов в этой области. Согласно планам земельного правительства Северного Рейна — Вестфалии старая административная схема должна быть ликвидирована в результате административной реформы 2012 года. Последние несколько лет все большую популярность обретает схема объединения всех городов и округов в единый город Рурштадт (нем. Ruhrstadt).

Самоидентификация

Язык

Исторически регион Рейна, Рура, Эмшера и Липпе принадлежит к нижнефранкско-нижнесаксонскому языковому региону. Однако число людей, употребляющих нижненемецкий диалект, крайне невелико. Сегодня в Рурской области говорят в основном на чистом немецком языке, со слабым вестфальским или нижнерейнским акцентом.

Экономика

Файл:RWE Turm Essen.jpg
RWE-Turm — Штаб-квартира RWE в Эссене

После описанных выше структурных изменений в Рурской области, добывающая и производящая промышленность перестала быть доминирующей. Однако ещё сегодня такие гигантские концерны, как RAG, Degussa и ThyssenKrupp имеют штаб-квартиры и большую часть производственных мощностей в Рурском регионе.

Сектор обслуживания представлен электро- и газовыми компаниями RWE и E.ON, торговыми концернами ALDI, KarstadtQuelle и Tengelmann. Кроме того, в центрах городов и специальных торговых районах существуют бесчисленные розничные магазины.

Из-за удачного географического положения в Рурской области также находятся штаб-квартиры или представительства практически всех крупных предприятий логистики.

До сих пор Рурский регион считается конъюктурно слабым. Безработица составляет 13,1 % (ноябрь 2006) [1] и является самой высокой среди всех городских районов западной Германии.

Транспорт

Файл:StadtbahnRR.png
Схема скоростного рельсового транспорта Рейнско-Рурского региона

На транспорте имеются общие для всего региона организации типа Транспортное общество «Рейн-Рур» VRR, занимающееся общественным транспортом в Рурштадте и части Нижнего Рейна, и др.

Автомобильный транспорт

В 2002 году в Рурском регионе насчитывалось 3,1 миллиона автомобилей, которые могли свободно перемещаться по 4700 км трасс. Несмотря на это особенно в часы пик пробки становятся частым явлением. В будущем это должны исправить современные потокоуправляющие системы OLSIM и RuhrPilot, а также проект транспортной информационной системы Рурской области.

Три автомагистрали А 2, А 40 и А 42 образуют в направлении восток-запад три основные транспортные оси. С севера на юг пролегают A1, А 3, А 43, А 45, А 59.

Особого упоминания заслуживает большой поток машин, следующих по бывшей скоростной трассе B 1 в столицу земли Дюссельдорф.

Железнодорожный транспорт

Общественный транспорт в Рурской области управляется транспортным объединением Рейн-Рур (нем. Verkehrsverbund Rhein-Ruhr, VRR), объединяющей более мелкие транспортные предприятия. В округе Везель за это отвечает транспортное объединение Нижнего Рейна (нем. Verkehrsgemeinschaft Niederrhein, VGN), в округе Унна — транспортное объединение Рур-Липпе (нем. Verkehrsgemeinschaft Ruhr-Lippe, VRL).

Поезда дальнего следования

Важнейшими железнодорожными узлами являются Ванне-Айкель, Дортмунд, Дуйсбург, Оберхаузен, Хаген, Хамм, Эссен. В Дортмунде наряду с крупнейшим вокзалом существует также очень большое транспортное депо.

Пригородные поезда

Важной частью железнодорожного транспорта Рурской области является единая система скоростных пригородно-городских электропоездов S-Bahn, позволяющих быстро добраться до большинства районов крупных городов и имеющих единую сквозную нумерацию линий. Однако бо́льшую часть пассажиропотока перевозят региональные экспрессы, соединяющие между собой крупные вокзалы. Запланированное расширение сети экспрессов наталкивается на отсутствие в настоящее время средств в земельном бюджете.

В Виттене существует завод по улучшению подвижного состава.

Городской транспорт

В первые два десятилетия XX века в большинстве городов Рейнско-Рурского региона была построена плотная сеть трамвайных линий, позволявшая без использования других транспортных средств добраться из Бонна до Виттена. В 50-е годы движение по многим маршрутам было прекращено в связи с появлением скоростных видов транспорта (S-Bahn и региональные экспрессы), но даже сегодня можно проехать из Виттена через Бохум, Гельзенкирхен, Эссен, Мюльхайм, Дуйсбург, Дюссельдорф в Крефельд только на трамвае.

В 1970-е годы начал осуществляться план создания единой сети метрополитена. Однако завершить его в полной мере не удалось, и в настоящее время существуют 4 не связанные друг с другом метротрама: Дортмундский, Бохумский (охватывающий также город Херне), Эссенский (соединённый наземной линией, идущей вдоль автобана А 40, с городом Мюльхайм) и Дуйсбургский (являющийся по сути лишь одной из линий метротрама Дюссельдорфа)

Наряду с трамваями и метротрамом одним из важнейших транспортных средств являются автобусы.

Авиатранспорт

Единственным международным аэропортом в Рурской области является дортмундский аэропорт (DTM), обслуживающий ежегодно 1,7 млн пассажиров. Важную роль играют также дюссельдорфский аэропорт (DUS) и аэропорт Кёльн/Бонн (CGN), которые, хотя и не находятся в Рурской области, легко досягаемы благодаря железной дороге и большому количеству автобанов.

Для частных самолётов предназначены аэропорты Эссен/Мюльхайм и Марл/Лоэмюле.

Кроме того, на периферии Рурской области существуют многочисленные посадочные площадки различных авиационных обществ и клубов.

Речной транспорт

Важнейшей транспортной артерией Рурской области в настоящее время является Рейн. До середины XIX века Рур также имел важную роль в судоходстве.

Пересекающиеся в Даттельне 4 судоходных канала (канал Рейн-Херне, канал Везель-Даттельн, канал Даттельн-Хамм и канал Дортмунд-Эмс) превращают Рурскую область в крупнейший в мире узел речного транспорта. Рурский судоходный канал соединяет крупнейший в мире дуйсбургский речной порт, с портом Мюльхайма.

Напишите отзыв о статье "Рурская область"

Примечания

  1. [http://www.rvr-online.de/wirtschaftsfoerderung/arbeitsmarkt.shtml http://www.rvr-online.de/wirtschaftsfoerderung/arbeitsmarkt.shtml] (нем.)

Ссылки

  • [http://www.rvr-online.de/ Официальный сайт регионального союза «Рур»] (нем.)
  • [http://www.dw-world.de/dw/article/0,,15343653,00.html Где закалялась сталь: под крылом самолета — Рурская область] Фоторепортаж на сайте Deutsche Welle (рус.)

Отрывок, характеризующий Рурская область

Анна сияла. А её дедушка, приблизившись к нам, впился повлажневшими глазами в лицо незнакомки, будто стараясь «впечатать» в свою память её удивительный образ, не пропуская ни одной мельчайшей детали, как если бы боялся, что видит её в последний раз... Он всё смотрел и смотрел, не отрываясь, и, казалось, даже не дышал... А красавица, не выдержав более, кинулась в его тёплые объятия, и, как малое дитя, так и застыла, вбирая чудесный покой и добро, льющиеся из его любящей, исстрадавшейся души...
– Ну, что ты, милая... Что ты, родная... – баюкая незнакомку в своих больших тёплых руках, шептал старец.
А женщина так и стояла, спрятав лицо у него на груди, по-детски ища защиты и покоя, забывши про всех остальных, и наслаждаясь мгновением, принадлежавшим только им двоим...
– Это что – твоя мама?.. – обалдело прошептала Стелла. – А почему она такая?..
– Ты имеешь в виду – такая красивая? – гордо спросила Анна.
– Красивая, конечно же, но я не об этом... Она – другая.
Сущность и правда была другой. Она была как бы соткана из мерцающего тумана, который то распылялся, делая её совершенно прозрачной, то уплотнялся, и тогда её совершенное тело становилось почти что физически плотным.
Её блестящие, чёрные, как ночь, волосы спадали мягкими волнами почти что до самых ступней и так же, как тело, то уплотнялись, то распылялись искристой дымкой. Жёлтые, как у рыси, огромные глаза незнакомки светились янтарным светом, переливаясь тысячами незнакомых золотистых оттенков и были глубокими и непроницаемыми, как вечность... На её чистом, высоком лбу горела золотом такая же жёлтая, как и её необычные глаза, пульсирующая энергетическая звезда. Воздух вокруг женщины трепетал золотыми искрами, и казалось – ещё чуть-чуть, и её лёгкое тело взлетит на недосягаемую нам высоту, как удивительная золотая птица... Она и правда была необыкновенно красива какой-то невиданной, завораживающей, неземной красотой.
– Привет вам, малые, – обернувшись к нам, спокойно поздоровалась незнакомка. И уже обращаясь к Анне, добавила: – Что заставило тебя звать меня, родная? Случилась что-то?
Анна, улыбаясь, ласково обняла мать за плечи и, показывая на нас, тихо шепнула:
– Я подумала, что им необходимо встретиться с тобою. Ты могла бы помочь им в том, чего не могу я. Мне кажется, они этого стоят. Но ты прости, если я ошиблась... – и уже обращаясь к нам, радостно добавила: – Вот, милые, и моя мама! Её зовут Изидора. Она была самой сильной Видуньей в то страшное время, о котором мы с вами только что говорили.
(У неё было удивительное имя – Из-и-до-Ра.... Вышедшая из света и знания, вечности и красоты, и всегда стремящаяся достичь большего... Но это я поняла только сейчас. А тогда меня просто потрясло его необычайное звучание – оно было свободным, радостным и гордым, золотым и огненным, как яркое восходящее Солнце.)
Задумчиво улыбаясь, Изидора очень внимательно всматривалась в наши взволнованные мордашки, и мне вдруг почему-то очень захотелось ей понравиться... Для этого не было особых причин, кроме той, что история этой дивной женщины меня дико интересовала, и мне очень хотелось во что бы то ни стало её узнать. Но я не ведала их обычаев, не знала, как давно они не виделись, поэтому сама для себя решила пока молчать. Но, видимо не желая меня долго мучить, Изидора сама начала разговор...
– Что же вы хотели знать, малые?
– Я бы хотела спросить вас про вашу Земную жизнь, если это можно, конечно же. И если это не будет слишком больно для вас вспоминать... – чуточку стесняясь, тут же спросила я.
Глубоко в золотых глазах засветилась такая жуткая тоска, что мне немедля захотелось взять свои слова обратно. Но Анна, как бы всё понимая, тут же мягко обняла меня за плечи, будто говоря, что всё в порядке, и всё хорошо...
А её красавица мать витала где-то очень далеко, в своём, так и не забытом, и видимо очень тяжёлом прошлом, в котором в тот миг блуждала её когда-то очень глубоко раненая душа... Я боялась пошевелиться, ожидая, что вот сейчас она нам просто откажет и уйдёт, не желая ничем делиться... Но Изидора наконец встрепенулась, как бы просыпаясь от ей одной ведомого, страшного сна и тут же приветливо нам улыбнувшись, спросила:
– Что именно вы хотели бы знать, милые?
Я случайно посмотрела Анну... И всего лишь на коротенькое мгновение почувствовала то, что она пережила. Это было ужасно, и я не понимаю, за что люди могли вершить такое?! Да и какие они после этого люди вообще?.. Я чувствовала, что во мне опять закипает возмущение, и изо всех сил старалась как-то успокоиться, чтобы не показаться ей совсем уж «ребёнком». – У меня тоже есть Дар, правда я не знаю насколько он ценен и насколько силён... Я ещё вообще почти ничего о нём не знаю. Но очень хотела бы знать, так как теперь вижу, что одарённые люди даже гибли за это. Значит – дар ценен, а я даже не знаю, как его употреблять на пользу другим. Ведь он дан мне не для того, чтобы просто гордиться им, так ведь?.. Вот я и хотела бы понять, что же с ним делать. И хотела бы знать, как делали это вы. Как вы жили... Простите, если это кажется вам не достаточно важным... Я совсем не обижусь, если вы решите сейчас уйти.
Я почти не соображала, что говорю и волновалась, как никогда. Что-то внутри подсказывало, что эта встреча мне очень нужна и, что я должна суметь «разговорить» Изидору, как бы не было нам обоим от этого тяжело...
Но она, как и её дочь, вроде бы, не имела ничего против моей детской просьбы. И уйдя от нас опять в своё далёкое прошлое, начала свой рассказ...
– Был когда-то удивительный город – Венеция... Самый прекрасный город на Земле!.. Во всяком случае – мне так казалось тогда...
– Думаю, вам будет приятно узнать, что он и сейчас ещё есть! – тут же воскликнула я. – И он правда очень красивый!
Грустно кивнув, Изидора легко взмахнула рукой, как бы приподнимая тяжёлый «завес ушедшего времени», и перед нашим ошеломлёнными взорами развернулось причудливое видение...
В лазурно-чистой синеве неба отражалась такая же глубокая синева воды, прямо из которой поднимался удивительный город... Казалось, розовые купола и белоснежные башни каким-то чудом выросли прямо из морских глубин, и теперь гордо стояли, сверкая в утренних лучах восходящего солнца, красуясь друг перед другом величием бесчисленных мраморных колонн и радостными бликами ярких, разноцветных витражей. Лёгкий ветерок весело гнал прямо к набережной белые «шапочки» кудрявых волн, а те, тут же разбиваясь тысячами сверкающих брызг, игриво омывали, уходящие прямо в воду, мраморные ступеньки. Длинными зеркальными змеями блестели каналы, весело отражаясь солнечными «зайчиками» на соседних домах. Всё вокруг дышало светом и радостью... И выглядело каким-то сказочно-волшебным.
Это была Венеция... Город большой Любви и прекрасных искусств, столица Книг и великих Умов, удивительный город Поэтов...
Я знала Венецию, естественно, только по фотографиям и картинам, но сейчас этот чудесный город казался чуточку другим – совершенно реальным и намного более красочным... По-настоящему живым.
– Я родилась там. И считала это за большую честь. – зажурчал тихим ручейком голос Изидоры. – Мы жили в огромном палаццо (так у нас называли самые дорогие дома), в самом сердце города, так как моя семья была очень богата.
Окна моей комнаты выходили на восток, а внизу они смотрели прямо на канал. И я очень любила встречать рассвет, глядя, как первые солнечные лучи зажигали золотистые блики на покрытой утренним туманом воде...
Заспанные гондольеры лениво начинали своё каждодневное «круговое» путешествие, ожидая ранних клиентов. Город обычно ещё спал, и только любознательные и всеуспевающие торговцы всегда первыми открывали свои ларьки. Я очень любила приходить к ним пока ещё никого не было на улицах, и главная площадь не заполнялась людьми. Особенно часто я бегала к «книжникам», которые меня очень хорошо знали и всегда приберегали для меня что-то «особенное». Мне было в то время всего десять лет, примерно, как тебе сейчас... Так ведь?
Я лишь кивнула, зачарованная красотой её голоса, не желая прерывать рассказ, который был похожим на тихую, мечтательную мелодию...
– Уже в десять лет я умела многое... Я могла летать, ходить по воздуху, лечить страдавших от самых тяжёлых болезней людей, видеть приходящее. Моя мать учила меня всему, что знала сама...
– Как – летать?!. В физическом теле летать?!. Как птица? – не выдержав, ошарашено брякнула Стелла.
Мне было очень жаль, что она прервала это волшебно-текущее повествование!.. Но добрая, эмоциональная Стелла видимо не в состоянии была спокойно выдержать такую сногсшибательную новость...
Изидора ей лишь светло улыбнулась... и мы увидели уже другую, но ещё более потрясающую, картинку...
В дивном мраморном зале кружилась хрупкая черноволосая девчушка... С лёгкостью сказочной феи, она танцевала какой-то причудливый, лишь ей одной понятный танец, временами вдруг чуть подпрыгивая и... зависая в воздухе. А потом, сделав замысловатый пирует и плавно пролетев несколько шагов, опять возвращалась назад, и всё начиналось с начала... Это было настолько потрясающе и настолько красиво, что у нас со Стеллой захватило дух!..
А Изидора лишь мило улыбалась и спокойно продолжала дальше свой прерванный рассказ.
– Моя мама была потомственной Ведуньей. Она родилась во Флоренции – гордом, свободном городе... в котором его знаменитой «свободы» было лишь столько, насколько могли защитить её, хоть и сказочно богатые, но (к сожалению!) не всесильные, ненавидимые церковью, Медичи. И моей бедной маме, как и её предшественницам, приходилось скрывать свой Дар, так как она была родом из очень богатой и очень влиятельной семьи, в которой «блистать» такими знаниями было более чем нежелательно. Поэтому ей, так же как, и её матери, бабушке и прабабушке, приходилось скрывать свои удивительные «таланты» от посторонних глаз и ушей (а чаще всего, даже и от друзей!), иначе, узнай об этом отцы её будущих женихов, она бы навсегда осталась незамужней, что в её семье считалось бы величайшим позором. Мама была очень сильной, по-настоящему одарённой целительницей. И ещё совсем молодой уже тайно лечила от недугов почти весь город, в том числе и великих Медичи, которые предпочитали её своим знаменитым греческим врачам. Однако, очень скоро «слава» о маминых «бурных успехах» дошла до ушей её отца, моего дедушки, который, конечно же, не слишком положительно относился к такого рода «подпольной» деятельности. И мою бедную маму постарались как можно скорее выдать замуж, чтобы таким образом смыть «назревающий позор» всей её перепуганной семьи...
Было ли это случайностью, или кто-то как-то помог, но маме очень повезло – её выдали замуж за чудесного человека, венецианского магната, который... сам был очень сильным ведуном... и которого вы видите сейчас с нами...
Сияющими, повлажневшими глазами Изидора смотрела на своего удивительно отца, и было видно, насколько сильно и беззаветно она его любила. Она была гордой дочерью, с достоинством нёсшей через века своё чистое, светлое чувство, и даже там, далеко, в её новых мирах, не скрывавшей и не стеснявшейся его. И тут только я поняла, насколько же мне хотелось стать на неё похожей!.. И в её силе любви, и в её силе Ведуньи, и во всём остальном, что несла в себе эта необычайная светлая женщина...
А она преспокойно продолжала рассказывать, будто и не замечая ни наших «лившихся через край» эмоций, ни «щенячьего» восторга наших душ, сопровождавшего её чудесный рассказ.