Русалочка (сказка)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Русалочка (сказка)
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Жанр:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автор:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык оригинала:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата написания:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата первой публикации:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Издательство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цикл:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Предыдущее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Следующее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

«Русалочка» (дат. Den Lille Havfrue, в дословном переводе — «Маленькая морская госпожа») — всемирно известная сказка датского писателя Ганса Христиана Андерсена, повествующая о молодой русалке, которая готова отказаться от своей жизни в море ради того, чтобы получить человеческую душу и любовь принца. Впервые была опубликована в 1837 году и была многократно адаптирована, включая мюзиклы, художественные и анимационные фильмы.

Литературный перевод на русский язык имени главной героини и названия сказки спутал понятия. Так как героиня сказки не имеет отношения к русалкам, с точки зрения мифологии — это морская дева.









Сюжет

Файл:Bertall ill La Petite Sirène.png
Русалочка спасает принца

Русалочка живёт в подводном царстве вместе с отцом (морским царём), бабушкой и пятью сестрами. Все пять сестёр старше русалочки, и каждая из них рождалась через год после предыдущей. По заведённым правилам, когда русалке исполняется 15 лет, ей разрешается выплывать на поверхность океана, чтобы посмотреть на мир. Поэтому каждый год одна из сестёр становилась достаточно взрослой, чтобы посещать верхний мир. После возвращения очередной сестры русалочка с тоской слушает красочные описания поверхности и человеческих существ.

Когда пришла очередь русалочки, она поднимается на поверхность, видит корабль с прекрасным принцем и влюбляется в него на расстоянии. Начинается сильный шторм, и русалочка спасает тонущего принца. Она доставляет его в бессознательном состоянии на берег возле храма и дожидается, пока молодая девушка из храма не находит его. Принц всё время был без сознания, поэтому так и не увидел русалочку.

Русалочка спрашивает бабушку, смогли бы люди жить вечно, если бы умели дышать под водой. Та объясняет, что люди имеют гораздо более короткую продолжительность жизни, чем 300 лет у русалок. Но когда последние умирают, они (то есть русалки) превращаются в морскую пену и прекращают своё существование, в то время как у людей есть бессмертная душа, которая живёт в небесах. Русалочка стремится к принцу и желает получить бессмертную душу. В конце концов она посещает морскую ведьму, которая отдаёт ей своё зелье. Оно позволит русалочке получить ноги в обмен на её язык, так как русалочка имеет самый чарующий голос в мире (ср. Сирены).

Морская ведьма предупреждает, что, как только русалочка станет человеком, она никогда не сможет вернуться в море. Кроме того, при питье зелье чувствуется так, как будто меч проходит сквозь тело. Но когда здоровье восстановится, то русалочка будет иметь две красивые ноги и сможет танцевать, как ни один человек никогда не танцевал раньше. Тем не менее выпивший зелье будет постоянно чувствовать себя так, как будто идёт по острым мечам, ступая достаточно сильно, чтобы ноги ужасно кровоточили.

Наконец, обрести бессмертную душу русалочка сможет, только если получит поцелуй от истинной любви, если принц полюбит её и женится на ней, ибо тогда часть его души перейдёт к ней. В противном случае, на рассвете первого дня после его женитьбы на другой, русалочка умрёт с сокрушённым сердцем и превратится в морскую пену. Она выпивает зелье и встречает принца, который очарован её красотой и изяществом, не обращая внимания на то, что она немая.

Больше всего он любит смотреть на её танец, и она танцует для него, несмотря на свои страдания от мучительной боли в ногах. Когда отец принца приказывает своему сыну жениться на дочери соседнего короля, последний рассказывает русалочке, что он этого не сделает, потому что не любит принцессу. Также он добавил, что может полюбить только молодую девушку из храма, которая, как он считает, спасла его. Оказалось, что принцесса и была той девушкой из храма. Дело в том, что её отправили туда, чтобы она смогла получить образование. Принц полюбил её, и дата свадьбы объявлена.

Принц и принцесса женятся, и сердце русалочки разбито. Она думает о том, от чего отказалась, и о той боли, через которую она прошла. Русалочка в отчаянии и думает о смерти, что её ждёт, но до рассвета её сёстры принесли ей нож, который морская ведьма дала им в обмен на их длинные волосы. Если русалочка убьёт принца этим ножом и позволит каплям его крови попасть на её ноги, то она снова станет русалкой. Все её страдания закончатся, и она будет жить своей полноценной жизнью.

Однако русалочка не может заставить себя убить спящего принца, лежащего со своей невестой. Она бросается в море, как только настаёт рассвет. Тело русалочки превращается в морскую пену, но вместо того, чтобы перестать существовать, она чувствует солнце и превращается в дочь воздуха. Другие дочери воздуха объясняют, что она стала такой же, как и они, потому что стремилась всем сердцем получить бессмертную душу. Русалочка в будущем получит собственную душу благодаря добрым делам, и она в конечном итоге воспарит в Царство Божие.

Дебаты по поводу окончания

Некоторые критики считают, что последняя часть произведения с его относительно счастливым концом является неестественным добавлением к сюжету, так как все предшествующие звенья повествования ведут к трагическому концу. В первом издании Андерсен закончил сказку гибелью русалочки, но потом добавил дочерей воздуха, заявив, что это было его изначальным намерением и, в действительности, даже рабочим названием сказки.

Дочери воздуха говорят, что они могут обрести души, совершая в течение трёх столетий добрые дела, но позднее автор изменил это утверждение, указав, что всё зависит от того, являются ли дети хорошими или плохими. Хорошее поведение уменьшает на год время служения дочерей воздуха, а плохое поведение заставляет их плакать. При этом за каждую слезу, что они проливают, добавляется по одному дню. Это попало под критику со стороны рецензентов:

Такое напутствие страшнее, чем любые другие, представленные в сказке. История опускается в викторианские моральные рассказы, которые писались для детей, чтобы напугать их и принудить к хорошему поведению.

Адаптации

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Статуя Русалочки — неофициальный символ Копенгагена
Анимация
Театр

Напишите отзыв о статье "Русалочка (сказка)"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Русалочка (сказка)

Рядом послышался истошный крик – это вспыхнула мама...
– Корба! Корба, прости меня!!! – это закричал отец.
Вдруг Эсклармонд почувствовала нежное, ласковое прикосновение... Она знала – это был Свет её Зари. Светозар... Это он протянул руку издалека, чтобы сказать последнее «прощай»... Чтобы сказать, что он – с ней, что он знает, как ей будет страшно и больно... Он просил её быть сильной...
Дикая, острая боль полоснула тело – вот оно! Пришло!!! Жгучее, ревущее пламя коснулось лица. Вспыхнули волосы... Через секунду тело вовсю полыхало... Милая, светлая девочка, почти ребёнок, приняла свою смерть молча. Какое-то время она ещё слышала, как дико кричал отец, называя её имя. Потом исчезло всё... Её чистая душа ушла в добрый и правильный мир. Не сдаваясь и не ломаясь. Точно так, как она хотела.
Вдруг, совершенно не к месту, послышалось пение... Это присутствовавшие на казни церковники начали петь, чтобы заглушить крики сгоравших «осуждённых». Хриплыми от холода голосами они пели псалмы о всепрощении и доброте господа...
Наконец, у стен Монтсегюра наступил вечер.
Страшный костёр догорал, иногда ещё вспыхивая на ветру гаснущими, красными углями. За день ветер усилился и теперь бушевал во всю, разнося по долине чёрные облака копоти и гари, приправленные сладковатым запахом горелой человеческой плоти...
У погребального костра, наталкиваясь на близстоявших, потерянно бродил странный, отрешённый человек... Время от времени вскрикивая чьё-то имя, он вдруг хватался за голову и начинал громко, душераздирающе рыдать. Окружающая его толпа расступалась, уважая чужое горе. А человек снова медленно брёл, ничего не видя и не замечая... Он был седым, сгорбленным и уставшим. Резкие порывы ветра развевали его длинные седые волосы, рвали с тела тонкую тёмную одежду... На мгновение человек обернулся и – о, боги!.. Он был совсем ещё молодым!!! Измождённое тонкое лицо дышало болью... А широко распахнутые серые глаза смотрели удивлённо, казалось, не понимая, где и почему он находился. Вдруг человек дико закричал и... бросился прямо в костёр!.. Вернее, в то, что от него оставалось... Рядом стоявшие люди пытались схватить его за руку, но не успели. Человек рухнул ниц на догоравшие красные угли, прижимая к груди что-то цветное...
И не дышал.
Наконец, кое-как оттащив его от костра подальше, окружающие увидели, что он держал, намертво зажав в своём худом, застывшем кулаке... То была яркая лента для волос, какую до свадьбы носили юные окситанские невесты... Что означало – всего каких-то несколько часов назад он ещё был счастливым молодым женихом...
Ветер всё так же тревожил его за день поседевшие длинные волосы, тихо играясь в обгоревших прядях... Но человек уже ничего не чувствовал и не слышал. Вновь обретя свою любимую, он шёл с ней рука об руку по сверкающей звёздной дороге Катар, встречая их новое звёздное будущее... Он снова был очень счастливым.
Всё ещё блуждавшие вокруг угасающего костра люди с застывшими в горе лицами искали останки своих родных и близких... Так же, не чувствуя пронизывающего ветра и холода, они выкатывали из пепла догоравшие кости своих сыновей, дочерей, сестёр и братьев, жён и мужей.... Или даже просто друзей... Время от времени кто-то с плачем поднимал почерневшее в огне колечко... полусгоревший ботинок... и даже головку куклы, которая, скатившись в сторону, не успела полностью сгореть...
Тот же маленький человечек, Хюг де Арси, был очень доволен. Всё наконец-то закончилось – катарские еретики были мертвы. Теперь он мог спокойно отправляться домой. Крикнув замёрзшему в карауле рыцарю, чтобы привели его коня, Арси повернул к сидящим у огня воинам, чтобы дать им последние распоряжения. Его настроение было радостным и приподнятым – затянувшаяся на долгие месяцы миссия наконец-то пришла к «счастливому» завершению... Его долг был исполнен. И он мог честно собой гордиться. Через короткое мгновение вдали уже слышалось быстрое цоканье конских копыт – сенешаль города Каркассона спешил домой, где его ждал обильный горячий ужин и тёплый камин, чтобы согреть его замёрзшее, уставшее с дороги тело.
На высокой горе Монтсегюр слышался громкий и горестный плач орлов – они провожали в последний путь своих верных друзей и хозяев... Орлы плакали очень громко... В селении Монтсегюр люди боязливо закрывали двери. Плач орлов разносился по всей долине. Они скорбели...

Страшный конец чудесной империи Катар – империи Света и Любви, Добра и Знания – подошёл к своему завершению...
Где-то в глубине Окситанских гор ещё оставались беглые Катары. Они прятались семьями в пещерах Ломбрив и Орнолак, никак не в силах решить, что же делать дальше... Потерявшие последних Совершенных, они чувствовали себя детьми, не имевшими более опоры.
Они были гонимы.
Они были дичью, за поимку которой давались большие награды.

И всё же, Катары пока не сдавались... Перебравшись в пещеры, они чувствовали себя там, как дома. Они знали там каждый поворот, каждую щель, поэтому выследить их было почти невозможно. Хотя прислужники короля и церкви старались вовсю, надеясь на обещанные вознаграждения. Они шныряли в пещерах, не зная точно, где должны искать. Они терялись и гибли... А некоторые потерянные сходили с ума, не находя пути назад в открытый и знакомый солнечный мир...
Особенно преследователи боялись пещеру Сакани – она заканчивалась шестью отдельными ходами, зигзагами вёдшими прямиком вниз. Настоящую глубину этих ходов не знал никто. Ходили легенды, что один из тех ходов вёл прямиком в подземный город Богов, в который не смел спускаться ни один человек.
Подождав немного, Папа взбесился. Катары никак не хотели исчезнуть!.. Эта маленькая группка измученных и непонятных ему людей никак не сдавалась!.. Несмотря на потери, несмотря на лишения, несмотря ни на что – они всё ещё ЖИЛИ. И Папа их боялся... Он их не понимал. Что двигало этими странными, гордыми, неприступными людьми?!. Почему они не сдавались, видя, что у них не осталось никаких шансов на спасение?.. Папа хотел, чтобы они исчезли. Чтобы на земле не осталось ни одного проклятого Катара!.. Не в силах придумать ничего получше, он приказал послать в пещеры полчища собак...
Рыцари ожили. Вот теперь всё казалось простым и лёгким – им не надо было придумывать планы по поимке «неверных». Они шли в пещеры «вооружившись» десятками обученных охотничьих псов, которые должны были их привести в самое сердце убежища катарских беглецов. Всё было просто. Оставалось лишь чуточку подождать. По сравнению с осадой Монтсегюра, это была мелочь...
Пещеры принимали Катар, раскрыв для них свои тёмные, влажные объятия... Жизнь беглецов становилась сложной и одинокой. Скорее уж, это было похоже на выживание... Хотя желающих оказать беглецам помощь всё ещё оставалось очень и очень много. В маленьких городках Окситании, таких, как княжество де Фуа (de Foix), Кастеллум де Вердунум (Castellum de Verdunum) и других, под прикрытием местных сеньоров всё ещё жили Катары. Только теперь они уже не собирались открыто, стараясь быть более осторожными, ибо ищейки Папы никак не соглашались успокаиваться, желая во что бы то ни стало истребить эту скрывавшуюся по всей стране окситанскую «ересь»...