Русское географическое общество

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Русское географическое общество

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Членство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Штаб-квартира:

Флаг России Санкт-Петербург, пер. Гривцова, дом 10, литера «А» Исполнительная дирекция:

Тип организации:

общественная организация

Официальные языки:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный язык:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Руководители
Президент

Сергей Кужугетович Шойгу

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Основание

18 августа 1845 года

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Листинг на бирже

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрасль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Продукция

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Собственный капитал

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Долг

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оборот

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Затраты на НИОКР

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Операционная прибыль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Чистая прибыль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Активы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Капитализация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Число сотрудников

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подразделения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Материнская организация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дочерние организации

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Аудитор

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[http://www.rgo.ru/ rgo.ru]
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Герб России Культурное наследие
Российской Федерации, [http://old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7810026000 объект № 7810026000]
объект № 7810026000
Файл:Muziy SPb 2010 3392.jpg
Санкт-Петербург, переулок Гривцова, 10

Всеросси́йская обще́ственная организа́ция «Ру́сское географи́ческое о́бщество» (сокращённо ВОО «РГО») — географическая общественная организация России, одно из старейших географических обществ мира.

Главная задача Русского географического общества — сбор и распространение достоверных географических сведений. Экспедиции Русского географического общества сыграли большую роль в освоении Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Мирового океана, в развитии мореплавания, открытии и изучении новых земель, в становлении метеорологии и климатологии. С 1956 года РГО входит в Международный географический союз.

Официальные названия

  • 1845—1850 Русское Географическое Общество (РГО)[1]
  • 1850—1917 Императорское Русское Географическое Общество (ИРГО)[1]
  • 1917—1925 Русское Географическое Общество (РГО)[1]
  • 1925—1938 Государственное географическое общество (ГГО)[1]
  • 1938—1992 Географическое общество СССР[1] (Всесоюзное географическое общество; Географическое общество при АН СССР[2]) (ВГО)
  • 1992—1995 Русское географическое общество (РГО)[1]
  • 1995—н. в.  Всероссийская общественная организация «Русское географическое общество» (ВОО «РГО»)[1]

История

Учреждение общества

6 (18) августа 1845 года Высочайшим повелением императора Николая I было утверждено представление министра внутренних дел Российской империи графа Л. А. Перовского о создании в Санкт-Петербурге Русского Географического Общества (впоследствии, с 28 декабря 1849 года, Императорское Русское Географическое Общество).

Идея создания Общества принадлежала воспитателю будущего первого председателя РГО Великого князя Константина Николаевича адмиралу, будущему президенту Академии наук Ф. П. Литке. 7 (19) октября 1845 г. в конференц-зале Императорской Академии наук и художеств состоялось первое общее собрание действительных членов РГО, избравшее Совет общества[3]. Ф. П. Литке, открывая собрание, говорил: «Наше отечество, простираясь по долготе более чем на полуокружность Земли, представляет само по себе особую часть света со всеми свойственными такому огромному протяжению различиями в климатах, явлениях органической природы и т. д. и такие совершенно особые условия указывают прямо, что главным предметом Русского географического общества должно быть возделывание географии России»[4]. Задачей Общества с первых дней его деятельности было «собрать и направить лучшие молодые силы России на всестороннее изучение родной земли».

Среди учредителей РГО были знаменитые мореплаватели адмиралы Ф. П. Литке, И. Ф. Крузенштерн, Ф. П. Врангель, П. И. Рикорд; члены Петербургской Академии наук естествоиспытатель К. М. Бэр, астроном В. Я. Струве, геолог Г. П. Гельмерсен, статистик П. И. Кёппен; видные военные деятели (бывшие и действующие офицеры Генерального штаба) генерал-фельдмаршал Ф. Ф. Берг, генерал-майор М. П. Вронченко и генерал от инфантерии М. Н. Муравьёв-Виленский.

Среди членов-учредителей Общества также были географ и статистик К. И. Арсеньев, директор департамента сельского хозяйства Министерства внутренних дел А. И. Лёвшин, путешественник П. А. Чихачёв, лингвист, этнограф, личный секретарь и чиновник по особым поручениям министра внутренних дел В. И. Даль, оренбургский генерал-губернатор В. А. Перовский, литератор и меценат князь В. Ф. Одоевский.

Начало деятельности

Файл:1914-IRGO-logo.png
Бланк ИРГО, 1914 года
Файл:1915-RGO-logo.png
Эмблема ИРГО, 1915 года
Файл:1915-RGO-Seal.jpg
Печать ИРГО, 1915

Русское географическое общество задумывалось как географо-статистическое, при Министерстве внутренних дел, однако повелением императора было названо Географическим. Первоначальное финансирование Общества было государственным и составляло 10 тыс. рублей в год, впоследствии значительный вклад в финансирование предприятий Русского географического общества внесли меценаты.

Старший брат Михаила Вронченко, министр финансов Российской империи Фёдор Вронченко добился выделения Обществу 10 тыс. рублей серебром, а также преподнёс в дар библиотеке РГО несколько книг.

Вот как охарактеризовал сущность Русского географического общества его многолетний вице-председатель, знаменитый географ, путешественник и государственный деятель П. П. Семёнов: «Свободная и открытая для всех, кто проникнут любовью к родной земле и глубокой, несокрушимой верой в будущность Русского государства и русского народа, корпорация».

С самого начала своего существования Русское географическое общество развернуло обширную экспедиционную и просветительскую деятельность. Оно внесло крупнейший вклад в изучение Европейской России, Урала, Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Кавказа, Ирана, Индии, Новой Гвинеи, полярных стран и других территорий. Эти исследования связаны с именами известных путешественников Н. А. Северцова, И. В. Мушкетова, П. А. Кропоткина, И. Д. Черского, Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина, М. В. Певцова, Г. Е. и М. Е. Грумм-Гржимайло, П. П. Семёнова-Тян-Шанского, В. А. Обручева, П. К. Козлова, Н. Н. Миклухо-Маклая, А. И. Воейкова, Ю. М. Шокальского, Ф. Ф. Берга и многих других. Очень тесно сотрудничали с РГО военные и гражданские чиновники Военно-топографического Депо Главного штаба российской императорской армии и Корпуса военных топографов. Другой важной традицией РГО была связь с Военно-Морским Флотом. В числе действительных членов Общества было немало адмиралов и морских офицеров: П. Ф. Анжу, В. С. Завойко, Л. А. Загоскин, П. Ю. Лисянский, Ф. Ф. Матюшкин, Г. И. Невельской, К. Н. Посьет, Е. В. Путятин и другие. Членами Общества были художник-маринист И. К. Айвазовский и баталист В. В. Верещагин.

Общество быстро охватило своими подразделениями всю Россию. В 1851 году открылись два первых региональных отдела — Кавказский в Тифлисе и Сибирский в Иркутске, затем были созданы отделы: Оренбургский, Северо-Западный в Вильне, Юго-Западный в Киеве, Западно-Сибирский в Омске, Приамурский в Хабаровске, Туркестанский в Ташкенте. Они проводили обширные исследования своих регионов.

В императорский период своей деятельности Общество выполняло роль площадки для неформального диалога между ведомствами, проводившими картографические, статистические и исследовательские работы: «В его (Общества) среде начальники различных государственных учреждений, занимавшихся картографией России, сходились для обсуждения предметов их занятий».

Структура

  • Отделение физической географии
  • Отделение математической географии
  • Отделение статистики
  • Отделение этнографии
  • Политико-экономический комитет
  • Комиссия по изучению Арктики
  • Сейсмическая комиссия

Создание постоянной комиссии Императорского Русского географического общества (ИРГО) по изучению Арктики позволило систематизировать экспедиционную деятельность и обобщить полученные уникальные сведения о природе, геологии и этнографии Крайнего Севера. Были проведены всемирно известные Чукотская, Якутская и Кольская экспедиции. Отчет об одной из арктических экспедиций общества заинтересовал великого ученого Д. И. Менделеева, разработавшего несколько проектов освоения и исследования Арктики.

Русское географическое общество стало одним из организаторов и участников Первого Международного полярного года, в ходе которого Обществом были созданы автономные полярные станции в устье Лены и на Новой Земле.

Сейсмическая комиссия Русского географического общества была создана в 1887 году, после сильного землетрясения в городе Верном (Алма-Ата). Комиссия была создана по инициативе и при деятельном участии И. В. Мушкетова.

5 марта 1912 года Советом Императорского Русского Географического общества было утверждено положение о Постоянной природоохранительной комиссии[5].

Почётные члены Общества

Файл:Rgo upstairs.JPG
Портреты руководителей РГО, лестница Главного здания, Санкт-Петербург

В императорский период почётными членами общества избирались члены иностранных королевских фамилий (например, личный друг П. П. Семёнова-Тян-Шанского бельгийский король Леопольд I, Турецкий султан Абдул Гамид II, британский принц Альберт), известные иностранные исследователи и географы (барон Фердинанд фон Рихтгофен, Руаль Амудсен, Фритьоф Нансен и др.).

Помимо непосредственных руководителей Российской Империи и членов царской семьи активными членами Географического общества в разные годы были более 100 министров, губернаторов, членов Государственного Совета и Сената. Многим из них добиться столь высоких результатов помогла именно плодотворная работа в Географическом обществе: это восстановивший престиж русской армии после поражения в Крымской войне Д. А. Милютин, получивший пост Оренбургского губернатора благодаря выдающимся азиатским исследованиям Я. В. Ханыков, сенатор и академик В. П. Безобразов и мн. др.

Общественное мнение тех лет формировали члены Русского географического общества Митрополит московский Филарет и епископ Нижегородский Иаков, книгоиздатели Альфред Девриен и Адольф Маркс, редакторы крупнейших российских и зарубежных газет Э. Э. Ухтомский и Маккензи Уоллес (Donald Mackenzie Wallace).

Благотворители Общества

Крупнейшими благотворителями, направлявшими значительные средства на деятельность Общества были: купец П. В. Голубков, который финансировал исследования Средней Азии, издание карт, Камчатскую экспедицию, известный табачный фабрикант, коммерции-советник Жуков, активно поддерживавший подготовку сочинений по статистике России, его именем была названа одна из престижнейших премий ИРГО — Жуковская, золотопромышленник Соловьев, пожертвовавший полпуда золота на Сибирскую экспедицию, а также Почётный гражданин Голиков, граф Эмерик Гуттен-Чапский, Почётный гражданин Турубаев, М. К. Сидоров и мн. др. Особое место среди меценатов Русского географического общества занимают золотопромышленники Сибиряковы, финансировавшие целый ряд экспедиционных и просветительских проектов Общества. Заслуживает внимания тот факт, что Русское географическое общество работало над «Великими реформами» Александра II. Значительную роль в их подготовке и проведении сыграли члены ИРГО Я. И. Ростовцев, Н. А. Милютин, Е. И. Ламанский. А многолетний Вице-председатель РГО П. П. Семёнов-Тян-Шанский считал главным делом своей жизни именно эту работу, а не знаменитые путешествия, научные труды или собранную им уникальную коллекцию голландской живописи.

К 1917 году ИРГО насчитывало 11 отделов (включая штаб-квартиру в Санкт-Петербурге), 2 подотдела и 4 отделения. В основном, они были сосредоточены в малоисследованных окраинах Российской Империи: в Сибири, на Дальнем Востоке, в Средней Азии и на Кавказе.

В советское время работа Общества изменилась: до 1917 года РГО имело, фактически, монополию на проведение географических экспедиций, в дальнейшем эта функция перешла к Академии наук, а Общество сосредоточилось на относительно небольших, но глубоких и всесторонних региональных исследованиях, а также крупных теоретических обобщениях. Значительно расширилась география региональных отделений: по состоянию на 1989—1992 гг. в ГО СССР работало Центральное отделение (в Ленинграде) и 14 республиканских отделений. В РСФСР насчитывалось 18 филиалов, 2 бюро и 78 отделов. В 14 региональных отделениях было 8 филиалов и 56 отделов.

В ХХ в. по инициативе видного члена РГО, знаменитого ученого, государственного и общественного деятеля В. И. Вернадского была создана Комиссия по изучению естественных производительных сил, впоследствии значительно расширившая свои полномочия и сыгравшая важную роль в индустриализации нашей страны, её превращении в ведущую промышленную державу. Эта организация создавалась для практического применения огромного багажа знаний о России, накопленного отечественными географами. Ведущие роли в нём играли такие выдающиеся деятели РГО как В. Л. Комаров, Н. Н. Колосовский, Н. И. Андрусов, А. П. Карпинский, А. Е. Ферсман.

Русским географическим обществом были заложены и основы отечественного заповедного дела, идеи первых российских особо охраняемых природных территорий (ООПТ) рождались в рамках Постоянной природоохранительной комиссии ИРГО, создателем которой был академик И. П. Бородин.

При содействии Русского географического общества в 1918 года было создано первое в мире высшее учебное заведение географического профиля — Географический институт.

В 1919 году одним из наиболее известных членов Общества В. П. Семеновым-Тян-Шанским был основан первый в России географический музей.

В советский период Общество активно развивало новые направления деятельности, связанные с пропагандой географических знаний: учреждена комиссия соответствующей направленности, открыто Консультативное бюро под руководством Л. С. Берга, начал свою работу знаменитый лекторий им. Ю. М. Шокальского.

В послевоенный период был зафиксирован быстрый рост численного состава Общества, если в 1940 году в нём состояло 745 человек, то в 1987 году количество членов достигло 30 тысяч, то есть выросло почти в 40 раз.

Покровители и попечители общества

Файл:Заседание попечительского совета Русского географического общества 02.jpg
Председатель Попечительского совета и Президент РГО, 2015 год

В ноябре 2009 года Попечительский совет Русского географического общества возглавил В. В. Путин[6].

Устав общества

Файл:Rgo vitraz.JPG
Витраж в Главном здании РГО

Русское географическое общество — единственная в России общественная организация непрерывно существующая с момента создания в 1845 году. Уставы РГО убедительно демонстрируют юридически безупречную правопреемственность общества на всём протяжении его 170-летней истории. Первый устав Императорского Русского географического общества был утверждён Николаем I 28 декабря 1849 года[7].

Ныне действующий устав, в соответствии с которым Русское географическое общество получило статус «всероссийской общественной организации», утверждён XIV Съездом Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество», протокол от 11 декабря 2010 года.

Управление Обществом

В разные годы Русским географическим обществом руководили представители Российского Императорского дома, знаменитые путешественники, исследователи и государственные деятели.

Председатели и Президенты

С 1845 года по настоящее время сменилось 12 руководителей общества:

Годы руководства Ф. И. О. Должность
1. 1845—1892 Великий князь Константин Николаевич Председатель
2. 1892—1917 Великий князь Николай Михайлович Председатель
3. 1917—1931 Шокальский, Юлий Михайлович Председатель
4. 1931—1940 Вавилов, Николай Иванович Президент
5. 1940—1950 Берг, Лев Семёнович Президент
6. 1952—1964 Павловский, Евгений Никанорович Президент
7. 1964—1977 Калесник, Станислав Викентьевич Президент
8. 1977—1991 Трёшников, Алексей Фёдорович Президент
9. 1991—2000 Лавров, Сергей Борисович Лавров Президент
10. 2000—2002 Селиверстов, Юрий Петрович Президент
11. 2002—2009 Комарицын, Анатолий Александрович Президент
12. 2009—н. в.  Шойгу, Сергей Кужугетович Президент

Почётные Президенты

Вице-председатели (вице-президенты)

Руководители аппарата

Руководители аппарата (помощники председателя, учёные секретари, исполнительные директора)

Руководящие органы

Согласно ныне действующему Уставу (раздел 5), в структуру руководящих органов Общества входят: Съезд, Попечительский Совет, Медиа-совет, Управляющий совет, Учёный совет, Совет Старейшин, Совет регионов, Президент Общества, Исполнительная дирекция и Ревизионная комиссия.

Функционируют штаб-квартиры в Москве и Санкт-Петербурге[8][9]

Съезды общества
Медиа-совет

Совместно с ВГТРК РГО основало телевизионный проект «Моя планета».

В 2010 году телеканал «Моя планета» стал победителем премии «Золотой луч» в номинации «Лучший познавательный телеканал года».

Существует программа Русского географического общества на «Радио Маяк»[10].

Управляющий совет
Учёный совет
Совет старейшин
Совет регионов
Исполнительная дирекция

Создана в 2009 году, находится в Москве[11].

Ревизионная комиссия

Региональные отделения

Первые «периферийные отделы» общества были созданы в[12]:

Другие филиалы общества были созданы в Вильнюсе (1867), Оренбурге (1867), Киеве (1873), Омске (1877), Хабаровске (1894), Ташкенте (1897) и других городах. Некоторые организации были полностью автономны — как, например, Общество изучения Амурского края, созданное во Владивостоке в 1884 году и лишь формально вошедшее в ИРГО в 1894 году. В 1876 году прекратили свою деятельность отделы в Вильнюсе и Киеве.

К 1917 году Русское географическое общество насчитывало одиннадцать подразделений и около одной тысячи членов.

В настоящее время отделения Русского географического общества есть во всех субъектах Российской Федерации[13].

Награды Русского географического общества

Система награждений РГО включает в себя ряд медалей разного достоинства (большие золотые медали, именные золотые медали, малые золотые, серебряные и бронзовые медали); различные премии; почётные отзывы и дипломы. В период с 1930 по 1945 годы награждения не проводились.[14]

  • Большие золотые медали
    • Константиновская медаль, существовала как высшая награда РГО до 1929 года (с 1924 по 1929 годы называлась «Высшая награда общества»). В 2010 и 2011 году новоделы медали были вручены без статуса награды, как памятная медаль.
    • Большая золотая медаль географического общества СССР (1946—1998), Большая золотая медаль Русского географического общества (с 1998).
    • Большая золотая медаль отделений этнографии и статистики (1879—1930).
  • Именные золотые медали
  • Малые золотые и приравненные к ним медали
  • Ненумерованные малые медали
    • Малая Серебряная медаль (1858—1930, с 2012 года).
    • Малая бронзовая медаль (1858—1930).
  • Премии
Файл:Rgolibrary.jpg
Научная библиотека Русского географического общества. 1916 год

Библиотека РГО

Файл:Rgo library.JPG
Вход в библиотеку РГО, Главное здание, Санкт-Петербург
Файл:Леонид Колотило в библиотеке РГО.tif
Библиотека Русского географического общества. 2004 год.
Член Учёного совета РГО Леонид Колотило

В 1845 году, одновременно с Русским географическим обществом, создаётся и его библиотека. Начало книжной коллекции положено книгами, жертвуемыми членами Общества и лично присылаемыми авторами. Комплектование фонда предусматривало покупку книг и обмен изданиями с российскими и зарубежными научными учреждениями. Создание и деятельность подобной библиотеки имеет большое культурное значение для России. Понимая это, спустя 4 года после основания, руководство Общества поручает первые работы по приведению библиотеки в порядок Петру Семёнову (впоследствии — Семёнову-Тян-Шанскому, известнейшему русскому географу и государственному деятелю).

Фонд Библиотеки РГО (490 000 экз.) включает издания по всему спектру географических наук и сопредельных дисциплин — от физической географии до медицинской географии и географии искусства. Иностранные издания составляют значительную часть фонда, что подчёркивает научный характер библиотеки.

В составе фонда редкой книги XVI—XVIII вв. имеются издания Rossica (сообщения иностранцев о России), издания эпохи Петра I, классические описания путешествий и открытий.

Картографическая коллекция, насчитывающая 42 000 экземпляров, содержит редкие и единичные экземпляры рукописных карт и атласов.

Богатейший справочный фонд представлен энциклопедиями, словарями, путеводителями, библиографическими изданиями.

Фонд изданий РГО содержал экземпляры всех изданий, вышедших в свет под грифом «Русское географическое общество». К сожалению, отсутствие финансирования у региональных отделений в 1990-е годы эту традицию нарушило. Сегодня фонд изданий РГО уже не может характеризоваться максимальной полнотой.

В состав фонда входят книги из личных библиотек членов РГО, стоявших у его истоков — великого князя Константина Николаевича, Семёнова-Тян-Шанского и других выдающихся российских географов — Шокальского, Павловского, Шнитникова, Кондратьева.

С 1938 года и по сегодняшний день в приобретении изданий для Библиотеки РГО участвует Библиотека Российской академии наук (БАН). С середины XX века библиотека РГО является отделом БАН.

История Библиотеки РГО неотделима от истории России. В годы гражданской войны Библиотека Общества являлась своеобразным «клубом» географов Петрограда. Во время Великой Отечественной войны библиотека не предназначалась для эвакуации из блокированного Ленинграда, предоставляя свои фонды бойцам и командирам Советской Армии даже по ночам, когда освобождалось время для изучения литературы. Материалы по гидрометеорологическому режиму Ладожского озера были использованы для прокладки «Дороги жизни».

Уникальность фонда Библиотеки РГО подчёркивают книги, надписанные известными путешественниками и исследователями 2-й половины XX века — Т. Хейердалом, Ю. Сенкевичем, советскими космонавтами, Л. Гумилёвым.

Неизменной задачей Библиотеки является информационное обеспечение профессиональной и общественной деятельности членов РГО и сотрудников академических учреждений России.

Руководители Библиотеки
  1. Головнин Александр Васильевич (1845—1849)
  2. А. И. Шварц (1848—1849)
  3. Александр Карлович Гирс (1849—1851)
  4. Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский (1849—1851)
  5. Евгений Иванович Ламанский (1851—1856)
  6. Виктор Яковлевич Фукс (1856—1857)
  7. М. И. Богомолов (1858)
  8. Лаврентий Мариевич Броссе (1862—1871)
  9. Пётр Андреевич Гильтебрандт (1873—1876)
  10. Евгений Петрович Мельгунов (1876—1877)
  11. Владимир Феоктистович Леонтьев (1877)
  12. Фёдор Ильич Люценский (1876—1878)
  13. Петр Владимирович Охочинский, Константин Сергеевич Мережковский (1878—1879)
  14. Юлий Вильгельмович Бруннеман (1879—1899)
  15. Владимир Владимирович Ламанский (1900—1902)
  16. Николай Николаевич Щукин (1903—1907)
  17. Николай Иванович Веселовский (1906—1908)
  18. Елизавета Васильевна Разумовская (1908—1913)
  19. Илья Петрович Мурзин (1908—1939)
  20. Алексей Григорьевич Грумм-Гржимайло (1939—1941)
  21. Евгений Евгеньевич Святловский (1941—1942)
  22. Зоя Алексеевна Ромишовская (1942—1945)
  23. Алексей Григорьевич Грумм-Гржимайло (1946—1951)
  24. А. Н. Заплатина (1951—1952)
  25. Таисия Александровна Ситникова (1952—1954)
  26. Зинаида Фёдоровна Крюкова (1954—1955)
  27. Нина Михайловна Лошкомоева (1955—1998)
  28. Галина Игоревна Лепёхина (1998—2000)
  29. Нина Михайловна Лошкомоева (2000—2001)
  30. Светлана Евгеньевна Савина (2001—2012)
  31. Светлана Дмитриевна Мангутова (2012 — н.в.)

Издания РГО

В настоящее время к числу изданий РГО относится научно-популярный журнал «Вокруг света»[15], издающийся с 1861 года, редакция в Москве.

Научный архив РГО

Одновременно с основанием Общества (1845 год) начал формироваться Научный архив — старейший и единственный в стране специально географический архив. Первые рукописи, поступившие в архив, были частными дарственными приношениями. Несколько позже архив стал систематически пополняться личными фондами членов Русского географического общества.

Особенно много рукописей было получено от членов Общества, любителей географии из широких масс сельской интеллигенции: учителей, врачей, духовенства в ответ на этнографическую программу Общества, изданную в 1848 году и разосланную в количестве семи тысяч экземпляров во все уголки России. Программа включала шесть разделов: относительно наружности, о языке, о домашнем быте, об особенностях общественного быта, об умственных и нравственных способностях и образовании, о народных преданиях и памятниках.

Их большого числа программ, разработанных Отделением этнографии, следует указать некоторые, оказавшие заметное влияние на пополнение рукописей архива, это: «Программа для собирания сведений л народных суевериях и повериях в Южной России» (1866 г.), «Программа для собирания народных юридических обычаев» (1877 г.), «Программа для собирания сведений о свадебных обрядах у великороссов и инородцев Восточной России» (1858 г.). Рукописи распределены по губерниям. Особо выделены коллекции Кавказа, Среднеазиатской России, Сибири, Прибалтийского края, Белоруссии, Польши, Финляндии. Выделены рукописи целых групп народностей — славян (восточных, западных, южных), народностей Среднеазиатсой России, Сибири, Европейской России. Материалы, относящиеся к зарубежным странам, систематизированы по частям света: Европа, Азия, Африка, Америка, Австралия и Океания.

Всего в архиве 115 этнографических коллекций — это более 13000 единиц хранения.

Среди документальных материалов архива выделяются по богатству и разнообразию фонд канцелярии Русского географического общества, насчитывающий более 5000 единиц хранения. Это рукописи по организации и создании. Общества, материалы по научно-организационной деятельности, материалы по организации многочисленных экспедиций, снаряженных Обществом, переписка по международным связям Общества и так далее.

Уникальным собранием документов являются личные фонды великих русских географов и путешественников: П. П. Семенова-Тян-Шанского, Н. М. Пржевальского, Н. Н. Миклухо-Маклая, П. К. Козлова, Г. Е. Грумм-Гржимайло, А. И. Воейкова, Л. С. Берга, В. Л. Комарова, В. А. Обручева, Н. И. Вавилова, Ю. М. Шокальского, Б. А. Вилькицкого и других. Будучи крупными учеными и путешественниками, они оставили интереснейшие описания природных условий, экономики, быта, народного творчества посещенных мест. Например, личный фонд Н. М. Пржевальского — 766 единиц хранения, среди них рукописи и полевые дневники всех пяти путешествий в Центральную Азию.

В настоящее время в архиве Общества 144 личных фондов — это более 50 000 единиц хранения.

Богат и разнообразен фотоархив, который насчитывает более 3000 единиц хранения.

Это фотоснимки по экспедиционным исследованиям, фотографические ландшафты, типы населения, бытовые сюжеты, виды городов и селений и так далее. Фотографии Переселенческого Управления.

Особо выделена коллекция рисунков — 227 единиц хранения.

Как исторические реликвии в архиве хранятся медали — это 120 единиц хранения.

В архиве хранятся 98 предметов, которые представляют историческую ценность — это предметы буддийского культа, уникальные вазы из бронзы и фарфора японской и китайской работы и так далее.

Архив Русского географического общества является научным отделом, где представители самых различных специальностей изучают его материалы.

Архив Общества участвует в различных международных выставках, занимается издательской деятельностью. Сотрудники архива консультируют и подбирают документы для документальных и художественных фильмов и так далее.


Руководители научного архива

Значительный вклад в развитие научного архива Географического общества внёс Е. И. Глейбер, который заведовал им с 1936 по 1942 год. Во время блокады Ленинграда, 14 января 1942 года он умер от истощения в помещении архива.

  • После смерти Е. И. Глейбера заведующей архива была назначена Б. А. Вальская.
  • После Б. А. Вальской архив возглавляла на протяжении нескольких десятилетий Т. П. Матвеева.
  • 1995 — настоящее время — Мария Фёдоровна Матвеева.

Музей РГО

В 1860 году академик К. М. Бэр возглавил комиссию для научного подбора экспонатов, которые должны были войти в фонд музея Императорского Русского географического общества. Но только через 100 лет, в 1970 году, V съезд ГО СССР принял Постановление об организации музея, одобренное и профинансированное Музейным Советом при Президиуме Академии наук СССР. Музей Географического общества СССР был включен в список музеев АН СССР.

Музей был открыт 9 декабря 1986 году в особняке Общества, построенном в 1907—1908 годах по проекту архитектора Г. В. Барановского, где нашла своё отражение богатая и яркая история деятельности РГО.

Экспозиция музея наглядно показывала подлинные документы и экспонаты, картины и старинные фолианты, которые вызывают искренний интерес посетителей этого камерного и очень уютного уголка здания.

При строительстве дома РГО не было предусмотрено залов для музея, но интерьеры самого здания — вестибюль, лестница, библиотека, архив, кабинеты и актовые залы — представляют собой музейные помещения, в одном из которых и разместился Музей.

Небольшой по площади, но объемный по документальному наполнению музей не стал выставкой документов или «иконостасом» портретов. Художественными приемами оформлен плоскостной материал в витринах, не монотонно, но живо и интересно. Ведь объемные экспонаты ещё в 1891 году ИРГО были переданы в музеи Петербурга: Эрмитаж, Русский музей, Ботанический и Зоологический музеи, музей Горного института (за неимением площади для их размещения в ИРГО).

В экспозиции множество исторических фотографий, писем и карт известных исследователей-путешественников: А. И. Воейкова, Н. М. Книповича, Р. Е. Кольса, Г. Я. Седова, И. В. Мушкетова, С. С. Неуструева, В. К. Арсеньева, Б. П. Орлова, Ю. М. Шокальского, И. Д. Папанина, С. В. Калесника, А. Ф. Трешникова. Но есть и объемные предметы. Среди материалов В. А. Обручева представлены симпатичные мелочи полевой аптечки, старинная готовальня, курительная трубка. Рядом с дневником, веденным во время экспедиции на Памир в 1885—1886 годах, написанным удивительным почерком Г. Е. Грумм-Гржимайло, барометр и коробочка для перьев; прекрасно сохранившиеся рисунки бабочек, которых он коллекционировал совместно с великим князем Николаем Михайловичем (впоследствии председателем ИРГО). Тут же «переписка» этих увлекающихся энтомологией исследователей. А рядом «визитная карточка» великого князя Николая Михайловича Романова — председателя ИРГО, с его просьбой о снятии с себя полномочий председателя ИРГО в связи со сменой власти в стране.

Монголо-Сычуанская экспедиция И. К. Козлова 1907—1909 гг. была представлена фрагментом ткани (буддийская икона), найденным при раскопках города Хара-Хото в Монголии, и бронзовым ритуальным колокольчиком, звон которого должен «призывать внимание Бога».

Оригинальная табакерка и мешочек для перемалывания нюхательного табака привлекали внимание не только принадлежностью деду Ф. П. Литке, но и тем, что табакерка сделана из вулканической лавы и на её крышечке — знак Екатерининской эпохи, а мешочек — своеобразный «механизм» XVII века.

В витринах — была большая коллекция памятных медалей Географических общества мира; коллекция орудий лова морских животных с островов Берингова моря и Полинезии (экспедиция 18261829 годов Ф. П. Литке); коллекция археологических раскопок Мангазейского городища (историко-географическая экспедиция М. И. Белова 1959 года).

Среди экспонатов были личные вещи Н. М. Пржевальского, личный секретер-шкатулка И. Ф. Крузенштерна, нарядные каминные часы одного из участников антарктической экспедиции Беллинсгаузена-Лазарева (1819—1821 годов), личные вещи П. П. Семенова-Тян-Шанского и прекрасное его издание «Живописная Россия»; каретные часы начала XIX века члена-учредителя ИРГО П. И. Кёппена. Кроме того, в экспозиции находилось огромное количество оригинальных рисунков из этнографических коллекций Общества.

Можно сказать, что Музей являлся визитной карточкой истории деятельности Русского географического общества.

В 2009 году, в связи с ремонтом здания РГО экспозиции музея были демонтированы. Экспонаты в упакованном виде хранятся в здании РГО.

Руководители музея РГО

Всё время работы музея его бессменным заведующим, до своей смерти, была:

Ныне куратором музейных фондов РГО является вице-президент РГО К. В. Чистяков.

Лекторий РГО им. Ю. М. Шокальского

Открыт 10 ноября 1938 года.

Уже за 1940 год было прочитано 122 лекции и лекторий посетило 30700 слушателей.

В 1941 году читали лекции в частях Ленинградского фронта. В землянках, на кораблях, в окопах, в госпиталях было прочитано около 2000 лекций.
17 января 1946 года возобновил деятельность Лектория в здании ГО .

К 1963 году работало 82 лектора среди них 12 докторов наук, 40 кандидатов наук. За год прочитано 252 лекции из них 180 — выездных, лекции посетили 22476 слушателей.

В 1967 году лекторий посетили уже более миллиона слушателей, прочитано более 10000 лекций, было налажено издание брошюр с текстами лекций. К 70-летнему юбилею Лектория было награждено Почётными грамотами около 70 лекторов.

Почётный член РГО, историк Г. А. Богуславский в статье к 70-летию Лектория сказал замечательные слова:

«…абсолютная открытость Лектория, его публичность, стремление реагировать на то, что сегодня интересует аудиторию, — всё это делает Лектории Русского географического общества не только старейшим, но непоколебимым в своей верности принципам и традициям центром высокой научной, политической и просветительской культуры. Притом культуры не только географической, но включенной в общий процесс познания России и мира… …И главное, наверное, не растерять, не измельчить эти великолепные традиции открытости, острого чувства новизны, научной добросовестности, „добротности“ и доброжелательности — ко всем, кто рядом, кто вновь пришёл, чтобы остаться.»
Руководители лектория РГО им. Ю. М. Шокальского
  • 1967—1973 — В. А. Печёнкин
  • 1973—1974 — Ю. А. Нечаев
  • 1975—1983 — В. А. Соколов
  • 1983—1988 — А. О. Бринкен
  • 1988—1988 — К. В. Петухов
  • 1989—1989 — И. А. Васильева
  • 1990—1991 — Н. М. Межевич
  • 1991—1993 — О. Б. Сциборский
  • 1993—2008 — М. А. Рейхберг
  • 2008—2??? — Л. А. Соловьёва
  • 2??? — настоящее время — С. К. Кужугет

См. также

Напишите отзыв о статье "Русское географическое общество"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 [http://itar-tass.com/info/1554226 Русское географическое общество. Досье]
  2. [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:1940-GeogrO.png#.7B.7Bint:license-header.7D.7D Объявление Географического общества при Академии наук СССР, 1940 года.]
  3. [http://www.prlib.ru/History/Pages/Item.aspx?itemid=642 Основано Русское географическое общество] // prlib.ru
  4. [http://www.rgo.ru/ru/event/imperatorom-nikolaem-i-podpisany-proekt-uchrezhdeniya-i-vremennyy-ustav-russkogo Императором Николаем I подписаны проект учреждения и временный устав Русского географического общества] // rgo.ru, 2013
  5. [http://prok.rgo.ru/o-komissii/istoriya/ История Природоохранительной комиссии]
  6. [https://archive.is/20130417101059/www.rgo.ru/rgo/struktura/popechitelskij-sovet-rgo/ Сайт РГО]
  7. [http://dlib.rsl.ru/viewer/01004105240 Устав Императорского Русского географического общества] — СПб: 1850. — 26 с.
  8. [http://news.kremlin.ru/news/17338 Открытие штаб-квартиры Русского географического общества в Москве]. Kremlin.ru (15 января 2013). Проверено 12 февраля 2013. [http://www.webcitation.org/6ERhl2H91 Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013].
  9. [http://spb.rgo.ru/ Санкт-Петербургское городское отделение РГО]
  10. [http://www.radiomayak.ru/brand/show/id/281/episode/30182 Главная страница — Радио «Маяк»]
  11. [https://archive.is/20130417104613/www.rgo.ru/rgo/struktura/direkciya-rgo-v-g-moskve/ Исполнительная дирекция : Русское географическое общество, РГО]
  12. Клеопов И. Л. Геологический комитет. Москва: Наука, 1964. С. 15
  13. [http://www.rgo.ru/ru/regiony Регионы]. Русское географическое общество. — Карта региональных отделений. Проверено 20 мая 2016.
  14. [http://www.rgo.ru/sites/default/files/upload/spisok-nagrazhdennyh_8_1.pdf Перечень награждённых знаками отличия Русского географического общества (1845—2012)]
  15. [http://www.vokrugsveta.ru/vs/ Журнал «Вокруг света» | Вокруг Света]

Литература

  • Берг Л. С. Всесоюзное Географическое общество за сто лет. М.-Л., 1946.
  • Географическое общество за 125 лет / Ред. С. В. Калесник, Л., 1970.
  • Двадцатипятилетие Императорского Русского Географического общества 13 января 1871 г. СПб., 1872.
  • Константинов О. А. Сто двадцать пять лет Географическому обществу СССР. Л., 1970.
  • Русское географическое общество. 150 лет — М.: АО «Прогресс», 1995.
  • Семёнов-Тян-Шанский П.П. История полувековой деятельности Императорского Русского Географического общества 1845—1895: В 3 частях. — СПб.: В тип. В. Безобразова и Комп., 1896.

Ссылки

  • [http://www.rgo.ru rgo.ru] — официальный сайт Русского географического общества
  • [http://vk.com/http://vk.com/rgoclub Официальная страница Русского географического общества] в социальной сети «ВКонтакте»
  • [http://rgo.msk.ru Русское географическое общество, Московский центр] (официальный сайт с 1999 по 2010 год)
  • [https://archive.is/20130417172723/www.rgo.ru/2011/08/russkoe-geograficheskoe-obshhestvo-165-let-istorii/ История РГО]
  • [http://lib.rgo.ru/dsweb/HomePage Издания РГО] — Электронная библиотека
  • [http://encspb.ru/object/2804011571 Русское географическое общество, Историко-культурный интернет-портал «Энциклопедия Санкт-Петербурга»]
  • Семёнов-Тян-Шанский, [http://runivers.ru/lib/detail.php?ID=1026976 Географическо-статистический словарь Российской Империи (в 5 томах) на сайте «Руниверс»]
  • [http://pegion.ru/58df61cf841a.htm Журнал «Земля и люди» о наградах Географического общества АН СССР]. Июль 1967.

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Русское географическое общество

Как бы мне не было больно, я смотрела на него, не опуская глаз. Он снова помогал мне выстоять. Как когда-то давно, когда я была совсем ещё малышкой и мысленно искала его поддержку... Мне хотелось кричать, но душа молчала. Будто в ней не было больше чувств, будто она была мертва.
Палач привычно подошёл к костру, поднося смертоносное пламя. Он делал это так же легко и просто, как если бы зажигал в тот момент у себя в доме уютный очаг...
Сердце дико рванулось и застыло... зная, что именно сейчас отец будет уходить... Не выдержав более, я мысленно закричала ему:
– Отец, подумай!.. Ещё не поздно! Ты ведь можешь уйти «дуновением»! Он никогда не сможет найти тебя!.. Прошу тебя, отец!!!..
Но он лишь грустно покачал головой...
– Если я уйду – он возьмётся за Анну. А она не сможет «уйти». Прощай, доченька... Прощай родная... Помни – я буду всегда с тобой. Мне пора. Прощай, радость моя....
Вокруг отца засверкал яркий сияющий «столб», светившийся чистым, голубоватым светом. Этот чудесный свет объял его физическое тело, как бы прощаясь с ним. Появилась яркая, полупрозрачная, золотистая сущность, которая светло и ласково улыбалась мне... Я поняла – это и был конец. Отец уходил от меня навсегда... Его сущность начала медленно подниматься вверх... И сверкающий канал, вспыхнув голубоватыми искорками, закрылся. Всё было кончено... Моего чудесного, доброго отца, моего лучшего друга, с нами больше не было...
Его «пустое» физическое тело поникло, безвольно повиснув на верёвках... Достойная и Честная Земная Жизнь оборвалась, подчиняясь бессмысленному приказу сумасшедшего человека...
Почувствовав чьё-то знакомое присутствие, я тут же обернулась – рядом стоял Север.
– Мужайся, Изидора. Я пришёл помочь тебе. Знаю, тебе очень тяжко, я обещал твоему отцу, что помогу тебе...
– Поможешь – в чём? – горько спросила я. – Ты поможешь мне уничтожить Караффу?
Север отрицательно мотнул головой.
– А другая помощь мне не нужна. Уходи Север.
И отвернувшись от него, я стала смотреть, как горело то, что всего ещё минуту назад было моим ласковым, мудрым отцом... Я знала, что он ушёл, что он не чувствовал этой бесчеловечной боли... Что сейчас он был от нас далеко, уносясь в неизвестный, чудесный мир, где всё было спокойно и хорошо. Но для меня это всё ещё горело его тело. Это горели те же родные руки, обнимавшие меня ребёнком, успокаивая и защищая от любых печалей и бед... Это горели его глаза, в которые я так любила смотреть, ища одобрения... Это всё ещё был для меня мой родной, добрый отец, которого я так хорошо знала, и так сильно и горячо любила... И именно его тело теперь с жадностью пожирало голодное, злое, бушующее пламя...
Люди начали расходиться. На этот раз казнь для них была непонятной, так как никто не объявил, кем был казнимый человек, и за что он умирал. Никто не потрудился сказать ни слова. Да и сам приговорённый вёл себя довольно странно – обычно люди кричали дикими криками, пока от боли не останавливалось сердце. Этот же молчал даже тогда, когда пламя пожирало его... Ну, а любая толпа, как известно, не любит непонятное. Поэтому многие предпочитали уйти «от греха подальше», но Папские гвардейцы возвращали их, заставляя досматривать казнь до конца. Начиналось недовольное роптание... Люди Караффы подхватили меня под руки и насильно впихнули в другой экипаж, в котором сидел сам «светлейший» Папа... Он был очень злым и раздражённым.
– Я так и знал, что он «уйдёт»! Поехали! Здесь нечего больше делать.
– Помилуйте! Я имею право хотя бы уж видеть это до конца! – возмутилась я.
– Не прикидывайтесь, Изидора! – зло отмахнулся Папа, – Вы прекрасно знаете, что его там нет! А здесь просто догорает кусок мёртвого мяса!.. Поехали!
И тяжёлая карета тронулась с площади, даже не разрешив мне досмотреть, как в одиночестве догорало земное тело безвинно казнённого, чудесного человека... моего отца... Для Караффы он был всего лишь «куском мёртвого мяса», как только что выразился сам «святейший отец»... У меня же от такого сравнения зашевелились волосы. Должен же был, даже для Караффы, существовать какой-то предел! Но, видимо, никакого предела и ни в чём, у этого изверга не было...
Страшный день подходил к концу. Я сидела у распахнутого окна, ничего не чувствуя и не слыша. Мир стал для меня застывшим и безрадостным. Казалось – он существовал отдельно, не пробиваясь в мой уставший мозг и никак не касаясь меня... На подоконнике, играясь, всё также верещали неугомонные «римские» воробьи. Внизу звучали человеческие голоса и обычный дневной шум бурлящего города. Но всё это доходило до меня через какую-то очень плотную «стену», которая почти что не пропускала звуков... Мой привычный внутренний мир опустел и оглох. Он стал совершенно чужим и тёмным... Милого, ласкового отца больше не существовало. Он ушёл следом за Джироламо...
Но у меня всё ещё оставалась Анна. И я знала, что должна жить, чтобы спасти хотя бы её от изощрённого убийцы, звавшего себя «наместником Бога», святейшим Папой... Трудно было даже представить, если Караффа был всего лишь его «наместником», то каким же зверем должен был оказаться этот его любимый Бог?!. Я попыталась выйти из своего «замороженного» состояния, но как оказалось – это было не так-то просто – тело совершенно не слушалось, не желая оживать, а уставшая Душа искала только покоя... Тогда, видя, что ничего путного не получается, я просто решила оставить себя в покое, отпустив всё на самотёк.
Ничего больше не думая, и ничего не решая, я просто «улетела» туда, куда стремилась моя израненная Душа, чтобы спастись... Чтобы хотя бы чуточку отдохнуть и забыться, уйдя далеко от злого «земного» мира туда, где царил только свет...
Я знала, что Караффа не оставит меня надолго в покое, несмотря на то, что мне только что пришлось пережить, даже наоборот – он будет считать, что боль ослабила и обезоружила меня, и возможно именно в этот момент попробует заставить меня сдаться, нанеся какой-то очередной ужасающий удар...
Дни шли. Но, к моему величайшему удивлению, Караффа не появлялся... Это было огромным облегчением, но расслабляться, к сожалению, не позволяло. Ибо каждое мгновение я ожидала, какую новую подлость придумает для меня его тёмная, злая душа...
Боль с каждым днём потихонечку притуплялась, в основном, благодаря пару недель назад происшедшему и совершенно меня ошеломившему неожиданному и радостному происшествию – у меня появилась возможность слышать своего погибшего отца!..
Я не смогла увидеть его, но очень чётко слышала и понимала каждое слово, будто отец находился рядом со мной. Сперва я этому не поверила, думая, что просто брежу от полного измождения. Но зов повторился... Это и, правда, был отец.
От радости я никак не могла придти в себя и всё боялась, что вдруг, прямо сейчас, он просто возьмёт и исчезнет!.. Но отец не исчезал. И понемножку успокоившись, я наконец-то смогла ему отвечать...
– Неужели это и правда – ты!? Где же ты сейчас?.. Почему я не могу увидеть тебя?
– Доченька моя... Ты не видишь, потому, что совершенно измучена, милая. Вот Анна видит, я был у неё. И ты увидишь, родная. Только тебе нужно время, чтобы успокоиться.
Чистое, знакомое тепло разливалось по всему телу, окутывая меня радостью и светом...
– Как ты, отец!?. Скажи мне, как она выглядит, эта другая жизнь?.. Какая она?
– Она чудесна, милая!.. Только пока ещё непривычна. И так не похожа на нашу бывшую, земную!.. Здесь люди живут в своих мирах. И они так красивы, эти «миры»!.. Только у меня не получается ещё. Видимо, пока ещё рано мне... – голос на секунду умолк, как бы решая, говорить ли дальше.
– Меня встретил твой Джироламо, доченька... Он такой же живой и любящий, каким был на Земле... Он очень сильно скучает по тебе и тоскует. И просил передать тебе, что так же сильно любит тебя и там... И ждёт тебя, когда бы ты ни пришла... И твоя мама – она тоже с нами. Мы все любим и ждём тебя, родная. Нам очень не хватает тебя... Береги себя, доченька. Не давай Караффе радости издеваться над тобою.
– Ты ещё придёшь ко мне, отец? Я ещё услышу тебя? – боясь, что он вдруг исчезнет, молила я.
– Успокойся, доченька. Теперь это мой мир. И власть Караффы не простирается на него. Я никогда не оставлю ни тебя, ни Анну. Я буду приходить к вам, когда только позовёшь. Успокойся, родная.
– Что ты чувствуешь, отец? Чувствуешь ли ты что-либо?.. – чуть стесняясь своего наивного вопроса, всё же спросила я.
– Я чувствую всё то же, что чувствовал на Земле, только намного ярче. Представь рисунок карандашом, который вдруг заполняется красками – все мои чувства, все мысли намного сильнее и красочнее. И ещё... Чувство свободы потрясающе!.. Вроде бы я такой же, каким был всегда, но в то же время совершенно другой... Не знаю, как бы точнее объяснить тебе, милая... Будто я могу сразу объять весь мир, или просто улететь далеко, далеко, к звёздам... Всё кажется возможным, будто я могу сделать всё, что только пожелаю! Это очень сложно рассказать, передать словами... Но поверь мне, доченька – это чудесно! И ещё... Я теперь помню все свои жизни! Помню всё, что когда-то было со мною... Всё это потрясает. Не так уж и плоха, как оказалось, эта «другая» жизнь... Поэтому, не бойся, доченька, если тебе придётся придти сюда – мы все будем ждать тебя.
– Скажи мне отец... Неужели таких людей, как Караффа, тоже ждёт там прекрасная жизнь?.. Но ведь, в таком случае, это опять страшная несправедливость!.. Неужели опять всё будет, как на Земле?!.. Неужели он никогда не получит возмездие?!!
– О нет, моя радость, Караффе здесь не найдётся места. Я слышал, такие, как он, уходят в ужасный мир, только я пока ещё там не был. Говорят – это то, что они заслужили!.. Я хотел посмотреть, но ещё не успел пока. Не волнуйся, доченька, он получит своё, попав сюда.
– Можешь ли ты помочь мне оттуда, отец?– с затаённой надеждой спросила я.
– Не знаю, родная... Я пока ещё не понял этот мир. Я как дитя, делающее первые шаги... Мне предстоит сперва «научиться ходить», прежде чем я смогу ответить тебе... А теперь я уже должен идти. Прости, милая. Сперва я должен научиться жить среди наших двух миров. А потом я буду приходить к тебе чаще. Мужайся, Изидора, и ни за что не сдавайся Караффе. Он обязательно получит, что заслужил, ты уж поверь мне.
Голос отца становился всё тише, пока совсем истончился и исчез... Моя душа успокоилась. Это и правда был ОН!.. И он снова жил, только теперь уже в своём, ещё незнакомом мне, посмертном мире... Но он всё также думал и чувствовал, как он сам только что говорил – даже намного ярче, чем когда он жил на Земле. Я могла больше не бояться, что никогда не узнаю о нём... Что он ушёл от меня навсегда.
Но моя женская душа, несмотря ни на что, всё так же скорбела о нём... О том, что я не могла просто по-человечески его обнять, когда мне становилось одиноко... Что не могла спрятать свою тоску и страх на его широкой груди, желая покоя... Что его сильная, ласковая ладонь не могла больше погладить мою уставшую голову, этим как бы говоря, что всё уладится и всё обязательно будет хорошо... Мне безумно не хватало этих маленьких и вроде бы незначительных, но таких дорогих, чисто «человеческих» радостей, и душа голодала по ним, не в состоянии найти успокоения. Да, я была воином... Но ещё я была и женщиной. Его единственной дочерью, которая раньше всегда знала, что случись даже самое страшное – отец всегда будет рядом, всегда будет со мной... И я болезненно по всему этому тосковала...
Кое-как стряхнув нахлынувшую печаль, я заставила себя думать о Караффе. Подобные мысли тут же отрезвляли и заставляли внутренне собираться, так как я прекрасно понимала, что данный «покой» являлся всего лишь временной передышкой...
Но к моему величайшему удивлению – Караффа всё также не появлялся...
Проходили дни – тревога росла. Я пыталась придумать какие-то объяснения его отсутствию, но ничего серьёзного, к сожалению, в голову не приходило... Я чувствовала, что он что-то готовит, но никак не могла угадать – что. Измученные нервы сдавали. И чтобы окончательно не сойти с ума от ожидания, я начала каждодневно гулять по дворцу. Выходить мне не запрещалось, но и не одобрялось, поэтому, не желая далее сидеть взаперти, я для себя решила, что буду гулять... несмотря на то, что возможно это кому-то и не понравится. Дворец оказался огромным и необычайно богатым. Красота комнат поражала воображение, но лично я в такой бьющей в глаза роскоши никогда не смогла бы жить... Позолота стен и потолков давила, ущемляя мастерство изумительных фресок, задыхавшихся в сверкающем окружении золотых тонов. Я с наслаждением отдавала дань таланту художников, расписывавших это чудо-жилище, часами любуясь их творениями и искренне восхищаясь тончайшим мастерством. Пока что никто меня не беспокоил, никто ни разу не остановил. Хотя постоянно встречались какие-то люди, которые, встретив, с уважением кланялись и уходили дальше, спеша каждый по своим делам. Несмотря на такую ложную «свободу», всё это настораживало, и каждый новый день приносил всё большую и большую тревогу. Это «спокойствие» не могло продолжаться вечно. И я была почти уверена, что оно обязательно «разродится» какой-то жуткой и болезненной для меня бедой...
Чтобы как можно меньше думать о плохом, я каждый день заставляла себя всё глубже и внимательнее исследовать потрясающий Папский дворец. Меня интересовал предел моих возможностей... Должно ведь было где-то находиться «запрещённое» место, куда «чужым» входить не дозволялось?.. Но, как ни странно, пока что никакой «реакции» у охраны вызвать не удавалось... Мне беспрепятственно разрешалось гулять везде, где желалось, конечно же, не покидая пределов самого дворца.
Так, совершенно свободно разгуливая по жилищу святейшего Папы, я ломала голову, не представляя, что означал этот необъяснимый, длительный «перерыв». Я точно знала, Караффа очень часто находился у себя в покоях. Что означало только одно – в длительные путешествия он пока что не отправлялся. Но и меня он почему-то всё также не беспокоил, будто искренне позабыл, что я находилась в его плену, и что всё ещё была жива...
Во время моих «прогулок» мне встречалось множество разных-преразных приезжих, являвшихся на визит к святейшему Папе. Это были и кардиналы, и какие-то мне незнакомые, очень высокопоставленные лица (о чём я судила по их одежде и по тому, как гордо и независимо они держались с остальными). Но после того, как покидали покои Папы, все эти люди уже не выглядели такими уверенными и независимыми, какими были до посещения приёмной... Ведь для Караффы, как я уже говорила, не имело значения, кем был стоящий перед ним человек, единственно важным для Папы была ЕГО ВОЛЯ. А всё остальное не имело значения. Поэтому, мне очень часто приходилось видеть весьма «потрёпанных» визитёров, суетливо старавшихся как можно быстрее покинуть «кусачие» Папские покои...
В один из таких же, совершенно одинаковых «сумрачных» дней, я вдруг решилась осуществить то, что уже давно не давало мне покоя – навестить наконец-то зловещий Папский подвал... Я знала, что это наверняка было «чревато последствиями», но ожидание опасности было во сто раз хуже, чем сама опасность.
И я решилась...
Спустившись вниз по узким каменным ступенькам и открыв тяжёлую, печально-знакомую дверь, я попала в длинный, сырой коридор, в котором пахло плесенью и смертью... Освещения не было, но продвигаться дальше большого труда не доставляло, так как я всегда неплохо ориентировалась в темноте. Множество маленьких, очень тяжёлых дверей грустно чередовались одна за другой, полностью теряясь в глубине мрачного коридора... Я помнила эти серые стены, помнила ужас и боль, сопровождавшие меня каждый раз, когда приходилось оттуда возвращаться... Но я приказала себе быть сильной и не думать о прошлом. Приказала просто идти.
Наконец-то жуткий коридор закончился... Хорошенько всмотревшись в темноту, в самом его конце я сразу же узнала узкую железную дверь, за которой так зверски погиб когда-то мой ни в чём не повинный муж... бедный мой Джироламо. И за которой обычно слышались жуткие человеческие стоны и крики... Но в тот день привычных звуков почему-то не было слышно. Более того – за всеми дверьми стояла странная мёртвая тишина... Я чуть было не подумала – наконец-то Караффа опомнился! Но тут же себя одёрнула – Папа был не из тех, кто успокаивался или вдруг становился добрее. Просто, в начале зверски измучив, чтобы узнать желаемое, позже он видимо начисто забывал о своих жертвах, оставляя их (как отработанный материал!) на «милость» мучивших их палачей...
Осторожно приблизившись к одной из дверей, я тихонько нажала на ручку – дверь не поддавалась. Тогда я стала слепо её ощупывать, надеясь найти обычный засов. Рука наткнулась на огромный ключ. Повернув его, тяжёлая дверь со скрежетом поползла внутрь... Осторожно войдя в комнату пыток, я нащупала погасший факел. Огнива, к моему большому сожалению, не было.
– Посмотрите чуть левее... – раздался вдруг слабый, измученный голос.
Я вздрогнула от неожиданности – в комнате кто-то находился!.. Пошарив рукой по левой стене, наконец-то нащупала, что искала... При свете зажжённого факела, прямо передо мной сияли большие, широко распахнутые, васильковые глаза... Прислонившись к холодной каменной стене, сидел измученный, прикованный широкими железными цепями, человек... Не в состоянии хорошенько рассмотреть его лица, я поднесла огонь поближе и удивлённо отшатнулась – на грязной соломе, весь измазанный собственной кровью, сидел... кардинал! И по его сану я тут же поняла – он был одним из самых высокопоставленных, самых приближённых к Святейшему Папе. Что же побудило «святого отца» так жестоко поступить со своим возможным преемником?!.. Неужели даже к «своим» Караффа относился с той же жестокостью?..
– Вам очень плохо, Ваше преосвященство? Чем я могу помочь вам?– растерянно озираясь вокруг, спросила я.
Я искала хотя бы глоток воды, чтобы напоить несчастного, но воды нигде не было.
– Посмотрите в стене... Там дверца... Они держат там для себя вино... – как бы угадав мои мысли, тихо прошептал человек.
Я нашла указанный шкафчик – там и правда хранилась бутыль, пахнувшая плесенью и дешёвым, кисловатым вином. Человек не двигался, я осторожно подняла его за подбородок, пытаясь напоить. Незнакомец был ещё довольно молодым, лет сорока – сорока пяти. И очень необычным. Он напоминал грустного ангела, замученного зверьми, звавшими себя «человеками»... Лицо было очень худым и тонким, но очень правильным и приятным. А на этом странном лице, как две звезды, внутренней силой горели яркие васильковые глаза... Почему-то он показался мне знакомым, только я никак не могла вспомнить, где и когда могла его встречать.
Незнакомец тихо застонал.
– Кто вы, Монсеньёр? Чем я могу помочь вам? – ещё раз спросила я.
– Меня зовут Джованни... более знать вам ни к чему, мадонна... – хрипло произнёс человек. – А кто же вы? Как вы попали сюда?
– О, это очень длинная и грустная история... – улыбнулась я. – Меня зовут Изидора, и более знать вам также ни к чему, Монсеньёр...
– Известно ли вам, как можно отсюда уйти, Изидора? – улыбнулся в ответ кардинал. – Каким-то образом вы ведь здесь оказались?
– К сожалению, отсюда так просто не уходят – грустно ответила я – Мой муж не сумел, во всяком случае... А отец дошёл только лишь до костра.
Джованни очень грустно посмотрел на меня и кивнул, показывая этим, что всё понимает. Я попыталась напоить его найденным вином, но ничего не получалось – он не в состоянии был сделать даже малейшего глотка. «Посмотрев» его по-своему, я поняла, что у бедняги была сильно повреждена грудь.
– У вас перебита грудная клетка, Монсеньёр, я могу помочь вам... если, конечно, вы не побоитесь принять мою «ведьмину» помощь... – как можно ласковее улыбнувшись, сказала я.
При тусклом свете дымившего факела, он внимательно всматривался в моё лицо, пока его взгляд, наконец, не зажёгся пониманием.
– Я знаю, кто вы... Я вас помню! Вы – знаменитая Венецианская Ведьма, с которой его святейшество ни за что не желает расставаться – тихо произнёс Джованни – О вас рассказывают легенды, мадонна! Многие в окружении Папы желают, чтобы вы были мертвы, но он никого не слушает. Зачем вы ему так нужны, Изидора?
Было видно, что разговор даётся ему очень непросто. На каждом вздохе кардинал хрипел и кашлял, не в состоянии нормально вздохнуть.
– Вам очень тяжело. Пожалуйста, позвольте мне помочь вам! – упорно не сдавалась я, зная, что после уже никто больше ему не поможет.
– Это не важно... Думаю, вам лучше будет отсюда побыстрее уйти, мадонна, пока не пришли мои новые тюремщики, или ещё лучше – сам Папа. Не думаю, что ему очень понравилось бы вас здесь застать... – тихо прошептал кардинал, и добавил, – А вы и, правда, необыкновенно красивы, мадонна... Слишком... даже для Папы.
Не слушая его более, я положила руку ему на грудь, и, чувствуя, как в перебитую кость вливается живительное тепло, отрешилась от окружающего, полностью сосредоточившись только на сидевшем передо мной человеке. Через несколько минут, он осторожно, но глубоко вздохнул, и не почувствовав боли, удивлённо улыбнулся.
– Не звали бы вы себя Ведьмой – вас тут же окрестили бы святой, Изидора! Это чудесно! Правда, жаль, что вы поработали напрасно... За мной ведь скоро придут, и, думаю, после мне понадобится лечение посерьёзнее... Вы ведь знакомы с его методами, не так ли?
– Неужели вас будут мучить, как всех остальных, Монсеньёр?.. Вы ведь служите его излюбленной церкви!.. И ваша семья – я уверена, она очень влиятельна! Сможет ли она помочь вам?
– О, думаю убивать меня так просто не собираются... – горько улыбнулся кардинал. – Но ведь ещё до смерти в подвалах Караффы заставляют о ней молить... Не так ли? Уходите, мадонна! Я постараюсь выжить. И буду с благодарностью вспоминать вас...
Я грустно оглядела каменную «келью», вдруг с содроганием вспомнив висевшего на стене, мёртвого Джироламо... Как же долго весь этот ужас будет продолжаться?!.. Неужели я не найду пути уничтожить Караффу, и невинные жизни будут всё также обрываться одна за другой, безнаказанно уничтожаемые им?..
В коридоре послышались чьи-то шаги. Через мгновение дверь со скрипом открылась – на пороге стоял Караффа....
Его глаза сверкали молниями. Видимо, кто-то из старательных слуг немедля доложил, что я пошла в подвалы и теперь «святейшество» явно собиралось, вместо меня, выместить свою злость на несчастном кардинале, беспомощно сидевшем рядом со мной...
– Поздравляю, мадонна! Это место явно пришлось вам по душе, если даже в одиночестве вы возвращаетесь сюда! – Что ж, разрешите доставить вам удовольствие – мы сейчас покажем вам милое представление! – и довольно улыбаясь, уселся в своё обычное большое кресло, собираясь наслаждаться предстоящим «зрелищем»...
У меня от ненависти закружилась голова... Почему?!.. Ну почему этот изверг считал, что ему принадлежит любая человеческая жизнь, с полным правом отнять её, когда ему заблагорассудится?..
– Ваше святейшество, неужели и среди верных служителей вашей любимой церкви попадаются еретики?.. – чуть сдерживая возмущение, с издевкой спросила я.
– О, в данном случае это всего лишь серьёзное непослушание, Изидора. Ересью здесь и не пахнет. Я просто не люблю, когда мои приказы не выполняются. И каждое непослушание нуждается в маленьком уроке на будущее, не так ли, мой дорогой Мороне?.. Думаю, в этом вы со мной согласны?
Мороне!!! Ну, конечно же! Вот почему этот человек показался мне знакомым! Я видела его всего лишь раз на личном приёме Папы. Но кардинал восхитил меня тогда своим истинно природным величием и свободой своего острого ума. И помнится мне, что Караффа тогда казался очень к нему благожелательным и им довольным. Чем же сейчас кардинал сумел так сильно провиниться, что злопамятный Папа смел посадить его в этот жуткий каменный мешок?..
– Ну что ж, мой друг, желаете ли вы признать свою ошибку и вернуться обратно к Императору, чтобы её исправить, или будете гнить здесь, пока не дождётесь моей смерти... которая, как мне стало известно, произойдёт ещё очень нескоро...
Я застыла... Что это означало?! Что изменилось?! Караффа собирался жить долго??? И заявлял об этом очень уверенно! Что же такое могло с ним произойти за время его отсутствия?..
– Не старайтесь, Караффа... Это уже не интересно. Вы не имеете права меня мучить, и держать меня в этом подвале. И вам прекрасно это известно, – очень спокойно ответил Мороне.
В нём всё ещё присутствовало его неизменное достоинство, которое когда-то меня так искренне восхитило. И тут же в моей памяти очень ярко всплыла наша первая и единственная встреча...
Это происходило поздно вечером на одном из странных «ночных» приёмов Караффы. Ожидавших уже почти не оставалось, как вдруг, худой, как жердь, слуга объявил, что на приём пришёл его преосвященство кардинал Мороне, который, к тому же, «очень спешит». Караффа явно обрадовался. А тем временем в зал величественной поступью входил человек... Уж если кто и заслуживал звания высшего иерарха церкви, то это был именно он! Высокий, стройный и подтянутый, великолепный в своём ярком муаровом одеянии, он шёл лёгкой, пружинистой походкой по богатейшим коврам, как по осенним листьям, гордо неся свою красивую голову, будто мир принадлежал только ему. Породистый от корней волос до самых кончиков своих аристократических пальцев, он вызывал к себе невольное уважение, даже ещё не зная его.
– Готовы ли вы, Мороне? – весело воскликнул Караффа. – Я надеюсь, что вы порадуете Нас своими стараниями! Что ж, счастливой дороги вам, кардинал, поприветствуйте от Нас Императора! – и встал, явно собираясь удалиться.
Я не выносила манеру Караффы говорить о себе «мы», но это была привилегия Пап и королей, и оспаривать её, естественно, никто никогда не пытался. Мне сильно перечила такая преувеличенная подчёркнутость своей значимости и исключительности. Но тех, кто такую привилегию имел, это, конечно же, полностью устраивало, не вызывая у них никаких отрицательных чувств. Не обращая внимания на слова Караффы, кардинал с лёгкостью преклонил колено, целуя «перстень грешников», и, уже поднимаясь, очень пристально посмотрел на меня своими яркими васильковыми глазами. В них отразился неожиданный восторг и явное внимание... что Караффе, естественно, совершенно не понравилось.
– Вы пришли сюда видеть меня, а не разбивать сердца прекрасных дам! – недовольно прокаркал Папа. – Счастливого пути, Мороне!
– Я должен переговорить с вами, перед тем, как начну действовать, Ваше святейшество – со всей возможной учтивостью, ничуть не смутившись, произнёс Мороне. – Ошибка с моей стороны может стоить нам очень дорого. Поэтому прошу выделить мне чуточку вашего драгоценного времени, перед тем, как я покину вас.
Меня удивил оттенок колючей иронии, прозвучавший в словах «вашего драгоценного времени»... Он был почти, что неуловимым, но всё же – он явно был! И я тут же решила получше присмотреться к необычному кардиналу, удивляясь его смелости. Ведь обычно ни один человек не решался шутить и уж, тем более – иронизировать с Караффой. Что в данном случае показывало, что Мороне его ничуточки не боялся... А вот, что являлось причиной такого уверенного поведения – я сразу же решила выяснить, так как не пропускала ни малейшего случая узнать кого-то, кто мог бы когда-нибудь оказать мне хоть какую-то помощь в уничтожении «святейшества»... Но в данном случае мне, к сожалению, не повезло... Взяв кардинала под руку и приказав мне дожидаться в зале, Караффа увёл Мороне в свои покои, не разрешив мне даже простится с ним. А у меня почему-то осталось чувство странного сожаления, как будто я упустила какой-то важный, пусть даже и очень маленький шанс получить чужую поддержку...
Обычно Папа не разрешал мне находиться в его приёмной, когда там были люди. Но иногда, по той или иной причине, он вдруг «повелевал» следовать за ним, и отказать ему в этом, навлекая на себя ещё большие неприятности, было с моей стороны просто неразумно, да и не было на то никакого серьёзного повода. Потому я всегда шла, зная, что, как обычно, Папа будет с каким-то непонятным интересом наблюдать мою реакцию на тех или иных приглашённых. Мне было совершенно безразлично, зачем ему было нужно подобное «развлечение». Но такие «встречи» позволяли мне чуточку развеяться, и уже ради этого стоило не возражать против его странноватых приглашений.
Так и не встретившись никогда более с заинтересовавшим меня кардиналом Мороне, я очень скоро о нём забыла. И вот теперь он сидел на полу прямо передо мной, весь окровавленный, но всё такой же гордый, и опять заставлял точно также восхищаться его умением сохранять своё достоинство, оставаясь самим собой в любых, даже самых неприятных жизненных обстоятельствах.
– Вы правы, Мороне, у меня нет серьёзного повода вас мучить... – и тут же улыбнулся. – Но разве он Нам нужен?.. Да и притом, не все мучения оставляют видимые следы, не так ли?
Я не желала оставаться!.. Не хотела смотреть, как это чудовищное «святейшество» будет практиковать свои «таланты» на совершенно невиновном человеке. Но я также прекрасно знала, что Караффа меня не отпустит, пока не насладится одновременно и моим мучением. Поэтому, собравшись, насколько позволяли мне мои расшатанные нервы, я приготовилась смотреть...
Могучий палач легко поднял кардинала, привязывая к его ступням тяжёлый камень. Вначале я не могла понять, что означала такая пытка, но продолжение, к сожалению, не заставило себя ждать... Палач потянул рычаг, и тело кардинала начало подниматься... Послышался хруст – это выходили из мест его суставы и позвонки. Мои волосы встали дыбом! Но кардинал молчал.
– Кричите, Мороне! Доставьте мне удовольствие! Возможно, тогда я отпущу вас раньше. Ну, что же вы?.. Я вам приказываю. Кричите!!!
Папа бесился... Он ненавидел, когда люди не ломались. Ненавидел, если его не боялись... И поэтому для «непослушных» пытки продолжались намного упорнее и злей.
Мороне стал белым, как смерть. По его тонкому лицу катились крупные капли пота и, срываясь, капали на землю. Его выдержка поражала, но я понимала, что долго так продолжаться не сможет – каждое живое тело имело предел... Хотелось помочь ему, попробовать как-то обезболить. И тут мне неожиданно пришла в голову забавная мысль, которую я сразу же попыталась осуществить – камень, висевший на ногах кардинала, стал невесомым!.. Караффа, к счастью, этого не заметил. А Мороне удивлённо поднял глаза, и тут же их поспешно закрыл, чтобы не выдать. Но я успела увидеть – он понял. И продолжала «колдовать» дальше, чтобы как можно больше облегчить его боль.
– Уйдите, мадонна! – недовольно воскликнул Папа. – Вы мешаете мне наслаждаться зрелищем. Я давно хотел увидеть, таким ли уж гордым будет наш милый друг, после «работы» моего палача? Вы мешаете мне, Изидора!
Это означало – он, всё же, понял...
Караффа не был видящим, но многое он как-то улавливал своим невероятно острым чутьём. Так и сейчас, почуяв, что что-то происходит, и не желая терять над ситуацией контроль, он приказывал мне удалиться.
Но теперь я уже сама не желала уходить. Несчастному кардиналу требовалась моя помощь, и я искренне хотела ему помочь. Ибо знала, что оставь я его наедине с Караффой – никто не знал, увидит ли Мороне наступающий день. Но Караффу мои желания явно не волновали... Не дав мне даже возмутиться, второй палач буквально вынес меня за дверь и подтолкнув в сторону коридора, вернулся в комнату, где наедине с Караффой остался, пусть очень храбрый, но совершенно беспомощный, хороший человек...
Я стояла в коридоре, растерянно соображая, как могла бы ему помочь. Но выхода из его печального положения, к сожалению, не было. Во всяком случае, я не могла его так быстро найти... Хотя, если честно, у меня самой положение было, наверное, ещё печальней... Да, пока Караффа ещё не мучил меня. Но ведь физическая боль являлась не столь ужасной, как ужасны были мучения и смерть любимых людей... Я не знала, что происходило с Анной, и, боясь как-то вмешиваться, беспомощно выжидала... Из своего грустного опыта, я слишком хорошо понимала – обозли я каким-то необдуманным действием Папу, и результат получится только хуже – Анне наверняка придётся страдать.
Дни шли, а я не знала, была ли моя девочка всё ещё в Мэтэоре? Не появлялся ли за ней Караффа?.. И всё ли было с ней хорошо.
Моя жизнь была пустой и странной, если не сказать – безысходной. Я не могла покинуть Караффу, так как знала – стоит мне только исчезнуть, и он тут же выместит свою злость на моей бедной Анне... Также, я всё ещё не в силах была его уничтожить, ибо не находила пути к защите, которую подарил ему когда-то «чужой» человек. Время безжалостно утекало, и я всё сильнее чувствовала свою беспомощность, которая в паре с бездействием, начинала медленно сводить меня с ума...
Прошёл почти уже месяц после моего первого визита в подвалы. Рядом не было никого, с кем я могла бы обмолвиться хотя бы словом. Одиночество угнетало всё глубже, поселяя в сердце пустоту, остро приправленную отчаяньем...
Я очень надеялась, что Мороне всё-таки выжил, несмотря на «таланты» Папы. Но возвращаться в подвалы побаивалась, так как не была уверена, находился ли там всё ещё несчастный кардинал. Мой повторный визит мог навлечь на него настоящую злобу Караффы, и платить за это Мороне пришлось бы по-настоящему дорого.
Оставаясь отгороженной от любого общения, я проводила дни в полнейшей «тишине одиночества». Пока, наконец, не выдержав более, снова спустилась в подвал...
Комната, в которой я месяц назад нашла Мороне, на этот раз пустовала. Оставалось только надеяться, что отважный кардинал всё ещё жил. И я искренне желала ему удачи, которой узникам Караффы, к сожалению, явно не доставало.
И так как я всё равно уже находилась в подвале, то, чуть подумав, решила посмотреть его дальше, и осторожно открыла следующую дверь....
А там, на каком-то жутком пыточном «инструменте» лежала совершенно голая, окровавленная молодая девушка, тело которой представляло собою настоящую смесь живого палёного мяса, порезов и крови, покрывавших её всю с головы до ног... Ни палача, ни, тем более – Караффы, на моё счастье, в комнате пыток не было.
Я тихонько подошла к несчастной и осторожно погладила её по опухшей, нежной щеке. Девушка застонала. Тогда, бережно взяв её хрупкие пальцы в свою ладонь, я медленно начала её «лечить»... Вскоре на меня удивлённо глядели чистые, серые глаза...
– Тихо, милая... Лежи тихо. Я попробую тебе помочь, насколько это возможно. Но я не знаю, достаточно ли у меня будет времени... Тебя очень сильно мучили, и я не уверена, смогу ли всё это быстро «залатать». Расслабься, моя хорошая, и попробуй вспомнить что-то доброе... если сможешь.
Девушка (она оказалась совсем ещё ребёнком) застонала, пытаясь что-то сказать, но слова почему-то не получались. Она мычала, не в состоянии произнести чётко даже самого краткого слова. И тут меня полоснуло жуткое понимание – у этой несчастной не было языка!!! Они его вырвали... чтобы не говорила лишнего! Чтобы не крикнула правду, когда будут сжигать на костре... Чтобы не могла сказать, что они с ней творили...
О боже!.. Неужели всё это вершили ЛЮДИ???
Чуть успокоив своё омертвевшее сердце, я попыталась обратиться к ней мысленно – девочка услышала. Что означало – она была одарённой!.. Одной из тех, кого Папа так яростно ненавидел. И кого так зверски сжигал живьём на своих ужасающих человеческих кострах....
– Что же они с тобой сделали, милая?!.. За что тебе отняли речь?!
Стараясь затянуть повыше упавшее с её тела грубое рубище непослушными, дрожащими руками, потрясённо шептала я.
– Не бойся ничего, моя хорошая, просто подумай, что ты хотела бы сказать, и я постараюсь услышать тебя. Как тебя зовут, девочка?
– Дамиана... – тихо прошелестел ответ.
– Держись, Дамиана, – как можно ласковее улыбнулась я. – Держись, не ускользай, я постараюсь помочь тебе!
Но девушка лишь медленно качнула головой, а по её избитой щеке скатилась чистая одинокая слезинка...
– Благодарю вас... за добро. Но я не жилец уже... – прошелестел в ответ её тихий «мысленный» голос. – Помогите мне... Помогите мне «уйти». Пожалуйста... Я не могу больше терпеть... Они скоро вернутся... Прошу вас! Они осквернили меня... Пожалуйста, помогите мне «уйти»... Вы ведь знаете – как. Помогите... Я буду и «там» благодарить, и помнить вас...
Она схватила своими тонкими, изуродованными пыткой пальцами моё запястье, вцепившись в него мёртвой хваткой, будто точно знала – я и вправду могла ей помочь... могла подарить желанный покой...
Острая боль скрутила моё уставшее сердце... Эта милая, зверски замученная девочка, почти ребёнок, как милости, просила у меня смерти!!! Палачи не только изранили её хрупкое тело – они осквернили её чистую душу, вместе изнасиловав её!.. И теперь, Дамиана готова была «уйти». Она просила смерти, как избавления, даже на мгновение, не думая о спасении. Она была замученной и осквернённой, и не желала жить... У меня перед глазами возникла Анна... Боже, неужели и её ждал такой же страшный конец?!! Смогу ли я её спасти от этого кошмара?!
Дамиана умоляюще смотрела на меня своими чистыми серыми глазами, в которых отражалась нечеловечески глубокая, дикая по своей силе, боль... Она не могла более бороться. У неё не хватало на это сил. И чтобы не предавать себя, она предпочитала уйти...
Что же это были за «люди», творившие такую жестокость?!. Что за изверги топтали нашу чистую Землю, оскверняя её своей подлостью и «чёрной» душой?.. Я тихо плакала, гладя милое лицо этой мужественной, несчастной девчушки, так и не дожившей даже малой частью свою грустную, неудавшуюся жизнь... И мою душу сжигала ненависть! Ненависть к извергу, звавшему себя римским Папой... наместником Бога... и святейшим Отцом... наслаждавшимся своей прогнившей властью и богатством, в то время, как в его же жутком подвале из жизни уходила чудесная чистая душа. Уходила по собственному желанию... Так как не могла больше вынести запредельную боль, причиняемую ей по приказу того же «святого» Папы...
О, как же я ненавидела его!!!.. Всем сердцем, всей душой ненавидела! И знала, что отомщу ему, чего бы мне это ни стоило. За всех, кто так зверски погиб по его приказу... За отца... за Джироламо... за эту добрую, чистую девочку... и за всех остальных, у кого он играючи отнимал возможность прожить их дорогую и единственную в этом теле, земную жизнь.
– Я помогу тебе, девочка... Помогу тебе милая... – ласково баюкая её, тихо шептала я. – Успокойся, солнышко, там не будет больше боли. Мой отец ушёл туда... Я говорила с ним. Там только свет и покой... Расслабься, моя хорошая... Я исполню твоё желание. Сейчас ты будешь уходить – не бойся. Ты ничего не почувствуешь... Я помогу тебе, Дамиана. Я буду с тобой...
Из её изуродованного физического тела вышла удивительно красивая сущность. Она выглядела такой, какой Дамиана была, до того, как появилась в этом проклятом месте.
– Спасибо вам... – прошелестел её тихий голос. – Спасибо за добро... и за свободу. Я буду помнить вас.
Она начала плавно подниматься по светящемуся каналу.
– Прощай Дамиана... Пусть твоя новая жизнь будет счастливой и светлой! Ты ещё найдёшь своё счастье, девочка... И найдёшь хороших людей. Прощай...
Её сердце тихо остановилось... А исстрадавшаяся душа свободно улетала туда, где никто уже не мог причинять ей боли. Милая, добрая девочка ушла, так и не узнав, какой чудесной и радостной могла быть её оборванная, непрожитая жизнь... скольких хороших людей мог осчастливить её Дар... какой высокой и светлой могла быть её непознанная любовь... и как звонко и счастливо могли звучать голоса её не родившихся в этой жизни детей...
Успокоившееся в смерти лицо Дамианы разгладилось, и она казалась просто спящей, такой чистой и красивой была теперь... Горько рыдая, я опустилась на грубое сидение рядом с её опустевшим телом... Сердце стыло от горечи и обиды за её невинную, оборванную жизнь... А где-то очень глубоко в душе поднималась лютая ненависть, грозясь вырваться наружу, и смести с лица Земли весь этот преступный, ужасающий мир...
Наконец, как-то собравшись, я ещё раз взглянула на храбрую девочку-ребёнка, мысленно желая ей покоя и счастья в её новом мире, и тихо вышла за дверь...
Увиденный ужас парализовал сознание, лишая желания исследовать папский подвал дальше... грозясь обрушить на меня чьё-то очередное страдание, которое могло оказаться ещё страшней. Собираясь уже уйти наверх, я вдруг неожиданно почувствовала слабый, но очень упорный зов. Удивлённо прислушиваясь, я, наконец, поняла, что меня зовут отсюда же, из этого же подвала. И тут же, забыв все прежние страхи, решила проверить.
Зов повторялся, пока я не подошла прямо к двери, из которой он шёл...
Келья была пустой и влажной, без какого-либо освещения. А в самом её углу, на соломе сидел человек. Подойдя к нему ближе, я неожиданно вскрикнула – это был мой старый знакомый, кардинал Мороне... Его гордое лицо, на сей раз, краснело ссадинами, и, было видно, что кардинал страдал.
– О, я очень рада, что вы живы!.. Здравствуйте монсеньёр! Вы ли пытались звать меня?
Он чуть приподнялся, поморщившись от боли, и очень серьёзно произнёс:
– Да мадонна. Я давно зову вас, но вы почему-то не слышали. Хотя находились совсем рядом.
– Я помогала хорошей девочке проститься с нашим жестоким миром... – печально ответила я. – Зачем я нужна вам, ваше преосвященство? Могу ли я помочь вам?..
– Речь не обо мне, мадонна. Скажите, вашу дочь зовут Анна, не так ли?
Стены комнаты закачались... Анна!!! Господи, только не Анна!.. Я схватилась за какой-то выступающий угол, чтобы не упасть.
– Говорите, монсеньёр... Вы правы, мою дочь зовут Анна.
Мой мир рушился, даже ещё не узнав причины случившегося... Достаточно было уже того, что Караффа упоминал о моей бедной девочке. Ожидать от этого чего-то доброго не было ни какой надежды.
– Когда прошлой ночью Папа «занимался» мною в этом же подвале, человек сообщил ему, что ваша дочь покинула монастырь... И Караффа почему-то был этим очень доволен. Вот поэтому-то я и решил как-то вам сообщить эту новость. Ведь его радость, как я понял, приносит всем только несчастья? Я не ошибся, мадонна?..
– Нет... Вы правы, ваше преосвященство. Сказал ли он что-либо ещё? Даже какую-то мелочь, которая могла бы помочь мне?
В надежде получить хотя бы малейшее «дополнение», спросила я. Но Мороне лишь отрицательно покачал головой...
– Сожалею, мадонна. Он лишь сказал, что вы сильно ошибались, и что любовь никому ещё не приносила добра. Если это о чём-то вам говорит, Изидора.
Я лишь кивнула, стараясь собрать свои разлетающиеся в панике мысли. И пытаясь не показать Мороне, насколько потрясла меня сказанная им новость, как можно спокойнее произнесла:
– Разрешите ли подлечить вас, монсеньёр? Мне кажется, вам опять не помешает моя «ведьмина» помощь. И благодарю вас за весть... Даже за плохую. Всегда ведь лучше заранее знать планы врага, даже самые худшие, не так ли?..
Мороне внимательно всматривался мне в глаза, мучительно стараясь найти в них ответ на какой-то важный для него вопрос. Но моя душа закрылась от мира, чтобы не заболеть... чтобы выстоять предстоящее испытание... И кардинала встречал теперь лишь заученный «светский» взгляд, не позволявший проникнуть в мою застывшую в ужасе душу...
– Неужели вы боитесь, мадонна? – тихо спросил Мороне. – Вы ведь тысячу раз сильнее его! Почему вы его боитесь?!..
– Он имеет что-то, с чем я пока не в силах бороться... И пока не в силах его убить. О, поверьте мне, ваше преосвященство, если б я только нашла ключ к этой ядовитой гадюке!.. – и, опомнившись, тут же опять предложила: – Позвольте мне всё же заняться вами? Я облегчу вашу боль.