Руська Краина

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Ру́ська Краи́на или Ру́сская Краи́на (также встречаются варианты Руськая Краина, Руска Краина, Руска Крайна; укр. Руська Країна, венг. Ruszka Krajna, чеш. Ruská Krajina, польск. Kraj Ruski) — государственное образование, существовавшее на территории современной Закарпатской области Украины с 24 декабря 1918 года по май 1919 года.

После распада Австро-Венгерской империи венгерское правительство при активном участии Августина Волошина 24 декабря 1918 года наделило четыре комитата с русинским (украинским) населением (Унг (Ужгород), Берег (Берегово), Угоча (Виноградов) и Марамарош (Сигету-Мармацией)) автономным статусом под общим названием «Руська Краина».

10 сентября 1919 года Закарпатье вошло в состав Чехословацкой Республики на правах автономии, самоуправление было урезано, а регион стал именоваться «Подкарпатская Русь».

С 22 ноября 1938 года в составе Чехословакии в статусе полноправной автономной единицы с сохраненным названием Подкарпатская Русь (см. текст конституционного закона ЧСР 328/1938 Сб.,от 22 ноября 1938 года) [http://www.epravo.cz/vyhledavani-aspi/?Id=7386&Section=1&IdPara=1&ParaC=2] [http://karpatorusyn.org/konstitucionnyj-zakon-ot-22-noyabrya-1938-328-sb-ob-avtonomii-podkarpatskoj-rusi/].







В составе Венгерской Советской Республики

Под воздействием революционных событий и провозглашения Венгерской Советской Республики, на территории Руськой Краины (за исключением Ужгорода, с 12 января занятого чехословацкими войсками[1], и Гуцульской Республики) 2224 марта 1919 года была установлена советская власть (укр. Радянська Руська Країна). В составе Советской Венгрии Руська Краина наделялась правами автономного региона с центром в Мукачево. В проекте конституции Руськой Краины, обнародованном 12 апреля 1919 года в газете «Руська правда», это административно-территориальное образование определялось как «самостоятельный Краинский Союз, входящий на федеративных началах в состав Советской Республики».

Организация власти

Народным комиссаром края 25 марта 1919 года, после отставки Ореста Сабо, становится Августин Штефан, а его заместителем (в должности политического поверенного Руськой Краины) — Иосиф Каминский. Венгерская социалистическая партия, образовавшаяся в результате слияния Венгерской коммунистической партии и Социал-демократической партии Венгрии, на территории Руськой Краины подчинялась Руськокрайнянскому партийному комитету в Будапеште во главе с Иваном Мондоком и Эрнё Сайдлером.

Рабочие, солдатские и крестьянские советы начали формироваться в Австро-Венгрии уже на заключительном этапе Первой мировой войны (с начала 1918 года); на ноябрь 1918 года в Закарпатье существовало около 500 советов. Установление советской власти в Венгрии стимулировало стихийное разрастание, в том числе на территории Закарпатья, подобных советов на уровне сёл, городов, районов и комитатов (жуп), которые, в свою очередь, избирали директориумы (исполнительные органы власти) в составе 3-5 человек. Комитатские советы с 5 апреля 1919 года преобразовывались в окружные, включая три русинских — Берегский (с центром в городе Мукачево), Мараморошский (Хуст) и Ужанский (Среднее). Высшим органом власти по проекту конституции Руськой Краины являлся краевой съезд Советов, выборы в который проводились 714 апреля, но который так и не был созван из-за начавшейся иностранной интервенции.

С другой стороны, комиссар Августин Штефан предпринял попытку восстановить в качестве высшего представительского органа власти созванный ещё при Михае Каройи Руський собор (по сути, буржуазный парламент), ограничив роль съезда Советов консультативными функциями. Однако эта попытка установления «двоевластия» была пресечена роспуском сформированного Штефаном правительственного Совета отрядом вооружённых рабочих во главе с Дьюлой Катко. Впрочем, несколько позже, 22 апреля, в условиях наступления румынских войск, Каминскому удалось сместить Мукачевский директориум, возглавляемый Яношем Галгоци, что повлекло за собой снятие части войск с фронта (через два дня статус-кво был восстановлен, Каминский арестован, а ещё через четыре дня в Мукачево вошли румыны).

Социально-экономические преобразования

26 марта 1919 года Революционный правительственный Совет Венгрии издал декрет, по которому национализации и передаче под рабочий контроль подлежали промышленные и транспортные предприятия и мастерские, на которых работало более 20 человек, а также торговые учреждения и магазины с количеством занятых более 10 человек. В Закарпатье были национализированы лесохимические заводы в Сваляве и Турье Быстрой, мебельные комбинаты, заводы стройматериалов, пивзавод Шёнборнов в Мукачеве, а также банки и финансовые учреждения. Улучшилось положение рабочих, которые смогли чётко определять условия труда в новых коллективных договорах, а также были частично восстановлены дезорганизованные производство и инфраструктура.

Серьёзные изменения коснулись социально-экономических прав трудящихся, включая введение 8-часового рабочего дня и права на отпуск, ограничение труда несовершеннолетних, повышение заработной платы на 25—60 %, устранение преград для деятельности профсоюзов. Начались масштабные квазисоциалистические преобразования в социальной сфере (бесплатное медицинское обслуживание, обязательное среднее образование для детей до 14 лет, материальная помощь учащимся детям трудящихся, провозглашение программ ликвидации безграмотности и всеобщего политехнического образования).

Аграрная политика принадлежала к числу самых непопулярных сторон деятельности Советской власти в Венгрии. Игнорируя специфику страны, руководство республики пошло на национализацию, а не обобществление помещичьих и церковных земель, организовав на них государственные производственные кооперативы и оттолкнув от себя значительную часть крестьянства. Согласно соответствующему декрету от 3 апреля 1919 года, конфискации подлежали все «крупные и средние имения размером более 100 гольдов» (52 га) пахотных земель. Впрочем, в силу преобладания в Руськой Краине мелкого землевладения, обусловленного преимущественно горным характером рельефа, подобные мероприятия не только не вызывали противодействия крестьянства, но и были встречены с энтузиазмом, выплеснувшимся в захваты наделов (в Ворочеве, Быстрице, Горинчове, Изе, Липче, Заднем и т. д.). К тому же, из 11 000 созданных в Венгрии производственных кооперативов в Руськой Краине успели организовать только один (в Великих Берегах).

Культурная политика

Декларируя свой разрыв с традициями национального угнетения порабощённых Венгрией народов, Конституция ВСР запрещала дискриминацию национальных меньшинств и даже предусматривала использование в официальных инстанциях языка любой из проживавших в Венгрии национальностей. На практике в Руськой Краине это означало, что русинский язык впервые в истории становился официальным. По примеру реформы русского правописания, проведённой в РСФСР, в русинском языке вводилось соответствующее фонетическому звучанию правописание, из алфавита выводились ненужные буквы. На историко-философском факультете Будапештского университета была открыта кафедра русинского языка во главе с Александром Бонкалом.

Венгерское советское правительство, провозгласив свободу слова и печати, также наладило издание газет для населения Закарпатья на русинском («Руська правда», с 6 номера «Русько-Країнська правда», — орган будапештского наркомата в делах Руськой Краины), украинском («Червона Україна» — орган украинской коммунистической группы, состоявшей из бывших военнопленных австро-венгерской армии) и венгерском («Ruszka Krajna», «Beregi munkás» — «Бережский рабочий», «Munkácsi népszava» — «Мукачевское народное слово») языках. На фоне введения свободы вероисповедания и отделения церкви от государства в Руськой Краине, в отличие от остальной ВСР, продолжалась выплата государственной зарплаты священнослужителям.

Большинство рядовых и средних служащих остались на своих должностях при условии принесения присяги диктатуре пролетариата; им предписывалось изучить русинский язык.

Иностранная интервенция

Понимая стратегическое значение карпатских перевалов как возможного маршрута оказания помощи Венгерской Советской Республике со стороны РСФСР и УССР, особенно в свете директивы командующего Украинским фронтом Владимира Антонова-Овсеенко от 13 апреля 1919 года о подготовке наступления с целью соединения с венгерскими силами, Антанта усилила давление на Румынию и Чехословакию, чтобы ускорить их агрессию против ВСР со стороны Закарпатья. В результате, 16 апреля 1919 года румынские войска начали вторжение на территорию Венгрии и Закарпатья, перейдя демаркационную линию в направлении городов Мараморош — Сигет — Тячев — Хуст — Берегово. Румынская армия, имея численное и материальное превосходство над отдельным Русинским батальоном и Русинской Красной дивизией (комплектация которой так и не была завершена, а значительная часть была скована в городах вследствие антикоммунистических выступлений), после капитуляции Сейкейской Красной дивизии, дислоцированной в Северной Венгрии, открыла себе путь на Хуст, Дебрецен и Ньиредьхазу. Упорные бои за Королёво с участием рабочих отрядов 21 апреля заставили румын отступить к Хусту, однако после подхода подкрепления (включая пулемётные части и артиллерию) интервенты, возобновив наступление, овладели 27-28 апреля городами Берегово и Мукачево.

К тому же, 23 апреля 1919 года навстречу румынским частям выдвинулись и чехословацкие войска, чьё наступление развивалось по двум направлениям — на Мукачево и на Чоп, важный железнодорожный узел, за который развязались ожесточённые бои, продолжавшиеся более десяти дней. Отряды Русинской Красной дивизии во взаимодействии с остальными венгерскими красными частями были вынуждены оставить территорию Руськой Краины после окончания боёв в районе Чопа 3 мая 1919 года и отойти с советскими органами власти в Центральную Венгрию. Румынские войска оккупировали около 65 % территории Руськой Краины с городами Мукачево, Хуст, Берегово и Сёвлюш (Виноградов); чехословаки заняли Ужгород. Хотя впоследствии Венгерской Красной Армии удалось развернуть контрнаступление и установить советскую власть в восточной и южной Словакии (возглавляемая Антонином Яноушеком Словацкая советская республика со столицей в Прешове/Пряшеве, незначительная часть территории которой была населена русинами), но на территорию Закарпатья она больше не вступала.

После четырёх месяцев независимости Руська Краина прекратила своё существование, а ещё через три месяца пала и Венгерская Советская Республика.

Дальнейшая судьба

6 июня 1919 года по приказу оккупационной администрации французского генерала Эннока на территории Закарпатья была введена военная диктатура, сохранявшаяся до 1923 года. Несколько сотен «сочувствующих большевизму» были заключены в специальные лагеря в Ужгороде, Сигете и Королеве. Поскольку ещё в 1918 году ряд русинских политиков в Чехословакии (на встречах в Старой Любовне, Прешове и Ужгороде), а также русинская эмиграция в США, возглавлявшаяся юристом Григорием Жатковичем, высказались за присоединение к Чехословакии, Жаткович совместно с Антоном Бескидом и Августином Волошиным передал прошение об этом президенту ЧСР Томашу Гарригу Масарику. Впрочем, чехословацкое руководство отнеслось к идее весьма скептически, в силу экономической отсталости Руськой Краины.

Решением Парижской мирной конференции, выраженным в Сен-Жерменском мирном договоре от 10 сентября 1919 года, Закарпатье вошло в состав Чехословацкой республики на правах автономии, самоуправление его было урезано, а название «Руська Краина» изменено на «Подкарпатская Русь» (чеш. Podkarpatská Rus). Территория последней составляла 12 097 км², население — 572 028 человек (из них на 1 января 1920: 62% — русинов (украинцев), 17,2 % — венгров, 13,4 % — евреев, 3,3 % — чехов и словаков, 1,8 % — немцев).

См. также

Напишите отзыв о статье "Руська Краина"

Литература

  • Пушкаш Андрей. Цивилизация или варварство. Закарпатье 1918—1945. М.: Европа, Институт славяноведения РАН, 2006. — ISBN 5-9739-0083-5
  • Шевченко К. В. [http://www.archive.org/download/Rusyny/Shevchenko_K_V_Rusyny_i_Chehoslovakiya_Selecta_V_2006.pdf Русины и межвоенная Чехословакия. К истории этнокультурной инженерии]. — М., 2006. — 268 с. — ISBN 5-91159-001-9.
  • Під прапором Великого Жовтня: збірник документів. Ужгород, 1959.
  • Встановлення радянської влади на Закарпатті у 1919 році. Ред. І. Гранчак. Ужгород, 1989.
  • Співак Борис та Троян Михайло. 40 незабутніх днів з історії боротьби за владу Рад у Закарпатті в 1919 році. Ужгород: Карпати, 1967.
  • Хрестоматія з історії держави і права України: Навч. посіб. / Упоряд.: А. С. Чайковський (кер.), О. А. Копиленко, В. М. Кривоніс, В. В. Свистунов, Г. І. Трофанчук. — К.: Юрінком Інтер, 2003.
  • Енциклопедія українознавства: В 10 томах / Головний редактор Володимир Кубійович. — Париж, Нью-Йорк: Молоде Життя, 1954—1989.
  • Лебов, Марк Фаркашевич. [http://books.google.com/books?id=B8EvAAAAIAAJ&q=%22%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F+%D0%9A%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BD%D0%B0%22&dq=%22%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F+%D0%9A%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BD%D0%B0%22&hl=en Венгерская Советская республика 1919 года]. — М.: Соцэкгиз, 1959. — С. 112.

Примечания

  1. Авґустин Волошин. [http://litopys.org.ua/volosh/volosh02.htm Спомини.]

Ссылки

  • Александр Тарасов // Скепсис [http://scepsis.ru/library/id_1927.html «…Чтоб землю в Гренаде…»]
  • József Botlik. [http://web.archive.org/web/20090704114219/http://www.corvinuslibrary.com/ruszin/karpatalja1.doc Csehszlovákia nemzetiségi politikája Kárpátalján 1919—1938-1939]
  • Karoly Kocsis and Eszter Kocsis-Hodosi. Hungarian Minorities in the Carpathian Basin. A study in Ethnic Geography. — Matthias Corvinus Publishing, Toronto-Buffalo 1995. [http://www.hungarian-history.hu/lib/hmcb/Tab11.htm Table 11. Ethnic structure of the population on the present territory of Transcarpathia (1880..1989)]
  • [http://mnib.malorus.org/kniga/423/ А. И. Пушкаш. Цивилизация или варварство: Закарпатье 1918—1945. — Москва: Европа, 2006, ISBN 5-9739-0083-5]
  • Д. Пілаш. [http://commons.com.ua/?p=14380 Спроба соціалістичної революції 1919 року на Закарпатті] // Спільне  (укр.)

Отрывок, характеризующий Руська Краина

Радан души не чаял в своём чудесном племяннике! И его без конца пугало то, что однажды кто-то обязательно их выследит, и оборвёт ценную жизнь маленького Светодара, которому, уже тогда, с самых первых лет его существования, суровая судьба предназначала нести факел Света и Знания в наш безжалостный, но такой родной и знакомый, Земной мир.
Прошло восемь напряжённых лет. Светодар превратился в чудесного юношу, теперь уже намного более походившего на своего мужественного отца – Иисуса-Радомира. Он возмужал и окреп, а в его чистых голубых глазах всё чаще стал появляться знакомый стальной оттенок, так ярко вспыхивавший когда-то в глазах его отца.
Светодар жил и очень старательно учился, всей душой надеясь когда-нибудь стать похожим на Радомира. Мудрости и Знанию его обучал пришедший туда Волхв Истень. Да, да, Изидора! – заметив моё удивление, улыбнулся Сеевер. – тот же Истень, которого ты встретила в Мэтэоре. Истень, вместе с Раданом, старались всячески развивать живое мышление Светодара, пытаясь как можно шире открыть для него загадочный Мир Знаний, чтобы (в случае беды) мальчик не остался беспомощным и умел за себя постоять, встретившись лицом к лицу с врагом или потерями.
Простившись когда-то очень давно со своей чудесной сестрёнкой и Магдалиной, Светодар никогда уже больше не видел их живыми... И хотя почти каждый месяц кто-нибудь приносил ему от них свежую весточку, его одинокое сердце глубоко тосковало по матери и сестре – его единственной настоящей семье, не считая, дяди Радана. Но, несмотря на свой ранний возраст, Светодар уже тогда научился не показывать своих чувств, которые считал непростительной слабостью настоящего мужчины. Он стремился вырасти Воином, как его отец, и не желал показывать окружающим свою уязвимость. Так учил его дядя Радан... и так просила в своих посланиях его мать... далёкая и любимая Золотая Мария.
После бессмысленной и страшной гибели Магдалины, весь внутренний мир Светодара превратился в сплошную боль... Его раненная душа не желала смиряться с такой несправедливой потерей. И хотя дядя Радан готовил его к такой возможности давно – пришедшее несчастье обрушилось на юношу ураганом нестерпимой муки, от которой не было спасения... Его душа страдала, корчась в бессильном гневе, ибо ничего уже нельзя было изменить... ничего нельзя было вернуть назад. Его чудесная, нежная мать ушла в далёкий и незнакомый мир, забрав вместе с собой его милую маленькую сестрёнку...
Он оставался теперь совсем один в этой жестокой, холодной реальности, даже не успев ещё стать настоящим взрослым мужчиной, и не сумев хорошенько понять, как же во всей этой ненависти и враждебности остаться живым...
Но кровь Радомира и Магдалины, видимо, недаром текла в их единственном сыне – выстрадав свою боль и оставшись таким же стойким, Светодар удивил даже Радана, который (как никто другой!) знал, сколь глубоко ранимой может быть душа, и как тяжко иногда даётся возвращение назад, где уже нету тех, кого ты любил и по кому так искренне и глубоко тосковал...
Светодар не желал сдаваться на милость горя и боли... Чем безжалостнее «била» его жизнь, тем яростнее он старался бороться, познавая пути к Свету, к Добру, и к спасению заблудших во тьме человеческих душ... Люди шли к нему потоком, умоляя о помощи. Кто-то жаждал избавиться от болезни, кто-то жаждал вылечить своё сердце, ну, а кто-то и просто стремился к Свету, которым так щедро делился Светодар.
Тревога Радана росла. Слава о «чудесах», творимых его неосторожным племянником, перевалила за Пиренейские горы... Всё больше и больше страждущих, желали обратиться к новоявленному «чудотворцу». А он, будто не замечая назревавшей опасности, и дальше никому не отказывал, уверенно идя стопами погибшего Радомира...
Прошло ещё несколько тревожных лет. Светодар мужал, становясь всё сильнее и всё спокойнее. Вместе с Раданом они давно перебрались в Окситанию, где даже воздух, казалось, дышал учением его матери – безвременно погибшей Магдалины. Оставшиеся в живых Рыцари Храма с распростёртыми объятиями приняли её сына, поклявшись хранить его, и помогать ему, насколько у них хватит на это сил.
И вот однажды, наступил день, когда Радан почувствовал настоящую, открыто грозящую опасность... Это была восьмая годовщина смерти Золотой Марии и Весты – любимых матери и сестры Светодара...

– Смотри, Изидора... – тихо произнёс Север. – Я покажу тебе, если желаешь.
Передо мной тут же появилась яркая, но тоскливая, живая картина...
Хмурые, туманные горы щедро окроплял назойливый, моросящий дождь, оставлявший в душе ощущение неуверенности и печали... Серая, непроглядная мгла кутала ближайшие замки в коконы тумана, превращая их в одиноких стажей, охранявших в долине вечный покой... Долина Магов хмуро взирала на пасмурную, безрадостную картину, вспоминая яркие, радостные дни, освещённые лучами жаркого летнего солнца... И от этого всё кругом становилось ещё тоскливее и ещё грустней.
Высокий и стройный молодой человек стоял застывшим «изваянием» у входа знакомой пещеры, не шевелясь и не подавая никаких признаков жизни, будто горестная каменная статуя, незнакомым мастером выбитая прямо в той же холодной каменной скале... Я поняла – это наверняка и был взрослый Светодар. Он выглядел возмужавшим и сильным. Властным и в то же время – очень добрым... Гордая, высоко поднятая голова говорила о бесстрашии и чести. Очень длинные светлые волосы, повязаны на лбу красной лентою, ниспадали тяжёлыми волнами за плечи, делая его похожим на древнего короля... гордого потомка Меравинглей. Прислонившись к влажному камню, Светодар стоял, не чувствуя ни холода, ни влаги, вернее – не чувствуя ничего...
Здесь, ровно восемь лет назад, скончалась его мать – Золотая Мария, и его маленькая сестра – смелая, ласковая Веста... Они умерли, зверски и подло убитые сумасшедшим, злым человеком... посланным «отцами» святейшей церкви. Магдалина так и не дожила, чтобы обнять своего возмужавшего сына, так же смело и преданно, как она, идущего по знакомой дороге Света и Знания.... По жестокой земной дороге горечи и потерь...

– Светодар никогда так и не смог простить себе, что не оказался здесь, когда они нуждались в его защите – снова тихо продолжил Север. – Вина и горечь грызли его чистое, горячее сердце, заставляя ещё яростнее бороться с нелюдью, называвшую себя «слугами бога», «спасителями» души человека... Он сжимал кулаки и тысячный раз клялся себе, что «перестроит» этот «неправильный» земной мир! Уничтожит в нём всё ложное, «чёрное» и злое...
На широкой груди Светодара алел кровавый крест Рыцарей Храма... Крест памяти Магдалины. И никакая Земная сила не могла заставить его забыть клятву рыцарской мести. Сколь добрым и ласковым к светлым и честным людям было его молодое сердце, столь безжалостным и суровым был к предателям и «слугам» церкви его холодный мозг. Светодар был слишком решительным и строгим в отношении к себе, но удивительно терпеливым и добрым по отношению к другим. И только лишь люди без совести и чести вызывали у него настоящую неприязнь. Он не прощал предательство и ложь в любой их проявлявшейся форме, и воевал с этим позором человека всеми возможными средствами, иногда даже зная, что может проиграть.
Вдруг, через серую пелену дождя, по нависшей прямо над ним скале побежала странная, невиданная вода, тёмные брызги которой окропляли стены пещеры, оставляя на ней жутковатые бурые капли... Ушедший глубоко в себя Светодар в начале не обратил на это внимания, но потом, присмотревшись по лучше, вздрогнул – вода была тёмно красной! Она текла с горы потоком тёмной «человеческой крови», будто сама Земля, не выдержав более подлости и жестокости человека, открылась ранами всех его прегрешений... После первого потока полился второй... третий... четвёртый... Пока вся гора не струилась ручьями красной воды. Её было очень много... Казалось, святая кровь Магдалины взывала о мщении, напоминая живущим о её скорби!.. В низине, бурлящие красные ручьи сливались в один, заполняя широкую реку Од (Aude), которая, не обращая ни на что внимания, величаво себе плыла, омывая по пути стены старого Каркасона, унося свои потоки дальше в тёплое синее море...

Красная глина в Окситании

(Посетив эти священные места, мне удалось узнать, что вода в горах Окситании становится красной из-за красной глины. Но вид бегущей «кровавой» воды и вправду производил очень сильное впечатление...).
Вдруг Светодар настороженно прислушался... но тут же тепло улыбнулся.
– Ты снова меня бережёшь, дядя?.. Я ведь давно говорил тебе – не желаю скрываться!
Радан вышел из-за каменного уступа, грустно качая поседевшей головой. Годы не пожалели его, наложив на светлое лицо жёсткий отпечаток тревог и потерь... Он уже не казался тем счастливым юношей, тем вечно-смеющимся солнышком-Раданом, который мог растопить когда-то даже самое чёрствое сердце. Теперь же это был закалённый невзгодами Воин, пытавшийся любыми путями сберечь самое дорогое своё сокровище – сына Радомира и Магдалины, единственное живое напоминание их трагических жизней... их мужества... их света и их любви.
– У тебя есть Долг, Светодарушка... Так же, как и у меня. Ты должен выжить. Чего бы это ни стоило. Потому, что если не станет и тебя – это будет означать, что твои отец и мать погибли напрасно. Что подлецы и трусы выиграли нашу войну... Ты не имеешь на это права, мой мальчик!
– Ошибаешься, дядя. Я имею на это своё право, так как это моя жизнь! И я не позволю кому-либо заранее писать для неё законы. Мой отец прожил свою краткую жизнь, подчиняясь чужой воле... Так же, как и моя бедная мать. Только потому, что по чужому решению они спасали тех, кто их ненавидел. Я же не намерен подчинятся воле одного человека, даже если этот человек – мой родной дедушка. Это моя жизнь, и я проживу её так, как считаю нужным и честным!.. Прости, дядя Радан!
Светодар горячился. Его молодой разум возмущался против чужого влияния на его собственную судьбу. По закону молодости он желал сам решать за себя, не дозволяя кому-то со стороны влиять на его ценную жизнь. Радан лишь грустно улыбался, наблюдая за своим мужественным питомцем... В Светодаре было достаточно всего – силы, ума, выдержки и упорства. Он хотел прожить свою жизнь честно и открыто... только, к сожалению, ещё не понимал, что с теми, кто на него охотился, открытой войны быть не могло. Просто потому, что именно у них-то и не было ни чести, ни совести, ни сердца...
– Что ж, по-своему ты прав, мой мальчик... Это твоя жизнь. И никто не может её прожить, кроме тебя... Я уверен, ты проживёшь её достойно. Только будь осторожен, Светодар – в тебе течёт кровь твоего отца, и наши враги никогда не отступятся, чтобы уничтожить тебя. Береги себя, родной мой.
Потрепав племянника по плечу, Радан печально отошёл в сторону и скрылся за выступом каменной скалы. Через секунду послышался вскрик и тяжёлая возня. Что-то грузно упало на землю и наступила тишина... Светодар метнулся на звук, но было слишком поздно. На каменном полу пещеры сцепившись в последнем объятии лежали два тела, одним из которых был незнакомый ему человек, одетый в плащ с красным крестом, вторым же был... Радан. Пронзительно вскрикнув, Светодар кинулся к телу дяди, которое лежало совершенно неподвижно, будто жизнь уже покинула его, даже не разрешив с ним проститься. Но, как оказалось, Радан ещё дышал.
– Дядя, пожалуйста, не оставляй меня!.. Только не ты... Прошу тебя, не оставляй меня, дядя!
Светодар растерянно сжимал его в своих крепких мужских объятиях, осторожно качая, как маленького ребёнка. Точно так же, как столько раз когда-то качал его Радан... Было видно, что жизнь покидала Радана, капля за каплей вытекая из его ослабевшего тела золотым ручьём... И даже сейчас, зная, что умирает, он беспокоился только лишь об одном – как сохранить Светодара... Как объяснить ему в эти оставшиеся несколько секунд то, что так и не сумел донести за все его долгих двадцать пять лет?.. И как же он скажет Марии и Радомиру, там, в том другом, незнакомом мире, что не сумел сберечь себя, что их сын теперь оставался совсем один?..

Кинжал Радана

– Послушай, сынок... Этот человек – он не Рыцарь Храма. – показывая на убитого, хрипло произнёс Радан. – Я знаю их всех – он чужой... Расскажи это Гундомеру... Он поможет... Найдите их... или они найдут тебя. А лучше всего – уходи, Светодарушка... Уходи к Богам. Они защитят тебя. Это место залито нашей кровью... её здесь слишком много... уходи, родной...
Медленно-медленно глаза Радана закрылись. Из разжавшейся бессильной руки со звоном выпал на землю рыцарский кинжал. Он был очень необычным... Светодар взглянул повнимательнее – этого просто не могло быть!.. Такое оружие принадлежало очень узкому кругу рыцарей, только лишь тем, которые когда-то лично знали Иоанна – на конце рукояти красовалась золочённая коронованная голова...
Светодар знал точно – этого клинка давно уже не было у Радана (он когда-то остался в теле его врага). Значит сегодня, он, защищаясь, выхватил оружие убийцы?.. Но как же могло оно попасть в чьи-то чужие руки?!. Мог ли кто-то из знакомых ему рыцарей Храма предать дело, ради которого все они жили?! Светодар в это не верил. Он знал этих людей, как знал самого себя. Никто из них не мог совершить такую низкую подлость. Их можно было только убить, но невозможно было заставить предать. В таком случае – кем же был человек, владевший этим особым кинжалом?!.
Радан лежал недвижимый и спокойный. Все земные заботы и горечи покинули его навсегда... Ожесточившееся с годами, лицо разгладилось, снова напоминая того радостного молодого Радана, которого так любила Золотая Мария, и которого всей душой обожал его погибший брат, Радомир... Он вновь казался счастливым и светлым, будто и не было рядом страшной беды, будто снова в его душе всё было радостно и покойно...
Светодар стоял на коленях, не произнося ни слова. Его омертвевшее тело лишь тихонько покачивалось из стороны в сторону, как бы помогая себе выстоять, пережить этот бессердечный, подлый удар... Здесь же, в этой же пещере восемь лет назад не стало Магдалины... А теперь он прощался с последним родным человеком, оставаясь по-настоящему совсем один. Радан был прав – это место впитало слишком много их семейной крови... Недаром же даже ручьи окрасились багровым... будто желая сказать, чтобы он уходил... И уже никогда не возвращался обратно.
Меня трясло в какой-то странной лихорадке... Это было страшно! Это было совершенно непозволительно и непонятно – мы ведь звались людьми!!! И должен ведь где-то быть предел человеческой подлости и предательству?
– Как же ты смог с этим жить так долго, Север? Все эти годы, зная об этом, как ты сумел оставаться таким спокойным?!
Он лишь печально улыбнулся, не отвечая на мой вопрос. А я, искренне удивляясь мужеству и стойкости этого дивного человека, открывала для себя совершенно новую сторону его самоотверженной и тяжёлой жизни... его несдающейся и чистой души....