Рюмин, Валерий Викторович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Валерий Викторович Рюмин
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Портрет
Страна:

СССР22x20px СССР
Россия22x20px Россия

Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Специальность:

бортинженер

Воинское звание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Экспедиции:

Союз-25
Союз-32
Союз-35
Дискавери STS-91

Время в космосе:

371 сут 16 ч 24 мин 29 с

Дата рождения:

16 августа 1939(1939-08-16) (79 лет)

Место рождения:

Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край, РСФСР, СССР

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:
Герой Советского Союза Герой Советского Союза
Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Медаль «За заслуги в освоении космоса»
Лётчик-космонавт СССР Заслуженный мастер спорта СССР
20px 25px Герой Труда (Вьетнам)
Орден Хо Ши Мина
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
40px
Позывной:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вале́рий Ви́кторович Рю́мин (род. 16 августа 1939) — советский и российский космонавт, бортинженер космических кораблей «Союз-25», «Союз-32» («Союз-34») «Союз-35» («Союз-37») и орбитальной станции «Салют-6», специалист полёта шаттла «Дискавери» (STS-91), лётчик-космонавт СССР № 41, дважды Герой Советского Союза.







Биография

Родился 16 августа 1939 года в городе Комсомольск-на-Амуре в семье служащего. Русский.

После окончания Загорянской средней школы № 1, он поступил в Калининградский механический техникум в Московской области, на специальность холодная обработка металла. После окончания в 1958 году техникума он продолжил своё образование, поступив на факультет электроники и счётно-решающей техники Московского лесотехнического института, диплом которого он получил в 1966 году. Затем он поступил на работу в ОКБ-1 («Конструкторское бюро С. П. Королёва»). Он участвовал в разработке документации для электрических испытаний пилотируемого корабля «7К-Л1» для облёта Луны. Неоднократно назначался руководителем испытаний и техническим руководителем на технической позиции. В 1972 году стал членом КПСС.

В Отряде советских космонавтов с 1973 года, где прошёл полный курс общекосмической подготовки, подготовки к полётам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют».

Совершил три полёта в космос в качестве бортинженера.

Первый — 9—11 октября 1977 года совместно с командиром корабля Владимиром Ковалёнком на корабле «Союз-25», в программе которого предусматривалась стыковка с ОС «Салют-6» и работу на её борту, но из-за неисправности космического корабля стыковка была отменена, полёт прекращён досрочно.

25 февраля — 19 августа 1979 года В. В. Рюмин совместно с командиром корабля Владимиром Ляховым совершил второй космический полёт на корабле «Союз-32» и орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз». На тот период, это был самый длительный 175-дневный орбитальный полёт, в ходе которого, 15 августа 1979 года космонавты Рюмин и Ляхов совершили внеплановый выход в открытый космос, где провели отделение зацепившейся за элементы конструкции станции антенны космического радиотелескопа КРТ-10, пробыв вне корабля 1 час 23 минуты. Возвращение на Землю осуществлено на борту космического корабля «Союз-34».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1979 года за мужество и героизм, проявленные в полёте, лётчику-космонавту Рюмину Валерию Викторовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11429).

Файл:USSR Stamp 1981 Salyut6 Cosmonauts.jpg
Леонид Попов и Валерий Рюмин на почтовой марке СССР

9 апреля — 11 октября 1980 года Валерий Рюмин осуществил третий полёт на КК «Союз-35» (командир — Леонид Попов) и орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз». Это был очередной рекорд длительности полёта — 185 суток, во время которого основной экипаж ОС принял четыре экспедиции посещения, в том числе три — международных; провёл большой объём различных исследований, экспериментов, а также ремонтно-восстановительных работ. По завершении программы полёта космонавты Попов и Рюмин возвратились на Землю на корабле «Союз-37».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 октября 1980 года за успешное осуществление этого полёта Рюмин Валерий Викторович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Покинув 28 октября 1987 году Отряд космонавтов, в связи с выходом на пенсию, работал в Центре управления полётами.

В июле 1997 года решением Государственной межведомственной комиссии (ГМВК) по согласованию с NASA, находящийся на заслуженном отдыхе советский космонавт Валерий Рюмин, был отобран для полёта на шаттле по программе STS-91. С 5 сентября 1997 по июнь 1998 года он проходил подготовку в Космическом центре имени Джонсона в США в составе экипажа шаттла Discovery в качестве специалиста полёта.

Четвёртый полёт в космос, продолжительностью 9 суток 19 часов 55 минут 1 секунда, В. В. Рюмин совершил в период со 2 по 12 июня 1998 года в качестве специалиста полёта шаттла Discovery STS-91. Программа полёта включала 9-ю (и последнюю) стыковку с орбитальным комплексом «Мир».

В день завершения четвёртого полёта подполковник запаса В. В. Рюмин — вновь космонавт-пенсионер. Совершив этот полёт в возрасте 58 лет, он стал также самым пожилым космонавтом в России, побывавшим на орбите (до этого отечественный рекорд на протяжении 13 лет принадлежал Георгию Гречко, а в 2013 году это достижение превзошёл Павел Виноградов).

Жена В. В. Рюмина — лётчик-космонавт РФ, Герой РФ Елена Владимировна Кондакова.

Награждён тремя орденами Ленина, орденом РФ «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, медалями. Герой Венгерской Народной Республики, Герой Труда Социалистической Республики Вьетнам, Герой Республики Куба. Удостоен золотой медали имени К. Э. Циолковского АН СССР. Почётный член Международной академии астронавтики.

Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза В. В. Рюмина установлен на его родине.

Награды

Напишите отзыв о статье "Рюмин, Валерий Викторович"

Примечания

  1. Указ Президента РФ от 1 июля 1999 г. № 862.
  2. [http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d36902b3a8cbf794c5.pdf Указ Президента Российской Федерации от 12 апреля 2011 года № 436 «О награждении медалью „За заслуги в освоении космоса“»].
  3. [http://kazakhstan.news-city.info/docs/sistemsv/dok_oegprz/page3.htm Указ Президента РК от 10.12.2001 № 737].

Ссылки

  • [http://www.youtube.com/watch?v=ruy3Q2n8YjU Космонавт Валерий Рюмин]. Видеоэнциклопедия «Космонавты». Телестудия Роскосмоса.
  • [http://www.baikonuradm.ru/index.php?mod=180 Официальный сайт администрации г. Байконур. Почётные граждане города].

15px [http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1317 Рюмин, Валерий Викторович]. Сайт «Герои Страны».

Отрывок, характеризующий Рюмин, Валерий Викторович

– Ну вот, видишь – угадала! А что ты здесь делаешь, Светлана? И кто твоя милая подруга?
– Мы просто гуляем... Это Стелла, она мой друг. А вы, какая Изольда – та, у которой был Тристан? – уже расхрабрившись, спросила я.
У девушки глаза стали круглыми от удивления. Она, видимо никак не ожидала, что в этом мире её кто-то знал...
– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...