Святогоров, Александр Пантелеймонович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Александр Пантелеймонович Святогоров
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Святогоров.jpg
Период жизни

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвище

Зорич

Псевдоним

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место рождения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Принадлежность

Внешняя разведка

Род войск

НКВД

Годы службы

19391991

Звание

подполковник

Часть

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Командовал

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Должность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сражения/войны

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии
Орден Богдана Хмельницкого (Украина) III степени
Орден Отечественной войны I степени— 1985 Орден Красной Звезды Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
40px 40px Медаль «За безупречную службу» I степени Медаль «За безупречную службу» II степени
Почётный сотрудник госбезопасности
Связи

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

В отставке

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Алекса́ндр Пантелеймо́нович Святого́ров (15 декабря 1913, Харьков — 22 июня 2008, Киев) — советский разведчик.







Биография

Родился 15 декабря 1913 года в Харькове, где окончил школу, а потом техникум. С 1932 года работал мастером, начальником смены, начальником цеха на комбинате «Запорожсталь».

В 1939 году Александра Пантелеймоновича пригласили работать в НКВД. Работал в Запорожском областном управлении НКВД, занимался пересмотром дел необоснованно репрессированных.

В начале войны участвовал в минировании стратегических объектов Запорожья. Позже стал адъютантом начальника разведуправления фронта полковника Леонова. Занимался разработкой агентурной сети на оккупированной территории, подготовкой разведывательно-диверсионных групп и их заброской в тыл противника в районах Харькова, Ворошиловграда, Сталинграда.

После заброски в немецкий тыл в 1944—1945 годах на территорию Польши и Словакии участвовал в разведывательно-диверсионных мероприятиях.

Среди известных операций, в которых он участвовал были: ликвидация военного коменданта Харькова генерала Георга фон Брауна, ликвидация Люблинской разведшколы, ликвидация личного представителя адмирала Канариса — Вальтера Файленгауэра. В 1944 году руководил разведывательно-диверсионным отрядом «Зарубежные» в районе Банска Бистрица (Словакия).

После войны был направлен на работу вице-консулом, генеральным консулом СССР в Братиславе. В 1948 году направлен в Берлин, где работал под легендой советского «невозвращенца», координируя операции советской разведки на территории Австрии и Западной Германии. В 1953 году по распоряжению Берии направлен на работу в Чехословакию, с 1956 — в резидентуре в ГДР (до 1961 года).

Операции Святогорова

Ликвидация Георга фон Брауна

В Харькове, в доме на улице Дзержинской, 17 диверсанты Святогорова установили несколько мин, предполагая, что фон Браун решит занять именно этот дом. Немецкие саперы тщательно обследовали дом и нашли радиоуправляемую мину, спрятанную в подвале. Другая мина, начинённая полутонной тротила, была зарыта на трёхметровой глубине. Полковник Илья Старинов привёл радиомину в действие в то время, когда фон Браун устраивал торжественный приём.[1]

Ликвидация шефа гестапо

В партизанский отряд явились с повинной бойцы украинской дивизии СС «Галичина». Святогоров решил этим воспользоваться, чтобы проникнуть в разведшколу под видом хорунжего Украинской повстанческой армии. Святогорову удалось войти в доверие к шефу гестапо штурмбаннфюреру Аккардту. Вскоре Святогоров передал в Москву список курсантов и засланных на территорию советских войск выпускников раздевательной школы. Затем группа Святогорова, разгромив гестапо и разведывательную школу, попыталась захватить Аккардта, но в перестрелке он погиб.[1]

Захват Вальтера Файленгауэра

О приезде Вальтера Файленгауэра в Люблин Святогоров узнал случайно. Святогорову удалось внедрить в абвер своего разведчика — поляка Станислава Рокича. Под видом Фридриха Краузе Рокич встречал Вальтера Файленгауэра. Вальтер Файленгауэр приехал со своей любовницей Софией Зонтаг. Во время застолья Файленгауэр выболтал цель приезда в Люблин: «Вильгельм Франц Канарис послал его организовать операцию против партизан».[1]

Освобождение Вильяма Широкого

Святогоров руководил операцией по освобождению из тюрьмы секретаря коммунистической партии Вильяма Широкого. Во время освобождения Широкого люди Святогорова проникли в близкое окружение словацкого президента Йозефа Тисо. Ликвидировать Тисо не удалось из-за бегства Тисо в Берлин.[1]

Кража шифров

Лаврентий Берия поручил Святогорову проникнуть в пражское отделение МОССАДа и выкрасть секретные шифры. Ко второму секретарю израильской миссии Герзону Святогоров подослал разведчицу Бьянку. Герзон, после проведённой с Бьянкой ночи, крепко заснул. Бьянка вытащила из кармана пиджака ключи от сейфа и передала их чекистам. Шифры и коды быстро пересняли и Бьянка вернула их на место. Проснувшись, Герзон ничего не заподозрил. В течение двух лет чекисты были в курсе всех действий МОССАДа.[1]

Ликвидация Бандеры

В послевоенные годы в Мюнхене обосновался лидер УПА Степан Бандера. Руководство операцией было возложено на подполковника Святогорова, исполнителем назначили сотрудника КГБ Богдана Сташинского. Сташинский поджидал Бандеру у его подъезда с миниатюрным пистолетом в виде авторучки с капсулой цианистого калия. После выстрела в упор Бандера скончался мгновенно.[1]

Интересные факты

Напишите отзыв о статье "Святогоров, Александр Пантелеймонович"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Иван Барыкин «Щит и меч майора Зорича», Тайны XX века.. — 2015. — № 6. — С. 6-7.

См. также

  • [http://sobytiya.net.ua/archive,date-2008_08_11,article-leonid_svyatogorov_v_kontse_voiynu_1/article.html События и люди. Александр Святогоров.]
  • [http://www.anti-glob.ru/st/svyatogorov.htm Они творили историю. Памяти А.П.Святогорова.]

Фильмы

Отрывок, характеризующий Святогоров, Александр Пантелеймонович

Я сильно и беззаветно любила Жизнь! И мне, как и каждому нормальному человеку, очень хотелось, чтобы она продолжалась как можно дольше. Ведь даже самый отъявленный негодяй, который, возможно, отнимал жизнь других, дорожит каждой прожитой минутой, каждым прожитым днём своей, драгоценной для него, жизни!.. Но именно в тот момент я вдруг очень чётко поняла, что именно он, Караффа, и заберёт её, мою короткую и такую для меня ценную, не дожитую жизнь...
– Великий дух зарождается в малом теле, мадонна Изидора. Даже святой Иисус когда-то был ребёнком. Я буду очень рад навестить Вас! – и изящно поклонившись, Караффа удалился.
Мир рушился... Он рассыпался на мелкие кусочки, в каждом из которых отражалось хищное, тонкое, умное лицо....
Я старалась как-то успокоиться и не паниковать, но почему-то не получалось. Моя привычная уверенность в себе и в своих силах на этот раз подводила, и от этого становилось ещё страшней. День был таким же солнечным и светлым, как всего несколько минут назад, но в мою душу поселился мрак. Как оказалось, я давно ждала появления этого человека. И все мои кошмарные видения о кострах, были только предвестием... к сегодняшней встрече с ним.
Вернувшись домой, я тут же уговорила мужа забрать маленькую Анну и увезти её куда-то подальше, где злые щупальца Караффы не могли бы её достать. А сама начала готовиться к самому худшему, так как точно знала, что его приход не заставит себя долго ждать. И не ошиблась...
Через несколько дней, моя любимая чернокожая служанка Кея (в то время было очень модно заводить чернокожих слуг в богатых домах) доложила, что «его преосвященство, кардинал, ожидает меня в розовой гостиной». И я почувствовала, что что-то произойдёт именно сейчас...
Я была одета в светло-жёлтое шёлковое платье и знала, что этот цвет мне очень идёт. Но если и был один единственный человек на свете, перед которым мне не хотелось выглядеть привлекательной, то это уж точно был Караффа. Но для переодевания не оставалось времени, и пришлось выходить именно так.
Он ждал, спокойно опершись на спинку кресла, изучая какую-то старую рукопись, коих в нашем доме находилось несметное количество. Я «надела» на себя приятную улыбку и спустилась в гостиную. Увидев меня, Караффа почему-то застыл, не произнося ни слова. Молчание затягивалось, и мне казалось, что кардинал вот-вот услышит, как по предательски громко стучит моё испуганное сердце... Но вот, наконец-то, раздался его восторженный, хриплый голос:
– Вы потрясающи, мадонна Изидора! Даже это солнечное утро проигрывает рядом с вами!
– Вот уж не думала, что кардиналам разрешается говорить дамам комплименты! – с величайшим усилием продолжая улыбаться, выдавила я.
– Кардиналы тоже люди, мадонна, и они умеют отличать прекрасное от простоты... А где же ваша чудесная дочь? Смогу ли я насладиться сегодня двойной красотой?
– Её нет в Венеции, ваше преосвященство. Она с отцом уехала во Флоренцию, навестить её больного кузена.
– Насколько я знаю, в данный момент в вашей семье нет больных. Кто же так внезапно заболел, мадонна Изидора? – в его голосе звучала неприкрытая угроза...
Караффа начал играть открыто. И мне не оставалось ничего, как только встречать опасность лицом к лицу...
– Что вы от меня хотите, Ваше преосвященство? Не проще ли было бы сказать это прямо, избавив нас обоих от этой ненужной, дешёвой игры? Мы достаточно умные люди, чтобы, даже при разности взглядов, могли уважать друг друга.
У меня от ужаса подкашивались ноги, но Караффа этого почему-то не замечал. Он впился в моё лицо пылающим взглядом, не отвечая и не замечая ничего вокруг. Я не могла понять, что происходит, и вся эта опасная комедия всё больше и больше меня пугала... Но тут произошло кое-что совершенно непредвиденное, что-то полностью выходящее за привычные рамки... Караффа подошёл ко мне очень близко, всё так же, не сводя горящих глаз, и почти не дыша, прошептал:
– Ты не можешь быть от Бога... Ты слишком красива! Ты колдунья!!! Женщина не имеет права быть столь прекрасной! Ты от Дьявола!..
И повернувшись, бросился без оглядки из дома, как будто за ним гнался сам Сатана... Я стояла в совершенном шоке, всё ещё ожидая услышать его шаги, но ничего не происходило. Понемногу приходя в себя, и наконец-то сумев расслабить своё одеревеневшее тело, я глубоко вздохнула и... потеряла сознание. Очнулась я на кровати, поимая горячим вином из рук моей милой служанки Кеи. Но тут же, вспомнив о случившемся, вскочила на ноги и начала метаться по комнате, никак не соображая, что же такое предпринять... Время шло, и надо было что-то делать, что-то придумать, чтобы как-то защитить себя и свою семью от этого двуногого чудища. Я точно знала, что теперь всякая игра была кончена, что началась война. Но наши силы, к моему великому сожалению, были очень и очень не равны... Естественно, я могла победить бы его по-своему... могла даже просто остановить его кровожадное сердце. И все эти ужасы сразу бы закончились. Но дело в том, что, даже в свои тридцать шесть лет, я всё ещё оставалась слишком чистой и доброй для убийства... Я никогда не отнимала жизнь, наоборот – очень часто возвращала её. И даже такого страшного человека, каким был Караффа, пока ещё не могла казнить...
На следующее утро раздался сильнейший стук в дверь. Моё сердце остановилось. Я знала – это была инквизиция... Они забрали меня, обвиняя в «словоблудии и чернокнижии, одурманивании честных граждан ложными предсказаниями и ереси»... Это был конец.
Комната, в которую меня поселили, была очень сырой и тёмной, но мне почему-то казалось, что долго я в ней не задержусь. В полдень пришёл Караффа...
– О, прошу прощения, мадонна Изидора, Вам предоставили чужую комнату. Это не для Вас, конечно же.
– К чему вся эта игра, монсеньор? – гордо (как мне казалось) вскинув голову, спросила я. – Я предпочитала бы просто правду, и желала бы знать, в чём по-настоящему меня обвиняют. Моя семья, как вы знаете, очень уважаема и любима в Венеции, и было бы лучше для Вас, если бы обвинения имели под собой истинную почву.
Караффа никогда не узнал, сколько сил мне стоило тогда выглядеть гордой!.. Я прекрасно понимала, что вряд ли кто-нибудь или что-нибудь может мне помочь. Но я не могла допустить, чтобы он увидел мой страх. И поэтому продолжала, пытаясь вывести его из того спокойно-ироничного со-стояния, которое видимо было его своеобразной защитой. И которого совершенно не выносила я.
– Вы соблаговолите мне сообщить, в чём моя вина, или оставите это удовольствие своим верным «вассалам»?!.
– Я не советую Вам кипятиться, мадонна Изидора, – спокойно произнёс Караффа. – Насколько мне известно, вся ваша любимая Венеция знает, что вы – Ведьма. И к тому же, самая сильная, которая когда-то жила. Да Вы ведь этого и не скрывали, не правда ли?