Священная Римская империя

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Священная Римская империя
лат. Sacrum Imperium Romanum
нем. Heiliges Römisches Reich
Империя
30px
 
30px
 
30px
962 — 1806


130px 90px
Флаг (1400 - 1806) Герб
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Территория Священной Римской империи с 962 по 1806 гг.
Столица Рим (формально)
Вена
(резиденция императора в 1483 - 1806 гг.)
Регенсбург
(место заседаний рейхстага в 1663 - 1806 гг.)
Прага
(1346 - 1437; 1583 - 1611)
Язык(и) латынь, немецкий, итальянский, чешский, венгерский, польский
Религия Католицизм (императоры)

Лютеранство, кальвинизм (некоторые княжества, после Реформации)

Денежная единица Германский дукат
Парламент Рейхстаг
Население 17,000,000 чел. (1550-е)
Форма правления Выборная монархия
Династия 14 династий, 3 отдельных представителя
Император
 - 962 - 973 Оттон I Великий (первый)
 - 1792 - 1806 Франц II (последний)
История
 - 2 февраля 962 Оттон I провозглашен римским императором
 - 25 сентября 1555 Аугсбургский мир
 - 24 октября 1648 Вестфальский мир
 - 6 августа 1806 Отречение Франца II
Предшественники:
Преемники:
20px Королевство Германия
20px Италия (средневековое королевство)
20px Бургундское королевство
Австрийская империя 20px
Королевство Пруссия 20px
Рейнский Союз 20px
Королевство Саксония 20px
Герцогство Ольденбург 20px
Герцогство Гольштейн 20px
Вольный и ганзейский город Гамбург 20px
Княжество Рёйсс 20px
Герцогство Мекленбург-Шверин 20px
Шведская Померания 20px
Княжество Вальдек 20px
Герцогство Саксен-Веймар 20px
Герцогство Саксен-Гота-Альтенбург 20px
Герцогство Анхальт-Дессау 20px
Герцогство Анхальт-Кётен 20px
К:Появились в 962 годуК:Исчезли в 1806 году

Священная Римская империя1512 года — Священная Римская империя германской нации; лат. Sacrum Imperium Romanum Nationis Germanicae или Sacrum Imperium Romanum Nationis Teutonicae, нем. Heiliges Römisches Reich Deutscher Nation) — межгосударственное образование, существовавшее с 962 по 1806 годы и объединявшее многие территории Европы. В период наивысшего расцвета в состав империи входили: Германия, являвшаяся её ядром, северная и центральная Италия, Нидерланды, Чехия, а также некоторые регионы Франции. С 1134 года формально состояло из трёх королевств: Германии, Италии и Бургундии. С 1135 года в состав империи вошло королевство Чехия, официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 году.

Империя была основана в 962 году восточно-франкским королём Оттоном I Великим и рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого. Процессы изменения взаимоотношений центральной власти с субъектами, входившими в состав империи, за всю историю существования империи происходили с тенденциями к децентрализации власти. Империя всю свою историю оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований. Во главе империи стоял император. Императорский титул не был наследственным, а присваивался по итогам избрания коллегией курфюрстов. Власть императора никогда не была абсолютной и ограничивалась высшей аристократией Германии, а с конца XV века — рейхстагом, представлявшим интересы основных сословий империи.

В ранний период своего существования империя имела характер феодально-теократического государства, а императоры претендовали на высшую власть в христианском мире. Усиление папского престола и многовековая борьба за обладание Италией при одновременном росте могущества территориальных князей в Германии значительно ослабили центральную власть в империи. В период позднего Средневековья возобладали тенденции децентрализации. При таком развитии субъекты, входившие в империю, должны были стать полунезависимыми. Однако осуществлённая в конце XV — начале XVI века «имперская реформа» позволила увеличить влияние центральной власти и сформировать новый баланс власти между императором и сословиями. Кризис Реформации и Тридцатилетней войны в Европе был преодолён с помощью ограничения власти императора и превращением общесословного рейхстага в главный элемент имперской конструкции. Империя Нового времени обеспечивала сохранение самостоятельности её субъектов, а также защиту традиционных прав и привилегий сословий. В империи существовали несколько конфессий, после Вестфальского мира католики империи были вынуждены не вести религиозных войн с протестантами. После окончания Тридцатилетней войны в империи не было тенденций к централизации власти. Развитие протестантских княжеств, в том числе по пути внутренней консолидации и становления собственной государственности, входило в противоречие со структурой империи, предназначенной, в том числе, для защиты от протестантов.

Несмотря на укоренение в империи протестантов, империя продолжала защищать католиков Европы от турок в войнах, сохранением и защитой автономии католических земель.

В XVIII веке произошло уменьшение влияния центральных институтов имперской системы. Священная Римская империя просуществовала до 1806 года и была ликвидирована в ходе наполеоновских войн, когда был сформирован Рейнский союз, а последний император Франц II Габсбург отрёкся от престола.







Содержание

Характер государства

Файл:Wappen röm.kaiser.JPG
Герб императора Священной Римской империи из династии Габсбургов, 1605 год.
[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Священная Римская империяОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Священная Римская империяОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Священная Римская империя

Священная Римская империя на протяжении всех восьмисот пятидесяти лет своего существования оставалась иерархическим государственным образованием феодального типа. Она никогда не приобретала характер национального государства, как Англия или Франция, не достигла и сколь-либо высокой степени централизации системы управления[1]. Империя не являлась ни федерацией, ни конфедерацией в современном понимании, а сочетала элементы этих форм государственного устройства. Субъектный состав империи отличался крайним многообразием: полунезависимые обширные курфюршества и герцогства, княжества и графства, вольные города, небольшие аббатства и мелкие владения имперских рыцарей, — все они являлись полноправными субъектами империи (имперскими сословиями), обладающими разной степенью правоспособности. Власть императора никогда не была абсолютной, а разделялась с высшей аристократией страны[2]. Более того, в отличие от других европейских государств, жители империи не были непосредственно подчинены императору, а имели собственного правителя — светского или церковного князя, имперского рыцаря или городской магистрат, что формировало два уровня власти в стране: имперский и территориальный, — зачастую конфликтующих между собой.

Каждый субъект империи, особенно такие могущественные государства, как Австрия, Пруссия, Бавария, обладал широкой степенью независимости во внутренних делах и определёнными прерогативами во внешней политике, однако суверенитет продолжал оставаться атрибутом империи как таковой, а постановления имперских учреждений и нормы имперского права имели обязательную силу (иногда, правда, лишь теоретически) для всех составлявших империю государственных образований. Для Священной Римской империи была характерна особая роль церкви, придающая этому государственному образованию элементы теократии, однако в то же время имперская структура впервые в Европе после Реформации обеспечила длительное мирное сосуществование нескольких конфессий в рамках единого государства. Развитие Священной Римской империи происходило в условиях постоянной борьбы тенденций дезинтеграции и интеграции. Первые выражали, чаще всего, крупные территориальные княжества, постепенно приобретавшие признаки суверенных государств и стремящиеся освободиться от власти императора, в то время как главными консолидирующими факторами выступали императорский престол, имперские учреждения и институты (рейхстаг, имперский суд, система земского мира), католическая церковь, немецкое национальное самосознание, сословный принцип построения государственной структуры империи, а также имперский патриотизм (нем. Reichspatriotismus) — укоренившаяся в общественном сознании лояльность к империи и императору как её главе (но не как представителю конкретной династии).

Название

Возникнув в 962 году, Священная Римская империя претендовала на преемственность античной Римской империи и Франкской империи Карла Великого, пытаясь стать универсальным государственным образованием, объединяющим весь европейский христианский мир. Оттон I Великий, первый монарх Священной Римской империи, использовал титул imperator Romanorum et Francorum (с лат. — «император римлян и франков»[3][K 1]). Хотя ядром империи всегда являлась Германия, её сакральным центром был Рим: в этом городе до XVI века проводились коронации императоров и именно из Рима, по средневековым представлениям, проистекала их божественная власть. Титул «Римский император» (лат. imperator augustus Romanorum) использовался уже Оттоном II (973—983), а словосочетание «Римская империя» впервые упоминается в источниках под 1034 годом. В то же время, использование данного титула вызвало резкое неприятие в Византии, где считалось, что только византийский император имеет право называться римским императором.

Монархи Священной Римской империи претендовали на верховную духовную власть на её территории и роль защитника и покровителя европейской христианской церкви. Первоначально это не требовало отдельного упоминания в титулатуре, однако после завершения борьбы за инвеституру и распространения идеи верховенства папы римского в духовной сфере к наименованию империи стали добавлять слово «Священная» (лат. Sacrum; впервые, вероятно, в 1157 году), подчёркивая тем самым претензии императоров в отношении церкви[K 2]. Применение эпитета «Священный» не к особе правителя, а к государственному образованию, по всей видимости, было новацией, рождённой в канцелярии императора Фридриха I Барбароссы[4] (11521190). Собственно название «Священная Римская империя» в его латинской версии Sacrum Romanum Imperium впервые появилось в 1254 году, а его эквивалент на немецком языке (нем. Heiliges Römisches Reich) — ещё спустя столетие, в правление Карла IV (1346—1378).

Указание на «германскую нацию» в титуле императора стало употребляться начиная с середины XV века, когда большая часть негерманских земель была потеряна и империя стала восприниматься как национальное немецкое государственное образование. Неофициально государство называлось Германией или Империей[5]. Первое свидетельство об использовании этого титула содержится в законе о земском мире 1486 года императора Фридриха III. Окончательную форму названия империя приобрела уже в начале XVI века: в 1512 году Максимилиан I в своём обращении к рейхстагу впервые официально использовал наименование «Священная Римская империя германской нации» (нем. Heiliges Römisches Reich Deutscher Nation).

К середине XVIII века империя потеряла какое-либо влияние в Италии, император лишился своих прерогатив в церковной сфере, а тенденции дезинтеграции фактически превратили Германию в конгломерат полунезависимых княжеств. Это позволило Вольтеру заявить, что Священная Римская империя больше не является «ни священной, ни римской, ни империей». В своих последних документах (заключительное постановление имперской депутации 1803 года и манифест Франца II о роспуске империи 1806 года) государство называлось уже «Германская империя» (нем. Deutsches Reich).

Поскольку на протяжении почти всего периода своего существования Священная Римская империя являлась единственным государственным образованием в Западной Европе, монарх которого носил титул императора, она зачастую была известна просто как «Империя». В российских документах XVIII века использовалось также наименование «Цесария»[6]. В XIX веке, после образования Германской и Австрийской империй, в отношении их предшественницы стало использоваться название «Старая империя». В связи с тем, что для наименования нацистского режима в Германии 1933—1945 годах неофициально употреблялся термин «Третий рейх», в отношении Священной Римской империи иногда используется обозначение «Первый рейх».

История

Образование империи

Идея империи (лат. imperium), единого государства, объединявшего весь цивилизованный и христианский мир, восходящая к временам Древнего Рима и пережившая второе рождение при Карле Великом, сохранялась и после крушения Франкской империи Каролингов. Империя в общественном сознании представлялась как земное воплощение Царства Божьего, наилучшая модель организации государства, при которой правитель поддерживает мир и спокойствие в христианских странах, охраняет и заботится о процветании церкви, а также организует защиту от внешних угроз. Раннесредневековая концепция империи предполагала единение государства и церкви и тесное взаимодействие императора и папы римского, осуществлявших верховную светскую и духовную власть. Хотя столицей империи Карла Великого был Ахен, имперская идея была связана прежде всего с Римом, центром западного христианства и, согласно «Константинову дару», источником политической власти во всей Европе[7].

После распада государства Карла Великого в середине IX века титул императора Запада сохранился, однако реальная власть его носителя ограничилась лишь Италией, за исключением нескольких случаев кратковременного объединения всех франкских королевств. Последний римский император, Беренгар Фриульский, скончался в 924 году. После его смерти власть над Италией в течение нескольких десятилетий оспаривали представители ряда аристократических родов Северной Италии и Бургундии. В самом Риме папский престол оказался под полным контролем местного патрициата. Источником возрождения имперской идеи в середине X века стала Германия.

Файл:Holy Roman Empire 1000 map-ru.svg
Священная Римская империя в X веке.

В правление Генриха I Птицелова (919936) и Оттона I (936973) Германское королевство значительно укрепилось. В состав государства вошла Лотарингия с бывшей имперской столицей Каролингов Ахеном, были отражены набеги кочевых венгров (битва на реке Лех 955 г.), началась активная экспансия в сторону славянских земель Поэльбья и Мекленбурга. Причём завоевание сопровождалось энергичной миссионерской деятельностью в славянских странах, Венгрии и Дании. Церковь превратилась в главную опору королевской власти в Германии. Племенные герцогства, составлявшие основу территориальной структуры Восточнофранкского королевства, при Оттоне I были подчинены центральной власти. К началу 960-х годов Оттон стал наиболее могущественным правителем среди всех государств-наследников империи Карла Великого и приобрёл репутацию защитника христианской церкви[8].

В 961 году папа римский Иоанн XII обратился к Оттону с просьбой о защите против короля Италии Беренгара II Иврейского и пообещал ему императорскую корону. Оттон немедленно перешёл Альпы, одержал победу над Беренгаром и был признан королём лангобардов (Италии), а затем двинулся в Рим. 2 февраля 962 года Оттон I был помазан на царство и коронован императором[9]. Эта дата считается датой образования Священной Римской империи германской нации. Хотя сам Оттон Великий, очевидно, не намеревался основывать новую империю и рассматривал себя исключительно как преемника Карла Великого, фактически переход императорской короны к германским монархам означал окончательное обособление Восточнофранкского королевства (Германии) от Западнофранкского (Франции) и формирование нового государственного образования на основе немецких и североитальянских территорий, выступавшего наследником Римской империи и претендующего на роль покровителя христианской церкви.

Империя в Средние века

Правление Оттонов и борьба за инвеституру

Императорский титул, принятый Оттоном Великим, ставил его на ступень выше всех европейских монархов и, по крайней мере, вровень с папой римским. Особое значение имел сакральный характер этого титула, который позволял Оттону I и его преемникам полностью контролировать церковные институты в своих владениях[10]. Выборы епископов и аббатов осуществлялись по указанию императора, и ещё до рукоположения церковные иерархи приносили ему клятву верности и ленную присягу. Церковь была включена в светскую структуру империи и превратилась в одну из главных опор императорской власти и единства страны. Это отчётливо проявилось уже в период правления Оттона II Рыжего (973983) и во время несовершеннолетия Оттона III (9831002), когда благодаря поддержке высшего духовенства Германии императорам удалось подавить несколько крупных восстаний правителей племенных герцогств. Сам папский престол при Оттонах оказался под доминирующим влиянием императоров, зачастую единолично решавших вопросы назначения и смещения римских пап. В этот период светские и духовные дела не были чётко отделены друг от друга, и император, как «наместник Бога на земле», осуществлял власть над обеими сферами. Интеграция церкви в государственную структуру достигла своего апогея при Конраде II (10241039) и Генрихе III (10391056), когда сформировалась классическая имперская церковная система (нем. Reichskirchensystem).

Файл:Perikopenbuch Heinrich und Kunigunde.jpg
Император Генрих II и его жена Кунигунда, коронуемые Христом. Внизу: аллегории Германии, Галлии и Рима.

Государственные институты империи в ранний период оставались достаточно слабо дифференцированными. Император являлся одновременно королём Германии, Италии, а после смерти в 1032 году последнего бургундского короля Рудольфа III — и Бургундии[11]. Основной политической единицей в Германии являлись племенные герцогства: Саксония, Бавария, Франкония (существовало недолго), Швабия, Лотарингия (последняя в 965 году была разделена на Нижнюю и Верхнюю) и, с 976 года, Каринтия (отделена от Баварии)[12]. Вдоль восточной границы была создана система марок (Северная, Саксонская Восточная, Баварская Восточная, позднее — Мейсенская, Бранденбургская, Лужицкая). В 980-х годах славяне на некоторое время вновь отбросили немцев за Эльбу и захватили Гамбург, но в начале XI века империя восстановила свои позиции в регионе, хотя дальнейшее продвижение остановило вхождение королевств Польши и Венгрии на правах независимых королевств в европейское христианское сообщество. В Италии были также сформированы марки (Тоскана, Верона, Иврея), однако развитие коммунального движения к началу XII века разрушило эту структуру.

Главную проблему для императоров представляло удержание власти одновременно и к северу, и к югу от Альп. Оттон II, Оттон III и Конрад II были вынуждены подолгу находиться в Италии, где они вели борьбу против наступления арабов и византийцев, а также периодически подавляли волнения итальянского патрициата, однако окончательно утвердить имперскую власть на Апеннинском полуострове так и не удалось. За исключением короткого царствования Оттона III, перенёсшего свою резиденцию в Рим, ядром империи всегда оставалась Германия.

К правлению Конрада II (10241039), первого монарха Салической династии, относится формирование сословия мелких рыцарей (в том числе министериалов), чьи права император гарантировал в своём постановлении «Constitutio de feudis» 1036 года, которое легло в основу имперского ленного права. Мелкое и среднее рыцарство в дальнейшем стало одним из главных носителей тенденций интеграции в империи. Конрад II и его преемник Генрих III контролировали большую часть немецких региональных княжеств, самостоятельно назначая графов и герцогов, и полностью доминировали над территориальной аристократией и духовенством. Это позволило ввести в имперское право институт «Божьего мира» — запрещение междоусобных войн и военных конфликтов внутри империи.

Апогей имперской власти, достигнутый при Генрихе III, оказался недолговечным: уже в период несовершеннолетия Генриха IV (10561106) началось падение влияния императора. Это происходило на фоне подъёма клюнийского движения в церкви и развившихся из него идей григорианской реформы, утверждавших верховенство папы римского и полную независимость церковной власти от светской. Папа Римский Григорий VII попытался устранить возможность влияния императора на процесс замещения церковных должностей и осудил практику светской инвеституры. Однако Генрих IV решительно встал на защиту прерогатив императора, что повлекло длительную борьбу за инвеституру между германским императором и папой римским. В 1075 году назначение Генрихом IV епископа в Милан стало поводом для отлучения императора Григорием VII от церкви и освобождения подданных от присяги верности. Под давлением немецких князей император был вынужден в 1077 году совершить покаянное «хождение в Каноссу» и умолять папу о прощении[13]. Борьба за инвеституру завершилась лишь в 1122 году подписанием Вормсского конкордата, который закрепил компромисс между светской и духовной властью: выборы епископов должны были происходить свободно и без симонии, однако светская инвеститура на земельные владения, а тем самым и возможность императорского влияния на назначение епископов и аббатов, сохранялась. В целом, борьба за инвеституру существенно ослабила контроль императора над церковью, вывела папство из имперской зависимости и способствовала подъёму влияния территориальных светских и духовных князей[14].

Эпоха Гогенштауфенов

Во второй четверти XII века в центре политической жизни империи оказалось соперничество между двумя крупными княжескими родами Германии — Гогенштауфенами и Вельфами. Первые доминировали в юго-западной Германии (Швабия, Эльзас) и Франконии. Вельфы были правителями Баварии, Саксонии, Тосканы и, наряду с Альбрехтом Медведем, развивали экспансию в направлении славянских земель Мекленбурга, Поморья и Поэльбья. В 1138 году германским императором был избран Конрад III Гогенштауфен, однако вооружённое противостояние Вельфов и Гогенштауфенов продолжалось практически на всём протяжении его правления.

После смерти Конрада III в 1152 году императором стал его племянник Фридрих I Барбаросса, царствование которого стало периодом значительного усиления центральной власти в Германии и, по мнению многих историков, вершиной могущества Священной Римской империи. Главным направлением политики Фридриха I стало восстановление императорской власти в Италии. Фридрих совершил шесть походов в саму Италию, во время первого из которых был коронован в Риме императорской короной. На Ронкальском сейме 1158 года была предпринята попытка юридического оформления всевластия императора в Италии и Германии. Усиление императора на Апеннинском полуострове вызвало сопротивление как папы римского Александра III и Сицилийского королевства, так и североитальянских городских коммун, которые в 1167 году объединились в Ломбардскую лигу. Ломбардской лиге удалось организовать эффективный отпор планам Фридриха I в отношении Италии и в 1176 году нанести сокрушительное поражение имперским войскам в битве при Леньяно, что вынудило императора в 1187 году признать автономию городов. В самой Германии позиции императора значительно укрепились, благодаря разделу владений Вельфов в 1181 году и формированию достаточно крупного домена Гогенштауфенов. В конце жизни Фридрих I отправился в Третий крестовый поход, во время которого и погиб в 1190 году[15].

Сыну и преемнику Фридриха Барбароссы Генриху VI в серии военных операций удалось ещё более расширить территориальное могущество императора, подчинив Сицилийское королевство, располагавшееся на острове Сицилия и юге Апеннинского полуострова. Именно в этом государстве Гогенштауфены смогли создать централизованную наследственную монархию с сильной королевской властью и развитой бюрократической системой, тогда как в собственно немецких землях усиление региональных князей не позволило не только закрепить самодержавную систему правления, но и обеспечить передачу императорского престола по наследству. После смерти Генриха VI в 1197 году было избрано сразу два римских короля: Филипп Швабский Штауфен и Оттон IV Брауншвейгский Вельф, что привело к междоусобной войне в Германии.

В 1220 году германским императором был коронован Фридрих II Гогенштауфен, сын Генриха VI и король Сицилии, который возобновил политику Гогенштауфенов по установлению имперского господства в Италии. Он пошёл на жёсткий конфликт с папой римским Гонорием Третьим, был отлучён от церкви и объявлен антихристом, но тем не менее предпринял крестовый поход в Палестину и был избран королём Иерусалима. В правление Фридриха II в Италии развернулась борьба гвельфов, сторонников папы римского, и гибеллинов, поддерживавших императора, развивавшаяся с переменным успехом, но в целом достаточно удачно для Фридриха II: его войска контролировали большую часть Северной Италии, Тоскану и Романью, не говоря о наследственных владениях императора в Южной Италии. Сосредоточенность на итальянской политике, однако, вынудила Фридриха II пойти на существенные уступки немецким князьям. Соглашением с князьями церкви 1220 года и Постановлением в пользу князей 1232 года за епископами и светскими князьями Германии были признаны суверенные права в рамках территории их владений. Эти документы стали правовой основой для формирования в составе империи полунезависимых наследственных княжеств и расширения влияния региональных правителей в ущерб прерогативам императора[16].

Кризис позднего Средневековья

Файл:HRR 14Jh.jpg
Священная Римская империя в XIV веке и владения правящих династий (Люксембурги, Виттельсбахи, Габсбурги).

После прекращения династии Гогенштауфенов в 1250 году в Священной Римской империи начался длительный период междуцарствия (12541273). Но и после его преодоления и вступления на престол в 1273 году графа Рудольфа I Габсбурга значение центральной власти продолжало падать, а роль правителей региональных княжеств — возрастать. Хотя монархи и предпринимали попытки восстановить былое могущество империи, на первый план вышли династические интересы: избранные короли прежде всего старались максимально расширить владения своих семей: Габсбурги закрепились в австрийских землях, Люксембурги — в Чехии, Моравии и Силезии, Виттельсбахи — в Бранденбурге, Голландии и Геннегау. Именно в позднее Средневековье принцип выборности императора приобрёл реальное воплощение: на протяжении второй половины XIII — конца XV веков император действительно выбирался из нескольких кандидатов, а попытки передачи власти по наследству обычно не имели успеха. Резко возросло влияние крупных территориальных князей на политику империи, причём семь наиболее могущественных князей присвоили себе исключительное право избрания и смещения императора[17]. Это сопровождалось укреплением среднего и мелкого дворянства, распадом императорского домена Гогенштауфенов и ростом феодальных усобиц.

В то же время в Италии окончательно восторжествовал гвельфизм, и империя лишилась влияния на Апеннинском полуострове. На западных рубежах усилилась Франция, которой удалось вывести из-под влияния императора земли бывшего Бургундского королевства. Некоторое оживление имперской идеи в период правления Генриха VII Люксембурга, совершившего в 13101313 годах экспедицию в Италию и впервые после Фридриха II короновавшегося императорской короной в Риме, было, однако, недолговечным: начиная с конца XIII века, Священная Римская империя всё более ограничивалась исключительно немецкими землями, превращаясь в национальное государственное образование немецкого народа. Параллельно шёл также процесс освобождения имперских учреждений из-под власти папства: в период Авиньонского пленения пап роль римского папы в Европе резко снизилась, что позволило германскому королю Людвигу Четвёртому Баварскому, а вслед за ним и крупным региональным немецким князьям, выйти из подчинения римскому престолу.

Файл:Balduineum Wahl Heinrich VII.jpg
Курфюрсты, избирающие императором Генриха VII, с гербами родовых владений, слева направо: архиепископы Кёльна, Майнца и Трира, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонии, маркграф Бранденбурга, король Богемии.

Поддержание престижа и сохранение возможности проведения независимой политики в условиях укрепления региональных княжеств и усиления соседних держав императорам XIV века позволяла опора на собственные наследственные владения: Австрию и верхнешвабские земли при императорах из дома Габсбургов, Баварию и Пфальц при Людвиге IV и владения Чешской короны при Люксембургах. В этом отношении показательно царствование короля Богемии Карла IV (13461378), в период правления которого центр империи переместился в Прагу. Карлу IV удалось провести важную реформу конституционного устройства империи: Золотой буллой императора 1356 года была учреждена коллегия курфюрстов из 7 членов, в состав которой вошли архиепископы Кёльна, Майнца, Трира, сам король Чехии, курфюрст Пфальца, герцог Саксонии и маркграф Бранденбурга. Члены коллегии курфюрстов получили исключительное право избрания императора и фактически определять направления политики империи, за курфюрстами было также признано право внутреннего суверенитета, что закрепило раздробленность немецких государств. В то же время было устранено всякое влияние папы на выборы императора.

Кризисные настроения в империи усилились после страшной эпидемии чумы 13471350 годов, приведшей к резкому падению численности населения и нанёсшей ощутимый удар по экономике Германии. В то же время вторая половина XIV века ознаменовалась подъёмом северонемецкого союза торговых городов под названием Ганза, которая превратилась в важный фактор международной политики и приобрела значительное влияние в скандинавских государствах, Англии и Прибалтике. В южной Германии города также превратились во влиятельную политическую силу, выступившую против князей и рыцарей, однако в серии военных конфликтов конца XIV века Швабский и Рейнский союзы городов потерпели поражение от войск имперских князей.

Файл:HRR 1400.png
Священная Римская империя ок. 1400 года.

В начале XV века резко обострились церковно-политические проблемы в условиях Раскола католической церкви и подъёма конциларистского движения. Функцию защитника церкви взял на себя император Сигизмунд Люксембургский, которому удалось восстановить единство римской церкви и престиж императора в Европе. Однако в самой империи пришлось вести длительную борьбу с гуситской ересью, охватившей земли чешской короны, а попытка императора найти опору в городах и имперских рыцарях (программа «Третьей Германии»[K 3]) провалилась из-за острых разногласий между этими сословиями. Также не удалось положить конец вооружённым конфликтам между субъектами империи.

После смерти Сигизмунда в 1437 году на престоле Священной Римской империи установилась династия Габсбургов, представители которой, за одним исключением, продолжали царствовать в империи до её роспуска. К концу XV века империя находилась в глубоком кризисе, вызванном несоответствием её институтов требованиям времени, развалом военной и финансовой организации и фактическим освобождением региональных княжеств от власти императора. В княжествах началось формирование собственного аппарата управления, военной, судебной и налоговой систем, возникли сословные представительные органы власти (ландтаги). При Фридрихе III (14401493) император оказался втянут в затяжные и малоуспешные войны с Венгрией, в то время как на других направлениях европейской политики влияние императора стремилось к нулю. В то же время падение влияния императора в империи способствовало более активному вовлечению имперских сословий в процессы управления и формированию всеимперского представительного органа — рейхстага.

Социально-экономическое развитие

Территории, входящие в состав Священной Римской империи в Средние века, резко отличались друг от друга по населению, языку и уровню социально-экономического развития. В Германии в XXI вв. господствовало пахотное земледелие, площадь сельскохозяйственных угодий неуклонно увеличивалась за счёт массированного освоения пустошей и лесов. Базовой хозяйственной единицей являлся свободный или полузависимый крестьянин, владеющий своим наделом на праве наследственной собственности. Процессы феодализации не были завершены: стройная феодальная иерархия не сложилась, а при поддержке императоров сформировался достаточно широкий слой мелких и средних рыцарей и министериалов, слабо зависящих от территориальных князей. Особое влияние как в Германии, так и в Италии имело высшее духовенство: епископы и аббаты сближались по статусу с территориальными князьями, обладали развитым административным аппаратом и контролировали обширные области империи. Закрепощение крестьянства происходило несколько медленнее, чем во Франции или в Англии. В Италии прогресс хозяйства, по сравнению с Германией, был более значительным. Здесь быстрее развивалось сельское хозяйство, для которого было характерно многообразие форм крестьянского землевладения, однако главным двигателем экономики стали города, превратившиеся уже к XII веку в крупные торгово-ремесленные центры, специализирующиеся, прежде всего, на ткачестве, сукноделии и посреднической торговле[18]. Светская знать в Италии была достаточно слабой и быстро уступила ведущие позиции епископам и вальвассорам, а с развитием коммунального движения — городскому патрициату. Оживление торговли распространилось также и на немецкие области, прежде всего на города вдоль Рейна и Мааса, а также Гарц, где началась активная добыча серебра. В результате развития городов в Германии в XI—XII веке началось формирование сословия бюргерства сеньориальных и свободных имперских городов, однако в отличие от Франции и Англии союз горожан с центральной властью практически не сложился.

В XIIXIII веках произошло оформление сословной иерархии в империи, прежде всего слоя князей, ставших наследственными правителями региональных княжеств, чьё влияние неуклонно усиливалось и входило в противоречие с централизаторской политикой императоров из дома Гогенштауфенов, а также сословий мелких имперских рыцарей, министериалов и бюргерства вольных городов, превратившихся в главную опору имперской власти. Темпы развития торговли в Германии значительно ускорились, что привело к массовому возникновению и бурному росту существующих городских центров. Многим городам удалось выйти из-под власти феодалов и добиться внутренней автономии[19]. Однако уровень благосостояния и независимости немецких свободных городов по-прежнему значительно отставал от развития городских коммун Италии, которые в этот период превратились в фактически независимые государственные образования, ставшие европейскими центрами морской торговли, ремесла и финансовых операций. Богатство итальянских городов стало одной из главных причин непрекращающейся борьбы за усиление власти императора в Северной и Средней Италии в XII—XIII веках. В сельском хозяйстве рост продуктивности земледелия вёл, с одной стороны, к усилению эксплуатации крестьян и постепенному переходу к денежной ренте, а с другой, способствовал колонизации немецкими земледельцами слабозаселённых земель на востоке — Силезии, Чехии, Поморья и Прибалтики. Аграрная колонизация этих территорий сопровождалась основанием городов на немецком городском праве, а также экспансией феодалов, возглавляемой немецкими рыцарскими орденами (Тевтонский орден в Пруссии, Орден меченосцев в Прибалтике), в результате чего германское влияние на востоке расширилось до современной Эстонии[20] (орденские государства в Прибалтике, однако, юридически не входили в состав империи).

В позднее Средневековье, после потери империей итальянских земель, на первый план в экономическом развитии вышли ганзейские города Северной Германии, сосредоточившие в своих руках торговлю между Скандинавией, Англией, Нидерландами, Прибалтикой и Новгородской республикой[21], а также текстильные центры Нидерландов (Антверпен, Мехелен, Брюссель) и Южной Германии (Швабия). Неуклонно увеличивалось значение добычи и обработки металлов (Саксония, Чехия, Тироль (историческая область), Нюрнберг), причём контроль над горнорудными и металлургическими предприятиями перешёл к крупному купеческому капиталу (Фуггеры и др.). Одним из крупнейших финансовых центров Европы стал Аугсбург. Эпидемия «Чёрной смерти» 1348—1350 годов, в результате которой в некоторых регионах численность населения упала более чем в два раза, положила конец немецкой аграрной колонизации в восточном направлении и способствовала оттоку производительных сил из деревни в города. В сельском хозяйстве рост спроса на хлеб привёл к повышению товарности зернового производства в Северной Германии, что сопровождалось укрупнением крестьянских держаний на западе и ростом вотчинного хозяйства на востоке страны. В Южной Германии, где основное значение имели огородничество и животноводство и господствовало мелкое крестьянское хозяйство, началось активное наступление феодалов на крестьян, что проявлялось в увеличении барщины и натуральных повинностей, сгонах крестьян с земли и захвате общинных угодий. Следствием этого стало обострение социальных проблем, проявившееся в ряде крестьянских восстаний (гуситские войны, движение «Башмака»).

Империя нового времени

Имперская реформа

К моменту смерти императора Фридриха III (1493) система управления империей находилась в глубоком кризисе: в Германии существовало несколько сотен государственных образований различного уровня независимости и с различным финансовым и военным потенциалом, а рычаги влияния императора на князей империи оказались устаревшими и неэффективными. Крупные княжества вели фактически самостоятельную внешнюю политику, одновременно стремясь подчинить соседние владения рыцарей и имперские города, составлявшие основу вооружённых сил и бюджета империи[22].

В 1495 году правитель Австрии Максимилиан I созвал в Вормсе всеобщий рейхстаг Священной Римской империи, на утверждение которого он представил проект реформы государственного управления империи. В результате обсуждения была принята так называемая «Имперская реформа» (нем. Reichsreform). Германия была разделена на шесть имперских округов1512 году к ним были добавлены ещё четыре). Органом управления округа стало окружное собрание, в котором имели право участвовать все государственные образования на территории округа: светские и духовные княжества, имперские рыцари и вольные города. Каждое государственное образование имело один голос (в некоторых округах это обеспечивало преобладание имперских рыцарей, мелких княжеств и городов, которые составляли главную опору императора). Округа решали вопросы военного строительства, организации обороны, набора армии, а также распределения и взимания имперских налогов. Огромное значение имело также создание Высшего имперского суда — верховного органа судебной власти Германии, ставшего одним из главных инструментов влияния императора на территориальных князей и механизмом проведения единой политики во всех государственных образованиях империи[23][24].

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Имперские округа в начале XVI века.

Однако попытки Максимилиана углубить реформирование империи и создать единые органы исполнительной власти, а также единую имперскую армию провалились: князья империи выступили резко против и не позволили провести через рейхстаг эти предложения императора. Более того, имперские сословия отказались финансировать итальянские кампании Максимилиана I, что резко ослабило позиции императора на международной арене и в самой империи. Осознавая институциональную слабость императорской власти в Германии, Максимилиан I продолжил политику своих предшественников по обособлению Австрийской монархии от империи: опираясь на «Privilegium Maius» 1453 года, Максимилиан I в качестве эрцгерцога Австрии отказался участвовать в финансировании имперских учреждений, не позволял взимать на австрийских землях имперские налоги. Австрийские герцогства не участвовали в работе имперского рейхстага и других общих органов. Австрия фактически была поставлена вне империи, её независимость была расширена. Практически вся политика Максимилиана I проводилась, прежде всего, в интересах Австрии и династии Габсбургов, а лишь во вторую очередь — Германии[25][24].

Большое значение для конституции Священной Римской империи имел также отказ от принципа необходимости коронации императора папой римским для легитимизации его прав на титул императора. В 1508 году он попытался совершить экспедицию в Рим для своей коронации, однако не был пропущен венецианцами, контролировавшими пути из Германии в Италию. 4 февраля 1508 года на праздничной церемонии в Триенте он был провозглашён германским императором. Папа Юлий II, которому Максимилиан I был крайне необходим для создания широкой коалиции против Венеции, разрешил ему пользоваться титулом «избранного императора». В дальнейшем преемники Максимилиана I (кроме Карла V) уже не стремились к коронации, а в имперское право вошло положение, что само избрание германского короля курфюрстами делает его императором[26].

Реформы Максимилиана были продолжены его внуком Карлом V. В результате Рейхстаг превратился в периодически созываемый орган законодательной власти, ставший центром осуществления имперской политики, к участию в управлении империей были привлечены, в разной степени, основные социальные группы страны (курфюрсты, имперские князья, имперские рыцари, горожане), между которыми сформировался устойчивый баланс власти. В основу взаимодействия государственных образований внутри империи был положен принцип «земского мира» — возведённый в ранг закона запрет использования военных способов разрешения конфликтов между субъектами империи. Наконец была разработана система финансирования общеимперских расходов, которая хотя и давала сбои из-за нежелания курфюрстов вносить свою долю в общий бюджет, всё-таки давала императорам возможность вести активную внешнюю политику и позволила отразить турецкую угрозу в начале XVI века. При Карле V был утверждён единый уголовный кодекс для всей империи — «Constitutio Criminalis Carolina».

В результате преобразований конца XV — начала XVI века империя приобрела организованную государственно-правовую систему, позволившую ей сосуществовать и успешно конкурировать с национальными государствами нового времени. Хотя не все органы новой империи работали достаточно эффективно, они позволяли поддерживать единство и относительное спокойствие в Германии. Реформы, однако, не были завершены, и империя до конца своего существования продолжала оставаться совокупностью старых и новых институтов и не приобрела атрибутов единого государства.

Формирование новой модели организации Священной Римской империи сопровождалось ослаблением выборного принципа избрания императора. Начиная с 1439 года на престоле империи установилась династия Габсбургов — наиболее сильный в территориальном плане немецкий род. Обширные владения Габсбургов вне империи (в числе их наследственных земель были Чехия, Моравия, Силезия, Венгрия, Хорватия и Испания) резко расширили экономическую базу императора и позволили закрепить за династией Габсбургов имперскую корону. Столицей Германии фактически стала Вена, в которой располагался двор императора и подчинённые ему органы управления. Смещение центра власти в империи на юго-восточную периферию имело фундаментальное значение для судеб страны в период нового времени.

Реформация

Файл:Druck Augsburger Reichsfrieden.jpg
Титульный лист первого издания текста Аугсбургского религиозного мира. Майнц, 1555.

В результате начавшейся в 1517 году Реформации империя оказалась расколотой на лютеранский север и католический юг. Протестантство в первой половине XVI века приняли многие крупные княжества (Саксония, Бранденбург, Курпфальц, Брауншвейг-Люнебург, Гессен, Вюртемберг), а также важнейшие имперские города — Страсбург, Франкфурт, Нюрнберг, Гамбург, Любек. Католическими остались церковные курфюршества Рейна, Брауншвейг-Вольфенбюттель, Бавария, Австрия, Лотарингия, Аугсбург, Зальцбург и некоторые другие государства. Конфессиональный раскол империи в условиях возрождения претензий на гегемонию в Европе императора Карла V (Итальянские войны), а также проводимой им политики централизации имперских институтов привёл к обострению внутреннего положения Германии и нарастанию конфликта между сословиями империи и императором. Нерешённость церковного вопроса и провал попыток императора достичь компромисса по теологическим вопросам на Аугсбургском рейхстаге 1530 года вызвал оформление двух политических союзов в Германии — протестантского Шмалькальденского и католического Нюрнбергского. Их противостояние вылилось в Шмалькальденскую войну 15461547 годов, потрясшую конституционные основы империи. Хотя Карл V одержал победу в войне, вскоре против него сплотились все основные политические силы империи, недовольные универсализмом политики Карла, желавшего создать «всемирную империю» на основе своих немецких, австрийских и испанских владений, и непоследовательностью в решении церковных вопросов. В 1555 году на рейхстаге в Аугсбурге был заключён Аугсбургский религиозный мир, который признал лютеранство в качестве легитимной религии и гарантировал свободу вероисповедания для имперских сословий, по принципу cujus regio, ejus religio. Карл V отказался подписать это соглашение и вскоре сложил с себя полномочия императора[27].

Аугсбургский религиозный мир позволил преодолеть кризис, вызванный Реформацией, и восстановить работоспособность имперских институтов. Хотя конфессиональный раскол сохранился, политически империя обрела единство. На протяжении последующего полувека католические и протестантские субъекты империи достаточно эффективно сотрудничали в органах управления, что позволяло поддерживать в Германии мир и социальное спокойствие.

Конфессиональная эпоха и Тридцатилетняя война

См. также: Тридцатилетняя война

Отречение Карла V и раздел владений Габсбургов в 1556 году, в результате которого Испания, Фландрия и Италия достались его сыну Филиппу II, а австрийские земли и пост императора — брату Фердинанду I, также способствовали стабилизации положения в империи, так как устранили опасность прихода к власти бескомпромиссного католика Филиппа II. Фердинанд I, один из авторов Аугсбургского религиозного мира и последовательный проводник курса на укрепление империи через тесный союз с князьями и повышение эффективности функционирования имперских учреждений, по праву считается фактическим основателем империи нового времени. Преемник Фердинанда I император Максимилиан II сам симпатизировал протестантству, и в период своего правления (15641576) ему удавалось, опираясь на имперских князей обеих конфессий, поддерживать в империи территориальный и религиозный порядок, решая возникающие конфликты при помощи исключительно правовых механизмов империи. Главными тенденциями развития во второй половине XVI — начале XVII веков стали догматическое и организационное оформление и обособление трёх конфессий — католицизма, лютеранства и кальвинизма, и связанная с этим конфессионализация всех аспектов социальной и политической жизни немецких государств. В современной историографии этот период получил название «Конфессиональная эпоха» (нем. Konfessionelles Zeitalter).

К концу XVI века, однако, наметились деструктивные тенденции, заложенные в половинчатости условий Аугсбургского мира. Они были связаны, прежде всего, с территориально-политическим расширением радикального кальвинизма (Курпфальц, Нидерланды, Гессен-Кассель, Ангальт, Баден-Дурлах), враждебно встреченного как лютеранами, так и католиками, а также с набиравшей силу после завершения Тридентского собора Контрреформацией. Под воздействием последней началось преследование протестантов в австрийских землях и некоторых имперских городах, к католическому вероисповеданию вернулись многие церковные княжества и города западной и южной Германии, а также Баден-Баден и Пфальц-Нойбург. Кроме того, оформление под воздействием процессов конфессионализации организационных структур немецких княжеств и начало формирования государств современного типа входили в противоречие с сохранявшимися имперскими институтами. Уже в 1588 году работа Имперского суда была парализована, с начала XVII века из-за конфликтов между конфессиями потерял работоспособность имперский рейхстаг.

Положение императора Рудольфа II было серьёзно подорвано конфликтами внутри Габсбургского дома, неудачами в австро-турецкой войне 1593—1606 годов и вспыхнувшим в Венгрии восстанием Иштвана Бочкаи. В 1608 году безумный Рудольф II был вынужден отказаться от Австрии, Венгрии и Моравии, оставив за собой лишь императорский титул и Чехию, которой он предоставил широкую внутреннюю автономию (Грамота Величества, 1609), благоприятствующую развитию радикальных протестантских течений и обострению конфессионального конфликта. Ослабление императорской власти и развал правительственных институтов привёл к формированию альтернативных структур: протестантские князья в 1608 году организовали Евангелическую унию, а католики в 1609 году учредили Католическую лигу. Противостояние между конфессиями неуклонно углублялось, пока в 1618 году в Праге не вспыхнуло восстание против нового императора и короля Чехии Фердинанда II. Мятеж был поддержан Евангелической унией, в конфликт включились представители обоих конфессиональных лагерей Германии, а затем и иностранные государства, в результате чего началась Тридцатилетняя война[28].

Первоначально успех в войне сопутствовал императору. В 1621 году Фридрих V, курфюрст Пфальца и лидер Евангелической унии, был лишён своих владений и титула курфюрста, который был передан Максимилиану I, герцогу Баварии, главе Католической лиги. Разгром датских войск в 16251626 годах войсками Валленштейна и Тилли дал возможность императору предпринять попытку политического переустройства империи. Реституционный эдикт 6 мая 1629 года отменял секуляризацию протестантами двенадцати епископств и архиепископств и около двухсот монастырей, а также гарантии прав протестантских меньшинств в католических церковных землях. В результате реализации положений эдикта преобладание в империи перешло к католической партии, что вызвало резкий отпор как со стороны протестантских субъектов империи, обратившихся за помощью к Швеции и Франции, так и со стороны католических курфюрстов, недовольных ущемлением императором их прав на участие в управлении Германией. Это привело к эскалации конфликта. Фердинанд II был вынужден распустить армию Валленштейна, а в 1630 году на территорию империи вторглась шведская армия короля Густава II Адольфа, которая разгромила войска Католической лиги и за несколько лет оккупировала северную часть Германии. Более того, в 1633 году был создан Гейльброннский союз протестантских княжеств империи под руководством Швеции, что означало демонтаж имперских институтов в Северной Германии и угрожало распадом империи. Однако в 1634 году испано-имперской армии удалось нанести сокрушительное поражение шведам в сражении при Нёрдлингене и перейти в наступление. В мае 1635 года между протестантскими и католическими субъектами империи был заключён Пражский мир, в соответствии с которым упразднялись все союзные объединения на территории Германии, в том числе Католическая лига и Гейльброннский союз, введение в действие Реституционного эдикта откладывалось на сорок лет, а все немецкие князья, независимо от конфессиональной принадлежности, обязывались объединить свои военные контингенты с армией империи для совместной борьбы со шведами. Вновь сложился союз ведущих немецких государств (в том числе Саксонии, Бранденбурга и Баварии) с императором, дезинтеграционные процессы были остановлены.

В стороне от Пражского мира остались радикальные кальвинистские княжества во главе с Гессен-Касселем. В то же время, консолидация империи сильно обеспокоила Францию. В мае 1635 года Франция вступила в войну на стороне шведов. Первоначально империи удавалось сдерживать франко-шведское наступление, однако в 1639 году произошёл перелом — французы прорвались в Швабию, а Пражская система начала распадаться: в 1640 году из войны вышел Бранденбург, в 1642 году была разгромлена Саксония. В 1645 году начались мирные переговоры между императором, Францией, Испанией и Швецией при активном участии имперских сословий в Мюнстере и Оснабрюке. Их ход определялся развитием военных действий: в 1647 году капитулировала Бавария, в 1648 году шведы захватили часть Праги, а Испания была вынуждена признать независимость Нидерландов. В октябре 1648 года был заключён Вестфальский мир, положивший конец Тридцатилетней войне и кардинальным образом преобразовавший Священную Римскую империю[29].

Вестфальский мир

Файл:Holy Roman Empire 1648 RU.png
Священная Римская империя после Вестфальского мира 1648 года.

Условия Вестфальского мирного договора имели фундаментальное значение для Священной Римской империи. В территориальном плане договор закрепил утрату империей Швейцарии и Нидерландов, которые были признаны независимыми государствами. В самой империи значительные земли попали под власть иностранных держав: Швеция получила Переднюю Померанию и земли бывших епископств Бремена и Фердена, Франция — бо́льшую часть Эльзаса, Брейзах и Филиппсбург. Была также подтверждена секуляризация церковных земель в Северной Германии. В конфессиональном плане было признано равенство на территории империи католической, лютеранской и кальвинистской церквей, закреплено право свободы перехода из одной религии в другую для имперских сословий и гарантировались свобода вероисповедания для религиозных меньшинств и право на эмиграцию. При этом были строго зафиксированы конфессиональные границы и установлено, что переход правителя княжества в другую религию не должен был сопровождаться изменением конфессии его подданных. В организационном плане Вестфальский мир принёс кардинальную реформу порядка функционирования органов власти империи: религиозные проблемы были отделены от административно-правовых вопросов и для их решения в рейхстаге и имперском суде был введён принцип конфессионального паритета: каждой конфессии предоставлялось равное количество голосов, что восстановило эффективность работы рейхстага и суда. Вестфальский мир также перераспределял полномочия между властными институтами внутри империи: текущие вопросы, в том числе законодательство, судебная система, налогообложение, ратификация мирных договоров, были переданы в компетенцию рейхстага, который становился постоянно действующим органом. Это существенным образом меняло баланс сил между императором и сословиями в пользу последних. В то же время, хотя официально признавались и закреплялись права и привилегии сословий («территориальное право сословий», лат. jus territoriale), имперские чины не превращались в носителей государственного суверенитета: имперские княжества оставались лишёнными ряда атрибутов современного независимого государства и не могли заключать международные договоры, входящие в противоречие с интересами императора или империи.

До конца XX века Вестфальский мир оценивался большинством историков как договор, закрепивший национальный и религиозный раскол Германии, резко ограничивший прерогативы императора в пользу территориальных княжеств и предопределивший последующий упадок и распад империи. Последствия Вестфальского мира для Германии рассматривались как победа партикуляризма над центростремительными силами короны и полное освобождение князей от власти императора, повлекшее политическую раздробленность империи. По выражению крупного немецкого историка конца XX века Фолькера Пресса, «тенденции Вестфальского мира превращали империю в Империю князей, среди которых император в будущем был бы не более чем „первым среди равных“»[30]. Положительным моментом, по мнению учёных, являлось лишь изживание конфессионального правосознания и зарождение современного международного права, основанного на суверенитете государств и не зависящего от религиозной принадлежности субъектов права.

В последнее время, однако, происходит переосмысление роли Вестфальского мира для судеб империи. Особое внимание уделяется восстановлению базовых структур империи, пришедших в упадок во время Тридцатилетней войны, и, прежде всего, всесословного рейхстага, который превратился в центр интеграционных процессов и опору всей имперской конструкции. Современные историки уже не рассматривают Вестфальский договор как однозначное торжество сепаратизма и крах имперского единоначалия. Наоборот, «сохранившееся правовое пространство открывало императору путь к возвращению в империю»[31]; играя на противоречиях сословий и пользуясь принципом конфессионального паритета, император смог выступать в качестве нейтральной, сплачивающей империю стороны. Имперские сословия не добились суверенитета и остались в правовом поле империи, ценность которой только повысилась. Вестфальский мир в определённом смысле рассматривается как развитие и совершенствование принципов, заложенных имперской реформой 1495 года и Аугсбургским договором 1555 года. Мир не принёс ни раздробленности, ни княжеского абсолютизма, а способствовал национальному сплочению немецкого народа и закреплял положение status quo, препятствуя аннексии малых владений и деспотическим формам правления. Вестфальский мир не делал империю аморфной, но гарантировал ей дальнейшую жизнь в сложившейся форме[32].

Империя во второй половине XVII — середине XVIII веков

Файл:Kaiser-Leopold1.jpg
Император Леопольд I.

Поражение в Тридцатилетней войне лишило империю ведущей роли на европейской политической сцене, которая перешла к Франции. Новый германский император Леопольд I, продолжая традиционную политику поддержки Испании, одновременно начал сближаться с Англией и Голландией в совместной борьбе против Франции. Агрессия Людовика XIV привела к отторжению от империи Франш-Конте и всего Эльзаса, однако в войне Аугсбургской лиги (16881697) благодаря активным действиям союзников в Нидерландах удалось оказать отпор дальнейшему продвижению французов в направлении прирейнских земель. Война за испанское наследство (17011714) стала реваншем Габсбургов за Тридцатилетнюю войну: французская гегемония в Западной Европе рухнула, Южные Нидерланды, Неаполь и Милан перешли под власть австрийских Габсбургов. На северном направлении сложилось партнёрство Габсбургов, Польши, Ганновера и Бранденбурга в противостоянии Швеции, в результате чего после Голландской войны (16721678) и Второй Северной войны (17001721) шведское доминирование в балтийском регионе подошло к концу, а большинство её владений на территории империи (Передняя Померания, Бремен и Ферден) были поделены между Бранденбургом и Ганновером. Главного успеха Габсбурги добились на юго-восточном направлении: в серии военных кампаний против Османской империи последней четверти XVII века были освобождены Венгрия, Трансильвания и северная Сербия, вошедшие в состав Габсбургской монархии, что резко подняло политический престиж и экономическую базу императоров. Войны с Францией и Турцией конца XVII — начала XVIII веков вызвали возрождение имперского патриотизма и вновь превратили императорский престол в символ национальной общности немецкого народа[33].

Внутреннее состояние империи непосредственно после Тридцатилетней войны характеризовалось существенным ограничением возможностей для влияния императора: западнонемецкие княжества тесно блокировались с Францией, северные ориентировались на Швецию. Однако установление в Пфальц в 1685 году католической линии династии Виттельсбахов и экспансионистская политика бурбонской Франции позволили императору Леопольду I восстановить позиции на западе страны и сплотить вокруг имперского престола прирейнские государства. Главными союзниками императорского престола в этом регионе стали курфюршество Пфальц, Гессен-Дармштадт, Майнц и имперские рыцари Вестфалии, Среднего Рейна и Швабии. В южном секторе Германии в конце XVII — начале XVIII веков полностью преобладала Бавария, курфюрст которой конкурировал по своему влиянию с самим императором. В северной части империи в условиях усиления Бранденбурга к более тесному союзу с Габсбургами перешла Саксония, правитель которой в 1697 году принял католичество, а также Ганновер, добившийся для себя девятого титула курфюрста в 1692 году. В процессы имперской интеграции был включён и Бранденбург: ориентация на императора стала основой политики «Великого курфюрста», а его сын в 1700 году получил согласие Леопольда I на принятие титула короля Пруссии[33].

Файл:Reichskarte1705.jpg
Священная Римская империя в 1705 г., карта «Германская империя» работы Николя де Фера, 1770.

Рейхстаг с 1662 года превратился в постоянно действующий орган, заседавший в Регенсбурге. Его работа отличалась достаточной эффективностью и способствовала сохранению единства империи. Активное участие в работе рейхстага принимал император Леопольд I, который последовательно проводил политику восстановления роли имперского престола и дальнейшую интеграцию сословий. Большую роль стала играть репрезентативная функция императорского двора в Вене, который превратился в центр притяжения дворян со всей Германии, а сам город — в главный центр имперского барокко. Укрепление позиций Габсбургов в наследственных землях, успешная политика династических браков и раздачи титулов и должностей также значительно способствовали подъёму влияния императора. В то же время процессы консолидации на имперском уровне накладывались на региональную интеграцию: в крупнейших немецких княжествах формировались собственный разветвлённый государственный аппарат, пышный княжеский двор, сплачивающий местное дворянство, и вооружённые силы, позволяющие курфюрстам проводить более независимую от императора политику. В период войн с Францией и Турцией значительно повысилась роль имперских округов, которые с 1681 года взяли на себя функцию набора армии, сбора имперских налогов и поддержания постоянных военных контингентов в империи. Позднее сложились ассоциации имперских округов, что позволило организовать более эффективную оборону имперских границ[33].

Укрепление императорской власти при преемниках Леопольда I привело к возрождению абсолютистских тенденций. Уже в период правления Иосифа I (17051711) имперские дела фактически перешли в ведение придворной австрийской канцелярии, а эрцканцлер и его ведомство были отстранены от участия в процессе принятии решений. Во время Войны за испанское наследство (17011714) вновь были заявлены претензии императоров на Северную и Среднюю Италию. Более решительно императоры стали вмешиваться и во внутренние дела немецких княжеств, что вызвало ответное сопротивление крупных субъектов империи и их отход от поддержки императора. При Карле VI (17111740) политика императора определялась, главным образом, его претензиями на испанский престол и проблемой наследования габсбургских земель (Прагматическая санкция, 1713 год), тогда как имперские проблемы оказались на периферии внимания. Это происходило в условиях роста могущества крупных субъектов империи (Баварии, Пруссии, Саксонии и Ганновера), которые стремились проводить собственную независимую политику в Европе, мало учитывая интересы империи и императора. Так, император был оттеснён от дележа бывших шведских владений в империи после Второй Северной войны, а в конфликте между католиками и протестантами Пфальца в 17191724 годах против императора резко выступила коалиция немецких евангелических государств во главе с Пруссией и Ганновером, что едва не спровоцировало военные столкновения. Для Карла VI большим успехом в имперской политике стало признание рейхстагом Прагматической санкции в 1732 году, хотя курфюрсты Баварии, Пфальца и Саксонии проголосовали против. В целом, к середине XVIII века единство империи оказалось существенно подорванным, крупные немецкие княжества практически вышли из-под контроля императора, тенденции дезинтеграции явно превалировали над слабыми попытками императора сохранить баланс власти в Германии[34].

Австро-прусское противостояние и упадок империи

Файл:Dinasty Habsburg (HRR) family tree by shakko (RU).jpg
Генеалогическое древо Габсбургов — императоров Священной Римской империи

Уже с конца XVII века в рамках Священной Римской империи начал проявляться антагонизм двух её наиболее влиятельных членов: Австрии и Пруссии. Австрийская монархия Габсбургов, завоевав Венгрию и получив после Войны за испанское наследство обширные владения в Италии и Нидерландах, всё более обособлялась от империи, хотя именно её правители занимали трон императора. Интересы Габсбургов лежали прежде всего в юго-восточном и южном направлениях, в то время как внутриимперским делам с начала XVIII века стало уделяться гораздо меньше внимания. Более того, успехи централизаторской политики в наследственных землях Габсбурги попытались перенести и на империю, что встретило резкую оппозицию имперских сословий. Значительная часть владений прусского короля также лежала вне территории империи, что позволяло ему действовать на европейской политической сцене в качестве независимого государя. Экономический подъём, создание при Фридрихе I и Фридрихе Вильгельме I эффективной бюрократической системы управления и формирование сильной армии выдвинули Пруссию на первый план среди германских государств, что повлекло обострение соперничества с Австрией. Пруссия фактически перестала принимать участие в общеимперских вопросах: на её территории не действовали нормы, охраняющие интересы сословий, не исполнялись решения имперского суда, армия не принимала участия в военных кампаниях императора, а работа Верхнесаксонского имперского округа была парализована. В результате усиливавшегося расхождения между фактической военно-политической мощью Пруссии и других крупных немецких княжеств и устаревшей имперской иерархией к середине XVIII века назрел острый системный кризис Священной Римской империи.

После смерти императора Карла VI в 1740 году и пресечении прямой мужской линии дома Габсбургов австро-прусское противостояние вылилось в открытую войну. Силезские войны (17401745) между прусским королём Фридрихом II и австрийской эрцгерцогиней Марией Терезией завершились поражением Австрии и потерей ею Силезии. Одновременно Австрия была вынуждена вести Войну за австрийское наследство (17401748) против франко-испано-баварской коалиции[35]. В 1742 году Карл Альбрехт, курфюрст Баварии, был единогласно избран императором Священной Римской империи. Впервые за три столетия на престол Германии вступил не член дома Габсбургов. Некоторыми историками[36] избрание Карла Альбрехта рассматривается как попытка имперских сословий найти новый политический путь для империи и перенести центр её тяжести с юго-восточной окраины в «старую Германию». Несмотря на попытки Карла VII упорядочить работу государственных органов империи, военные действия развивались для него неудачно: австрийцы несколько раз разоряли и захватывали Баварию, что нанесло сокрушительный удар по материальной базе императора.

После смерти Карла VII в 1745 году имперский престол вернулся к Габсбургам: императором был избран супруг Марии Терезии Франц I Лотарингский. Однако к этому времени империя уже находилась в глубоком кризисе. Попытки Габсбургов восстановить эффективность работы имперских структур и поставить их на службу интересам Австрии натолкнулись на решительное сопротивление княжеств во главе с Пруссией, которая взяла на себя роль защитника немецких свобод от «абсолютистских» притязаний Габсбургов. Франц I потерпел полный провал в попытке восстановить прерогативы императора в сфере ленного права и создать действенную имперскую армию. Хотя во время Семилетней войны (17561763) удалось добиться объявления рейхстагом имперской войны против Фридриха II, это произошло в значительной степени благодаря нажиму Франции на своих союзников в Германии и не привело к перелому в войне. Более того, в конце Семилетней войны немецкие княжества окончательно перестали повиноваться императору и самостоятельно заключали сепаратные перемирия с Пруссией. А во время войны за Баварское наследство 17781779 годов, когда император попытался силовыми методами закрепить за Габсбургами Баварию, имперские сословия, ведомые Пруссией, открыто выступили против императора.

Для самого императора корона Священной Римской империи неуклонно теряла собственную привлекательность, становясь лишь средством для укрепления Австрийской монархии и позиций Габсбургов в Европе[K 4]. В то же время застывшая структура империи входила в противоречие с австрийскими интересами, любые попытки императоров осуществить какие-либо преобразования были обречены на провал из-за нежелания субъектов допустить усиления центральной власти и нарушить существующий баланс сил и власти. Особенно ярко это проявилось в период правления Иосифа II, который был вынужден практически уйти из империи, сосредоточившись на интересах Австрии. Этим успешно пользовалась Пруссия, выступавшая в роли защитника имперского порядка и стремившаяся взять на себя роль гаранта сохранения суверенных прав малых субъектов империи. В 1785 году под руководством Фридриха II был создан Союз немецких князей как альтернатива имперским институтам, контролируемым Габсбургами. Австро-прусское соперничество лишало остальные немецкие государства возможности оказывать хоть какое-нибудь влияние на внутриимперские дела и делало невозможным осуществление реформ в духе программы «Третьей Германии», ориентированной на защиту интересов малых и средних субъектов империи. Это вело к «усталости от империи» светских и церковных княжеств, рыцарей и вольных городов, которые исторически являлись главной опорой конструкции Священной Римской империи. Устойчивость империи была окончательно утрачена.

Социально-экономическое развитие

Культурные различия между городским патрициатом и цеховыми рабочими, а также между низшим дворянством и имперскими князьями, под влиянием идей Реформации вызвали в 15241525 годах массовое восстание в Швабии, Франконии, Тюрингии и Тироле, вошедшее в историю под названием Великой крестьянской войны. Поражение восстания и ухудшение аграрной конъюнктуры в XVI веке привело к усилению феодальной зависимости южно-немецкого крестьянства и распространению крепостничества на другие регионы Германии. Свободное крестьянство и общинные институты продолжали сохранять доминирующее значение лишь в Саксонии, Тюрингии, Фрисландии, Дитмаршене и некоторых областях Гессена. Если в Бранденбурге, Мекленбурге, Померании наблюдалось дальнейшее укрепление фольварочного хозяйства и увеличение барщинных повинностей, то на западе империи значительного ухудшения положения крестьянства не наблюдалось. Социальное противостояние между крестьянами и дворянством в XVI—XVII веках потеряло остроту, во многом благодаря фактору религиозной солидарности, развитию многообразных форм патронажа и судебных каналов защиты крестьянами своих интересов.

В развитии городов в XVI веке наметились стагнация бывших экономических лидеров (ганзейские города, Аугсбург, горные центры Саксонии) и переход лидерства к городам Центральной Германии во главе с Франкфуртом и Нюрнбергом. На смену купеческим банкирским домам Фуггеров и Вельзеров пришли банки Гамбурга, Нюрнберга и Лейпцига. Значительное усиление бюргерства в период Реформации сменилось к XVII веку полным доминированием дворянства в политической системе империи, оттеснением бюргерства от управления и его аноблированием. На уровне городов происходила олигархизация городских общин и укрепление всевластия патрициата в системе городского управления. Низшее дворянство постепенно переходило под эгиду имперских князей, а с развитием придворно-административного аппарата в княжествах включалось в политическую систему крупных государственных образований и теряло свою независимость.

Тридцатилетняя война нанесла тяжёлый удар по экономике и демографическому состоянию империи. Экспорт из Германии практически прекратился, ганзейские города и горные центры Саксонии пришли в упадок. В городах усилились стремления к переходу под покровительство территориальных князей, прекратила существование Ганза, окончательно закрепилось экономическое лидерство Франкфурта и Кёльна. Поместное и крестьянское хозяйства в XVII в. имели тенденцию консервации существующих порядков при умиротворении отношений между крестьянами и помещиками. В северо-восточной Германии в XVIII веке укрепилось доминирование крупного латифундийного помещичьего хозяйства, основанного на барщинном труде и ориентированного на рынок, тогда как в западных и юго-западных землях преобладала чиншевая система. Существенно оживилась в XVIII в. суконная и металлургическая промышленность прирейнских земель, Бранденбурга и Силезии, появились крупные централизованные мануфактуры, однако по темпам промышленного развития империя существенно отставала не только от Англии и Франции, но и от Швеции.

Падение империи

Война с Францией и секуляризация 1803 года

Файл:HRR 1789 EN.png
Священная Римская империя в 1789 году.

Начавшаяся Великая Французская революция первоначально привела к консолидации империи. В 1790 году был заключён Райхенбахский союз между императором и Пруссией, на время прекративший австро-прусское противостояние, а в 1792 году подписана Пильницкая конвенция, по которой оба государства обязались оказать военную помощь французскому королю. Однако целями нового австрийского императора Франца II были не укрепление империи, а реализация внешнеполитических планов Габсбургов, расширение Австрийской монархии, в том числе за счёт немецких княжеств, и изгнание французов из Германии. Аналогичные стремления имел и прусский король. 23 марта 1793 года рейхстаг объявил имперскую войну Франции.

К этому времени левобережье Рейна и австрийские Нидерланды были оккупированы французами, а Франкфурт сожжён. Имперская армия была крайне слаба. Субъекты империи стремились как можно более ограничить участие их воинских контингентов в боевых действиях за пределами собственных земель, отказывались платить военные взносы и пытались как можно скорее добиться заключения сепаратного мира с Францией. Уже в 1794 году имперская коалиция начала распадаться. В 1795 году, заключив Базельский мир, из войны вышла Пруссия, за которой последовали северонемецкие государства, а в 1796 году — Баден и Вюртемберг. Австрийская армия, продолжавшая вести военные действия, терпела поражения на всех фронтах. Наконец, в 1797 году французская армия Наполеона Бонапарта вторглась из Италии на территорию наследственных владений Австрии.

Весной 1797 года был заключён Кампоформийский мир. Император передавал Франции Бельгию и Ломбардию и соглашался на уступку левобережья Рейна, а взамен получил континентальные владения Венеции и право на увеличение австрийских владений в империи за счёт церковных княжеств юго-восточной Германии[37].

В 1798 году в Раштатте открылись мирные переговоры с Францией от имени империи, на которых началось обсуждение вопроса предоставления компенсаций бывшим правителям княжеств левого берега Рейна за счёт секуляризации церковных владений. Переговоры провалились, но вспыхнувшая в 1799 году война Второй коалиции (17991801 годы), в которой Австрия попыталась добиться реванша, завершилась полным поражением союзников.

Люневильским миром 1801 года была признана аннексия Францией левого берега Рейна, в том числе земель трёх духовных курфюрстов — Кёльна, Майнца и Трира. Решение вопроса о территориальном возмещении пострадавшим немецким князьям было вынесено на рассмотрение имперской депутации. После длительных переговоров под нажимом Франции и России и при фактическом игнорировании позиции императора был принят окончательный проект реорганизации империи, который и был утверждён 24 марта 1803 года.

«Заключительное постановление имперской депутации» 1803 года предусматривало кардинальную реорганизацию состава и структуры Священной Римской империи. Церковные владения на территории Германии были секуляризированы и большей частью вошли в состав крупных светских государств. Прекращали также своё существование в качестве субъектов имперского права почти все (за исключением шести) имперские города. Всего было упразднено, не считая аннексированных Францией земель, более 100 государственных образований в составе империи, а численность населения секуляризированных земель достигала трёх миллионов человек. Причём наибольшие приращения в отношении территории и численности населения получили французские сателлиты Баден, Вюртемберг и Бавария, а также Пруссия, под власть которой перешла большая часть владений церкви в Северной Германии. После завершения территориального размежевания к 1804 году в составе Священной Римской империи осталось около 130 государств, не считая владений имперских рыцарей.

Территориальные изменения повлекли радикальные изменения в составе рейхстага и коллегии курфюрстов. Были упразднены титулы трёх церковных курфюрстов, а вместо них курфюршеские права были предоставлены правителям Бадена, Вюртемберга, Гессен-Касселя и эрцканцлеру империи Карлу-Теодору фон Дальбергу. В результате в коллегии курфюрстов, а также в палате князей имперского рейхстага, большинство перешло к протестантам и сформировалась сильная профранцузская партия. Ликвидация вольных городов и церковных княжеств — традиционно основной опоры империи — привела к потере империей устойчивости и полному падению влияния императорского престола. Священная Римская империя окончательно превратилась в конгломерат фактически независимых государств и утратила перспективы своего выживания как единого политического образования.

Конец Священной Римской империи

Вероятность скорого краха империи или, по крайней мере, краха власти Габсбургов в Германии после «Заключительного постановления» имперской депутации 1803 года стала очевидной даже для самого императора Франца II. В 1804 году он принял титул императора Австрии, стремясь оставаться равным по рангу Наполеону, провозглашённому в том же году наследственным императором французов. Хотя акт принятия титула императора Австрии не нарушал напрямую имперскую конституцию, он свидетельствовал об осознании возможности потери Габсбургами престола Священной Римской империи. Опасность того, что римским императором будет избран Наполеон, стала реальной уже в 1804 году, когда последний посетил древнюю имперскую столицу Ахен и находящуюся там могилу Карла Великого. Идее принятия Наполеоном римской короны симпатизировал даже эрцканцлер империи Карл Теодор Дальберг.

Тем не менее, смертельный удар по Священной Римской империи нанёс не акт учреждения Австрийской империи, а война Третьей коалиции 1805 года. Армия Франца II была наголову разгромлена в сражении под Аустерлицем, а Вена захвачена французами. На стороне Наполеона в этой войне сражались войска Бадена, Баварии и Вюртемберга, что не вызвало никакой отрицательной реакции в империи. Франц II был вынужден заключить с Францией Пресбургский мир, согласно которому император не только отказывался в пользу Наполеона и его сателлитов от владений в Италии, Тироля, Форарльберга и Передней Австрии, но и признавал за правителями Баварии и Вюртемберга титулы королей, что юридически выводило эти государства из-под какой-либо власти императора и предоставляло им почти полный суверенитет. Австрия окончательно была оттеснена на периферию Германии, а империя превратилась в фикцию. Как подчёркивал Наполеон в письме к Талейрану после Пресбургского договора:

« Больше не будет рейхстага [...], больше не будет и Германской империи.[38]

»

Процесс распада империи набирал обороты. В январе Швеция объявила о прекращении участия представителей своих северогерманских владений (Передняя Померания) в общеимперском рейхстаге и аннулировании имперской конституции в принадлежащих ей немецких землях. В мае 1806 года имперский эрцканцлер Дальберг, несмотря на протест императора, назначил своим коадъютором и преемником дядю Наполеона кардинала Жозефа Феша — француза, не говорящего ни слова по-немецки. В случае смерти Дальберга Феш стал бы главой правительства Священной Римской империи. По мнению нового австрийского канцлера Иоганна Филиппа Штадиона, перед империей открывалось лишь две перспективы: роспуск, либо реорганизация под французским господством. 12 июля 1806 года Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт, Нассау (обе линии), Берг, эрцканцлер Дальберг и восемь других немецких княжеств подписали в Париже договор об образовании Рейнского союза под покровительством Наполеона[39]. 1 августа эти государства объявили о своём выходе из состава Священной Римской империи. Вскоре началась медиатизация участниками Рейнского союза сопредельных владений имперских рыцарей и мелких графств, в результате которой число немецких государственных образований сократилось с двухсот до чуть более сорока.

Файл:Niederlegung Reichskrone Seite 1.jpg
Акт Франца II о сложении короны императора Священной Римской империи

22 июля 1806 года австрийский посланник в Париже получил ультиматум Наполеона, согласно которому в случае, если Франц II не отречётся от престола империи до 10 августа, французские войска атакуют австрийские владения. В Вене уже в течение длительного времени велись дискуссии о целесообразности сохранения Священной Римской империи в условиях абсолютного доминирования Франции в Германии. Возобладала позиция канцлера Штадиона, полагавшего, что существует серьёзная опасность превращения империи во французский протекторат и что сохранение Францем II имперского престола неминуемо повлечёт войну с Наполеоном, к которой Австрия была не готова. Отказ от короны стал неизбежен. Очевидно, к началу августа 1806 года, получив гарантии французского посланника, что Наполеон не наденет корону римского императора, Франц II решился пойти на отречение.

6 августа 1806 года Франц II объявил о сложении с себя титула и полномочий императора Священной Римской империи, объяснив это возникшей невозможностью исполнения обязанностей императора после учреждения Рейнского союза. Одновременно он освободил имперские княжества, сословия, чины и должностных лиц имперских учреждений от обязанностей, наложенных на них имперской конституцией. Хотя акт об отречении и не был безупречен с юридической точки зрения (до сих пор ведутся дебаты по вопросу, имел ли император право единолично принимать решение об упразднении империи), в Германии уже не было политической воли поддерживать существование имперской организации. Священная Римская империя перестала существовать.

Венский конгресс и Германский союз

Разгром Наполеона в 18131814 годах и патриотический подъём в Германии открыл возможности для восстановления Священной Римской империи. Эту идею поддерживали Англия, папа римский, а также малые и средние немецкие княжества, видевшие в возрождении империи способ защиты от посягательств со стороны крупных государств (Пруссии, Баварии, Саксонии, Вюртемберга). В ноябре 1814 года двадцать девять немецких князей подписали воззвание к Францу II с просьбой вновь принять титул императора. Однако реставрация Старой империи была уже невозможна. В соответствии с австро-прусскими договорами 1807 и 1813 годов, соглашениями о присоединении бывших членов Рейнского союза к антифранцузской коалиции 1814 года и, наконец, согласно условиям Парижского мирного договора 1814 года, Германия должна была стать конфедеративным образованием. Попытка возрождения империи угрожала военным конфликтом Австрии с Пруссией и другими крупными немецкими государствами. На Венском конгрессе 1814—1815 годов Франц II отказался от императорской короны и воспрепятствовал проекту восстановления империи под управлением избираемого из немецких князей императора. Вместо этого 8 июня 1815 года был учреждён Германский союз — конфедерация 38 немецких государств, включая наследственные владения Австрийской империи и Прусского королевства, в границах, примерно соответствующих бывшей Священной Римской империи. Председателем Германского союза до 1866 года оставался император Австрии. Германский союз был распущен после австро-прусской войны 1866 года, ему на смену пришёл Северогерманский союз, а с 1871 года — Германская империя под главенством Пруссии.

Государственное устройство

Конституционно-правовые основы

Священная Римская империя не имела конституции как единого нормативного акта. В основе её государственного устройства и принципов функционирования лежали неписаные правовые обычаи, которые лишь начиная с позднего Средневековья стали дополняться законодательными актами императоров и рейхстага. В новое время конституционно-правовые нормы были разбросаны по значительному числу актов, что в сочетании с уникальным федеративным характером империи и сложившейся системой баланса власти между различными имперскими институтами и сословиями создавало достаточно сложную государственно-правовую конструкцию. По образному выражению Иоганна Якоба Мозера, крупного немецкого правоведа XVIII века,

« Германия управляется по-немецки: наше государственное устройство нельзя объяснить в нескольких словах или путём сравнения с государственным устройством других стран.[40]

»

Федеративный принцип и сложная иерархия государственной структуры стали объектами критики со времён Реформации и формирования в Европе централизованных национальных государств. Самуэль Пуфендорф в XVII веке назвал Священную Римскую империю «подобным „чудовищу“ (лат. monstro simile) сообществом полусамостоятельных княжеств, существовавших под прикрытием слабых прерогатив императорского престола»[41]. Однако несмотря на всю децентрализацию империя оставалась единым государственным образованием, с собственным главой — формально избираемым императором — и субъектами — имперскими сословиями. Дуализм императора и имперских сословий, которые являлись относительно независимыми источниками верховной власти, создавал систему, сильно отличавшуюся от других европейских государств: император «не был империей»[K 5] и зачастую не выражал её государственной воли. Последний эрцканцлер Священной Римской империи Карл Теодор Дальберг так описывал это государство незадолго до его падения:

« ...прочное готическое здание, которое хотя и не было построено по всем правилам архитектуры, тем не менее безусловно удобное для жилья.[42]

»

Среди базовых нормативных актов, оформивших конституционно-правовое устройство Священной Римской империи, выделяются следующие:

Император

Согласно средневековым представлениям, германский император являлся прямым преемником императоров позднеантичной Римской империи и франкской империи Карла Великого. Это позволяло правителям Священной Римской империи претендовать на верховную власть в Европе. Сакральный характер особе императора придавала его коронация в Риме папой римским. Только после этого избранный монарх мог пользоваться императорским титулом. Император являлся также королём Германии (Восточнофранкского королевства), Италии и Бургундии[K 6], причём наиболее тесной была связь между империей и Германией: лишь выбранный немецкими князьями король мог носить титул императора Священной Римской империи. Первые императоры из Саксонской династии использовали титул imperator augustus («император август»). В конце X века стал использоваться титул imperator Romanorum («римский император»), а с XI века — Romanorum imperator augustus («римский император август»)[43].

До коронации в Риме правители империи носили королевский титул. Первоначально это был заимствованный у Каролингов титул rex Francorum (orientalium) («король (восточных) франков»). Однако постепенно он начал вытесняться титулом rex Teutonicorum/Teutonicum («король немцев»). А во время борьбы императора Генриха IV за инвеституру сформировался новый титул — rex Romanorum («римский король»)[43].

С конца XV века по политическим причинам коронация императора в Риме стала невозможной. В результате Максимилиан I и его преемники стали использовать титул «избранный римский император» (лат. electus imperator Romanorum, нем. Erwählter Römischer Kaiser)[43], подразумевая, что его обладатель когда-нибудь посетит Рим для коронации[K 7]. Наследник императорского престола, избиравшийся при жизни правящего монарха, получал титул «римского короля» (нем. Römischer König), однако, за исключением редких случаев (Фердинанд I в 1531—1558), никаких реальных властных полномочий не имел.

На протяжении всей истории императорский престол оставался выборным, что резко отличало Священную Римскую империю от других современных ей западноевропейских монархий, кроме разве что Речи Посполитой. Первоначально императором выбирался член одного из наиболее могущественных княжеских родов Германии, находящийся в родстве с королевской фамилией (нем. Geblütsrecht). После поражения императоров в борьбе за инвеституру принцип кровного родства перестал учитываться, и выборы приобрели более свободный характер. Тем не менее, правящие императоры постоянно пытались обеспечить престол своим детям, иногда добиваясь их избрания римскими королями при своей жизни и таким образом основывая собственные императорские династии. С 1438 и до 1806 года императорский престол постоянно (за исключением короткого периода в 1742—1745 годах) занимали представители династии Габсбургов — наиболее могущественного немецкого дома нового времени, обладавшего обширными владениями за пределами империи и игравшего одну из ведущих ролей в Европе.

В ранний период круг выборщиков императора не был ограничен: на съезды, посвящённые избранию нового императора, могла собираться вся высшая светская и духовная аристократия Германского королевства, хотя обычно участвовали лишь представители нескольких регионов. Неопределённость состава выборщиков иногда приводила к двойным выборам, так как князья не могли договориться о едином кандидате. После утверждения в 1356 году «Золотой буллы» Карла IV круг выборщиков императора был ограничен семью курфюрстами и введён принцип большинства при подсчёте голосов.

В Средние века полномочия императора ограничивали лишь обычаи и традиции, император осуществлял верховную светскую и духовную власть, руководил правительством, осуществлял правосудие и единолично объявлял войну и заключал мир. В новое время объём его прерогатив стал постепенно ограничиваться избирательными капитуляциями и законами, утверждаемыми рейхстагом, в результате чего проведение эффективной политики императором стало возможным лишь во взаимодействии с имперскими сословиями, прежде всего с курфюрстами. В XVIIXVIII веках к исключительной компетенции императора относились формирование и руководство Надворным советом, определение повестки дня рейхстага, присвоение титулов, раздача придворных должностей, представление интересов империи в отношениях с иностранными государствами и ряд менее важных вопросов. Денежно-эмиссионная и таможенная политика, а также принятие решения о созыве рейхстага находились в совместной компетенции императора и коллегии курфюрстов[43]. Только с согласия рейхстага могли утверждаться законы, вводиться имперские налоги, объявляться война и заключаться мир. Несмотря на значительное сужение полномочий императора, он продолжал обладать достаточно широким спектром политических механизмов, обеспечивающих его ведущую роль в политической системе империи, и был гарантом её единства. Как только в 1806 году Франц II сложил с себя титул и полномочия императора, империя перестала существовать.

Имперские сословия

Социальной основой и, одновременно, базовыми структурными единицами Священной Римской империи являлись имперские сословия (имперские чины; нем. Reichsstände), под которыми понимались территориальные образования и персоналии, имеющие право голоса в рейхстаге, непосредственно подвластные императору и уплачивающие налоги в имперскую казну. Имперские сословия обладали территориальным суверенитетом на территории своих владений и осуществляли властные полномочия в отношении своих подданных. Последние (крестьяне, горожане княжеских городов, низшее дворянство и духовенство) не относились к имперским чинам и не участвовали в управлении империей. Процесс складывания имперских сословий растянулся на века и был завершён лишь в начале XVI века, однако конкретный перечень субъектов империи, относящихся к имперским сословиям, который фиксировался в утверждаемых рейхстагом имперских матрикулах, оставался изменчивым до конца существования империи. Двойственность природы имперских сословий — социальный слой и территориальное образование — объяснялась тем, что практически до самого конца существования империи в её субъектах, кроме Пруссии и Австрии, территория и система управления княжеств рассматривались как продолжение наследственных земель и придворных учреждений князя. Хотя во многих княжествах были созданы ландтаги, а местное бюргерство и низшее дворянство оказывали существенное влияние на политику, князь по-прежнему считался единственным источником власти и не отделялся от государства как такового.

Имперское право выделяло следующие имперские сословия:

  • Курфюрсты (нем. Kurfürsten);
  • Имперские князья (нем. Reichsfürsten);
  • Имперские графы и имперские прелаты (нем. Reichsgrafen и Reichsprälaten);
  • Свободные имперские города (нем. Reichsstädte).

Кроме того, сословия подразделялись на светские и духовные, поскольку епископы и аббаты Священной Римской империи также являлись территориальными суверенами, осуществляя высшую светскую власть над жителями своих земель. Особую категорию составляли имперские рыцари (нем. Reichsritter), которые хотя и не участвовали в рейхстаге, являлись суверенами в своих владениях и служили одной из важнейших опор центральной власти в Германии.

Светские придворные должности

Многие должности в Священной Римской империи были заимствованы из Каролингской империи, в которой существовало восемь светских придворных должностей, обладатели которых управляли дворцовым хозяйством: камерарий (лат. camerarius), пфальцграф (лат. comes palatii), сенешаль (лат. senescalus), кравчий (лат. camerarius), маршал (лат. comes stabuli), мансионарий или квартирмейстер (лат. mansionarius), старший егерь (лат. venatores principales) и сокольничий (лат. falconarius)[44].

Однако в Священной Римской империи произошло выделение четырёх главных должностей, определявших структуру двора: камерария, трухзеса (имперского стольника), кравчего и маршала. Но упоминания о них достаточно отрывочны. Впервые должности упоминаются ещё в 936 году Видукиндом Корвейским[45], который называет четырёх племенных герцогов, символически исполнявших перед королём эти обязанности во время торжественной трапезы по случаю коронации Оттона I. Камерарием был герцог Лотарингии, трухзесом — герцог Франконии, кравчим — герцог Швабии, а маршалом — герцог Баварии. Следующее упоминание относится к 986 году, когда Титмар Мерзебургский на коронации Оттона III упоминает[46], что трухзесом был герцог Баварии, камерарием — герцог Швабии, кравчим — герцог Каринтии, а маршалом — герцог Саксонии. В XIII веке в «Саксонском зерцале» указывается связь должностей с выборами короля. Согласно этому источнику, среди светских князей первое место принадлежит пфальцграфу Реймса (трухзес), второе — герцогу Саксонии (маршал), третий — маркграф Бранденбурга (камерарий). Обладателем четвёртой должности, имперского шенка (кравчего) был король Чехии, однако он не являлся немцем и не обладал правом избрания[44].

В 1356 году в Золотой булле императора Карла IV произошло окончательное закрепление почётных должностей, получивших название (Reichserzämter). Король Чехии становился эрцкравчим (лат. archipincerna), пфальцграф Рейнский — эрцтрухзесом (лат. archidapifer), герцог Саксонии — эрцмаршалом (лат. archimarescalcus), маркграф Бранденбурга — эрцкамерарием (лат. archicamerarius). Эти должности были наследственными. Кроме того, в той же булле закреплялись четыре наследственные вице-должности за четырьмя родами: вице-маршала (за фон Паппенхаймами), вице-кравчего (за фон Лимпургами), вице-трухзеса (за фон Вальдбургами) и вице-камерария (фон Фалькенштейны)[44].

Наиболее важной считалась должность трухзеса или сенешаля (нем. Truchseß, от староверхненемецкого Trubtsazzo — «тот, кто возглавляет отряд»). Трухзес занимался надзором за тем, как управляется дворцовое хозяйство, а также за королевским и имперским имуществом. Кроме того, трухзес отвечал за обслуживание королевского стола. Во время отсутствия короля трухзес был викарием. В походах трухзес командовал авангардом при наступлени, арьергардом при отступлении, а во время боя нёс королевское знамя. Во время торжественного выбора императора трухзес нёс императорский меч. В Бургундском королевстве также существовала наследственная должность трухзеса, которую носили представители дома де Турре. После того как Франция присоединила бургундские земли, эту должность унаследовали дофины[44].

Наименее важной считалась должность кравчего (или шенка, от староверхненемецкого Scenko), который занимался снабжением королевского стола напитками. Часть обязанностей кравчий делил с трухзесом. С конца XII века должность эрцкравчего была закреплена за королями Чехии, однако преимущественное право эрцкравчего на выбор короля оспаривалось до 1356 года, когда оно было закреплено в Золотой булле. Почётная служба эрцкравчего заключалась в том, что во время имперских съездов и рейхстагов он подносил королю вино в серебряном кубке, за что получал коня и кубок в подарок[44].

Основной обязанностью маршалов была забота о безопасности императора и дисциплинарном надзоре за двором, а также организация имперских съездов и рейхстагов. Во время заседаний маршал отвечал за церемониал. Во время войны маршал возглавлял императорскую конницу, а с XII века — и всю императорскую армию. Почётная служба эрцмаршала заключалась в несении меча на торжественных церемониях[44].

Должность камерария имела менее репрезентативный характер, чем остальные. Камерарий вёл дворцовое хозяйство и императорскую казну, а также вместе с трухзесом заботился об имперском фиске. Постепенно среди всех обязанностей камерария наиболее важной стала функция казначея, однако к XV веку из-за отсутствия института казначейства в империи значение должности упало[44].

Курфюрсты

Файл:Kaiser im Kreis der Kurfürsten.jpg
Император Фердинанд III в окружении восьми курфюрстов, 1663/1664 гг.

Курфюрсты представляли собой узкую группу правителей наиболее могущественных немецких княжеств, которые обладали исключительным правом избрания императора. Они составляли высшую палату рейхстага и служили важнейшим связующим звеном между императором и имперскими сословиями, являясь «столпами империи». Курфюрсты оказывали наибольшее влияние на политику императора и пользовались практически полной самостоятельностью во внутренних делах, вплоть до чеканки собственной монеты и неподсудности Имперскому суду и Надворному совету. Кроме того, каждый курфюрст обладал одной из высших придворных должностей императорского двора. Значение коллегии курфюрстов несколько снизилось во второй половине XVII века, когда центр власти в империи сместился в сторону рейхстага.

Коллегия курфюрстов сложилась в позднее Средневековье и была законодательно оформлена «Золотой буллой» германского императора Карла IV в 1356 году. Этим документом статус курфюрстов был предоставлен правителям семи германских княжеств: архиепископам Майнца, Кёльна и Трира, королю Чехии (Богемии)[K 8], герцогу Саксонии, пфальцграфу Рейнскому и маркграфу Бранденбурга. Согласно имперскому праву, курфюршеский статус имели не лично правители или династии, а соответствующие территориальные образования. Право на присвоение титула курфюрста являлось одной из важнейших прерогатив императорской власти. В 1632 году, в период Тридцатилетней войны, император лишил Пфальц курфюршеского титула и передал его Баварии, однако по условиям Вестфальского мира Пфальц вновь стал восьмым курфюршеством[K 9]. В 1692 году девятый титул курфюрста был присвоен герцогу Брауншвейг-Люнебурга (позднее — Ганновер), что было подтверждено рейхстагом в 1708 году. Последнее изменение в коллегии курфюрстов произошло в начале XIX века, когда войска Наполеона завоевали левобережье Рейна, уничтожив тем самым курфюршества Майнц, Трир и Кёльн. Вместо них по решению имперской депутации 1803 года статус курфюршеств был присвоен Гессен-Касселю, Бадену, Вюртембергу, Зальцбургу и владениям эрцканцлера Карла Теодора Дальберга (АшаффенбургРегенсбург). Этот акт привёл к формированию в коллегии курфюрстов протестантского профранцузского большинства, что стало одной из причин краха империи в 1806 году.

Имперские князья

Сословие имперских князей представляло собой высшее дворянство Священной Римской империи. В его состав входили правители светских и духовных княжеств, находящихся в непосредственной ленной зависимости от императора и обладающие титулами выше графского. Это могли быть представители древних аристократических родов, чьи предки ещё в период высокого Средневековья получили свои лены прямо от императора (Вельфы, Царингены, Аскании и др.), либо менее родовитые правители небольших территорий, которым император присвоил княжеский титул (Турн-и-Таксис, Шварценберги и др.). Из церковных иерархов к имперским князьям относились архиепископы и епископы. Процесс формирования сословия завершился к XV веку. Согласно имперскому матрикулу 1521 года, в империи существовало 50 духовных и 24 светских имперских князей. К концу XVIII века число духовных князей уменьшилось до 33, а светских — возросло до 61.

Светские и духовные имперские князья формировали основную палату имперского рейхстага — Совет имперских князей (нем. Reichsfürstenrat), и таким образом имели возможность непосредственно влиять на политику империи. Каждая княжеская территория обладала одним голосом в палате, а в случае, если один правитель владел нескольким имперскими княжествами, их голоса складывались[K 10]. Именно имперские князья как правители средних и мелких государственных образований претендовали на то, чтобы выражать интересы империи как таковой. Среди привилегий имперских князей — право чеканки монеты, организация судебной и административной систем на территории своих княжеств, введение местных налогов и пошлин.

Имперские графы и имперские прелаты

Имперские графы были наиболее многочисленным имперским сословием, образуя основную массу среднего дворянства Германии. Первоначально графы являлись управляющими в тех или иных областях королевского домена и не были владельцами непосредственных аллодов. С течением времени, однако, некоторые немецкие графы смогли превратить свои владения в имперские лены, став суверенами малых и карликовых княжеств и образовав отдельное имперское сословие. Другая часть графов осталась под сюзеренитетом более могущественных территориальных князей, сформировав прослойку низшего дворянства, не участвовавшего в системе управления империей. Некоторые из имперских графов добились присвоения им более высоких титулов, что влекло их переход в сословие имперских князей (например, Вюртемберг в 1495 году). Согласно имперскому матрикулу 1521 года, статусом имперских графов обладали 144 территориальных правителя, к концу XVIII века их численность сократилась до 99. В рейхстаге имперские графы формировали четыре группы по географическому признаку: имперские графы Вестфалии, Веттерау, Швабии и Франконии, каждая из которых имела по одному голосу в светской курии Совета имперских князей. Гораздо более значительную роль имперские графы играли на уровне имперских округов: в органах управления округов каждый граф обладал одним голосом, что уравнивало их в правах с гораздо более могущественными имперскими князьями. В результате медиатизации 1806 года большая часть имперских графов потеряла свой статус, превратившись в высший слой территориального дворянства немецких княжеств.

Файл:Holy Roman Empire 1648 Ecclesiastical.png
Территории церковных княжеств в составе империи в 1648 г.
Файл:Holy Roman Empire 1648 Imperial cities.png
Территории свободных городов в составе империи в 1648 г.

С сословием имперских графов сближалось сословие имперских прелатов, в которое входили аббаты и приоры монастырей, обладавших территориальным суверенитетом на своих землях и считавшихся полноправными субъектами Священной Римской империи. Их владения сильно отличались по площади и населению: от относительно крупного Фульдского аббатства до монастыря Обермюнстер, владеющего всего несколько зданиями в Регенсбурге, но обладавшего прерогативами имперского государственного образования. В 1521 году к имперским прелатам относилось 83 церковных иерарха, однако процессы секуляризации сократили численность этого сословия к концу XVIII в. до 40. Земли имперских прелатов располагались преимущественно на юго-западе Германии. Особую категорию образовывали магистры Тевтонского и Мальтийского орденов, владения которых также обладали территориальным суверенитетом. В рейхстаге прелаты объединялись в Швабскую и Рейнскую коллегии имперских прелатов, которые имели по одному голосу в церковной курии Совета имперских князей. В 1803 году все территории имперских прелатов (кроме земель орденов) были секуляризированы.

Свободные имперские города

Имперские города в отличие от прочих городских центров империи не находились под сюзеренитетом территориальных князей, а подчинялись непосредственно императору и во внутренних делах были полностью самостоятельными государственными образованиями. Статус имперского сословия относился не к конкретным горожанам, а к городу в целом, представленному его магистратом. Первоначально существовало жёсткое разделение среди свободных городов на две категории: собственно имперские города (нем. Reichsstädten), основанные императорами (прежде всего Гогенштауфенами в XIIXIII веках) и платившие налоги в имперскую казну (Мемминген, Хагенау, Мюльхаузен и др.), и свободные города (нем. Freien Städten), добившиеся самостоятельности в борьбе с епископами или светскими князьями и не платившие имперские налоги (Любек, Страсбург, Аугсбург и др.). Право как имперских, так и свободных городов на участие в рейхстаге было официально закреплено в 1489 году, что способствовало сближению этих категорий и складыванию единого сословия имперских свободных городов, представители которых формировали третью палату рейхстага — Совет имперских городов. Хотя города были представлены в рейхстаге, их влияние на внутреннюю и внешнюю политику оставалось незначительным, а мнение Совета имперских городов зачастую игнорировалось имперскими князьями. Согласно матрикулу 1521 года, в Германии насчитывалось 84 имперских свободных города, к концу XVIII века их число сократилось до 51. Решением имперской депутации 1803 года большинство городов потеряло самостоятельность и вошло в состав немецких княжеств. К моменту роспуска Священной Римской империи в 1806 году продолжало существовать лишь шесть свободных имперских городов: Любек, Гамбург, Бремен, Франкфурт, Аугсбург и Нюрнберг.

Имперские рыцари

Имперские рыцари не считались имперским сословием, поскольку не платили государственных налогов и не имели право на участие в рейхстаге и в советах имперских округов. Имперское рыцарство представляло собой одну из важнейших опор императорской власти и интеграционных процессов в империи. Географически рыцарские феоды располагались, главным образом, на юго-западе Германии, образуя анклавы среди владений имперских князей, графов и прелатов. Для обсуждение общих вопросов созывались генеральные съезды (нем. Generalkorrespondenztage) имперских рыцарей. С падением империи в 1806 году владения имперских рыцарей были аннексированы более крупными государственными образованиями.

Система управления

Органы управления в Средние века

В ранний период административная система империи была слабо дифференцированной. Император лично осуществлял управление, периодически объезжая все регионы страны[47]. При нём находилась канцелярия, состоящая из трёх отделений: германского, итальянского (с 962) и бургундского (с 1033), возглавляемых эрцканцлерами[K 11]. Для обсуждения важнейших политических вопросов периодически созывались многолюдные собрания крупнейших светских и церковных князей империи (большой королевский совет — гофтаг). До XIII века законотворческие функции центральной власти были крайне слабо выраженными, полностью доминировало обычное право[48], собственное для каждого региона империи (правовой партикуляризм). С XI века началось формирование сословных судов (княжеских, графских, церковных, шеффенских, муниципальных), которые в эпоху Гогенштауфенов были дополнены общеимперским надворным судом при императоре. Однако объём компетенции императорского суда всегда оставался сильно ограниченным судебными прерогативами князей: известно, что количество дел в имперском надворном суде было в 30 раз меньшим, чем количество судебных процессов, прошедших в аналогичный период в парижском парламенте короля Франции[49].

Представителями императора на местах являлись графы (в Италии — имперские посланцы), которые быстро превратились из королевских чиновников в наследственных территориальных князей, формировавших на своих землях собственный административно-судебный аппарат. В конце XIII века сформировалась коллегия семи наиболее могущественных территориальных князей, присвоившая себе исключительное право на избрание императора и контроль его деятельности. Эта коллегия курфюрстов получила официальное признание в «Золотой булле» 1356 года[50]. Для обсуждения важнейших общеимперских вопросов императоры созывали более обширные форумы, в которых участвовали имперские светские и духовные князья, а с XIII века — и представители некоторых имперских городов. Круг участников этих гофтагов или имперских сеймов определялся исключительно императором, ему же принадлежало окончательное решение, учитывать или не учитывать мнение, выраженное сословиями. С ослаблением императорской власти в позднее Средневековье роль представительного органа имперских князей неуклонно возрастала.

Рейхстаг

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Структура органов управления Священной Римской империи в новое время

Трансформация неопределённых по составу и компетенции имперских сеймов Средневековья в организационно оформленный высший представительный орган империи — рейхстаг, произошла в ходе осуществления имперской реформы конца XV — начала XVI веков. Структура рейхстага была определена в 1495 г. Он состоял из трёх коллегий:

  • Совет курфюрстов (нем. Kurfürstenrat), в состав которого входили курфюрсты империи (первоначально семь, к концу XVIII века — восемь человек);
  • Совет имперских князей (нем. Reichsfürstenrat), в состав которого входили светские и духовные имперские князья, каждый из которых обладал одним голосом, а также имперские графы и имперские прелаты, обладавшие, соответственно, четырьмя и двумя коллективными голосами. Совет имперских князей разделялся на курии светских (63 члена в 1800 г.) и духовных (37 членов в 1800 г.) князей;
  • Совет городов (нем. Städterat), в состав которого входили представители свободных имперских городов (51 член в 1800 г.), объединённых в две коллегии: Швабскую и Рейнскую.

Созыв рейхстага осуществлялся императором по согласованию с курфюрстами. Круг вопросов, выносимых на обсуждение рейхстага, определял император единолично. Обсуждение и принятие решения производилось отдельно по коллегиям большинством голосов, причём Совету курфюрстов и Совету имперских князей принадлежал решающий голос. Голосование было тайным. Решение считалось принятым, если его единогласно поддержали все три коллегии и император. С 1663 г. рейхстаг превратился в постоянно действующий орган, заседавший в Регенсбурге.

Помимо рейхстага существовал ещё один общеимперский представительный орган — съезд имперских депутатов или имперская депутация (нем. Reichsdeputationstag), состоящий из небольшого числа (обычно не более 20) представителей сословий и округов, на котором предварительно обсуждались вопросы и разрабатывались законопроекты, выносимые на рейхстаг, а также вырабатывались меры по поддержанию земского мира. Имперские депутации были более мобильным органом, чем рейхстаг, что позволяло более эффективно и быстро находить компромисс между сословиями и императором.

В компетенции рейхстага находились издание общеимперских законов, объявление войны и заключение мира, образование и упразднение имперских органов управления и суда, созыв и роспуск имперской армии, утверждение налогов и экономическая политика, вопросы земского мира и сосуществования различных религиозных конфессий. После Вестфальского мира религиозные вопросы были вынесены в компетенцию имперской делегации по делам веры, которую на паритетной основе формировали представители католических и протестантских имперских сословий, что исключило возможность срыва рейхстага из-за конфессионального противостояния.

Рейхстаг играл роль верховного органа сословного представительства в империи, являлся одним из важнейших связующих элементов имперской системы и каналом разрешения внутренних конфликтов и противоречий[51]. Рейхстаг также выполнял функции ограничения императорской власти, а после Вестфальского мира, закрепившего статус рейхстага как высшего законодательного органа империи, стал центром интеграционных процессов и опорной точкой всей имперской конструкции[31].

См. также: Состав рейхстага Священной Римской империи в 1521 г.; Состав рейхстага Священной Римской империи в 1792 г.

Имперская канцелярия

Имперская канцелярия являлась одним из старейших административных органов Священной Римской империи. Формальным главой её был эрцканцлер (нем. Erzkanzler), которых в империи было трое. Наиболее могущественным был эрцканцлер Германии — начиная с императора Оттона I эта должность оказалась закреплена за архиепископом Майнца. В 962 году появилась должность эрцканцлера Италии, которая со второй половины XI века закрепилась за архиепископами Кёльна. После присоединения в XI веке к империи Бургундского королевства появился и эрцканцлер Бургундии — в начале XIV века эта должность закрепилась за архиепископами Трира. Когда в XII—XIII веках в состав империи входило Сицилийское королевство, оно также имело собственную канцелярию. Достаточно рано обязанности эрцканцлеров стали почётными. Обладатели должности были хранителями печати, получали доходы от своих канцелярий. Кроме того, эрцканцлеры во время выборов немецкого короля получали преимущественные права. Эрцканцлерам формально были подчинены канцлеры, выбираемые из низшего духовенства. Они на практике руководили придворной капеллой (хотя к концу XII века она утратила своё прежнее значение), а также занимались делами канцелярии. Назначение канцлеров было прерогативой императора, хотя эрцканцлеры и пытались вмешиваться в их выборы. С XIV века канцлер входил в состав королевского придворного совета[52].

Трёхчастное членение на канцелярии по делам Германии, Италии и Бургундии, восходившее к концу X — началу XI века, было подтверждено «Золотой буллой» 1356 года, однако утрата имперского влияния в Италии и Бургундии в позднее Средневековье лишила соответствующие отделы имперской канцелярии практического значения. В то же время должность главы имперской канцелярии осталась закреплена за архиепископами Майнца, которые продолжали руководить этим органом до распада империи в 1806 году.

Имперская канцелярия занималась делопроизводством императора, подготавливала проекты решений или предложений, выносимых на обсуждение рейхстага или коллегии курфюрстов, организовывала выборы императора и проведение рейхстагов, вела международную переписку, осуществляла учёт и хранение документов императорского двора и рейхстага. Должность эрцканцлера являлась высшей в системе придворных чинов империи. Эрцканцлер возглавлял коллегию курфюрстов, проводил заседания рейхстага и фактически являлся связующим звеном между императорским престолом и территориальными князьями. В 1559 году император Фердинанд I для того, чтобы регламентировать работу канцелярии, издал специальное постановление[52].

Закрепление поста руководителя имперской канцелярии за архиепископом Майнцским усилило влияние имперских князей на процессы управления империей. Однако императоры сохранили контроль над канцелярией через пост вице-канцлера, должность которого была создана в 1519 году императором Карлом V, по традиции назначаемого непосредственно императором и имеющего местонахождение при императорском дворе в Вене. Вице-канцлер формально был подчинён эрцканцлеру, однако фактически обладал отдельным административным аппаратом, позволяющим императорам проводить собственную политику[52].

Имперский камеральный суд

Имперский камеральный суд (нем. Reichskammergericht) являлся высшим судебным органом Священной Римской империи нового времени. Его возникновение связано с проведением в конце XV века Имперской реформы, в ходе которой на смену средневековому придворному суду, перемещающемуся вслед за императором по Германии и владениям Габсбургов, пришёл сословный Имперский камеральный суд, имеющий постоянную резиденцию в империи. Решение об учреждении суда было принято Вормсским рейхстагом 1495 г., с 1527 г. его штаб-квартира находилась в Шпайере, а с 1689 г. — в Вецларе. Председателя суда назначал император, однако подавляющее большинство членов суда делегировалось имперскими сословиями (курфюрстами и имперскими округами), что обеспечивало значительную степень независимости от императора. С 1555 г. в сенате суда одна половина судей была католиками, другая половина — лютеранами.

Имперский камеральный суд являлся высшей апелляционной и кассационной инстанцией по приговорам и постановлениям судебных органов субъектов империи, а также местом разрешения конфликтов между имперскими сословиями и жалоб на действия императора. Из подведомственности суда были исключены территории, обладающие правом non appellando (Австрия, Франш-Конте, с 1548 г. — Нидерланды, с 1648 г. — курфюршества), а также уголовные дела и дела исключительной компетенции императора (последние рассматривались в Надворном совете). Сложная процессуальная система Имперского камерального суда и его сословный характер затрудняли процесс разрешения споров, в результате чего многие процессы затягивались на десятилетия, а в некоторые периоды работа суда была полностью парализована из-за противоречий между сословиями или недофинансирования. Тем не менее, до конца существования Священной Римской империи камеральный суд имел большое значение для поддержания единства правового пространства и судебной системы Германии.

Надворный совет

Надворный совет был учреждён в 1497 г. Император Максимилиан I, отказавшийся в 1495 г. от контроля над Имперским камеральным судом, не желал терять судебно-административные прерогативы в империи и организовал в Вене конкурирующую судебную инстанцию — Имперский надворный совет (нем. Reichshofrat), все члены которого назначались императором. Окончательную форму этот орган приобрёл в 1559 г. после издания Уложения об Имперском надворном совете. В исключительную компетенцию Надворного совета входили вопросы феодально-ленного права, споры в отношении титулов, земельных владений и феодальных обязательств, прав и прерогатив императора, привилегий и пожалований имперским сословиям. В некоторых сферах юрисдикция Надворного совета пересекалась с юрисдикцией Имперского камерального суда: нарушение земского мира, защита земельных владений, апелляции на приговоры и постановления территориальных судов. В отличие от Имперского камерального суда в Надворном совете процессуальные нормы были более свободными, а производство ориентировано на нахождение компромисса между сторонами, что позволяло более эффективно разрешать конфликты политического и конфессионального характера. Это значительно повысило роль Надворного совета в XVII веке, когда работа Имперского камерального суда была парализована из-за борьбы католиков и протестантов.

Помимо судебных функций, Надворный совет играл значительную политическую роль, регулярно консультируя императора по имперским вопросам и разрабатывая предложения в сфере текущей внешней и внутренней политики. Первоначально в компетенцию совета входили также вопросы управления владениями Габсбургов вне Священной Римской империи, однако при Фердинанде II эта сфера была передана отдельному Австрийскому надворному совету. Ядро совета образовывали ближайшие сподвижники императора, во главе с имперским вице-канцлером и канцлером Австрии, которые формировали узкий Тайный совет (нем. Geheime Rat), занимающийся важнейшими правительственными вопросами.

Имперские округа

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Учреждение имперских округов (нем. Reichskreise) также было связано с осуществлением имперской реформы. В 15001512 годах территория империи (без земель Чешской короны, Швейцарии и Северной Италии) была разделена на 10 округов. В каждом из них было создано окружное собрание (нем. Kreistag), в состав которого вошли представители всех государственных образований (кроме владений имперских рыцарей), находящихся на территории округа. На окружных собраниях действовал принцип «одна территория — один голос», что в таких округах, как Швабский, Франконский и Верхнерейнский позволяло мелким имперским образованиям оказывать реальное влияние на региональную и имперскую политику. В компетенции округов находились вопросы поддержания земского мира и разрешения споров между имперскими сословиями, набор и содержание вооружённых сил, поддержание в боеспособности крепостей, распределение и взимание имперских налогов. С 1681 года на окружной уровень были переданы фактически все вопросы организации имперской армии и её финансирования. Округа играли важную роль в поддержании статус-кво в империи, интеграции мелких и средних государственных образований в общеимперскую систему и поддержании обороноспособности страны. Наиболее эффективно функционировали округа, на территории которых отсутствовали крупные государства (Швабский и Франконский), тогда как работа Верхнесаксонского округа была полностью парализована из-за отказа Бранденбурга от участия в окружных расходах. Округа иногда объединялись в ассоциации: так, в период войны за испанское наследство ассоциация пяти западных округов смогла оказать действенное сопротивление французскому натиску в направлении Рейна. Система округов в практически неизменном виде просуществовала до роспуска Священной Римской империи в 1806 году.

Финансовая система

Материальную основу императорской власти в ранние периоды составляли доходы императорского домена, часть поступлений с церковных земель, платежи феодального характера (рельефы и др.), а также исключительные королевские права (регалии), прежде всего в сфере отправления правосудия. Большое значение для обеспечения текущих нужд императорского двора имела обязанность князей предоставлять постой и обеспечивать за свой счёт содержание императора во время его нахождения в их владениях (лат. gistum), что приводило к постоянным перемещениям императорского двора по городам и замкам Германии и Италии. В эпоху Гогенштауфенов главным источником финансирования государственных расходов стали феодальная «помощь» князей и церковных учреждений Германии и платежи, взимаемые императорскими чиновниками с богатых городов Северной Италии[53]. Падение имперской власти в Италии во второй половине XIII века резко ограничило финансовые ресурсы короны: походы императоров за Альпы, хоть и приносили огромные богатства в казну (в 1355 г. Карл IV вывез из Италии около 800 000 флоринов[54]), но были крайне редки.

В позднее Средневековье основным источником поступлений стали взносы имперских городов, доходы наследственных владений императора (земли чешской короны при Люксембургах, Австрия при Габсбургах), а также эпизодические поступления в виде внутренних и внешних займов, выкупных платежей за отказ от королевских регалий в отношении отдельных городов или территорий и контрибуций с евреев. Этих источников было недостаточно не только для проведения активной внешней политики, содержания крупной армии или разветвлённого аппарата управления, но и для финансирования текущих государственных расходов. Если в середине XIV века король Англии располагал доходами на сумму около 770 тысяч флоринов в год, король Франции — более 2,5 миллионов, то император Священной Римской империи мог рассчитывать лишь на 150 тысяч, причём по мнению некоторых исследователей реальных поступлений набиралось не более трети этой суммы, а объём заимствований в 70 раз превышал доходную часть государственного бюджета[55]. К началу XV века поступления ещё более сократились: по современным оценкам, доходы императора Сигизмунда не превышали 15 тысяч флоринов в год. Попытка введения единого общеимперского налога на крестовый поход против гуситов провалилась из-за сопротивления сословий и отсутствия системы сбора налогов. Государственная налоговая система начала зарождаться в начале XV века на уровне крупных территориальных княжеств (Пфальц, Бранденбург, Вюртемберг, Бавария, Австрия). Именно поступления с наследственных владений Габсбургов, более чем вчетверо превосходящие имперские доходы, а также займы у Фуггеров и других немецких банкирских домов, позволяли Максимилиану I[K 12] и его преемникам проводить активную внешнюю политику и содержать крупные наёмные войска.

В рамках имперской реформы 1495 года впервые был утверждён единый всеобщий прямой налог — «общий пфенниг» (нем. Gemeiner Pfennig), который подлежал уплате всеми гражданами империи, достигшими 15 лет. Средства от сбора этого налога должны были идти на формирование армии для войн с Францией и Османской империей. Однако сбор налога оказался практически сорван из-за сопротивления сословий и отсутствия фискальных органов. В дальнейшем императорам удавалось эпизодически получать субсидии сословий на борьбу с турками, однако эти средства были крайне незначительными. Только в 1681 году рейхстаг утвердил военную реформу, обязавшую субъекты империи финансировать содержание имперской армии, для чего на уровне имперских округов были созданы финансовые ведомства. Эта система сохранилась до конца существования империи, однако она обеспечивала лишь минимум средств, необходимых для поддержания общих вооружённых сил и функционирования имперских учреждений. Императоры были вынуждены пополнять бюджетный дефицит за счёт доходов с наследственных владений и внешних займов.

Военная система

Военная система империи первоначально основывалась на феодальной обязанности вассалов императора предоставлять воинские контингенты в случае необходимости. Ядром имперской армии являлись рыцари, выставленные светскими и духовными князьями. Помимо них к военным походам привлекались министериалы[56], а для нужд обороны до XII века использовалось также ополчение свободных крестьян (лат. milites agrarii). По современным оценкам[57], в конце X века для своих походов в Италию император мог собирать до 6000 вооружённых рыцарей только с одного Германского королевства. Условия военной службы определялись феодальными обычаями и утверждались решениями съездов князей империи. Верховным главнокомандующим являлся император. Кроме имперской армии крупнейшие феодалы, особенно правители приграничных марок, обладали собственными военными контингентами, которые позволяли им вести самостоятельную внешнюю политику.

В позднее Средневековье из-за систематического уклонения князей от предоставления военной помощи главную силу имперской армии стали представлять наёмные войска. В XV веке Швейцария, затем Швабия, а позднее и другие немецкие регионы стали центрами торговли профессиональными солдатами, которых нанимали имперские княжества, свободные города и иностранные государства для ведения военных действий. Хронический дефицит казны не позволял императорам Священной Римской империи в полной мере использовать эту военную силу. Лишь относительная стабилизация финансов при Максимилиане I дала возможность нанять значительные контингенты ландскнехтов, с помощью которых удалось отразить натиск Франции на имперские земли.

Необходимость коренной перестройки военной системы стала очевидной к концу XV века в условиях обострения внешней угрозы со стороны Франции и Османской империи. В рамках имперской реформы в 1500 году был введён общеимперский налог на финансирование военных расходов, а имперским матрикулом в 1521 году установлены нормы выставления военных контингентов каждым субъектом империи таким образом, чтобы обеспечить комплектование армии в составе 20 000 солдат пехоты и 4 000 кавалерии. Однако правители крупных княжеств систематически уклонялись от уплаты налога и выделения солдат в имперскую армию. Императорам приходилось полагаться на наёмников, рекрутов из габсбургских владений либо заключать двусторонние договоры о предоставлении солдат с отдельными княжествами. В 1556 году был организован гофкригсрат — военный совет Австрийских земель, позднее превратившийся в центральное военное ведомство императора.

Имперская армия

В условиях начала Тридцатилетней войны Фердинанд II прибег к найму профессиональной армии Валленштейна, которая содержалась за счёт контрибуций с захваченных земель. Разорения, причиняемые наёмниками, заставили князей согласиться на формирование армии на принципах, заложенных имперской реформой. Впервые имперская армия (нем. Reichsarmee) была создана в 1630 году и использовалась в военных действиях против шведов и турок. Согласно закону 1681 года имперская армия должна была состоять из 28 тысяч солдат пехоты и 12 тысяч кавалерии, причём ответственность за формирование и содержание армии, а также за поддержание обороноспособности имперских крепостей, была возложена на имперские округа. В период военных действий численность армии могла по решению имперских округов увеличиваться. Командование и назначение высшего офицерского состава осуществлялось непосредственно императором. В 1694 году на уровне нескольких имперских округов было принято решение о поддержании в боеготовности некоторых частей имперской армии и в мирное время, в результате чего возникли постоянные окружные войска (нем. Kreistruppen), существовавшие одновременно с армиями отдельных княжеств. Император прибегал также к найму военных контингентов у территориальных правителей.

Княжества по-прежнему старались ограничить своё участие в комплектовании имперской армии, сохраняя свои лучшие воинские контингенты для собственных войск или передавая их по найму за плату иностранным державам. Торговля солдатами превратилась в один из важнейших источников доходов средних и малых государственных образований империи (классический пример — Гессен-Кассель). Боевая подготовка, оружие и дисциплина имперской армии также оставались на достаточно низком уровне. В период французской агрессии конца XVII века благодаря усилиям Швабского, Франконского и Верхнерейнского округов удалось организовать достаточно эффективную постоянную имперскую армию, однако в 1740 году она была распущена. Во время Семилетней войны вновь созданная имперская армия потерпела сокрушительное поражение в битве при Росбахе от прусских войск. Также неудачны были действия имперской армии в войнах с революционной Францией. Порядок формирования и содержания армии уже не отвечал требованиям времени. После падения Священной Римской империи и образования Рейнского союза в 1806 году имперская армия перестала существовать.

Напишите отзыв о статье "Священная Римская империя"

Примечания

  1. Рапп, 2009, с. 12.
  2. Ивонин Ю. Универсализм и территориализм. Старая империя и территориальные государства Германии в раннее новое время 1495-1806. — 2009. — Т. 2, ч. 2. — С. 42. — ISBN 978-5-94976-657-6.
  3. Рапп, 2009, с. 65.
  4. Moraw, P. Heiliges Reich. // Lexikon des Mittelalters, Bd. 4.
  5. Балакин В. Д. Творцы Священной Римской империи. — М.: Молодая гвардия, 2004. — с. 20.
  6. [http://artofwar.ru/m/maa/text_0140.shtml ArtOfWar. Магерамов Александр Арнольдович. Глава 1. Военнопленные «Великой армии» на службе в Сибирском линейном казачьем войске]. Проверено 7 мая 2011. [http://www.webcitation.org/60rCUuwhb Архивировано из первоисточника 11 августа 2011].
  7. Рапп, 2009, с. 15—35.
  8. Рапп, 2009, с. 64—65.
  9. Рапп, 2009, с. 63.
  10. Рапп, 2009, с. 64.
  11. Рапп, 2009, с. 138.
  12. Рапп, 2009, с. 121.
  13. Рапп, 2009, с. 158.
  14. Рапп, 2009, с. 168—170.
  15. Рапп, 2009, с. 184—206.
  16. Рапп, 2009, с. 213—229.
  17. Рапп, 2009, с. 248—249.
  18. Рапп, 2009, с. 241—242.
  19. Рапп, 2009, с. 235.
  20. Рапп, 2009, с. 232—233.
  21. Рапп, 2009, с. 234.
  22. Грёссинг, 2005, с. 112—113.
  23. Грёссинг, 2005, с. 217—220.
  24. 1 2 [http://slovari.yandex.ru/dict/krugosvet/article/f/f4/1004754.htm Максимилиан I]. Энциклопедия «Кругосвет». Проверено 23 декабря 2009. [http://www.webcitation.org/60rCVOXhK Архивировано из первоисточника 11 августа 2011].
  25. Грёссинг, 2005, с. 185—186.
  26. Грёссинг, 2005, с. 114—115, 252—254.
  27. Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга первая. Реформация в Германии 1517-1555. Глава шестая
  28. Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга вторая. Реформация и Антиреформация 1555-1618. Глава шестая
  29. Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга третья. Период Тридцатилетней войны. Глава первая
  30. Press V. Kriege und Krise. Deutschland 1600—1715. München, 1991.
  31. 1 2 Schindling, 1980.
  32. Schmidt G. Der Dreissigjährige Krieg. München, 1997.
  33. 1 2 3 Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга четвертая. Век Людовика XIV. Глава шестая
  34. [http://krotov.info/history/00/eger/eger_32.htm Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга шестая. Век Фридриха Великого. Глава первая]. Библиотека Гумер. Проверено 10 мая 2011. [http://www.webcitation.org/60rCYXWsX Архивировано из первоисточника 11 августа 2011].
  35. Егер О. Всемирная история (том 3. Новая история). Книга шестая. Век Фридриха Великого. Глава первая
  36. См., например, Шмидт, А. Карл VII. // Кайзеры. Ростов-на-Дону, 1997.
  37. Егер О. Всемирная история (том 4. Новейшая история). Книга первая. Революция во Франции 1789-1799. Глава шестая
  38. Цит. по Kubin, E. Die Reichskleinodien, Ihr tausendjähriger Weg, Wien und München 1991, ISBN 3-85002-304-4.
  39. Егер О. Всемирная история (том 4. Новейшая история). Книга вторая. Консульство и Империя. Глава третья
  40. Цит. по: Hartmann, P. C. Das Heilige Römische Reich deutscher Nation in der Neuzeit 1486-1806. — Stuttgart, 2005. ISBN 3-15-017045-1.
  41. Severinus von Monzambano (псевдоним С. Пуфендорфа). De statu Imperii Germanici Liber unus. — Женева, 1667. Цит. по: Прокопьев, А. Ю. Германия в эпоху религиозного раскола: 1555—1648. — СПб, 2002.
  42. Цит. по: Wesel, U. Geschichte des Rechts. Von den Frühformen bis zur Gegenwart. — München, 2001
  43. 1 2 3 4 Властные институты и должности в Европе. — С. 125—126.
  44. 1 2 3 4 5 6 7 Властные институты и должности в Европе. — С. 131—136.
  45. Видукинд Корвейский. Деяния саксов, кн. II, 2.
  46. Титмар Мерзебургский. Хроника, кн. IV, 9 (7).
  47. Хёфер, 2006, с. 153.
  48. Рапп, 2009, с. 127.
  49. Rapp, 2007.
  50. Рапп, 2009, с. 290.
  51. Прокопьев А. Ю. Германия в эпоху религиозного раскола: 1555—1648. — СПб, 2002
  52. 1 2 3 Властные институты и должности в Европе. — С. 127—130.
  53. Рапп, 2009, с. 200—201.
  54. Рапп, 2009, с. 287.
  55. Рапп, 2009, с. 300.
  56. Хёфер, 2006, с. 41.
  57. Рапп, 2009, с. 132.

См. также

Комментарии

  1. Более часто, однако, Оттон I и его ближайшие преемники использовали титул imperator augustus.
  2. Соединение верховного светского и духовного начала в личности императора имело византийские корни, хотя Византия противостояла Священной Римской империи в борьбе за честь считаться наследницей Древнего Рима и не признавала титул римского императора за германскими монархами.
  3. Под «Третьей Германией» понималась Германия городов, мелких имперских графств и рыцарей в противопоставлении «Первой Германии» императора и «Второй Германии» курфюрстов.
  4. Известно, что император Франц I ещё в 1745 году спросил английского посла: «Стоит ли императорская корона потери Силезии?»
  5. Ср. высказывание Людовика XIV: «государство — это я».
  6. Коронации происходили в Ахене, Милане и Арле, соответственно.
  7. Короноваться императором удалось лишь Карлу V.
  8. Со времени гуситских войн и до 1708 г. курфюршеские полномочия чешского короля были ограничены исключительно правом голоса при избрании императора.
  9. Пфальц вновь потерял статус курфюршества в 1777 году после объединения с Баварией.
  10. Так, например, курфюрст Ганновера в конце XVIII века обладал шестью голосами в совете имперских князей.
  11. Архиепископы Майнца, Кёльна и Безансона, соответственно.
  12. В 1515 году долг Максимилиана I Якову Фуггеру составил 800000 флоринов. См. Рапп Ф. Священная Римская империя германской нации / Пер. с фр. М. В. Ковальковой. — СПб.: Евразия, 2009. — 427 с. — 1 500 экз. — ISBN 978-5-8071-0327-7. с. 382.

Литература

  • Балакин В. Д. Творцы Священной Римской империи. — М.: Молодая гвардия, 2004. — 356 с. — (Жизнь замечательных людей: Серия биографий; Вып. 1095 (895)). — 5000 экз. — ISBN 5-235-02660-8.
  • Брайс, Дж. Священная Римская империя. — М., 1891
  • Бульст-Тиле Мария Луиза, Йордан Карл, Флекенштейн Йозеф. Священная Римская империя: эпоха становления / Пер. с нем. Дробинской К.Л., Неборской Л.Н. под редакцией Ермаченко И.О. — СПб.: Евразия, 2008. — 480 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-8071-310-9.
  • Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время / отв. ред. Т. П. Гусарова. — М.: КДУ, 2011. — 600 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-98227-773-2.
  • [http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000032/ Всемирная история. Т. 3—5 — М., 1957.]
  • Грёссинг З. Максимилиан I / Пер. с нем. Е. Б. Каргиной. — М.: АСТ, 2005. — 318 с. — (Историческая библиотека). — 5 000 экз. — ISBN 5-17-027939-6.
  • Егер О.. Всемирная история: в 4 томах. — СПб.: Специальная литература, 1997. — Т. 2: Средние века. — 690 с. — 5000 экз. — ISBN 5-87685-085-3.
  • Егер О.. Всемирная история: в 4 томах. — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1999. — Т. 3: Новая история. — 719 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-003141-6.
  • Егер О.. Всемирная история: в 4 томах. — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 2002. — Т. 4: Новейшая история. — 768 с. — 5000 экз. — ISBN 5-89173-043-X.
  • Галанза П. Н. Феодальное государство и право Германии. — М., 1963
  • Колесницкий, Н. Ф. «Священная Римская империя»: притязания и действительность. — М.: Наука, 1977. — 200 с. — (Академия наук СССР. Научно-популярная серия).
  • Прокопьев, А. Ю. Германия в эпоху религиозного раскола: 1555—1648. — СПб, 2002. ISBN 5-93762-014-3.
  • Рапп Ф. Священная Римская империя германской нации. — СПб.: Евразия, 2009. — ISBN 978-5-8071-0327-7.
  • Хёфер, М. Император Генрих II. — М.: Транзиткнига, 2006. — ISBN 5-9578-2270-1.
  • Шиндлинг А., Циглер В. Кайзеры. — Ростов-на-Дону, 1997. ISBN 5-222-000222-2 (ошибоч.)
  • Angermeier, H. Reichsreform 1410—1555. — München, 1984. ISBN 3-406-30278-5.
  • Hartmann, P. C. Das Heilige Römische Reich deutscher Nation in der Neuzeit 1486—1806. — Stuttgart 2005. ISBN 3-15-017045-1.
  • Herbers, K., Neuhaus, H. Das Heilige Römische Reich — Schauplätze einer tausendjährigen Geschichte (843—1806). — Köln, Weimar 2005. ISBN 3-412-23405-2.
  • Press V. Kriege und Krise. Deutschland 1600—1715. — München, 1991.
  • Prietzel, M. Das Heilige Römische Reich im Spätmittelalter. — Darmstadt, 2004. ISBN 3-534-15131-3.
  • Rapp, F. Svatá říše římská národa německého. — Praha, 2007.
  • Schmidt, G. Geschichte des Alten Reiches. Staat und Nation in der Frühen Neuzeit 1495—1806. — München, 1999. ISBN 3-406-45335-X.
  • Schindling, A. Walter Ziegler (Hrsg.): Die Kaiser der Neuzeit 1519—1806. — München 1990. ISBN 3-406-34395-3.
  • Schindling A. Der Westfälische Frieden und der Reichstag // Politische Ordnungen und soziale Kräfte im alten Reich. — Wiesbaden: Hermann Weber, 1980.
  • Wesel, U. Geschichte des Rechts. Von den Frühformen bis zur Gegenwart. — München, 2001

Ссылки

Слушать введение в статью · ([http://o-ili-v.ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Ru-Holy_Roman_Empire_(intro).ogg инф.])
Этот звуковой файл был создан на основе введения в статью [http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%A0%D0%B8%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F&oldid=33647020 версии] за 15 апреля 2011 года и не отражает правки после этой даты.
см. также другие аудиостатьи
  • Деревягин Валерий Андреевич. [http://sovino.ru/ sovino - Священная Римская Империя Германской Нации.] (рус.). — Сайт с нумизматической составляющей. Проверено 1 марта 2010. [http://www.webcitation.org/60rCZcHMq Архивировано из первоисточника 11 августа 2011].
  • [http://de.wikisource.org/wiki/Heiliges_R%C3%B6misches_Reich_Deutscher_Nation Основные правовые акты Священной Римской империи]  (нем.)
  • [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XII/1120-1140/Worms_konk1122/text.htm Вормсский конкордат 1122 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2511 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XII/1120-1140/Worms_konk1122/text.htm история], [//web.archive.org/web/20071005/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XII/1120-1140/Worms_konk1122/text.htm копия])  (рус.)
  • [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Soglasenije1220/text.htm Соглашение с князьями церкви 1220 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2511 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Soglasenije1220/text.htm история], [//web.archive.org/web/20071005/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Soglasenije1220/text.htm копия])  (рус.)
  • [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Privilegii1232/text.htm Постановление в пользу князей 1232 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2511 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Privilegii1232/text.htm история], [//web.archive.org/web/20071005/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIII/1200-1220/FriedrichIIHohenstaufen/Privilegii1232/text.htm копия])  (рус.)
  • [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIV/Bulla1356/text.htm Золотая булла 1356 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2511 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIV/Bulla1356/text.htm история], [//web.archive.org/web/20071005/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XIV/Bulla1356/text.htm копия])  (рус.)
  • [http://web.archive.org/web/20040821120007/http://www.rechtsgeschichte.jku.at/Lehrveranstaltungen/Allgemeines/Lernbehelfe/WS/02.%20FNZ/Augsburger%20Religionsfriede.pdf Аугсбургский религиозный мир 1555 г.] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (2511 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://www.rechtsgeschichte.jku.at/Lehrveranstaltungen/Allgemeines/Lernbehelfe/WS/02.%20FNZ/Augsburger%20Religionsfriede.pdf история], [//web.archive.org/web/20071005/http://www.rechtsgeschichte.jku.at/Lehrveranstaltungen/Allgemeines/Lernbehelfe/WS/02.%20FNZ/Augsburger%20Religionsfriede.pdf копия])  (нем.)
  • [http://www.pax-westphalica.de/ipmipo/index.html Вестфальский мирный договор 1648 г.]  (нем.)
  • [http://de.wikisource.org/wiki/Hauptschlu%C3%9F_der_ausserordentlichen_Reichsdeputation Заключительное постановление имперской депутации 1803 г.]  (нем.)
  • [http://de.wikisource.org/wiki/Erkl%C3%A4rung_Franz_II._zur_Niederlegung_der_Krone_des_Heiligen_R%C3%B6mischen_Reiches Акт об отречении Франца II и роспуске империи 1806 г.]  (нем.)

Отрывок, характеризующий Священная Римская империя

– Береги-и-сь! – взвизгнула Стела, а я только лишь успела увидеть два ряда острых, как бритва, зубов, и от сильного удара в спину, кубарем покатилась на землю...
От охватившего нас дикого ужаса мы пулями неслись по широкой долине, даже не подумав о том, что могли бы быстренько уйти на другой «этаж»... У нас просто не было времени об этом подумать – мы слишком сильно перепугались.
Тварь летела прямо над нами, громко щёлкая своим разинутым зубастым клювом, а мы мчались, насколько хватало сил, разбрызгивая в стороны мерзкие слизистые брызги, и мысленно моля, чтобы что-то другое вдруг заинтересовало эту жуткую «чудо-птицу»... Чувствовалось, что она намного быстрее и оторваться от неё у нас просто не было никаких шансов. Как на зло, поблизости не росло ни одно дерево, не было ни кустов, ни даже камней, за которыми можно было бы скрыться, только в дали виднелась зловещая чёрная скала.
– Туда! – показывая пальчиком на ту же скалу, закричала Стелла.
Но вдруг, неожиданно, прямо перед нами откуда-то появилось существо, от вида которого у нас буквально застыла в жилах кровь... Оно возникло как бы «прямо из воздуха» и было по-настоящему ужасающим... Огромную чёрную тушу сплошь покрывали длинные жёсткие волосы, делая его похожим на пузатого медведя, только этот «медведь» был ростом с трёхэтажный дом... Бугристая голова чудовища «венчалась» двумя огромными изогнутыми рогами, а жуткую пасть украшала пара невероятно длинных, острых как ножи клыков, только посмотрев на которые, с перепугу подкашивались ноги... И тут, несказанно нас удивив, монстр легко подпрыгнул вверх и....подцепил летящую «гадость» на один из своих огромных клыков... Мы ошарашено застыли.
– Бежим!!! – завизжала Стелла. – Бежим, пока он «занят»!..
И мы уже готовы были снова нестись без оглядки, как вдруг за нашими спинами прозвучал тоненький голосок:
– Девочки, постойте!!! Не надо убегать!.. Дин спас вас, он не враг!
Мы резко обернулись – сзади стояла крохотная, очень красивая черноглазая девочка... и спокойно гладила подошедшее к ней чудовище!.. У нас от удивления глаза полезли на лоб... Это было невероятно! Уж точно – это был день сюрпризов!.. Девочка, глядя на нас, приветливо улыбалась, совершенно не боясь рядом стоящего мохнатого чудища.
– Пожалуйста, не бойтесь его. Он очень добрый. Мы увидели, что за вами гналась Овара и решили помочь. Дин молодчина, успел вовремя. Правда, мой хороший?
«Хороший» заурчал, что прозвучало как лёгкое землетрясение и, нагнув голову, лизнул девочку в лицо.
– А кто такая Овара, и почему она на нас напала? – спросила я.
– Она нападает на всех, она – хищник. И очень опасна, – спокойно ответила девчушка. – А можно спросить, что вы здесь делаете? Вы ведь не отсюда, девочки?
– Нет, не отсюда. Мы просто гуляли. Но такой же вопрос к тебе – а, что ты здесь делаешь?
Я к маме хожу... – погрустнела малышка. – Мы умерли вместе, но почему-то она попала сюда. И вот теперь я живу здесь, но я ей этого не говорю, потому что она никогда с этим не согласится. Она думает, что я только прихожу...
– А не лучше ли и вправду только приходить? Здесь ведь так ужасно!.. – передёрнула плечиками Стелла.
– Я не могу её оставить здесь одну, я за ней смотрю, чтобы с ней ничего не случилось. И вот Дин со мной... Он мне помогает.
Я просто не могла этому поверить... Эта малюсенькая храбрая девчушка добровольно ушла со своего красивого и доброго «этажа», чтобы жить в этом холодном, ужасном и чужом мире, защищая свою, чем-то сильно «провинившуюся», мать! Не много, думаю, нашлось бы столь храбрых и самоотверженных (даже взрослых!) людей, которые решились бы на подобный подвиг... И я тут же подумала – может, она просто не понимала, на что собиралась себя обречь?!
– А как давно ты здесь, девочка, если не секрет?
– Недавно... – грустно ответила, теребя пальчиками чёрный локон своих кудрявых волос, черноглазая малышка. – Я попала в такой красивый мир, когда умерла!.. Он был таким добрым и светлым!.. А потом я увидела, что мамы со мной нет и кинулась её искать. Сначала было так страшно! Её почему-то нигде не было... И вот тогда я провалилась в этот ужасный мир... И тут её нашла. Мне было так жутко здесь... Так одиноко... Мама велела мне уходить, даже ругала. Но я не могу её оставить... Теперь у меня появился друг, мой добрый Дин, и я уже могу здесь как-то существовать.
Её «добрый друг» опять зарычал, от чего у нас со Стеллой поползли огромные «нижнеастральные» мурашки... Собравшись, я попыталась немного успокоиться, и начала присматриваться к этому мохнатому чуду... А он, сразу же почувствовав, что на него обратили внимание, жутко оскалил свою клыкастую пасть... Я отскочила.
– Ой, не бойтесь пожалуйста! Это он вам улыбается, – «успокоила» девчушка.
Да уж... От такой улыбки быстро бегать научишься... – про себя подумала я.
– А как же случилось, что ты с ним подружилась? – спросила Стелла.
– Когда я только сюда пришла, мне было очень страшно, особенно, когда нападали такие чудища, как на вас сегодня. И вот однажды, когда я уже чуть не погибла, Дин спас меня от целой кучи жутких летающих «птиц». Я его тоже испугалась вначале, но потом поняла, какое у него золотое сердце... Он самый лучший друг! У меня таких никогда не было, даже когда я жила на Земле.
– А как же ты к нему так быстро привыкла? У него внешность ведь не совсем, скажем так, привычная...
– А я поняла здесь одну очень простую истину, которую на Земле почему-то и не замечала – внешность не имеет значения, если у человека или существа доброе сердце... Моя мама была очень красивой, но временами и очень злой тоже. И тогда вся её красота куда-то пропадала... А Дин, хоть и страшный, но зато, всегда очень добрый, и всегда меня защищает, я чувствую его добро и не боюсь ничего. А к внешности можно привыкнуть...
– А ты знаешь, что ты будешь здесь очень долго, намного дольше, чем люди живут на Земле? Неужели ты хочешь здесь остаться?..
– Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете?
– А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла.
– Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть.
– А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя?
А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали...
– Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение?
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла.
– Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные?
– А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым?
– Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне...
– Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла.
– Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет.
Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала.
– А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены...
– Монстры – что?.. – не поняли мы.
– Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают.
Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть.
– О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём?
– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла.
Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее...
И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...
– Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла.
Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»...
– Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!..
Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»...
И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ...
– Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я.
– Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария.
– Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я.
– Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка.
– Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»?
– К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него.
– Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла.
Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам.
– А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария.
– Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!..
И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить...
Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...
– Ух, как здесь хорошо-о!.. – оказавшись «дома», довольно выдохнула Стелла. – И как же там, «внизу», всё-таки жутко... Бедные люди, как же можно стать лучше, находясь каждодневно в таком кошмаре?!. Что-то в этом неправильно, ты не находишь?
Я засмеялась:
– Ну и что ты предлагаешь, чтобы «исправить»?
– А ты не смейся! Мы должны что-то придумать. Только я пока ещё не знаю – что... Но я подумаю... – совершенно серьёзно заявила малышка.
Я очень любила в ней это не по-детски серьёзное отношение к жизни, и «железное» желание найти положительный выход из любых появившихся проблем. При всём её сверкающем, солнечном характере, Стелла также могла быть невероятно сильным, ни за что не сдающимся и невероятно храбрым человечком, стоящим «горой» за справедливость или за дорогих её сердцу друзей...
– Ну что, давай чуть прогуляемся? А то что-то я никак не могу «отойти» от той жути, в которой мы только что побывали. Даже дышать тяжело, не говоря уже о видениях... – попросила я свою замечательную подружку.
Мы уже снова с большим удовольствием плавно «скользили» в серебристо-«плотной» тишине, полностью расслабившись, наслаждаясь покоем и лаской этого чудесного «этажа», а я всё никак не могла забыть маленькую отважную Марию, поневоле оставленную нами в том жутко безрадостном и опасном мире, только лишь с её страшным мохнатым другом, и с надеждой, что может наконец-то её «слепая», но горячо любимая мама, возьмёт да увидит, как сильно она её любит и как сильно хочет сделать её счастливой на тот промежуток времени, который остался им до их нового воплощения на Земле...
– Ой, ты только посмотри, как красиво!.. – вырвал меня из моих грустных раздумий радостный Стеллин голосок.
Я увидела огромный, мерцающий внутри, весёлый золотистый шар, а в нём красивую девушку, одетую в очень яркое цветастое платье, сидящую на такой же ярко цветущей поляне, и полностью сливавшуюся с буйно пламенеющими всеми цветами радуги невероятными чашечками каких-то совершенно фантастических цветов. Её очень длинные, светлые, как спелая пшеница, волосы тяжёлыми волнами спадали вниз, окутывая её с головы до ног золотым плащом. Глубокие синие глаза приветливо смотрели прямо на нас, как бы приглашая заговорить...
– Здравствуйте! Мы вам не помешаем? – не зная с чего начать и, как всегда, чуть стесняясь, приветствовала незнакомку я.
– И ты здравствуй, Светлая, – улыбнулась девушка.
– Почему вы так меня называете? – очень удивилась я.
– Не знаю, – ласково ответила незнакомка, – просто тебе это подходит!.. Я – Изольда. А как же тебя по правде зовут?
– Светлана, – немного смутившись ответила я.
– Ну вот, видишь – угадала! А что ты здесь делаешь, Светлана? И кто твоя милая подруга?
– Мы просто гуляем... Это Стелла, она мой друг. А вы, какая Изольда – та, у которой был Тристан? – уже расхрабрившись, спросила я.
У девушки глаза стали круглыми от удивления. Она, видимо никак не ожидала, что в этом мире её кто-то знал...
– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...
Не в состоянии более наблюдать эту душераздирающую сцену, мы со Стеллой решили вмешаться...
– Простите пожалуйста нас, Тристан, но это не видение, это ваша Изольда! Притом, самая настоящая...– ласково произнесла Стелла. – Поэтому лучше примите её, не раньте больше...
– Льдинушка, ты ли это?.. Сколько раз я видел тебя вот так, и сколько терял!... Ты всегда исчезала, как только я пытался заговорить с тобой, – он осторожно протянул к ней руки, будто боясь спугнуть, а она, забыв всё на свете, кинулась ему на шею и застыла, будто хотела так и остаться, слившись с ним в одно, теперь уже не расставаясь навечно...
Я наблюдала эту встречу с нарастающим беспокойством, и думала, как бы можно было помочь этим двум настрадавшимся, а теперь вот таким беспредельно счастливым людям, чтобы хоть эту, оставшуюся здесь (до их следующего воплощения) жизнь, они могли бы остаться вместе...
– Ой, ты не думай об этом сейчас! Они же только что встретились!.. – прочитала мои мысли Стелла. – А там мы обязательно придумаем что-нибудь...
Они стояли, прижавшись друг к другу, как бы боясь разъединиться... Боясь, что это чудное видение вдруг исчезнет и всё опять станет по-старому...
– Как же мне пусто без тебя, моя Льдинушка!.. Как же без тебя темно...
И только тут я заметила, что Изольда выглядела иначе!.. Видимо, то яркое «солнечное» платье предназначалось только ей одной, так же, как и усыпанное цветами поле... А сейчас она встречала своего Тристана... И надо сказать, в своём белом, вышитом красным узором платье, она выглядела потрясающе!.. И была похожа на юную невесту...
– Не вели нам с тобой хороводов, сокол мой, не говорили здравниц... Отдали меня чужому, по воде женили... Но я всегда была женой тебе. Всегда была суженой... Даже когда потеряла тебя. Теперь мы всегда будем вместе, радость моя, теперь никогда не расстанемся... – нежно шептала Изольда.
У меня предательски защипало глаза и, чтобы не показать, что плачу, я начала собирать на берегу какие-то камушки. Но Стеллу не так-то просто было провести, да и у неё самой сейчас глаза тоже были «на мокром месте»...
– Как грустно, правда? Она ведь не живёт здесь... Разве она не понимает?.. Или, думаешь, она останется с ним?.. – малышка прямо ёрзала на месте, так сильно ей хотелось тут же «всё-всё» знать.
У меня роились в голове десятки вопросов к этим двоим, безумно счастливым, не видящим ничего вокруг, людям. Но я знала наверняка, что не сумею ничего спросить, и не смогу потревожить их неожиданное и такое хрупкое счастье...
– Что же будем делать? – озабочено спросила Стелла. – Оставим её здесь?
– Это не нам решать, думаю... Это её решение и её жизнь, – и, уже обращаясь к Изольде, сказала. – Простите меня, Изольда, но мы хотели бы уже пойти. Мы можем вам ещё как-то помочь?
– Ой, девоньки мои дорогие, а я и забыла!.. Вы уж простите меня!..– хлопнула в ладошки стыдливо покрасневшая девушка. – Тристанушка, это их благодарить надо!.. Это они привели меня к тебе. Я и раньше приходила, как только нашла тебя, но ты не мог слышать меня... И тяжело это было. А с ними столько счастья пришло!
Тристан вдруг низко-низко поклонился:
– Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите.
У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала:
– Я так понимаю, вы хотите остаться?
Она грустно кивнула.
– Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится...
Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз...
Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной...
Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?
«Дивные создания» чуточку растерялись, точно не зная, что на такое приветствие ответить...
– Мы просто гуляем, – улыбаясь сказала Стелла. – Мы не будем вам мешать.
– А кого вы ищете? – спросила Атенайс.
– Никого, – удивилась малышка. – А почему вы думаете, что мы должны кого-то искать?
– А как же иначе? Вы сейчас там, где все ищут себя. Я тоже искала... – она печально улыбнулась. – Но это было так давно!..
– А как давно? – не выдержала я.
– О, очень давно!... Здесь ведь нет времени, как же мне знать? Всё, что я помню – это было давно.
Атенайс была очень красивой и какой-то необычайно грустной... Она чем-то напоминала гордого белого лебедя, когда тот, падая с высоты, отдавая душу, пел свою последнюю песню – была такой же величественной и трагичной...
Когда она смотрела на нас своими искристыми зелёными глазами, казалось – она старее, чем сама вечность. В них было столько мудрости, и столько невысказанной печали, что у меня по телу побежали мурашки...
– Можем ли мы вам чем-то помочь? – чуточку стесняясь спрашивать у неё подобные вопросы, спросила я.
– Нет, милое дитя, это моя работа... Мой обет... Но я верю, что когда-нибудь она закончится... и я смогу уйти. А теперь, скажите мне, радостные, куда вы хотели бы пойти?
Я пожала плечами:
– Мы не выбирали, мы просто гуляли. Но мы будем счастливы, если вы хотите нам что-нибудь предложить.
Атенайс кивнула:
– Я охраняю это междумирье, я могу пропустить вас туда, – и, ласково посмотрев на Стеллу, добавила. – А тебе, дитя, я помогу найти себя...
Женщина мягко улыбнулась, и взмахнула рукой. Её странное платье колыхнулось, и рука стала похожа на бело-серебристое, мягкое пушистое крыло... от которого протянулась, рассыпаясь золотыми бликами, уже другая, слепящая золотом и почти что плотная, светлая солнечная дорога, которая вела прямо в «пламенеющую» вдали, открытую золотую дверь...
– Ну, что – пойдём? – уже заранее зная ответ, спросила я Стеллу.
– Ой, смотри, а там кто-то есть... – показала пальчиком внутрь той же самой двери, малышка.
Мы легко скользнули внутрь и ... как будто в зеркале, увидели вторую Стеллу!.. Да, да, именно Стеллу!.. Точно такую же, как та, которая, совершенно растерянная, стояла в тот момент рядом со мной...
– Но это же я?!.. – глядя на «другую себя» во все глаза, прошептала потрясённая малышка. – Ведь это правда я... Как же так?..
Я пока что никак не могла ответить на её, такой вроде бы простой вопрос, так как сама стояла совершенно опешив, не находя никакого объяснения этому «абсурдному» явлению...
Стелла тихонько протянула ручку к своему близнецу и коснулась протянутых к ней таких же маленьких пальчиков. Я хотела крикнуть, что это может быть опасно, но, увидев её довольную улыбку – промолчала, решив посмотреть, что же будет дальше, но в то же время была настороже, на тот случай, если вдруг что-то пойдёт не так.
– Так это же я... – в восторге прошептала малышка. – Ой, как чудесно! Это же, правда я...
Её тоненькие пальчики начали ярко светиться, и «вторая» Стелла стала медленно таять, плавно перетекая через те же самые пальчики в «настоящую», стоявшую около меня, Стеллу. Её тело стало уплотняться, но не так, как уплотнялось бы физическое, а как будто стало намного плотнее светиться, наполняясь каким-то неземным сиянием.
Вдруг я почувствовала за спиной чьё-то присутствие – это опять была наша знакомая, Атенайс.
– Прости меня, светлое дитя, но ты ещё очень нескоро придёшь за своим «отпечатком»... Тебе ещё очень долго ждать, – она внимательнее посмотрела мне в глаза. – А может, и не придёшь вовсе...
– Как это «не приду»?!.. – испугалась я. – Если приходят все – значит приду и я!
– Не знаю. Твоя судьба почему-то закрыта для меня. Я не могу тебе ничего ответить, прости...
Я очень расстроилась, но, стараясь изо всех сил не показать этого Атенайс, как можно спокойнее спросила:
– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.
Но всё это я понимаю сейчас, а тогда до этого было ещё очень далеко, и мне приходилось довольствоваться своим, совсем ещё детским, пониманием всего со мной происходящего, и своими, иногда ошибочными, а иногда и правильными, догадками...
– А на других «этажах» сущности тоже имеют такие же «отпечатки»? – заинтересованно спросила любознательная Стелла.
– Да, конечно имеют, только уже иные, – спокойно ответила Атенайс. – И не на всех «этажах» они так же приятны, как здесь... Особенно на одном...
– О, я знаю! Это, наверное «нижний»! Ой, надо обязательно туда пойти посмотреть! Это же так интересно! – уже опять довольно щебетала Стелла.
Было просто удивительно, с какой быстротой и лёгкостью она забывала всё, что ещё минуту назад её пугало или удивляло, и уже опять весело стремилась познать что-то для неё новое и неведомое.
– Прощайте, юные девы... Мне пора уходить. Да будет ваше счастье вечным... – торжественным голосом произнесла Атенайс.
И снова плавно взмахнула «крылатой» рукой, как бы указывая нам дорогу, и перед нами тут же побежала, уже знакомая, сияющая золотом дорожка...
А дивная женщина-птица снова тихо поплыла в своей воздушной сказочной ладье, опять готовая встречать и направлять новых, «ищущих себя» путешественников, терпеливо отбывая какой-то свой особый, нам непонятный, обет...
– Ну что? Куда пойдём, «юная дева»?.. – улыбнувшись спросила я свою маленькую подружку.
– А почему она нас так называла? – задумчиво спросила Стелла. – Ты думаешь, так говорили там, где она когда-то жила?
– Не знаю... Это было, наверное, очень давно, но она почему-то это помнит.
– Всё! Пошли дальше!.. – вдруг, будто очнувшись, воскликнула малышка.
На этот раз мы не пошли по так услужливо предлагаемой нам дорожке, а решили двигаться «своим путём», исследуя мир своими же силами, которых, как оказалось, у нас было не так уж и мало.
Мы двинулись к прозрачному, светящемуся золотом, горизонтальному «тоннелю», которых здесь было великое множество, и по которым постоянно, туда-сюда плавно двигались сущности.
– Это что, вроде земного поезда? – засмеявшись забавному сравнению, спросила я.
– Нет, не так это просто... – ответила Стелла. – Я в нём была, это как бы «поезд времени», если хочешь так его называть...
– Но ведь времени здесь нет? – удивилась я.
– Так-то оно так, но это разные места обитания сущностей... Тех, которые умерли тысячи лет назад, и тех, которые пришли только сейчас. Мне это бабушка показала. Это там я нашла Гарольда... Хочешь посмотреть?
Ну, конечно же, я хотела! И, казалось, ничто на свете не могло бы меня остановить! Эти потрясающие «шаги в неизвестное» будоражили моё и так уже слишком живое воображение и не давали спокойно жить, пока я, уже почти падая от усталости, но дико довольная увиденным, не возвращалась в своё «забытое» физическое тело, и не валилась спать, стараясь отдохнуть хотя бы час, чтобы зарядить свои окончательно «севшие» жизненные «батареи»...
Так, не останавливаясь, мы снова преспокойно продолжали своё маленькое путешествие, теперь уже покойно «плывя», повиснув в мягком, проникающем в каждую клеточку, убаюкивающем душу «тоннеле», с наслаждением наблюдая дивное перетекание друг через друга кем-то создаваемых, ослепительно красочных (наподобие Стеллиного) и очень разных «миров», которые то уплотнялись, то исчезали, оставляя за собой развевающиеся хвосты сверкающих дивными цветами радуг...
Неожиданно вся эта нежнейшая красота рассыпалась на сверкающие кусочки, и нам во всем своём великолепии открылся блистающий, умытый звёздной росой, грандиозный по своей красоте, мир...
У нас от неожиданности захватило дух...
– Ой, красоти-и-ще како-о-е!.. Ма-а-амочка моя!.. – выдохнула малышка.
У меня тоже от щемящего восторга перехватило дыхание и, вместо слов, вдруг захотелось плакать...
– А кто же здесь живёт?.. – Стелла дёрнула меня за руку. – Ну, как ты думаешь, кто здесь живёт?..
Я понятия не имела, кем могут быть счастливые обитатели подобного мира, но мне вдруг очень захотелось это узнать.
– Пошли! – решительно сказала я и потянула Стеллу за собой.
Нам открылся дивный пейзаж... Он был очень похож на земной и, в то же время, резко отличался. Вроде бы перед нами было настоящее изумрудно зелёное «земное» поле, поросшее сочной, очень высокой шелковистой травой, но в то же время я понимала, что это не земля, а что-то очень на неё похожее, но чересчур уж идеальное... ненастоящее. И на этом, слишком красивом, человеческими ступнями не тронутом, поле, будто красные капли крови, рассыпавшись по всей долине, насколько охватывал глаз, алели невиданные маки... Их огромные яркие чашечки тяжело колыхались, не выдерживая веса игриво садившихся на цветы, большущих, переливающихся хаосом сумасшедших красок, бриллиантовых бабочек... Странное фиолетовое небо полыхало дымкой золотистых облаков, время от времени освещаясь яркими лучами голубого солнца... Это был удивительно красивый, созданный чьей-то буйной фантазией и слепящий миллионами незнакомых оттенков, фантастический мир... А по этому миру шёл человек... Это была малюсенькая, хрупкая девочка, издали чем-то очень похожая на Стеллу. Мы буквально застыли, боясь нечаянно чем-то её спугнуть, но девочка, не обращая на нас никакого внимания, спокойно шла по зелёному полю, почти полностью скрывшись в сочной траве... а над её пушистой головкой клубился прозрачный, мерцающий звёздами, фиолетовый туман, создавая над ней дивный движущийся ореол. Её длинные, блестящие, фиолетовые волосы «вспыхивали» золотом, ласково перебираемые лёгким ветерком, который, играясь, время от времени шаловливо целовал её нежные, бледные щёчки. Малютка казалась очень необычной, и абсолютно спокойной...
– Заговорим? – тихо спросила Стелла.
В тот момент девочка почти поравнялась с нами и, как будто очнувшись от каких-то своих далёких грёз, удивлённо подняла на нас свои странные, очень большие и раскосые... фиолетовые глаза. Она была необыкновенно красива какой-то чужой, дикой, неземной красотой и выглядела очень одинокой...
– Здравствуй, девочка! Почему ты такая грустная идёшь? Тебе нужна какая-то помощь? – осторожно спросила Стелла.
Малютка отрицательно мотнула головкой:
– Нет, помощь нужна вам, – и продолжала внимательно рассматривать нас своими странными раскосыми глазами.
– Нам? – удивилась Стелла. – А в чём она нам нужна?..
Девочка раскрыла свои миниатюрные ладошки, а на них... золотистым пламенем сверкали два, изумительно ярких фиолетовых кристалла.
– Вот! – и неожиданно тронув кончиками пальчиков наши лбы, звонко засмеялась – кристаллы исчезли...
Это было очень похоже на то, как когда-то дарили мне «зелёный кристалл» мои «звёздные» чудо-друзья. Но то были они. А это была всего лишь малюсенькая девчушка... да ещё совсем не похожая на нас, на людей...
– Ну вот, теперь хорошо! – довольно сказала она и, больше не обращая на нас внимания, пошла дальше...
Мы ошалело смотрели ей в след и, не в состоянии ничего понять, продолжали стоять «столбом», переваривая случившееся. Стелла, как всегда очухавшись первой, закричала:
– Девочка, постой, что это? Что нам с этим делать?! Ну, подожди же!!!
Но маленький человечек, лишь, не оборачиваясь, помахал нам своей хрупкой ладошкой и преспокойно продолжал свой путь, очень скоро полностью исчезнув в море сочной зелёной, неземной травы... над которой теперь лишь светлым облачком развевался прозрачный фиолетовый туман...
– Ну и что это было? – как бы спрашивая саму себя, произнесла Стелла.
Ничего плохого я пока не чувствовала и, немного успокоившись после неожиданно свалившегося «подарка», сказала.
– Давай не будем пока об этом думать, а позже будет видно...
На этом и порешили.
Радостное зелёное поле куда-то исчезло, сменившись на этот раз совершенно безлюдной, холодно-ледяной пустыней, в которой, на единственном камне, сидел единственный там человек... Он был чем-то явно сильно расстроен, но, в то же время, выглядел очень тёплым и дружелюбным. Длинные седые волосы спадали волнистыми прядями на плечи, обрамляя серебристым ореолом измождённое годами лицо. Казалось, он не видел где был, не чувствовал на чём сидел, и вообще, не обращал никакого внимания на окружающую его реальность...
– Здравствуй, грустный человек! – приблизившись достаточно, чтобы начать разговор, тихо поздоровалась Стелла.
Человек поднял глаза – они оказались голубыми и чистыми, как земное небо.
– Что вам, маленькие? Что вы здесь потеряли?.. – отрешённо спросил «отшельник».
– Почему ты здесь один сидишь, и никого с тобой нет? – участливо спросила Стелла. – И место такое жуткое...
Было видно, что человек совсем не хотел общаться, но тёплый Стеллин голосок не оставлял ему никакого выхода – приходилось отвечать...
– Мне никто не нужен уже много, много лет. В этом нет никакого смысла, – прожурчал его грустный, ласковый голос.
– А что же тогда ты делаешь тут один? – не унималась малышка, и я испугалась, что мы покажемся ему слишком навязчивыми, и он просто попросит нас оставить его в покое.
Но у Стеллы был настоящий талант разговорить любого, даже самого молчаливого человека... Поэтому, забавно наклонив на бок свою милую рыжую головку, и, явно не собираясь сдаваться, она продолжала:
– А почему тебе не нужен никто? Разве такое бывает?
– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.
– Но ты ведь говорила, что никогда здесь не была? – расхрабрившись, спросила я.
– А я и сейчас не здесь, – спокойно ответила девочка. – С тобой моя сущность, но моё тело никогда не жило там. Я никогда не знала свой настоящий дом... – её огромные глаза наполнились глубокой, совсем не детской печалью.
– А можно тебя спросить – сколько тебе лет?.. Конечно, если не хочешь – не отвечай, – чуть смутившись, спросила я.
– По земному исчислению, наверное это будет около двух миллионов лет, – задумчиво ответила «малышка».
У меня от этого ответа ноги почему-то вдруг стали абсолютно ватными... Этого просто не могло быть!.. Никакое существо не в состоянии жить так долго! Или, смотря какое существо?..
– А почему же тогда ты выглядишь такой маленькой?! У нас такими бывают только дети... Но ты это знаешь, конечно же.
– Такой я себя помню. И чувствую – это правильно. Значит так и должно быть. У нас живут очень долго. Я, наверное, и есть маленькая...
У меня от всех этих новостей закружилась голова... Но Вея, как обычно, была удивительно спокойна, и это придало мне сил спрашивать дальше.
– А кто же у вас зовётся взрослым?.. Если такие есть, конечно же.
– Ну, разумеется! – искренне рассмеялась девочка. – Хочешь увидеть?
Я только кивнула, так как у меня вдруг с перепугу полностью перехватило горло, и куда-то потерялся мои «трепыхавшийся» разговорный дар... Я прекрасно понимала, что вот прямо сейчас увижу настоящее «звёздное» существо!.. И, несмотря на то, что, сколько я себя помнила, я всю свою сознательную жизнь этого ждала, теперь вдруг вся моя храбрость почему-то быстренько «ушла в пятки»...
Вея махнула ладошкой – местность изменилась. Вместо золотых гор и ручья, мы оказались в дивном, движущемся, прозрачном «городе» (во всяком случае, это было похоже на город). А прямо к нам, по широкой, мокро-блестящей серебром «дороге», медленно шёл потрясающий человек... Это был высокий гордый старец, которого нельзя было по-другому назвать, кроме как – величественный!.. Всё в нём было каким-то очень правильным и мудрым – и чистые, как хрусталь, мысли (которые я почему-то очень чётко слышала); и длинные, покрывающие его мерцающим плащом, серебристые волосы; и те же, удивительно добрые, огромные фиолетовые «Вэины» глаза... И на его высоком лбу сиявшая, дивно сверкающая золотом, бриллиантовая «звезда».
– Покоя тебе, Отец, – коснувшись пальчиками своего лба, тихо произнесла Вея.
– И тебе, ушедшая, – печально ответил старец.
От него веяло бесконечным добром и лаской. И мне вдруг очень захотелось, как маленькому ребёнку, уткнуться ему в колени и, спрятаться от всего хотя бы на несколько секунд, вдыхая исходящий от него глубокий покой, и не думать о том, что мне страшно... что я не знаю, где мой дом... и, что я вообще не знаю – где я, и что со мной в данный момент по-настоящему происходит...
– Кто ты, создание?.. – мысленно услышала я его ласковый голос.
– Я человек, – ответила я. – Простите, что потревожила ваш покой. Меня зовут Светлана.
Старец тепло и внимательно смотрел на меня своими мудрыми глазами, и в них почему-то светилось одобрение.
– Ты хотела увидеть Мудрого – ты его видишь, – тихо произнесла Вея. – Ты хочешь что-то спросить?
– Скажите пожалуйста, в вашем чудесном мире существует зло? – хотя и стыдясь своего вопроса, всё же решилась спросить я.
– Что ты называешь «злом», Человек-Светлана? – спросил мудрец.
– Ложь, убийство, предательство... Разве нет у вас таких слов?..
– Это было давно... уже никто не помнит. Только я. Но мы знаем, что это было. Это заложено в нашу «древнюю память», чтобы никогда не забыть. Ты пришла оттуда, где живёт зло?
Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...
– А как же вы от него избавились, мудрый Атис?! Вам кто-то помог?.. – с надеждой спросила я. – Можете ли вы помочь нам?.. Дать хотя бы совет?
– Мы нашли причину... И убили её. Но ваше зло неподвластно нам. Оно другое... Так же, как другие и вы. И не всегда чужое добро может оказаться добром для вас. Вы должны найти сами свою причину. И уничтожить её, – он мягко положил руку мне на голову и в меня заструился чудесный покой... – Прощай, Человек-Светлана... Ты найдёшь ответ на свой вопрос. Покоя тебе...
Я стояла глубоко задумавшись, и не обратила внимания, что реальность меня окружавшая, уже давно изменилась, и вместо странного, прозрачного города, мы теперь «плыли» по плотной фиолетовой «воде» на каком-то необычном, плоском и прозрачном приспособлении, у которого не было ни ручек, ни вёсел – вообще ничего, как если бы мы стояли на большом, тонком, движущемся прозрачном стекле. Хотя никакого движения или качки совершенно не чувствовалось. Оно скользило по поверхности на удивление плавно и спокойно, заставляя забыть, что двигалось вообще...
– Что это?.. Куда мы плывём? – удивлённо спросила я.
– Забрать твою маленькую подружку, – спокойно ответила Вэя.
– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...
Неожиданно появилась Вэя...
– Вам пора, – грустно сказала «звёздная» девочка. – Вам нельзя так долго здесь находиться. Это тяжело.
– Ой, но мы же ещё ничего ничего не успели увидеть! – огорчилась Стелла. – А мы можем ещё сюда вернуться, милая Вэя? Прощай добрый Миард! Ты хороший. Я к тебе обязательно вернусь! – как всегда, обращаясь ко всем сразу, попрощалась Стелла.
Вэя взмахнула ручкой, и мы снова закружились в бешеном водовороте сверкающих материй, через короткое (а может только казалось коротким?) мгновение «вышвырнувших» нас на наш привычный Ментальный «этаж»...
– Ох, как же там интересно!.. – в восторге запищала Стелла.
Казалось, она готова была переносить самые тяжёлые нагрузки, только бы ещё раз вернуться в так полюбившийся ей красочный Вэйин мир. Вдруг я подумала, что он и вправду должен был ей нравиться, так как был очень похож на её же собственный, который она любила себе создавать здесь, на «этажах»...
У меня же энтузиазма чуточку поубавилось, потому что я уже увидела для себя эту красивую планету, и теперь мне зверски хотелось что-нибудь ещё!.. Я почувствовала тот головокружительный «вкус неизвестного», и мне очень захотелось это повторить... Я уже знала, что этот «голод» отравит моё дальнейшее существование, и что мне всё время будет этого не хватать. Таким образом, желая в дальнейшем оставаться хоть чуточку счастливым человеком, я должна была найти какой-то способ, чтобы «открыть» для себя дверь в другие миры... Но тогда я ещё едва ли понимала, что открыть такую дверь не так-то просто... И, что пройдёт ещё много зим, пока я буду свободно «гулять», куда захочу, и что откроет для меня эту дверь кто-то другой... И этим другим будет мой удивительный муж.
– Ну и что будем дальше делать? – вырвала меня из моих мечтаний Стелла.
Она была расстроенной и грустной, что не удалось увидеть больше. Но я была очень рада, что она опять стала сама собой и теперь я была совершенно уверена, что с этого дня она точно перестанет хандрить и будет снова готова к любым новым «приключениям».
– Ты меня прости, пожалуйста, но я наверное уже сегодня ничего больше делать не буду... – извиняясь, сказала я. – Но спасибо тебе большое, что помогла.
Стелла засияла. Она очень любила чувствовать себя нужной, поэтому, я всегда старалась ей показать, как много она для меня значит (что было абсолютной правдой).
– Ну ладно. Пойдём куда-нибудь в другой раз, – благодушно согласилась она.
Думаю, она, как и я, была чуточку измождённой, только, как всегда, старалась этого не показать. Я махнула ей рукой... и оказалась дома, на своей любимой софе, с кучей впечатлений, которые теперь спокойно нужно было осмыслить, и медленно, не спеша «переварить»...

К моим десяти годам я очень сильно привязалась к своему отцу.
Я его обожала всегда. Но, к сожалению, в мои первые детские годы он очень много разъезжал и дома бывал слишком редко. Каждый проведённый с ним в то время день для меня был праздником, который я потом долго вспоминала, и по крупиночкам собирала все сказанные папой слова, стараясь их сохранить в своей душе, как драгоценный подарок.
С малых лет у меня всегда складывалось впечатление, что папино внимание я должна заслужить. Не знаю, откуда это взялось и почему. Никто и никогда мне не мешал его видеть или с ним общаться. Наоборот, мама всегда старалась нам не мешать, если видела нас вдвоём. А папа всегда с удовольствием проводил со мной всё своё, оставшееся от работы, свободное время. Мы ходили с ним в лес, сажали клубнику в нашем саду, ходили на реку купаться или просто разговаривали, сидя под нашей любимой старой яблоней, что я любила делать почти больше всего.

В лесу за первыми грибами...

На берегу реки Нямунас (Неман)

Папа был великолепным собеседником, и я готова была слушать его часами, если попадалась такая возможность... Наверное просто его строгое отношение к жизни, расстановка жизненных ценностей, никогда не меняющаяся привычка ничего не получать просто так, всё это создавало для меня впечатление, что его я тоже должна заслужить...
Я очень хорошо помню, как ещё совсем маленьким ребёнком висла у него на шее, когда он возвращался из командировок домой, без конца повторяя, как я его люблю. А папа серьёзно смотрел на меня и отвечал: «Если ты меня любишь, ты не должна мне это говорить, но всегда должна показать…»
И именно эти его слова остались для меня неписанным законом на всю мою оставшуюся жизнь... Правда, наверное, не всегда у меня очень хорошо получалось – «показать», но старалась я честно всегда.
Да и вообще, за всё то, кем я являюсь сейчас, я обязана своему отцу, который, ступенька за ступенькой, лепил моё будущее «Я», никогда не давая никаких поблажек, несмотря на то, сколь беззаветно и искренне он меня любил. В самые трудные годы моей жизни отец был моим «островом спокойствия», куда я могла в любое время вернуться, зная, что меня там всегда ждут.
Сам проживший весьма сложную и бурную жизнь, он хотел быть уверенным наверняка, что я смогу за себя постоять в любых неблагоприятных для меня, обстоятельствах и не сломаюсь от каких бы то ни было жизненных передряг.
Вообще-то, могу от всего сердца сказать, что с родителями мне очень и очень повезло. Если бы они были бы чуточку другими, кто знает, где бы сейчас была я, и была ли бы вообще...
Думаю также, что судьба свела моих родителей не просто так. Потому, что встретиться им было вроде бы абсолютно невозможно...
Мой папа родился в Сибири, в далёком городе Кургане. Сибирь не была изначальным местом жительства папиной семьи. Это явилось решением тогдашнего «справедливого» советского правительства и, как это было принято всегда, обсуждению не подлежало...
Так, мои настоящие дедушка и бабушка, в одно прекрасное утро были грубо выпровожены из своего любимого и очень красивого, огромного родового поместья, оторваны от своей привычной жизни, и посажены в совершенно жуткий, грязный и холодный вагон, следующий по пугающему направлению – Сибирь…
Всё то, о чём я буду рассказывать далее, собрано мною по крупицам из воспоминаний и писем нашей родни во Франции, Англии, а также, из рассказов и воспоминаний моих родных и близких в России, и в Литве.
К моему большому сожалению, я смогла это сделать уже только после папиной смерти, спустя много, много лет...
С ними была сослана также дедушкина сестра Александра Оболенская (позже – Alexis Obolensky) и, добровольно поехавшие, Василий и Анна Серёгины, которые последовали за дедушкой по собственному выбору, так как Василий Никандрович долгие годы был дедушкиным поверенным во всех его делах и одним из самых его близких друзей.

Aлександра (Alexis) Оболенская Василий и Анна Серёгины

Наверное, надо было быть по-настоящему ДРУГОМ, чтобы найти в себе силы сделать подобный выбор и поехать по собственному желанию туда, куда ехали, как едут только на собственную смерть. И этой «смертью», к сожалению, тогда называлась Сибирь...
Мне всегда было очень грустно и больно за нашу, такую гордую, но так безжалостно большевистскими сапогами растоптанную, красавицу Сибирь!.. Её, точно так же, как и многое другое, «чёрные» силы превратили в проклятое людьми, пугающее «земное пекло»… И никакими словами не рассказать, сколько страданий, боли, жизней и слёз впитала в себя эта гордая, но до предела измученная, земля... Не потому ли, что когда-то она была сердцем нашей прародины, «дальновидные революционеры» решили очернить и погубить эту землю, выбрав именно её для своих дьявольских целей?... Ведь для очень многих людей, даже спустя много лет, Сибирь всё ещё оставалась «проклятой» землёй, где погиб чей-то отец, чей-то брат, чей-то сын… или может быть даже вся чья-то семья.
Моя бабушка, которую я, к моему большому огорчению, никогда не знала, в то время была беременна папой и дорогу переносила очень тяжело. Но, конечно же, помощи ждать ниоткуда не приходилось... Так молодая княжна Елена, вместо тихого шелеста книг в семейной библиотеке или привычных звуков фортепиано, когда она играла свои любимые произведения, слушала на этот раз лишь зловещий стук колёс, которые как бы грозно отсчитывали оставшиеся часы её, такой хрупкой, и ставшей настоящим кошмаром, жизни… Она сидела на каких-то мешках у грязного вагонного окна и неотрывно смотрела на уходящие всё дальше и дальше последние жалкие следы так хорошо ей знакомой и привычной «цивилизации»...
Дедушкиной сестре, Александре, с помощью друзей, на одной из остановок удалось бежать. По общему согласию, она должна была добраться (если повезёт) до Франции, где на данный момент жила вся её семья. Правда, никто из присутствующих не представлял, каким образом она могла бы это сделать, но так как это была их единственная, хоть и маленькая, но наверняка последняя надежда, то отказаться от неё было слишком большой роскошью для их совершенно безвыходного положения. Во Франции в тот момент находился также и муж Александры – Дмитрий, с помощью которого они надеялись, уже оттуда, попытаться помочь дедушкиной семье выбраться из того кошмара, в который их так безжалостно швырнула жизнь, подлыми руками озверевших людей...
По прибытию в Курган, их поселили в холодный подвал, ничего не объясняя и не отвечая ни на какие вопросы. Через два дня какие-то люди пришли за дедушкой, и заявили, что якобы они пришли «эскортировать» его в другой «пункт назначения»... Его забрали, как преступника, не разрешив взять с собой никаких вещей, и не изволив объяснить, куда и на сколько его везут. Больше дедушку не видел никто и никогда. Спустя какое-то время, неизвестный военный принёс бабушке дедовы личные вещи в грязном мешке из под угля... не объяснив ничего и не оставив никакой надежды увидеть его живым. На этом любые сведения о дедушкиной судьбе прекратились, как будто он исчез с лица земли без всяких следов и доказательств...
Истерзанное, измученное сердце бедной княжны Елены не желало смириться с такой жуткой потерей, и она буквально засыпала местного штабного офицера просьбами о выяснении обстоятельств гибели своего любимого Николая. Но «красные» офицеры были слепы и глухи к просьбам одинокой женщины, как они её звали – «из благородных», которая являлась для них всего лишь одной из тысяч и тысяч безымянных «номерных» единиц, ничего не значащих в их холодном и жестоком мире…Это было настоящее пекло, из которого не было выхода назад в тот привычный и добрый мир, в котором остался её дом, её друзья, и всё то, к чему она с малых лет была привычна, и что так сильно и искренне любила... И не было никого, кто мог бы помочь или хотя бы дал малейшую надежду выжить.
Серёгины пытались сохранять присутствие духа за троих, и старались любыми способами поднять настроение княжны Елены, но она всё глубже и глубже входила в почти что полное оцепенение, и иногда сидела целыми днями в безразлично-замороженном состоянии, почти не реагируя на попытки друзей спасти её сердце и ум от окончательной депрессии. Были только две вещи, которые ненадолго возвращали её в реальный мир – если кто-то заводил разговор о её будущем ребёнке или, если приходили любые, хоть малейшие, новые подробности о предполагаемой гибели её горячо любимого Николая. Она отчаянно желала узнать (пока ещё была жива), что же по-настоящему случилось, и где находился её муж или хотя бы где было похоронено (или брошено) его тело.
К сожалению, не осталось почти никакой информации о жизни этих двух мужественных и светлых людей, Елены и Николая де Роган-Гессе-Оболенских, но даже те несколько строчек из двух оставшихся писем Елены к её невестке – Александре, которые каким-то образом сохранились в семейных архивах Александры во Франции, показывают, как глубоко и нежно любила своего пропавшего мужа княжна. Сохранилось всего несколько рукописных листов, некоторые строчки которых, к сожалению, вообще невозможно разобрать. Но даже то, что удалось – кричит глубокой болью о большой человеческой беде, которую, не испытав, нелегко понять и невозможно принять.

12 апреля, 1927 года. Из письма княжны Елены к Александре (Alix) Оболенской:
«Сегодня очень устала. Вернулась из Синячихи совершенно разбитой. Вагоны забиты людьми, даже везти скот в них было бы стыдно………………………….. Останавливались в лесу – там так вкусно пахло грибами и земляникой... Трудно поверить, что именно там убивали этих несчастных! Бедная Эллочка (имеется в виду великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которая являлась роднёй моего дедушки по линии Гессе) была убита здесь рядом, в этой жуткой Староселимской шахте… какой ужас! Моя душа не может принять такое. Помнишь, мы говорили: «пусть земля будет пухом»?.. Великий Боже, как же может быть пухом такая земля?!..
О, Аlix, моя милая Alix! Как же можно свыкнуться с таким ужасом? ...................... ..................... я так устала просить и унижаться… Всё будет совершенно бесполезно, если ЧК не согласится послать запрос в Алапаевск .................. Я никогда не узнаю где его искать, и никогда не узнаю, что они с ним сотворили. Не проходит и часа, чтобы я не думала о таком родном для меня лице... Какой это ужас представлять, что он лежит в какой-то заброшенной яме или на дне рудника!.. Как можно вынести этот каждодневный кошмар, зная, что уже не увижу его никогда?!.. Так же, как никогда не увидит мой бедный Василёк (имя, которое было дано при рождении моему папе)... Где же предел жестокости? И почему они называют себя людьми?..
Милая, добрая моя Alix, как же мне тебя не хватает!.. Хоть бы знать, что с тобою всё в порядке, и что дорогой твоей душе Дмитрий не покидает тебя в эти трудные минут .............................................. Если б у меня оставалась хоть капелька надежды найти моего родного Николая, я бы, кажется, вынесла всё. Душа вроде бы притерпелась к этой страшной потере, но до сих пор очень болит… Всё без него другое и такое пустынное».

18 мая, 1927 года. Отрывок из письма княжны Елены к Александре (Аlix) Оболенской:
«Опять приходил тот же милый доктор. Я никак не могу ему доказать, что у меня просто нет больше сил. Он говорит, что я должна жить ради маленького Василька... Да так ли это?.. Что он найдёт на этой страшной земле, мой бедный малыш? ..................................... Кашель возобновился, иногда становится невозможно дышать. Доктор всё время оставляет какие-то капли, но мне совестно, что я не могу его никак отблагодарить. ..................................... Иногда мне снится наша любимая комната. И мой рояль… Боже, как же это всё далеко! Да и было ли всё это вообще? ............................... и вишни в саду, и наша нянюшка, такая ласковая и добрая. Где всё это теперь? ................................ (в окно?) не хочется смотреть, оно всё в копоти и видны только грязные сапоги… Ненавижу сырость».

Моя бедная бабушка, от сырости в комнате, которая даже летом не прогревалась, вскоре заболела туберкулёзом. И, видимо ослабленная от перенесённых потрясений, голодания и болезни, при родах скончалась, так и не увидев своего малыша, и не найдя (хотя бы!) могилы его отца. Буквально перед смертью она взяла слово у Серёгиных, что они, как бы это для них не было трудно, отвезут новорождённого (если он, конечно же, выживет) во Францию, к дедушкиной сестре. Что, в то дикое время обещать, конечно же, было почти что «неправильно», так как сделать это никакой реальной возможности у Серёгиных, к сожалению, не было... Но они, всё же, обещали ей, чтобы хоть как-то облегчить последние минуты её, так зверски загубленной, совсем ещё молодой жизни, и чтобы её измученная болью душа могла, хоть с маленькой на то надеждой, покинуть этот жестокий мир... И даже зная, что сделают всё возможное, чтобы сдержать данное Елене слово, Серёгины всё же в душе не очень-то верили, что им когда-нибудь удастся всю эту сумасшедшую идею воплотить в жизнь...

Итак, в 1927 году в городе Кургане, в сыром, нетопленом подвале родился маленький мальчик, и звали его принц Василий Николаевич де Роган-Гессе-Оболенский, Лорд Санбурский (de Rohan-Hesse-Obolensky, Lord of Sanbury)... Он был единственным сыном герцога де’Роган-Гессе-Оболенского и княжны Елены Лариной.
Тогда он ещё не мог понять, что остался на этом свете совершенно один и, что его хрупкая жизнь теперь полностью зависела от доброй воли человека по имени Василий Серёгин…
И ещё этот малыш также не знал, что по отцовской линии, ему подарено было потрясающе «цветастое» Родовое Дерево, которое его далёкие предки сплели для него, как бы заранее подготовив мальчика для свершения каких-то особенных, «великих» дел… и, тем самым, возложив на его, тогда ещё совсем хрупкие плечи, огромную ответственность перед теми, кто когда-то так усердно плёл его «генетическую нить», соединяя свои жизни в одно сильное и гордое дерево…
Он был прямым потомком великих Меровингов, родившимся в боли и нищете, окружённый смертью своих родных и безжалостной жестокостью уничтоживших их людей… Но это не меняло того, кем по-настоящему был этот маленький, только что появившийся на свет, человек.
А начинался его удивительный род с 300-го (!) года, с Меровингского короля Конона Первого (Соnan I). (Это подтверждается в рукописном четырёхтомнике – книге-манускрипте знаменитого французского генеалога Norigres, которая находится в нашей семейной библиотеке во Франции). Его Родовое Дерево росло и разрасталось, вплетая в свои ветви такие имена, как герцоги Роганы (Rohan) во Франции, маркизы Фарнезе (Farnese) в Италии, лорды Страффорды (Strafford) в Англии, русские князья Долгорукие, Одоевские… и многие, многие другие, часть которых не удалось проследить даже самым высококвалифицированным в мире специалистам-генеалогам в Великобритании (Rоyal College of Arms), которые в шутку говорили, что это самое «интернациональное» родовое дерево, которое им когда-либо приходилось составлять.
И думается мне, что эта «мешанина» тоже не происходила так уж случайно… Ведь, все, так называемые, благородные семьи имели очень высококачественную генетику, и правильное её смешение могло положительно повлиять на создание очень высококачественного генетического фундамента сущности их потомков, коим, по счастливым обстоятельствам, и являлся мой отец.
Видимо, смешение «интернациональное» давало намного лучший генетический результат, чем смешение чисто «семейное», которое долгое время было почти что «неписаным законом» всех европейских родовитых семей, и очень часто кончалось потомственной гемофилией...
Но каким бы «интернациональным» ни был физический фундамент моего отца, его ДУША (и это я могу с полной на то ответственностью сказать) до конца его жизни была по-настоящему Русской, несмотря на все, даже самые потрясающие, генетические соединения...
Но вернёмся в Сибирь, где этот, родившийся в подвале, «маленький принц», для того, чтобы просто-напросто выжить, по согласию широкой и доброй души Василия Никандровича Серёгина, стал в один прекрасный день просто Серёгиным Василием Васильевичем, гражданином Советского Союза… Коим и прожил всю свою сознательную жизнь, умер, и был похоронен под надгробной плитой: «Семья Серёгиных», в маленьком литовском городке Алитус, вдали от своих фамильных замков, о которых никогда так и не слыхал...

Я узнала всё это, к сожалению, только в 1997 году, когда папы уже не было в живых. Меня пригласил на остров Мальта мой кузен, принц Пьер де Роган-Бриссак (Prince Pierre de Rohan-Brissac), который очень давно меня искал, и он же поведал мне, кем по-настоящему являюсь я и моя семья. Но об этом я расскажу намного позже.
А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...
(Я искренне благодарна Талдомской группе Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век», и лично господину Витольду Георгиевичу Шлопаку, за неожиданный и очень приятный подарок – нахождение фактов, подтверждающих пребывание семьи Серёгиных в городе Талдоме с 1938 по 1942 год. По этим данным, они проживали на улице Кустарной, дом 2а, недалеко от которой Василий посещал среднюю школу. Анна Фёдоровна работала машинисткой в редакции районной газеты «Коллективный труд» (сейчас – «Заря»), а Василий Никандрович был бухгалтером в местном заготзерно. Такую вот информацию удалось найти членам Талдомской ячейки Движения, за что им моя огромнейшая благодарность!)
Думаю, что во время своих скитаний Серёгиным приходилось хвататься за любую работу, просто чтобы по-человечески выжить. Время было суровое и на чью-либо помощь они, естественно, не рассчитывали. Чудесное поместье Оболенских осталось в далёком и счастливом прошлом, казавшимся теперь просто невероятно красивой сказкой... Реальность была жестокой и, хочешь не хочешь, с ней приходилось считаться...
В то время уже шла кровавая вторая мировая война. Пересекать границы было очень и очень непросто.
(Я так никогда и не узнала, кто и каким образом помог им перейти линию фронта. Видимо, кто-то из этих трёх людей был очень кому-то нужен, если им всё же удалось со-вершить подобное... И я так же совершенно уверена, что помогал им кто-то достаточно влиятельный и сильный, иначе никоим образом перейти границу в такое сложное время им никогда бы не удалось... Но как бы не доставала я позже свою бедную терпеливую бабушку, ответа на этот вопрос она упорно избегала. К сожалению, мне так и не удалось узнать хоть что-нибудь по этому поводу).
Так или иначе, они всё же оказались в незнакомой Литве... Дедушка (я буду его дальше так называть, так как только его я и знала своим дедушкой) сильно приболел, и им пришлось на время остановиться в Литве. И вот эта-то короткая остановка, можно сказать, и решила их дальнейшую судьбу... А также и судьбу моего отца и всей моей семьи.
Они остановились в маленьком городке Алитус (чтобы не слишком дорого приходилось платить за жильё, так как финансово, к сожалению, им в то время было довольно тяжело). И вот, пока они «осматривались по сторонам», даже не почувствовали, как были полностью очарованы красотой природы, уютом маленького городка и теплом людей, что уже само по себе как бы приглашало хотя бы на время остаться.

А также, несмотря на то, что в то время Литва уже была под пятой «коричневой чумы», она всё же ещё каким-то образом сохраняла свой независимый и воинственный дух, который не успели вышибить из неё даже самые ярые служители коммунизма... И это притягивало Серёгиных даже больше, чем красота местной природы или гостеприимство людей. Вот они и решили остаться «на время»… что получилось – навсегда… Это был уже 1942 год. И Серёгины с сожалением наблюдали, как «коричневый» осьминог национал-социализма всё крепче и крепче сжимал своими щупальцами страну, которая им так полюбилась... Перейдя линию фронта, они надеялись, что из Литвы смогут добраться до Франции. Но и при «коричневой чуме» дверь в «большой мир» для Серёгиных (и, естественно, для моего папы) оказалась закрытой и на этот раз навсегда… Но жизнь продолжалась... И Серёгины начали понемногу устраиваться на своём новом месте пребывания. Им заново приходилось искать работу, чтобы иметь какие-то средства для существования. Но сделать это оказалось не так уж сложно – желающим работать в трудолюбивой Литве всегда находилось место. Поэтому, очень скоро жизнь потекла по привычному им руслу и казалось – снова всё было спокойно и хорошо...
Мой папа начал «временно» ходить в русскую школу (русские и польские школы в Литве не являлись редкостью), которая ему очень понравилась и он категорически не хотел её бросать, потому что постоянные скитания и смена школ влияла на его учёбу и, что ещё важнее – не позволяла завести настоящих друзей, без которых любому нормальному мальчишке очень тяжело было существовать. Мой дедушка нашёл неплохую работу и имел возможность по выходным хоть как-то «отводить душу» в своём обожаемом окружном лесу.

А моя бабушка в то время имела на руках своего маленького новорождённого сынишку и мечтала хотя бы короткое время никуда не двигаться, так как физически чувствовала себя не слишком хорошо и была так же, как и вся её семья, уставшей от постоянных скитаний. Незаметно прошло несколько лет. Война давно кончилась, и жизнь становилась более нормальной во всех отношениях. Мой папа учился всё время на отлично и учителя порочили ему золотую медаль (которую он и получил, окончив ту же самую школу).
Моя бабушка спокойно растила своего маленького сына, а дедушка наконец-то обрёл свою давнишнюю мечту – возможность каждый день «с головой окунаться» в так полюбившийся ему алитуский лес.
Таким образом, все были более или менее счастливы и пока что никому не хотелось покидать этот поистине «божий уголок» и опять пускаться странствовать по большим дорогам. Они решили дать возможность папе закончить так полюбившуюся ему школу, а маленькому бабушкиному сыну Валерию дать возможность как можно больше подрасти, чтобы было легче пускаться в длинное путешествие.
Но незаметно бежали дни, проходили месяцы, заменяясь годами, а Серёгины всё ещё жили на том же самом месте, как бы позабыв о всех своих обещаниях, что, конечно же, не было правдой, а просто помогало свыкнутся с мыслью, что возможно им не удастся выполнить данное княжне Елене слово уже никогда... Все Сибирские ужасы были далеко позади, жизнь стала каждодневно привычной, и Серёгиным иногда казалось, что этого возможно и не было никогда, как будто оно приснилось в каком-то давно забытом, кошмарном сне...

Василий рос и мужал, становясь красивым молодым человеком, и его приёмной матери уже всё чаще казалось, что это её родной сын, так как она по-настоящему очень его любила и, как говорится, не чаяла в нём души. Мой папа звал её матерью, так как правды о своём рождении он пока ещё (по общему договору) не знал, и в ответ любил её так же сильно, как любил бы свою настоящую мать. Это касалось также и дедушки, которого он звал своим отцом, и также искренне, от всей души любил.
Так всё вроде понемногу налаживалось и только иногда проскальзывающие разговоры о далёкой Франции становились всё реже и реже, пока в один прекрасный день не прекратились совсем. Надежды добраться туда никакой не было, и Серёгины видимо решили, что будет лучше, если эту рану никто не станет больше бередить...
Мой папа в то время уже закончил школу, как ему и пророчили – с золотой медалью и поступил заочно в литературный институт. Чтобы помочь семье, он работал в газете «Известия» журналистом, а в свободное от работы время начинал писать пьесы для Русского драматического театра в Литве.

Всё вроде бы было хорошо, кроме одной, весьма болезненной проблемы – так как папа был великолепным оратором (на что у него и вправду, уже по моей памяти, был очень большой талант!), то его не оставлял в покое комитет комсомола нашего городка, желая заполучить его своим секретарём. Папа противился изо всех сил, так как (даже не зная о своём прошлом, о котором Серёгины пока решили ему не говорить) он всей душой ненавидел революцию и коммунизм, со всеми вытекающими из этих «учений» последствиями, и никаких «симпатий» к оным не питал... В школе он, естественно, был пионером и комсомольцем, так как без этого невозможно было в те времена мечтать о поступлении в какой-либо институт, но дальше этого он категорически идти не хотел. А также, был ещё один факт, который приводил папу в настоящий ужас – это участие в карательных экспедициях на, так называемых, «лесных братьев», которые были не кем-то иным, как просто такими же молодыми, как папа, парнями «раскулаченных» родителей, которые прятались в лесах, чтобы не быть увезёнными в далёкую и сильно их пугавшую Сибирь.
За несколько лет после пришествия Советской власти, в Литве не осталось семьи, из которой не был бы увезён в Сибирь хотя бы один человек, а очень часто увозилась и вся семья.
Литва была маленькой, но очень богатой страной, с великолепным хозяйством и огромными фермами, хозяева которых в советские времена стали называться «кулаками», и та же советская власть стала их очень активно «раскулачивать»... И вот именно для этих «карательных экспедиций» отбирались лучшие комсомольцы, что бы показать остальным «заразительный пример»... Это были друзья и знакомые тех же «лесных братьев», которые вместе ходили в одни и те же школы, вместе играли, вместе ходили с девчонками на танцы... И вот теперь, по чьему-то сумасшедшему приказу, вдруг почему-то стали врагами и должны были друг друга истреблять...
После двух таких походов, в одном из которых из двадцати ушедших ребят вернулись двое (и папа оказался одним из этих двоих), он до полусмерти напился и на следующий день написал заявление, в котором категорически отказывался от дальнейшего участия в любых подобного рода «мероприятиях». Первой, последовавшей после такого заявления «приятностью» оказалась потеря работы, которая в то время была ему «позарез» нужна. Но так как папа был по-настоящему талантливым журналистом, ему сразу же предложила работу другая газета – «Каунасская Правда» – из соседнего городка. Но долго задержаться там, к сожалению, тоже не пришлось, по такой простой причине, как коротенький звонок «сверху»... который вмиг лишил папу только что полученной им новой работы. И папа в очередной раз был вежливо выпровожен за дверь. Так началась его долголетняя война за свободу своей личности, которую прекрасно помнила уже даже и я.
Вначале он был секретарём комсомола, из коего несколько раз уходил «по собственному желанию» и возвращался уже по желанию чужому. Позже, был членом коммунистической партии, из которой также с «большим звоном» вышвыривался и тут же забирался обратно, так как, опять же, немного находилось в то время в Литве такого уровня русскоговорящих, великолепно образованных людей. А папа, как я уже упоминала ранее, был великолепным лектором и его с удовольствием приглашали в разные города. Только там, вдали от своих «работодателей», он уже опять читал лекции не совсем о том, о чём они хотели, и получал за это всё те же самые проблемы, с которых началась вся эта «канитель»...
Я помню как в одно время (во времена правления Андропова), когда я уже была молодой женщиной, у нас мужчинам категорически запрещалось носить длинные волосы, что считалось «капиталистической провокацией» и (как бы дико сегодня это не звучало!) милиция получила право задерживать прямо на улице и насильно стричь носящих длинные волосы людей. Это случилось после того, как один молодой парень (его звали Каланта) сжёг себя живьём на центральной площади города Каунас, второго по величине города Литвы (именно там тогда уже работали мои родители). Это был его протест против зажима свободы личности, который перепугал тогда коммунистическое руководство, и оно приняло «усиленные меры» по борьбе с «терроризмом», среди которых были и «меры» глупейшие, которые только усилили недовольство живущих в то время в Литовской республике нормальных людей...
Мой папа, как свободный художник, которым, поменяв несколько раз за это время свою профессию, он тогда являлся, приходил на партсобрания с длиннющими волосами (которые, надо отдать должное, у него были просто шикарные!), чем взбесил своё партийное начальство, и в третий раз был вышвырнут из партии, в которую, через какое-то время, опять же, не по своей воле, обратно «угодил»... Свидетелем этому была я сама, и когда я спросила папу, зачем он постоянно «нарывается на неприятности», он спокойно ответил:
– Это – моя жизнь, и она принадлежит мне. И только я отвечаю за то, как я хочу её прожить. И никто на этой земле не имеет права насильно навязывать мне убеждения, которым я не верю и верить не хочу, так как считаю их ложью.
Именно таким я запомнила своего отца. И именно эта его убеждённость в своём полном праве на собственную жизнь, тысячи раз помогала мне выжить в самых трудных для меня жизненных обстоятельствах. Он безумно, как-то даже маниакально, любил жизнь! И, тем не менее, никогда бы не согласился сделать подлость, даже если та же самая его жизнь от этого зависела бы.
Вот так, с одной стороны борясь за свою «свободу», а с другой – сочиняя прекрасные стихи и мечтая о «подвигах» (до самой своей смерти мой папа был в душе неисправимым романтиком!), проходили в Литве дни молодого Василия Серёгина... который всё ещё понятия не имел, кем он был на самом деле, и, если не считать «кусачих» действий со стороны местных «органов власти», был почти полностью счастливым молодым человеком. «Дамы сердца» у него пока ещё не было, что, наверное, можно было объяснить полностью загруженными работой днями или отсутствием той «единственной и настоящей», которую папе пока что не удалось найти...
Но вот, наконец-то, судьба видимо решила, что хватит ему «холостятничать» и повернула колесо его жизни в сторону «женского очарования», которое и оказалось тем «настоящим и единственным», которого папа так упорно ждал.

Её звали Анна (или по-литовски – Она), и оказалась она сестрой папиного лучшего в то время друга, Ионаса (по-русски – Иван) Жукаускаса, к которому в тот «роковой» день папа был приглашён на пасхальный завтрак. У своего друга в гостях папа бывал несколько раз, но, по странному капризу судьбы, с его сестрой пока что не пересекался. И уж наверняка никак не ожидал, что в это весеннее пасхальное утро там его будет ждать такой ошеломляющий сюрприз...
Дверь ему открыла кареглазая черноволосая девушка, которая за один этот коротенький миг сумела покорить папино романтическое сердце на всю его оставшуюся жизнь...

Звёздочка
Снег и холод там, где я родился,
Синь озёр, в краю, где ты росла...
Я мальчишкой в звёздочку влюбился,
Светлую, как ранняя роса.
Может быть в дни горя-непогоды,
Рассказав ей девичьи мечты,
Как свою подружку-одногодку
Полюбила звёздочку и ты?..
Дождь ли лил, мела ли в поле вьюга,
Вечерами поздними с тобой,
Ничего не зная друг о друге,
Любовались мы своей звездой.
Лучше всех была она на небе,
Ярче всех, светлее и ясней...
Что бы я не делал, где бы не был,
Никогда не забывал о ней.
Всюду огонёк её лучистый
Согревал надеждой мою кровь.
Молодой, нетронутой и чистой
Нёс тебе я всю свою любовь...
О тебе звезда мне песни пела,
Днём и ночью в даль меня звала...
А весенним вечером, в апреле,
К твоему окошку привела.
Я тебя тихонько взял за плечи,
И сказал, улыбку не тая:
«Значит я не зря ждал этой встречи,
Звёздочка любимая моя»...

Маму полностью покорили папины стихи... А он писал их ей очень много и приносил каждый день к ней на работу вместе с огромными, его же рукой рисованными плакатами (папа великолепно рисовал), которые он разворачивал прямо на её рабочем столе, и на которых, среди всевозможных нарисованных цветов, было большими буквами написано: «Аннушка, моя звёздочка, я тебя люблю!». Естественно, какая женщина могла долго такое выдержать и не сдаться?.. Они больше не расставались... Используя каждую свободную минуту, чтобы провести её вместе, как будто кто-то мог это у них отнять. Вместе ходили в кино, на танцы (что оба очень любили), гуляли в очаровательном Алитусском городском парке, пока в один прекрасный день решили, что хватит свиданий и что пора уже взглянуть на жизнь чуточку серьёзнее. Вскоре они поженились. Но об этом знал только папин друг (мамин младший брат) Ионас, так как ни со стороны маминой, ни со стороны папиной родни этот союз большого восторга не вызывал... Мамины родители прочили ей в женихи богатого соседа-учителя, который им очень нравился и, по их понятию, маме прекрасно «подходил», а в папиной семье в то время было не до женитьбы, так как дедушку в то время упрятали в тюрьму, как «пособника благородных» (чем, наверняка, пытались «сломать» упрямо сопротивлявшегося папу), а бабушка от нервного потрясения попала в больницу и была очень больна. Папа остался с маленьким братишкой на руках и должен был теперь вести всё хозяйство в одиночку, что было весьма непросто, так как Серёгины в то время жили в большом двухэтажном доме (в котором позже жила и я), с огромнейшим старым садом вокруг. И, естественно, такое хозяйство требовало хорошего ухода...
Так прошли три долгих месяца, а мои папа и мама, уже женатые, всё ещё ходили на свидания, пока мама случайно не зашла однажды к папе домой и не нашла там весьма трогательную картинку... Папа стоял на кухне перед плитой и с несчастным видом «пополнял» безнадёжно растущее количество кастрюль с манной кашей, которую в тот момент варил своему маленькому братишке. Но «зловредной» каши почему-то становилось всё больше и больше, и бедный папа никак не мог понять, что же такое происходит... Мама, изо всех сил пытаясь скрыть улыбку, чтобы не обидеть незадачливого «повара», засучив рукава тут же стала приводить в порядок весь этот «застоявшийся домашний кавардак», начиная с полностью оккупированными, «кашей набитыми» кастрюлями, возмущённо шипящей плиты... Конечно же, после такого «аварийного происшествия», мама не могла далее спокойно наблюдать такую «сердцещипательную» мужскую беспомощность, и решила немедленно перебраться в эту, пока ещё ей совершенно чужую и незнакомую, территорию... И хотя ей в то время тоже было не очень легко – она работала на почтамте (чтобы самой себя содержать), а по вечерам ходила на подготовительные занятия для сдачи экзаменов в медицинскую школу.

Она, не задумываясь, отдала все свои оставшиеся силы своему, измотанному до предела, молодому мужу и его семье. Дом сразу ожил. В кухне одуряюще запахло вкусными литовскими «цепеллинами», которых маленький папин братишка обожал и, точно так же, как и долго сидевший на сухомятке, папа, объедался ими буквально до «неразумного» предела. Всё стало более или менее нормально, за исключением отсутствия бабушки с дедушкой, о которых мой бедный папа очень сильно волновался, и всё это время искренне по ним скучал. Но у него теперь уже была молодая красивая жена, которая, как могла, пыталась всячески скрасить его временную потерю, и глядя на улыбающееся папино лицо, было понятно, что удавалось ей это совсем неплохо. Папин братишка очень скоро привык к своей новой тёте и ходил за ней хвостом, надеясь получить что-то вкусненькое или хотя бы красивую «вечернюю сказку», которые мама читала ему перед сном в великом множестве.
Так спокойно в каждодневных заботах проходили дни, а за ними недели. Бабушка, к тому времени, уже вернулась из госпиталя и, к своему великому удивлению, нашла дома новоиспечённую невестку... И так как что-то менять было уже поздно, то они просто старались узнать друг друга получше, избегая нежелательных конфликтов (которые неизбежно появляются при любом новом, слишком близком знакомстве). Точнее, они просто друг к другу «притирались», стараясь честно обходить любые возможные «подводные рифы»... Мне всегда было искренне жаль, что мама с бабушкой никогда друг друга так и не полюбили... Они обе были (вернее, мама всё ещё есть) прекрасными людьми, и я очень их обоих любила. Но если бабушка, всю проведённую вместе жизнь как-то старалась к маме приспособиться, то мама – наоборот, под конец бабушкиной жизни, иногда слишком открыто показывала ей своё раздражение, что меня глубоко ранило, так как я была сильно к ним обоим привязана и очень не любила попадать, как говорится, «между двух огней» или насильно принимать чью-нибудь сторону. Я никогда так и не смогла понять, что вызывало между этими двумя чудесными женщинами эту постоянную «тихую» войну, но видимо для того были какие-то очень веские причины или, возможно, мои бедные мама и бабушка просто были по-настоящему «несовместимы», как это бывает довольно часто с живущими вместе чужими людьми. Так или иначе, было очень жаль, потому что, в общем, это была очень дружная и верная семья, в которой все стояли друг за друга горой, и каждую неприятность или беду переживали вместе.
Но вернёмся в те дни, когда всё это только ещё начиналось, и когда каждый член этой новой семьи честно старался «жить дружно», не создавая остальным никаких неприятностей... Дедушка уже тоже находился дома, но его здоровье, к большому сожалению всех остальных, после проведённых в заключении дней, резко ухудшилось. Видимо, включая и проведённые в Сибири тяжёлые дни, все долгие мытарства Серёгиных по незнакомым городам не пожалели бедного, истерзанного жизнью дедушкиного сердечка – у него начались повторяющиеся микроинфаркты...
Мама с ним очень подружилась и старалась, как могла, помочь ему как можно скорее забыть всё плохое, хотя у неё самой время было очень и очень непростое. За прошедшие месяцы она сумела сдать подготовительные и вступительные экзамены в медицинский институт. Но, к её большому сожалению, её давней мечте не суждено было сбыться по той простой причине, что за институт в то время в Литве ещё нужно было платить, а в маминой семье (в которой было девять детей) не хватало на это финансов... В тот же год от, несколько лет назад случившегося, сильнейшего нервного потрясения, умерла её ещё совсем молодая мама – моя бабушка с маминой стороны, которую я также никогда не увидела. Она заболела во время войны, в тот день, когда узнала, что в пионерском лагере, в приморском городке Паланге, была сильная бомбардировка, и все, оставшиеся в живых, дети были увезены неизвестно куда... А среди этих детей находился и её сын, самый младший и любимый из всех девяти детей. Через несколько лет он вернулся, но бабушке это, к сожалению, помочь уже не могло. И в первый год маминой с папой совместной жизни, она медленно угасла... У маминого папы – моего дедушки – на руках осталась большая семья, из которой только одна мамина сестра – Домицела – была в то время замужем.
А дедушка «бизнесменом», к сожалению, был абсолютно катастрофическим... И очень скоро шерстяная фабрика, которой он, с бабушкиной «лёгкой руки», владел, была пущена в продажу за долги, а бабушкины родители больше ему помочь не захотели, так как это уже был третий раз, когда дедушка всё, ими подаренное имущество, полностью терял.
Моя бабушка (мамина мама) происходила из очень богатой литовской дворянской семьи Митрулявичусов, у которых, даже после «раскулачивания», оставалось немало земель. Поэтому, когда моя бабушка (вопреки воле родителей) вышла замуж за дедушку, у которого ничего не было, её родители (чтобы не ударить лицом в грязь) подарили им большую ферму и красивый, просторный дом... который, через какое-то время, дедушка, благодаря своим великим «коммерческим» способностям, потерял. Но так как в то время у них уже было пятеро детей, то естественно, бабушкины родители не могли остаться в стороне и отдали им вторую ферму, но с уже меньшим и не таким красивым домом. И опять же, к большому сожалению всей семьи, очень скоро второго «подарка» тоже не стало... Следующей и последней помощью терпеливых родителей моей бабушки стала маленькая шерстяная фабрика, которая была великолепно обустроена и, при правильном пользовании, могла приносить очень хороший доход, позволяя всей бабушкиной семье безбедно жить. Но дедушка, после всех пережитых жизненных передряг, к этому времени уже баловался «крепкими» напитками, поэтому почти полного разорения семьи не пришлось слишком долго ждать...
Именно такая нерадивая «хозяйственность» моего деда и поставила всю его семью в очень трудное финансовое положение, когда все дети уже должны были работать и содержать себя сами, больше не думая об учёбе в высших школах или институтах. И именно поэтому, похоронив свои мечты стать в один прекрасный день врачом, моя мама, не слишком выбирая, пошла работать на почтамт, просто потому, что там оказалось на тот момент свободное место. Так, без особых (хороших или плохих) «приключений», в простых повседневных заботах и протекала какое-то время жизнь молодой и «старой» семьи Серёгиных.
Прошёл уже почти год. Мама была беременна и вот-вот ожидала своего первенца. Папа буквально «летал» от счастья, и всем твердил, что у него обязательно будет сын. И он оказался прав – у них действительно родился мальчик... Но при таких ужасающих обстоятельствах, которые не смогло бы измыслить даже самое больное воображение...
Маму увезли в больницу в один из рождественских дней, буквально перед самым новым годом. Дома, конечно же, волновались, но никто не ожидал никаких негативных последствий, так как мама была молодой, сильной женщиной, с прекрасно развитым телом спортсменки (она с детства активно занималась гимнастикой) и, по всем общим понятиям, роды должна была перенести легко. Но кому-то там, «высоко», по каким-то неизвестным причинам, видимо очень не хотелось, чтобы у мамы родился ребёнок... И то, о чём я расскажу дальше, не укладывается ни в какие рамки человеколюбия или врачебной клятвы и чести. Дежуривший в ту ночь врач Ремейка, увидев, что роды у мамы вдруг опасно «застопорились» и маме становится всё тяжелее, решил вызвать главного хирурга Алитусской больницы, доктора Ингелявичуса... которого в ту ночь пришлось вытащить прямо из-за праздничного стола. Естественно, доктор оказался «не совсем трезвым» и, наскоро осмотрев маму, сразу же сказал: «Резать!», видимо желая поскорее вернуться к так поспешно оставленному «столу». Никто из врачей не захотел ему перечить, и маму тут же подготовили к операции. И вот тут-то началось самое «интересное», от которого, слушая сегодня мамин рассказ, у меня встали на голове дыбом мои длинные волосы....