Северный Кавказ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Историческая область • Северо-Западная Азия
Северный Кавказ
320 px
Северо-Кавказские регионы
Другие названия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Экзотопонимы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Период

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Локализация

юг Европейской части России

Население

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Площадь

258 300 км²

В составе

России

Включает

Краснодарский край, Адыгею, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию - Аланию, Ингушетию, Чеченскую республику, Дагестан, Ставропольский край, Ростовскую область (частично), Калмыкию (частично)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Государства на территории:
Россия 26 px

Се́верный Кавка́з — историко-культурный регион России. Включает северную часть склона Большого Кавказского хребта и Предкавказье, западную часть южного склона до реки Псоу[1] (по которой проходит государственная граница России). Это самый густонаселенный регион Российской Федерации. Общая численность проживающих в России представителей северокавказских народов, установленная в ходе переписи населения 2002 года — около 6 миллионов человек. Площадь 258,3 тыс. км² (1,5 % площади страны). Население 14,8 млн чел. (по состоянию на 1 января 2010 года), или 10,5 % населения России[2].

Северный Кавказ по частям входил в состав Российского государства, начиная с XVI века; полностью присоединён в 1864 году по окончании Кавказской войны.
На территории Северного Кавказа расположены 7 республик:

и 2 края (Краснодарский край и Ставропольский край), входящие в Южный и Северо-Кавказский федеральные округа[2]. Если включать в состав Северного Кавказа Предкавказье полностью, проводя его границу по Кумо-Манычской впадине, к Северному Кавказу также должны быть отнесены районы Калмыкии и Ростовской области, лежащие к югу от Маныча.







История

В древности и раннем Средневековье

В конце II — начале I тыс. до н. э. господствующим типом хозяйства становится земледелие и отгонное скотоводство, обусловленное вертикальной зональностью региона. В предгорьях развивается придомный тип скотоводства, пашенное земледелие. В предкавказских степях развивается кочевое скотоводство.

Первыми известными по письменным источникам обитателями Северного Причерноморья считаются киммерийцы, вытесненные в Малую Азию в начале I тыс. до н. э. скифами. Северо-Западный Кавказ и Азово-Прикубанская территория были главным плацдармом для походов киммерийцев в Закавказье и Малую Азию. В Прикубанье в VIII—VII вв. до н. э. складывается культура древнемеотских племен. В VII в. до н. э. в военное столкновение с северокавказскими племенами равнин вступили занявшие Северное Причерноморье скифы.

С VI века до н. э. происходит древнегреческая колонизация Северного Причерноморья. В IV веке до н. э. многие меотские племена Приазовья были подчинены Боспорскому царству. В конце I тыс. до н. э. из Северного Прикаспия в предкавказские степи до предгорий продвигаются ираноязычные кочевники — сарматы. Во II в. до н. э. сарматы проникают на правобережье реки Кубань в среду оседлого земледельческого меотского населения. С начала I тыс. н. э. упоминаются аланы Подонья и Кавказа. Алания упоминается как территория равнин к востоку от Прикубанья с характерными чертами военной демократии.

В 70-е гг. IV веке н. э. началось массовое вторжение гуннов на Кавказ, в первую очередь на земли кочевых аланских племен. Были уничтожены Боспорское царство, многие античные города. В результате на Северо-Западном Кавказе была подорвана политическая роль меотских племен, аланские же отступили на правобережье Терека и в верховья Кубани. Под властью гуннов регион находился до середины V века. Вплоть до VII века племена гуннов играли важную роль в социально-политической истории региона[3].

В VII веке на Кубань переселилась группа тюркоязычных волжских болгар. В VIII веке контроль над степным Кавказом установил Хазарский каганат[4].

В начале 1 тыс. н. э. складываются четыре этнокультурные области: Закубанская, Центрально-Кавказская, Дагестанская и Предкавказская, со своими доминирующими этническими группами. На территории левобережья Кубани проживали предки адыгских народов. В Центральной части Кавказа от верховьев Кубани доминировали аланская культура (в бассейне верхних притоков Кубани и предгорно-плоскостных районах бассейна реки Терек) и культура автохтонных племен горной зоны. Предкавказская область в степной зоне к северу от Кубани, в среднем течении Терека до низовьев реки Сулак была зоной военно-политического господства тюркских племен[3].

Усиление в конце VI веке адыгского племени зихов привело к овладению ими побережья Чёрного моря южнее Таманского полуострова и консолидации местных племен вокруг зихов. Рядом с Зихским племенным союзом возникают Касожский (одно из объединений адыгов) на севере и Абазгский (Абхазский) на юге. Центральная часть Северного Кавказа занималась аланскими и вайнахскими племенами. В этот период происходит увеличение плотности населения степных и предгорных районов[3].

В VI веке в Северо-Восточном Причерноморье и Приазовье упрочились позиции Византии. Значительная часть зихов и западная группа алан в верховьях Кубани и Пятигорья придерживались византийской ориентации, восточные аланы бассейна Терека — грузинской. Господство Византии в этом регионе сохранялось до конца VII в. В раннем Средневековье, особенно в причерноморских районах, начало распространяться христианство, в VI веке — у алан и зихов[3].

К IV—VII векам относятся сведения о первых раннесредневековых государствах Нагорного Дагестана (Серир, Кумух, Кайтаг и др.). Они испытывали сильное влияние соседних держав (сасанидского Ирана и Кавказской Албании), то попадая в полную зависимость от них, то вновь освобождаясь. Иран активно распространяло на Северо-Восточном Кавказе зороастризм, Кавказская Албания — христианство армяно-григорианского толка. В IV—VI веках для защиты от нападений кочевников и горцев персы построили грандиозную 40-километровую систему оборонительных сооружений, расширенную арабами и сельджуками в VIII—XIII вв. и получившую название Горной стены. Центром её был Дербент — древнейший город Северо-Восточного Кавказа. Город с крепостью на его месте существовал ещё в скифский и албано-сарматский период (III в. до н. э. — V в. н. э.)[3].

Арабские завоевания и распространение ислама

VII-Х века прошли под знаком арабо-хазарских войн с участием горцев Северо-Восточного Кавказа. Начало мусульманского периода в истории региона положил поход 642—643 гг. Сураки ибн Амра на Дербент, предпринятый по приказу второго «праведного халифа» Омара. В первой половине VIII века арабы завоевали Дербент и оттеснили хазар на север. Будущий халиф Мерван, выступив в 737 году из Сирии, разбил войска хазарских правителей и глубоко проник в земли Хазарии, в 739 году вышел к Дону, где захватил в плен 20 тысяч славян. В IХ-Х вв. Арабский халифат распался на ряд самостоятельных государств. Хазарский каганат просуществовал до второй половины XI века и перестал функционировать как политическая единица после поражения от хорезмийских войск[3].

Несмотря на успехи арабских завоевателей исламизация края затянулась почти на тысячелетие. К X веку ислам утвердился только в южном Дагестане (вокруг Дербента). На втором этапе (конец X—XVI веков) ислам распространяли местные миссионеры. К XIII—XIV векам мусульманами стало большинство горцев Дагестана. Ислам утвердился на всей территории региона, вытеснив прежние религиозные верования, включая христианство и иудаизм. Предки андо-цезских народов и чеченцы были обращены в ислам только в XV—XVI веку[3].

После падения Хазарского каганата

В VII—X веках Северный Кавказ находился в сфере владений Хазарского каганата. В начале X века возникло управлявшееся князьями из рода Рюриковичей разноплеменное Тмутараканское княжество, располагавшееся на территории Таманского полуострова. В XI веке сложились союзнические отношения князя Мстислава Владимировича с касогами. Вторжение кипчаков (половцев) и захват ими южнорусских и северо-кавказских степей во 2-й половине XI в. нанесли сильный удар по Тмутараканскому княжеству, которое в начале XII в полностью лишается самостоятельности. Тюркоязычные кипчаки на Северном Кавказе заняли низменную территорию от Нижнего Дона до Дербента[3].

В этот период происходит этническая и политическая консолидация алан. В XI веке усилилась гегемония Алании в центральной части Северного Кавказа усилилась (при царе Дорголеле, имевшем династические связи с Византией и Грузией). В это время усиливаются позиции христианства у части адыгов и в Алании[3].

Монгольское завоевание и золотоордынский период

В XIII веке контроль над Северным Кавказом устанавливают монголы. Монголы совершили на Северный Кавказ два похода. В 1220—1223 гг. они разорили мусульманские и христианские страны Закавказья, обошли Дербент, и, пройдя через предгорья Дагестана, разбили алан, а вскоре и объединенные силы половцев и русских князей. Второй поход состоялся в 1238—1240 годах. Покорив Русь и сокрушив Аланское царство, монголы приступили к планомерному завоеванию поселений и на плоскости и в горах. В 1239 году монгольское войско под командованием Джэбэ и Субудая после ожесточенной осады захватило Дербент и разрушило укрепления Горной стены. Сделав Дербент своим форпостом, монголы захватили к середине XIII в. весь Северо-Восточный Кавказ, обложив местное население данью. В Дербенте, на берегах Терека и в крупнейших селениях на плоскости и в предгорьях были поставлены монгольские гарнизоны[3].

Улус Джучи был одним из наиболее сильных и богатых государств Востока. В нём действовалои централизованное управление, строились дороги и почтовые станции. В этот период ведётся активное градостроительство, в частности возник современный город Азов (Азак). В XIV веке при хане Узбеке население улуса приняло ислам[5].

Монгольские завоевания изменили этническую карту региона. Перестала существовать Алания, население её частью было уничтожено, многие вовлечены в военные походы, выселены, загнаны в горы, где они смешались с другими племенами. Усилилась миграция части алан на южные склоны Главного Кавказского хребта. Многие адыги, традиционно оседлые земледельцы и скотоводы, перешли к полукочевому образу жизни и экстенсивному скотоводству, что обусловило продвижение их групп на север от Кубани и в верховья Терека. Это положило начало формированию из части адыгов самостоятельной народности — кабардинцев, но численность их до начала XV века была небольшой. Началось массовое переселение абазинских племен на Северо-Западный Кавказ, вплоть до верховьев Кубани[3].

Продолжавшиеся переселения кочевников, а также частые столкновения Золотой Орды и государства Хулагидов, образовавшегося в Иране и Закавказье, на много веков вперед предопределили экономический упадок и политическую нестабильность на Северном Кавказе. В конце ХIV века Северный Кавказ стал ареной борьбы Тимура с золотоордынским ханом Тохтамышем. В отместку за поход Тохтамыша в 1386 года через Дербент в Восточное Закавказье Тимур совершил в 1395—1396 годах набег на Прикаспийские области Золотой Орды. В 1395 году он уничтожил на Тереке войска Тохтамыша, а затем начал планомерный захват региона. Разорив земли современной Чечни и Ингушетии, он дошел до Дербента, взял и укрепил его, а затем разграбил и захватил территории Кайтага, Зирихгерана, Гумика, Аварии, кумыкские земли в междуречье Терека и Сулака[3].

Вскоре после смерти Тимура его держава распалась, и Северо-Восточный Кавказ вышел из-под власти его наследников Тимуридов. Но Золотая Орда уже не смогла оправиться от нанесенного ей поражения. В начале XV века она разделилась на Казанское, Ногайское и Крымское ханства.

На Северном Кавказе образовалось несколько мелких мусульманских государственных образований. Большинство раннесредневековых государств региона перестали существовать ещё в начале послемонгольской эпохи. В XII веке распались и исчезли с политической карты региона Лакз, Серир и Аланское царство. К XV веке потеряли самостоятельность Карах, Филан, Шандан и Зирихгеран, поглощенные Кайтагом. Вместе с тем к XV веку постепенно восстанавливает силы Табасаран. В Нагорном Дагестане появляются новые крепкие мусульманские государства — Аварское нуцальство, Кайтагское уцмийство, Казикумухское шамхальство, Дербентский эмират. Во внутренних районах Нагорного Дагестана и Чечни началось усиление сельской общины или джамаата. Укрепление общины и некоторая стабилизация политической обстановки происходили на фоне подъёма экономики региона. В эту эпоху восстанавливается волго-каспийская торговля. Растут старые и появляются десятки новых селений в горах и на плоскости[3].

XVI—XIX века

В XVI—XVII вв. Северо-Восточный Кавказ стал предметом борьбы между Османской империей и Ираном. Эпоха иранских завоеваний в Закавказье и на Северо-Восточном Кавказе связана с деятельностью иранских шахов из династии Сефевидов. Походы на Северный Кавказ проходили под лозунгом распространения шиизма. В свою очередь, турецкие султаны вели завоевания на Кавказе под предлогом обращения в ислам ещё не ставших мусульманами горцев Кабарды, Чечни и Северо-Западного Дагестана, а также борьбы с шиитской «ересью». Они использовали войска крымских ханов из династии Гиреев. Правители и «вольные общества» Северо-Восточного Кавказа вынуждены были лавировать между двумя державами. Кайтаг традиционно придерживался проиранской ориентации. Чеченские и ингушские тейпы, аварский хан и кумыкские беки признавали над собой власть крымских Гиреев[3].

Со 2-й половины XVI века на политической арене Северного Кавказа появилась ещё одна сила — Московское царство. Южная граница России стала проходить по Северному Кавказу. В 1556 году хан Большой Ногайской орды Исмаил принял русское подданство вместе с большинством ногайцев. Ногайцы, не пожелавшие оказаться под русским владычеством, ушли в Приазовье с ханом Казыем, образовав Малую Ногайскую орду (Казыев Улус присоединен к России в конце XVIII в.)[3].

В правление Ивана IV Грозного многие кабардинские князья, не имея возможности самостоятельно противостоять натиску Турции и Крымского ханства, владевших тогда Северным Кавказом (кроме Карачая, Осетии, Ингушетии, Чечни и части Дагестана) ориентировались на Москву. В ноябре 1552 года с просьбой принять их в русское подданство в Москву прибыли два черкесских князя. В августе 1555 году приехала делегация во главе с князьями Сибоком, Ацымгуком и Тутарыком, от имени всех жителей земли Черкесской просившая о помощи против турецких и крымских властителей и о вступлении в русское подданство. В подданство России таким образом вступили кабардинцы, северо-западные адыги, абазины, и др. Обещая помощь в противостоянии крымской агрессии, Иван Грозный, однако, отказался вступать в конфликт с Турцией, сославшись на заключенный с ней мир[3].

В 1567—1568 гг. при впадении в Терек реки Сунжи была построена русская крепость Терки. В ней были поселены казаки, получившие с того времени название терских. В XVI—XVIII вв. казачье население на левобережье Сунжи и правобережье Терека росло. В 1580-х годах началось сооружение Терской укрепленной линии[6]. В 1582 году 300 донских казаков под предводительством атамана Андрея перешли Терек и поселились в предгорьях Чечни на реке Акташи («на Гребнях»), отчего их потомки стали называться гребенскими казаками. С расширением Российского государства на Кавказ власти начали всё чаще использовать терское и гребенское казачьи войска как иррегулярное войско для охраны южных границ и в войнах с горцами[3].

В 1614—1615 гг. царю Михаилу Фёдоровичу присягнули западные черкесы, в 1643—1645 гг. — абазины. В 1645 г. царю Алексею Михайловичу принесли присягу Малая и Большая Кабарда. Кабардинские князья играли роль посредника в связях русских властей с другими народами региона. Алексей Михайлович, Иван Алексеевич и Петр Алексеевич назывались царями «кабардинской земли, черкасских и горских князей»[3].

С середины XVII века заметно усилилась турецкая экспансия. Однако существенной помощи христианам Кавказа Москва оказать не могла. Российская политика на Северном Кавказе активизировалась лишь в начале XVIII века, когда в эпоху петровских реформ Османская империя была осознана как важный исторический противник, в борьбе с которым стратегическая значимость Кавказа становилась очевидной. В это время обозначилось и стремление упрочиться в Прикаспии (Персидский поход Петра I). В этот же период, 30-40-е годы XVIII века, стало усиливаться военное присутствие и политическое влияние Ирана на Кавказе. Турция, потерпев в 1733 году поражение в войне с ним, временно отказалась от претензий на Дагестан. Персия в результате походов Надир-шаха 1734—1742 годов вновь завоевала Закавказье и побережье Каспия. В этих условиях дагестанскими владетелями было направлено несколько посольств в Петербург, но они оказались безрезультатными[6].

Русско-Турецкая война 1735—1739 годов потребовала значительных усилий, но итоги оказались для России неблагоприятными. По Белградскому договору она признавала султана покровителем Черкесии и нейтралитет Кабарды. Последнее вызвало усиление борьбы группировок адыгской знати, среди которой были и те, кто стремился к сближению с Крымом и Турцией, и те, кто придерживался российской ориентации. С другой стороны, в течение 40-50-х годов XVIII века крымцы и турки периодически производили набеги на Северо-Западный Кавказ, добиваясь вассалитета адыгов, впрочем, безуспешно[6].

Набеги Османской империи и крымских татар усиливали политическую ориентацию края на Россию. В 1747 году русское правительство разрешило принимать в подданство осетин и ингушей, а в 1749—1752 гг. Санкт-Петербург посетило осетинское посольство. В результате переговоров предгорья Центрального Кавказа, бассейн рек Ардон и Фиагдон признавались русским правительством свободной территорией. В 1763 году началось переселение горцев в урочище Моздок и строительство крепости Моздок, а в 1774 году по итогам переговоров астраханского губернатора П. Н. Кречетникова с 20 членами посольства состоялось присоединение Осетии.

В 60-е гг. XVIII в. в Кабарде были построены военные укрепления от Кизляра, заложенного в 1736 году, до Моздока (1763 год), что положило начало возведению Кавказской линии и усилению военно-казачьей колонизации в верховьях Кумы, по Лабе, Урупу, Малке, Сунже. С 1769 году русская военная администрация учредила в Кабарде приставское управление. Кабардинские князья и дворяне все свои действия должны были согласовывать с ним. Таким образом, складывается система военно-народного управления.

По условиям Кючук-Кайнарджийского договора с Турцией 1774 года Россия получила правый берег Кубани и в её состав вошла Кабарда. В 1777 году был утверждён проект соединении всех русских форпостов на Северном Кавказе от устья Дона до Терека в укрепленную линию — Азово-Моздокскую. В 1783 г. Крымское ханство было упразднено, а в 1784 году провозглашено присоединение Крыма к России. К 1785 году все кордонные пограничные укрепления составили единую линию от Каспийского до Чёрного моря. Весной 1785 года учреждено Кавказское наместничество во главе с Г. А. Потёмкиным (из Кавказской и Астраханской областей), началась раздача земель дворянству по Моздокской линии (всего 623 тыс. десятин). В том же году была учреждена Кавказская губерния из шести уездов с центром в Екатеринограде (ныне Екатериноградская ст. в Кабардино-Балкарии)[3].

В 1792 году начинается переселение запорожских казаков на Кубань (первоначально 25 тысяч человек), где в 1794 году был основан город Екатеринодар[3].

Постепенно в первой половине 19-го века был установлен контроль России над большей частью Северного Кавказа. Одновременно усиливается приток переселенцев из Центральной России. В 1834 году был основан Армавир, основываются немецкие колонии, усиливается приток греков, болгар и др. Усиление контроля над территорией вызывает протест среди местного населения, периодически вспыхивают восстания. Длительное время длится вялотекущая Кавказская война. В заключительный этап война вступила в 1856—1857 годах, когда отряд генерала Н. И. Евдокимова выбил лидера сопротивления Шамиля из Чечни и добился покорения всех «немирных» селений. В 1859 году Шамиль сдался князю Барятинскому. После капитуляции имама отправили с семьей в ссылку в Калугу[3].

В середине XIX века возникло мухаджирство — переселенческое движение значительной части кавказских народов в Османскую империю, во многом вызванное военно-политическими методами присоединения региона к России. В 1860 году царские власти переходят к систематическому заселению занимаемых земель казачьими станицами и выселению горцев на плоскость. Специальная комиссия, созданная в 1862 году, выделяла эмигрантам по 10 рублей серебром на семью, организовывала отправку адыгов в Турцию. В 1864 году было выселено около 6 тыс. шапсугов, более 21 тыс. убыхов, до 20 тыс. бжедугов и абадзехов, около 400 семей карачаевцев, а в 1880-е и в 1905—1906 гг. число мухаджиров-карачаевцев составило 13-15 тыс. человек[3].

21 марта 1888 году был принят указ «Об учреждении управления Кубанской и Терской областями и Черноморским округом», по которому у горских народов отменялись элементы гражданского управления, национальной автономности, над ними устанавливалось военно-казачье управление (наказные атаманы и начальники областей). Государственным языком становился русский, в том числе в школах. В 1891 году введена паспортная система для горцев. В 1905 году на Северном Кавказе было 5 казачьих, 5 пехотных полков, конный полк, Осетинский конный дивизион, 9 резервных батальонов, 2 пластунских батальона, 4 артбригады, 6 артиллерийских рот, 8 сотен терской постоянной милиции. В начале XX в. на Кубани более 90 % населения составляли русские (включая украинцев, которые вместе с русскими тогда рассматривались как одна этническая группа), в том числе 56 % — войсковое сословие, местное население насчитывало 5,4 % (адыгейцы, карачаевцы, черкесы, кабардинцы, абхазы и др.)[3].

Советский период

В ноябре 1917 года на территории Дагестана и горских округов Терской области Центральным комитетом Союза объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана было провозглашено государство Горская республика. Этим же решением ЦК Союза объединённых горцев был преобразован в Горское правительство. Весной 1919 г. Дагестан заняли войска генерала Деникина, после чего Горское правительство заявило о самороспуске и эвакуировалось в Тифлис.

Национальный состав

Файл:Ethnographical map of the Caucasus (Élisée Reclus).JPG
Этнографическая карта Кавказа (Элизе Реклю)
Файл:Caucasian Peoples and Languages as of 1990-2010.gif
Народы Кавказа и языки 1990—2010

Большинство северо-кавказских народов принадлежит в основном к Кавкасионскому антропологическому типу европеоидной расы:

  • горские (северные) субэтносы грузин:

Следует отметить, что в древности к концу бронзовой эпохи и в начале ранней поре железной, прослеживалось довольно существенное различие в типе населения Закавказья и Северного Кавказа. В древнейших погребениях Самтаврского и Мингечаурского могильников находят резко выраженные длинноголовые узколицые европеоидные черепа, по типу сходные больше всего с представителями современных длинноголовых вариантов каспийского типа[8][9]

Религиозный состав

Мусульмане сунниты
  • Аварцы
  • Лакцы
  • Даргинцы
  • Лезгины
  • Кумыки
  • Табасараны
  • Рутульцы
  • Агулы
  • Цахуры
  • Арчинцы
  • Чеченцы
  • Хиналугцы
  • Ингуши
  • Кабардинцы
  • Черкесы
  • Абазины
  • Адыгейцы
  • Осетины (меньшая часть — 15 %[10])
  • Карачаевцы
  • Балкарцы
  • Ногайцы
  • Азербайджанцы
Мусульмане шииты
Православные христиане
Христиане других конфессий
Иудеи
  • Горские (грузинские евреи)
  • Таты часть

Историко-культурологический аспект определения территории

Следует заметить, что термин Северный Кавказ имеет в равной степени как географический, так и историко-культурно-политический смыслы, в котором немалую роль играет и конфессиональный состав населения. Однако в историко-культурном смысле термин Северный Кавказ распространяется и на Абхазию, которая в свою очередь находится на южном склоне хребта. Здесь имеет место тот факт, что абхазы разговаривают на одном из северо-кавказских языков, и культурно себя относят к черкесскому ( северо-кавказскому) миру. Северный Кавказ — территория суннитского ислама и русского православия, характеризующаяся большим количеством титульных народностей на сравнительно небольшой территории. Закавказье — территория грузинского православия, армянского православия (миафизитской доктрины) и азербайджанского шиизма, территория официально мононациональных государств, увеличение численности национальностей Ближнего Востока — курдов, айсоров и иных.

Грубая оценка музыки, одежды, оружия даёт также вполне чёткое разделение: Северный Кавказ — традиционные кавказские музыкальные основы, распространение так называемой черкески с газырями, преобладание оружия слабой кривизны и открытых рукояток оружия. Закавказье — влияние иранских и семитских музыкальных традиций, менее регулярное употребление одежды с газырями, тяга к большей кривизне клинка и защищённости гарды оружия, явная крестовина у сабель. Причём, закавказские особенности усиливаются с Запада на Восток, имея место уже в Центральнокавказском регионе, и, достигая наибольшей выраженности в Лезгистане, который является слиянием всего Кавказа, всех его традиций. Постепенность перехода подтверждает тот факт, что нет каких-либо исключительно северокавказских или закавказских особенностей, и многое зависит скорее от особенностей данной местности, чем от формальной принадлежности к Северному или Южному Кавказу, которая больше совпадает с политическими условиями, нежели с физической географией. К примеру, формальное отнесение всего Дагестана к Северному Кавказу и столь же формальное отнесение всего Судана к Северной Африке, исходя из историческо-культурных особенностей региона).

Природные ресурсы

Северный Кавказ — крупнейшая сельскохозяйственная база России (помимо Сибири и Алтая), в которой сельскохозяйственные угодья занимают более 70% территории.

Регион — место расположения лучших морских и горных курортов России, среди которых курорты Краснодарского края, кавказские Минеральные Воды, Долинск, Приэльбрусье, Домбай, перспективное Каспийское побережье.

Значительны природные ресурсы региона: имеются большие запасы нефти и газа, высокий гидроэнергетический и геотермальный потенциал, запасы руд промышленных металлов, урановых руд, строительного сырья, ценных пород древесины, запасы водных биологических ресурсов (рыба и морепродукты), имеет выход в 3 моря (Чёрное, Азовское, Каспийское).

Транспорт

Побережья Северного Кавказа обладают особым торговым значением для страны, здесь расположены важные порты: крупнейший Российский морской порт Новороссийск, порты Туапсе, Сочи, Краснодар (пристань на р. Кубань), порты Ейск, Махачкала, Дербент; Проходят крупные маршруты транспортировки континентальной нефти и газа: КТК, нефтепровод Баку — Новороссийск, газопровод Голубой поток, строящийся продуктопровод Саратовский НПЗ — Волгоградский НПЗ — Новороссийск.
К порту Новороссийска ведут также крупные железнодорожные и автомобильные магистрали (крупнейшая M4 «Дон»), к Анапе — М25, от пос. Джубга на Туапсе, Сочи, Адлер — М27. От Ростова, от ст. Павловская идет автомагистраль М29 Кавказ на Минеральные Воды, Махачкалу, Баку.

Визовый режим с Азербайджаном

Согласно соглашению между Правительством Азербайджанской Республикой и Правительством Российской Федерацией о безвизовых поездках граждан Российской Федерации и Азербайджанской Республики, граждане Российской Федерации имеют право въезжать, выезжать и передвигаться по территории Азербайджанской Республики без виз, при наличии заграничного паспорта гражданина Российской Федерации[12].

Визовый режим с Грузией

В 2006 году единственный легальный пограничный КПП Казбеги-Верхний Ларс на границе между Россией и Грузией был закрыт по инициативе российской стороны. КПП был открыт только спустя четыре года, в марте 2010 года[13][14].

11 октября 2010 года президент Грузии Михаил Саакашвили подписал указ, по которому при пересечении границы гражданами России, которые проживают в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, будет задействован 90-дневный безвизовый режим. По заявлению заместителя министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе 11 октября, «упрощение визового режима для жителей республик Северного Кавказа обусловлено тем фактом, что на пограничном КПП Казбеги-Верхний Ларс визы не выдаются, и жителям этих республик для получения визы с целью пересечения сухопутной границы приходилось ехать в Москву»[15].

По информации агентства «Кавказский узел» жители республик Северного Кавказа — Чечни и Адыгеи, приветствовали отмену визового режима с Грузией, как снимающий многие проблемы, при пересечении границы с этой страной. Вместе с тем, люди выражают опасения, что российские власти могут теперь ужесточить для своих граждан правила пересечения государственной границы[16][17].

Полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин прокомментировал решение властей Грузии отменить визы для граждан России, проживающих на Северном Кавказе. По его словам, это «дешевый шарж» и «политическая клоунада» грузинского президента Михаила Саакашвили. «Думаю, это не от большого ума, и не надо обращать на это внимания. Но когда начинаешь переосмысливать это с точки зрения общей стратегии конфронтации на Кавказе, понимаешь, как все это точно вписывается в идеологическую концепцию разрушения общекавказской стабильности, которую мы стараемся поддерживать и в России, и за её пределами» — цитирует Хлопонина агентство «Интерфакс».

Нарушения прав человека

Айрин Кан, Генеральный секретарь Amnesty International крупнейшей международной независимой правозащитной организации заявил, что за год, прошедший после инаугурации Дмитрия Медведева, меры по улучшению ситуации с правами человека в Российской Федерации практически не принимались, а в некоторых областях обстановка даже ухудшилась. Организация подчеркивает что «ситуацию на Северном Кавказе по-прежнему отличают нестабильность и вооружённые столкновения. Законная цель по пресечению насилия в регионе со стороны вооружённых группировок достигается методами, идущими вразрез с положениями международного права в области прав человека. Людей по-прежнему подвергают насильственному исчезновению или похищают, произвольно задерживают, пытают и даже убивают в местах лишения свободы»[18].

В начале июня 2009 года Amnesty International обнародовал меморандум, адресованный президенту России Дмитрию Медведеву. Большая часть документа была также посвящена обстановке на Северном Кавказе. Президент России поклялся уважать и охранять права человека и гражданина. Однако, никакой реакции на меморандум не последовало. В меморандуме в частности говорится: «Права человека по-прежнему грубо нарушаются в атмосфере безнаказанности в Чечне и других республиках Северного Кавказа, в частности, в Ингушетии, Дагестане и Кабардино-Балкарии. Как и прежде, гражданское население живёт в обстановке беззакония, порождающего страх и незащищенность». Как заявляют правозащитники, многие жители Северного Кавказа не могут добиться правосудия на национальном уровне, и вынуждены обращаться в Европейский суд по правам человека. «Число дел, по которым суд признал Россию ответственной за нарушения прав человека в одной лишь в Чечне, в мае 2009 года превысило 100. Тем не менее, эти судебные решения, призванные восстановить справедливость для истцов и не допустить повторения нарушений, не выполняются в полной мере» — говорится докладе организации. Жители республик жалуются на полный произвол силовиков. На въезд в регион Северного Кавказа неправительственных организаций наложены ограничения, это относится, прежде всего, к Чечне, а также к региону в целом. Например, российские федеральные власти не разрешают визит специального докладчика ООН по пыткам в Россию, в частности, в Северо-Кавказский регион, на условиях его стандартных полномочий[19].

21 октября 2010 года Европейский парламент принял резолюцию о правах человека на Северном Кавказе. В ходе обсуждения депутаты Европейского парламента призвали Россию выполнять международные обязательства в области прав человека и положить конец безнаказанности в северокавказском регионе. Поводом для дебатов стало нападение на парламент Чечни в Грозном 19 октября. Депутаты призывали власти Российской Федерации обеспечить в полной мере правопорядок на Северном Кавказе, где, по их словам «отмечен рост напряженности, царит атмосфера безнаказанности, беззакония и нестабильности». Еврокомиссар Джоеган-Куинн отметила что: «Еврокомиссию беспокоят не только продолжающиеся на Северном Кавказе террористические атаки, но и регулярные нападения на правозащитников и журналистов, а также тот факт, что те, кто стоит за этим, редко предстают перед органами правосудия». Депутат Европарламента из Литвы Лайма Андрикиене комментируя резолюцию Европейского парламента сказала: «На Северном Кавказе насчитывается более 8000 внутренне перемещённых лиц, но важно заметить, что большинство из них не имеют законного статуса и поэтому не могут надеяться получить работу или социальные гарантии. Богатая Россия попросту забыла об этих людях», добавив, что «несмотря на обязательства России в рамках Совета Европы, ОБСЕ и ООН защищать права человека, Международный суд по правам человека получает ежегодно около 20 тысяч жалоб от граждан РФ, в основном с Северного Кавказа»[20].

Терроризм

По заявлению члена Общественной палаты, руководителя рабочей группы по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе Максима Шевченко «несмотря на практически ежедневные спецоперации по уничтожению боевиков, социальная база террора на Северном Кавказе неуклонно растёт, и в первую очередь потому, что в регионе отсутствует какая-либо политическая и религиозная сила, отрицающая террор», — сообщает «Кавказский узел». 27 сентября 2010 года Шевченко отметил: «в России есть тема, на которую уже на протяжении почти 20 лет никто не может дать ясный ответ — это Северный Кавказ. На Северном Кавказе нечего противопоставить тем идеям, которые предлагают молодёжи идеологи террора»[21].

В 2010 году замгенпрокурора РФ Иван Сыдорук назвал Чечню, Дагестан, Ингушетию и Кабардино-Балкарию самыми проблемными регионами РФ[22]. 25 октября 2010 года Иван Сыдорук сообщил, что в 2010 году на территории Северо-Кавказского федерального округа в результате терактов погибли 205 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих: «В текущем году в округе выросло более чем в четыре раза число преступлений экстремистской направленности. Было зарегистрировано 352 преступления террористического характера, из них 254 [70 %[22]] приходятся на Чечню». По словам замгенпрокурора бандподполье активизировало свою террористическую диверсионную деятельность в тех регионах СКФО, где ранее интенсивность такого рода преступлений оставалась низкой. И. Сыдорук также сообщил, что в Кабардино-Балкарии ведётся «настоящая охота» на силовиков с целью дестабилизировать обстановку в республике[23].

Иван Сыдорук также заявил, что большая часть оружия, имеющаяся в распоряжении боевиков на Северном Кавказе, поступает им из воинских частей. «Мы проигрываем информационную и особенно идеологическую работу, и здесь крайне важно взаимодействие с духовенством на Северном Кавказе», — сказал замгенпрокурор. Анализируя ситуацию, он отметил, что основным фактором экстремизма в округе является высокая степень безработицы и нерешённость социально-экономических проблем[24].

«Весь Северный Кавказ находится в состоянии латентной гражданской войны», — заявляет аналитик Алексей Малашенко на страницах швейцарского издания Le Temps. Газета пишет, что участившиеся теракты в регионе ставят под угрозу планы социально-экономического развития. «Нападение на чеченский парламент (19 октября, 2010 г.) — грубая пощёчина президенту Кадырову», считает издание. Корреспондент Александр Бийета подчеркивает: «особый сарказм заключается в том, что атака осуществлена во время визита в Чечню министра внутренних дел России Рашида Нургалиева, приехавшего своими глазами посмотреть на усилия по стабилизации в республике». «Очередное нападение, имевшее место средь бела дня в самом центре города, подтверждает, что Чечня больше не является островком стабильности — пусть весьма относительным — по сравнению с соседними кавказскими республиками, где теракты происходят регулярно. Присутствие нескольких тысяч сотрудников МВД и кадыровцев не в состоянии положить конец операциям неких отрядов „повстанцев“, прячущихся в лесах и состоящих из ветеранов двух чеченских войн», — заключает швейцарское издание Le Temps[25][26].

По сообщению «Лента.Ру», полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) А. Хлопонин вину за конфликты и напряжённую обстановку в регионе в преддверии Олимпиады в Сочи возложил на иностранные спецслужбы и провокаторов. «Межэтнические и межнациональные конфликты — это очень серьёзная задача, которой сегодня занимаются и спецслужбы очень многих западных стран, и просто провокаторы», — заявил полпред[27].

«Террористическая угроза, вызовы безопасности окончательно не устранены», — отмечал президент России Владимир Путин о ситуации на Северном Кавказе на заседании Совбеза России в сентябре 2013 года[28]. Он также отметил, что некоторые страны и международные организации «по-прежнему рассматривают Северный Кавказ как плацдарм для дестабилизации ситуации на юге нашей страны, для нанесения нам экономического ущерба, для подрыва влияния России и ограничения нашей активности на международной арене».

Кодексы поведения для молодёжи

Как передавал «Кавказский узел», 28 июля 2010 года «аппарат полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина порекомендовал главам субъектов СКФО разработать правила поведения для молодёжи за пределами своих республик». Заместитель полпреда президента Владимир Швецов сообщил, что молодые люди некоторых субъектов СКФО, выезжают за пределы своих республик и иногда ведут себя не считаясь с мнением окружающих, чем «хоть и не нарушают закон, но нарушают нормы поведения». В частности, Швецов заявил, что местное население «нервируют» национальные танцы на улице в исполнении этих молодых людей. При этом Швецов сделал следующее сравнение: «Это примерно то же самое, что, если мы возьмём девчонок в коротких юбках и пойдём по Грозному — мы тут же услышим замечание, что тут так не принято». На этом основании аппарат полпреда предложил главам северокавказских республик разработать правила морального поведения для молодёжи, которые могут распространяться среди них в учебных заведениях. До того председатель Общественного совета при ГУВД Краснодарского края Михаил Савва прокомментировал массовую драку в детском лагере «Дон» и высказался за воспитание и специальный инструктаж тех подростков из Чечни, которые большими группами выезжают в другие регионы Российской Федерации[29].

Предложение заместителя полпреда президента России в СКФО Владимира Швецова о необходимости разработать кодекс поведения молодёжи регионов Северного Кавказа раскритиковал президент Чечни Рамзан Кадыров. По сообщению пресс-службы Кадырова, руководство Чеченской республики «с большим недоумением воспринимает инициативы отдельных лиц, наделённых властью, предлагающих порой не очень продуманные варианты решения общегосударственных проблем». В частности в заявлении президента Чечни говорилось: «Я считаю необходимым напомнить Владимиру Швецову, что у чеченцев, как и у любого народа, есть свой кодекс поведения. Он выработан в течение столетий. Он свят и нерушим. У нашего народа есть своя культура, свои традиции. Они основаны на уважении к старшим, заботе о младших, уважении культуры, традиций и обычаев других народов»[30].

См. также

Напишите отзыв о статье "Северный Кавказ"

Примечания

  1. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/130882/%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9 Северный Кавказ // Большая Советская Энциклопедия]
  2. 1 2 [http://www.vokrugsveta.ru/encyclopedia/index.php?title=%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%9A%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7 Северный Кавказ]
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 http://valerytishkov.ru/engine/documents/document1518.pdf
  4. [http://history-tema.com/severnyj-kavkaz-obshhaya-periodizaciya-ego-istorii-1-ch Северный Кавказ — общая периодизация его истории (1 ч) | history-tema.com История — от древности до наших дней]
  5. [http://history-tema.com/severnyj-kavkaz-obshhaya-periodizaciya-ego-istorii-2-ch Северный Кавказ — общая периодизация его истории (2 ч) | history-tema.com История — от древности до наших дней]
  6. 1 2 3 [http://hist.ctl.cc.rsu.ru/Don_NC/Don_beg.htm История Дона и Северного Кавказа с древнейших времен до 1917 года]
  7. В. А. Тишков, В. А. Александров. Народы России: энциклопедия. — М.: Большая Российская Энциклопедия, 1994. — Т. 1. — С. 40 (149). — ISBN 5-852-70082-7, ISBN 978-5-85270-082-7.
  8. [http://humanslife.ru/etnicheskaya-antropologiya/kavkaz.html Начиная с 3-го до 1-го тыс. до н. э. расовый тип населения стабилен, приближается к индо-средиземноморскому (скелеты из курганов на р. Маныч), однако наблюдается брахикефализация населения и постепенное уменьшение длины тела. Черепа позднего времени, скифо-сарматской культуры из равнинных районов более брахикранны и очень узколицы.]
  9. Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. [http://books.google.ru/books?id=-EYMAQAAMAAJ&q=древнее+население+кавказа+Каспийский+тип&dq=древнее+население+кавказа+Каспийский+тип&hl=ru&sa=X&ei=IPpMT63REpCM4gSSwKWCAw&ved=0CDMQ6AEwAQ%7Сиздание=Изд-во Академии наук СССР, 1960 Народы Кавказа, Том 1] = Мичиганский университет. — С. 32-33. — 1302 с.
  10. Рощин, Михаил [http://www.keston.org.uk/_russianreview/edition34/03-roschins-muslim-osetia.html Ислам в Северной Осетии]. — «Однако, по оценкам специалистов, около 15% населения республики являются мусульманами.»  Проверено 9 декабря 2013. [http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:UkAND0s_c-YJ:www.keston.org.uk/_russianreview/edition34/03-roschins-muslim-osetia.html+&cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru&client=firefox Архивировано из первоисточника 14 ноября 2013].
  11. [http://www.lutheranworld.ru/ Евангелическая Лютеранская Церковь - Домой]. www.lutheranworld.ru. Проверено 1 ноября 2015.
  12. [http://www.azembassy.ru/consulate/visas.html Информация с сайта Посольства Азербайджана в РФ]
  13. [http://top.rbc.ru/politics/24/12/2009/357297.shtml РБК: С.Лавров рассказал об открытии КПП между РФ и Грузией]
  14. [http://vestikavkaza.ru/analytics/politika/27344.html Безвизовая дорога к единому Кавказу // Вестника Кавказа]
  15. [http://www.civil.ge/rus/article.php?id=21253 Грузия устанавливает безвизовый режим жителям северокавказских республик // Civil Georgia, Тбилиси / 11 окт. 2008]
  16. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/175633/ Жители Чечни приветствуют отмену визового режима с Грузией // «Кавказский узел», окт. 17, 2010]
  17. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/175609/ Жители Адыгеи считают открытие безвизового въезда в Грузию неполноценным шагом // «Кавказский узел», окт. 16, 2010]
  18. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/154262 Amnesty International: ситуация с правами человека на Северном Кавказе не улучшилась // «Кавказский узел» — май 08 2009]
  19. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/156036 Amnesty International: права человека на Северном Кавказе продолжают грубо нарушаться // «Кавказский узел» — июль 01 2009]
  20. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/175925/ Европарламент обеспокоен ситуацией на Северном Кавказе // «Кавказский узел» окт. 23 2010]
  21. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/174909/ Шевченко: социальная база террора на Северном Кавказе неуклонно растет // «Кавказский узел» сент. 30 2010]
  22. 1 2 [http://top.rbc.ru/society/19/11/2010/501741.shtml?print Д.Медведев: Улучшение ситуации на Кавказе – это брехня] (19 ноября 2010). Проверено 20 дек. 2012. [http://www.webcitation.org/6D72DkfSs Архивировано из первоисточника 23 декабря 2012].
  23. [http://www.interfax-russia.ru/South/main.asp?id=184636 Количество экстремистских преступлений на Северном Кавказе в этом году выросло более чем в четыре раза — замгенпрокурора РФ // «Интерфакс» — 25.10.10]
  24. [http://actualcomment.ru/news/16595 Боевики на Северном Кавказе берут оружие из воинских частей // «Актуальные комментарии» — 25 октября 2010]
  25. [http://inopressa.ru/article/21Oct2010/letemps/Chechnya.html Боевики унижают президента Кадырова // Александр Бийет / Le Temps, 21 октября 2010 г.]
  26. [http://letemps.ch/Page/Uuid/0be16538-dbc2-11df-9809-370580a0a71f/La_rébellion_humilie_le_président_Kadyrov La rébellion humilie le président Kadyrov // Le Temps, 20 octobre 2010 ]
  27. [http://lenta.ru/news/2010/10/26/foreign/ Хлопонин заподозрил иностранные спецслужбы в провокациях на Кавказе // «Лента.Ру» — 26.10.2010]
  28. [http://www.itar-tass.com/c1/870371.html ИТАР-ТАСС : Владимир Путин: Террористическая угроза на Северном Кавказе окончательно не устранена]
  29. [http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/172226/ Аппарат полпреда Хлопонина порекомендовал разработать для молодёжи Северного Кавказа кодексы поведения] // «Кавказский узел» 28 июля 2010
  30. [http://kabardino-balkaria.kavkaz-uzel.ru/articles/172307/ Кадыров считает неуместным разработку кодекса поведения для чеченцев] // «Кавказский узел» 30 июля 2010

Ссылки

  • [http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/MainMenu.htm Дон и Северный Кавказ]
  • [http://costumer.narod.ru/text/kavkaz-index.htm Одежда народов Северного Кавказа XVIII—XX вв. Е. Н. Студенецкая]
  • [http://rozysk.org Сайт, посвящённый содействию розыску пропавших без вести на Северном Кавказе] при Миротворческой миссии имени генерала Лебедя
  • Бодрова Е. В. [http://www.zpu-journal.ru/zpu/2005_2/Bodrova/3.pdf К вопросу о причинах роста национального сепаратизма на Северном Кавказе в годы Великой Отечественной войны] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 2. — С. 23-30.
  • Елена Жупикова [http://scepsis.ru/library/id_1060.html Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920—1925 годах]

Литература

  • Орехов С. Я., Молодкин П. Ф., Дугуян Д. К. По Северо-Западному Кавказу. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1968.
  • Сафронов И. Н. Геоморфология Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1969.
  • Сафронов И. Н. Геоморфология Северного Кавказа и Нижнего Дона. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1983. — 160 с.
  • Чупахин В. М. Физическая география Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1974.
  • Шапи Казиев, Карпеев Игорь. Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX в.
  • Ефремов Ю. В. [http://www.skitalets.ru/books/ozera_efremov/ Голубое ожерелье Кавказа]. — Л., Гидрометеоиздат, 1988. — 160 с.
  • Новицкий И. Я. Управление этнополитикой Северного Кавказа. — Краснодар, 2011. — 270 с.

Отрывок, характеризующий Северный Кавказ

– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...