Сергий I

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сергий I
лат. Sergius PP. I<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Сергий I</td></tr>
84-й папа римский
15 декабря 687 — 8 сентября 701
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Конон
Преемник: Иоанн VI
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 650(0650)
Палермо, Сицилия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сергий I (лат. Sergius PP. I; 650 — 8 сентября 701) — папа римский с 15 декабря 687 по 8 сентября 701 года. Стал папой в серьёзной борьбе с антипапами Пасхалием и Теодором. Отказался подписать решения Трулльского Собора. В этой связи византийский император Юстиниан II отдал приказ об аресте Сергия, но народ помешал его выполнению.







Ранние годы

Сергий был выходцем из сирийской семьи из Антиохии, которая поселилась в Палермо на Сицилии. Сергий оставил Сицилию и прибыл в Рим во время понтификата Адеодата II. Лев II рукоположил его в кардиналы церкви Санта-Сусанна (Рим) 27 июня 683 года, и он стал подниматься по служебной лестнице духовенства. Он оставался кардиналом Санта-Сусанны, пока его не выбрали папой [1][2][3].

Избрание

Когда 21 сентября 687 года после продолжительной болезни скончался папа Конон, его архидиакон Пасхалий подкупил экзарха Равенны, Иоанна II Платина, рассчитывая с его помощью стать папой. Однако более многочисленной оказалась фракция в поддержку протоиерея Теодора. Две фракции начали вооруженную борьбу, расположившись в разных частях Латеранского дворца - папской резиденции. Чтобы выйти из тупика, представители гражданских властей, армии, духовенства и населения города встретились в императорском дворце и избрали Сергия, а затем взяли штурмом Латеранский дворец, заставив двух конкурирующих кандидатов признать Сергия [2][4].

Притворно признав Сергия, Пасхалий отправил послов к Платину, обещая ему большую сумму золота в обмен на военную поддержку [4]. Экзарх прибыл в Рим, но признал, что Сергий был избран законно. Тем не менее, он все равно потребовал обещанное золото. После интронизации Сергия 15 декабря 687 года Платин удалился. Пасхалий продолжил интриговать и в конце концов был сослан в монастырь [2][4] по обвинению в колдовстве.

Интронизация Сергия закончила последний период Sede Vacante периода "Византийских пап" [5].

Понтификат

Файл:Pope Sergius I.jpg
Папа Сергий I

10 апреля 689 года Сергий крестил короля Уэссекса Кэдваллу в Риме. Он также рукоположил святого Виллиброрда епископом фризов, Liber Pontificalis отмечает, что он также рукоположил Бертвальда архиепископом Кентерберийским.

Сергий принимал активное участие в прекращении спора о трёх главах в 698 году [2].

Сергий основал диаконию Санта-Мария-ин-Виа-Лата на Корсо, - части города, активно развивавшейся в VIII веке. Он также восстановил и украсил церковь Святых Косьмы и Дамиана [6].

Ответ на решения Трулльского собора

Сергий I не присутствовал на Трулльском Соборе 692 года, в котором приняли участие 226 или 227 епископов, в подавляющем большинстве из Константинопольского патриархата. Участие Василия из Гортины на Крите, принадлежащего к Римской патриархии, было принято на Востоке как римское одобрение, но на самом деле он не был папским легатом [7].

Сергий признал решения совета недействительными и заявил, что "скорее умрет, чем согласится с новыми заблуждениями" [8] [9]. Трулльский собор осудил некоторые религиозные практики церкви на Западе, например, практику богослужений в будние дни Великого поста, пост по субботам в течение всего года и т.п. Большие споры были выявлены в отношении восточных и западных священнослужителей к безбрачию священников и диаконов.

Разгневанный император Юстиниан II направил своего представителя, также по имени Сергий, чтобы арестовать епископа Иоанна из Порта, главного папского легата на Третьем Вселенском соборе в Константинополе, и Бонифация, папского советника [3]. Их арест воспринимался духовенством как предупреждение папе [3]. В конце концов, Юстиниан II отдал приказ об аресте Сергия I и вывозе его в Константинополь. Однако милиция экзарха Равенны сорвала эту попытку [2][10]. Но вместо того, чтобы подстегнуть анти-византийские настроения, Сергий сделал все, чтобы подавить восстание [10]. Решения Трулльского Собора не признаются в Западной Церкви до сего времени.

Смерть

Сергий I скончался 8 сентября 701 года. Его сменил Иоанн VI.

Напишите отзыв о статье "Сергий I"

Примечания

  1. Horace Mann: The lives of the popes. Vol. I pt. 2, London 1903, p. 80
  2. 1 2 3 4 5 [http://books.google.com/books?id=CurSh3Sh_KMC&pg=PA824&dq=Dictionary+World+Biography+%22Sergius+I%22&hl=en&sa=X&ei=KDmjUoHgGITxhQeF7YFA&redir_esc=y#v=onepage&q=Dictionary%20World%20Biography%20%22Sergius%20I%22&f=false Frank N Magill, Alison Aves, Dictionary of World Biography (Routledge 1998 ISBN 978-1-57958041-4), vol. 2, pp. 823-825]
  3. 1 2 3 Ekonomou, 2007, p. 223.
  4. 1 2 3 Ekonomou, 2007, p. 216.
  5. Ekonomou, 2007, p. 217.
  6. Ekonomou, 2007, p. 210.
  7. [http://books.google.com/books?id=BwnCVYHf5VAC&pg=PA79&dq=Quinisext+Gortyna&hl=en&sa=X&ei=akKjUp7oEu_20gXFuYH4CA&ved=0CDYQ6AEwAQ#v=onepage&q=Quinisext%20Gortyna&f=false Wilfried Hartmann, Kenneth Pennington (editors), The History of Byzantine and Eastern Canon Law to 1500 (CUA Press 2012 ISBN 978-0-81321679-9), p. 79]
  8. Hartmann (2012), p. 82
  9. Ekonomou, 2007, p. 222.
  10. 1 2 Ekonomou, 2007, p. 224.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Сергий I

Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.