Сергий III

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сергий III
лат. Sergius PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Сергий III</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Папа Сергий III на гравюре Нового времени.</td></tr>

119-й папа римский
29 января 904 — 14 апреля 911
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Лев V
Преемник: Анастасий III
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Дети: папа Иоанн XI
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сергий III (лат. Sergius PP. III; ? — 14 апреля 911, Рим) — папа римский с 29 января 904 по 14 апреля 911 года. Первый папа периода порнократии - периода насилия и беспорядков в центральной Италии, когда воюющие аристократические группировки стремились использовать материальные и военные ресурсы папства для собственного возвышения [1]. Согласно источникам, Сергий III организовал убийство двух своих предшественников, Льва V и антипапы Христофора, и был единственным папой, имевшим внебрачного сына, который позже стал папой Иоанном XI. Его понтификат описывался современниками как "мрачный, позорный и беспощадный" [2] [3]. Умер своей смертью.







Ранняя карьера

Сергий был сыном Бенедикта [4], и традиционно считается, что он происходил из знатной римской семьи, хотя есть предположение, что он был на самом деле членом семейства комита Теофилакта І, графа Тускулумского [5]. Он был рукоположён в иподиаконы папой Марином I, а в диаконы - папой Стефаном V (VI) [5]. Во время понтификата папы Формоза (891-896) он был членом партии дворян, которые поддерживали императора Ламберта, противника Формоза [6]. Формоз возвёл Сергия в сан епископа Серветери в 893 году, по-видимому, для того, чтобы удалить его из Рима [7]. Сергий перестал руководить приходами Серветери со смертью Формоза в 896 году, поскольку все рукоположения Формоза были объявлены недействительными [8], хотя папа Теодор II вскоре подтвердил эти назначения [9]. Сергий также принимал активное участие в Трупном синоде, на котором судили труп папы Формоза [10].

Со смертью Теодора II в 898 году партия сторонников покойного Формоза избрала папой Иоанна IX, а партия его противников — Сергия [11]. При поддержке Ламберта Иоанн ІХ был успешно интронизирован, и одним из его первых действий стал созыв синода, который отлучил Сергия и его последователей [12]. Сергий был вынужден удалиться в ссылку в Серветери, под защиту Адальберта II, маркграфа Тосканы [13].

Когда в 903 году антипапа Христофор изгнал из Рима законного папу Льва V, Сергий заручился поддержкой влиятельнейшего патриция Альбериха І и комита Теофилакта І, графа Тускулумского, овладел Римом. Теофилакт І восстал против Христофора и попросил Сергия вернуться в Рим, чтобы стать папой [14]. Сергий принял предложение, и при вооруженной поддержке Адальберта II вошёл в Рим. Христофор к тому времени был уже брошен в тюрьму Теофилактом І. Сергий был интронизирован 29 января 904 года [15].

Сергий III щедро наградил своего нового покровителя Теофилакта І, сделав его sacri palatii vestararius - главным чиновником, контролировавшим папские доходы и меценатство. Вся реальная власть теперь сосредоточилась в руках Теофилакта І, он фактически стал диктатором Рима и использовал понтифика как марионетку для расширения своих владений. Пожалуй, первым явным признаком этого изменения в соотношении сил была судьба двух предшественников Сергия ІІІ - папы Льва V и Христофора. В соответствии с хронистом Евгением Вульгарием, сторонником партии формозианцев, Сергий ІІІ приказал их обоих задушить в тюрьме где-то в начале 904 года [16]. По другим данным, Христофору разрешили постричься в монахи и удалиться в монастырь [17]. Скорее всего, именно Теофилакт І отдавал приказы об убийстве Льва V и Христофора или же толкал Сергия III на издание соответствующих указов [18]. В течение оставшейся части своего понтификата Сергий III способствовал усилению могущества семьи графа Теофилакта І и аристократической партии [19].

Деятельность в Италии

Сергий III созвал синод, который аннулировал все рукоположения Формоза и потребовал повторного рукоположения епископов. Утверждалось, что Сергий ІІІ сумел получить согласие римского духовенства в синоде, угрожая им изгнанием, насилием, а также посредством взяточничества [20]. Решение синода вызвало недовольство епископов на местах, и часть их отказалась явиться для повторного рукоположения в Рим [21]. После смерти Сергия ІІІ эти решения были аннулированы.

Подтвердив свою неизменную поддержку партии противников Формоза, Сергий ІІІ удостоил папу Стефана VI (896-897), ответственного за Трупный синод, хвалебной эпитафии на надгробии [22]. Он также объявил всех пап после Стефана VI (VII) антипапами и провозгласил действительность постановлений Трупного синода.

Хотя Сергий ІІІ и Теофилакт І не поддерживали номинальную власть императора Людовика ІІІ, они не желали и предоставления императорского титула его сопернику, Беренгару I [23]. Сергий ІІІ согласился короновать Беренгара І в 906 году, а Беренгар І, в свою очередь, предотвратил захват Рима силами Альбериха I Сполетского и Адальберта II Тосканского, оба из которых были сторонниками папы, но были недовольны его решением поддержать Беренгара І.

Сергий ІІІ восстановил Латеранский дворец, который был разрушен в результате землетрясения в 896 году, и снял украшения, сделанные антипапой Христофором. Сергий ІІІ реставрировал фрески и распятия и украсил стены новыми фресками [24]. В 905 году он выделил средства на реставрацию церкви Сильва-Кандида, которая была опустошена рейдом сарацин [25]. Папа также помог с восстановлением аббатства Нонантола, которое пострадало от атаки венгров [26], и, наконец, предоставил ряд привилегий отдельным монастырям и церквям в Западной и Восточной Франции.

Отношения с Константинополем

Сергий ІІІ, как и его предшественники, продолжал отстаивать Filoque из Никейского символа веры, с которым не соглашалась восточная церковь. Папские легаты, которые присутствовали на Синоде в июне 909 году, обрушились на византийские позиции:

"Как Святой Апостольский Престол сделал известным нам, кощунственные ошибки Фотия все еще живы на Востоке, ошибки, которые учат, что Святой Дух исходит не от Сына, но от Отца... мы умоляем вас, досточтимые братья, в соответствии с наставлениями правителя римского престола, после тщательного изучения произведений отцов, извлечь из колчана Священного Писания острую стрелу, чтобы убить монстра, который снова восстал".[27]

Почти столетие спустя это заявление привело к удалению имени Сергия ІІІ из диптихов патриархом Константинополя Сергием II [28].

Тем не менее, главной проблемой в отношениях с Константинополем во время понтификата Сергия ІІІ был вопрос о четвёртом браке византийского императора Льва VI. Император хотел жениться на Зое Карбонопсине и после критики со стороны Патриарха Константинопольского, Николая Мистика обратился к Сергию ІІІ. Папа послал папских легатов в Константинополь и высказался в пользу императора, на том основании, что четвёртый брак не осуждён Церковью в целом [29]. Николай отказался принять это решение и отлучил Льва VI от церкви.

Предполагаемые связи с Марозией

Утверждается, что Сергий ІІІ «наполнил папский двор любовницами и незаконнорожденными детьми и превратил папский дворец в воровской притон». Хронист Лиутпранд Кремонский писал, что Сергий ІІІ имел связь с дочерью графа Теофилакта І Тускулумского Марозией, которая родила ему сына - будущего папу Иоанна XI (931-935) [30]. Она приходилась также бабкой будущему папе Иоанну XII. Одним из сыновей Феодоры ІІ Младшей был папа Иоанн XIII. Эти родственные связи проливают свет на сложное положение папства в первой половине Х в. Сергий ІІІ передал свои светские функции главы Церковного государства в руки Теофилакта І, который титуловал себя князем, господином, консулом и сенатором Рима, а его жена Феодора І Старшая именовала себя «сенатриссой».

В 909 году Марозия вступила в официальный брак с Альберихом I Сполетским. Рождение будущего Иоанна XI в 910 году, казалось бы, указывает, что Сергий ІІІ не был его отцом [31]. Однако было очень необычно для того времени, чтбы старший сын знатного дома был предназначен для карьеры в церкви, вместо того, чтобы унаследовать титул своего отца. Младший брат папы Иоанна ХІ Альберих впоследствии стал герцогом Сполето, что доказывает, что Иоанн ХІ был незаконнорожденным, и Сергий ІІІ является наиболее вероятным кандидатом на роль его отца.

Смерть

Сергий III умер 14 апреля 911 года, и ему наследовал Анастасий III. Он был похоронен в соборе Святого Петра [32].

Репутация

Несмотря на распутный образ жизни, Сергий ІІІ был любим римским людом за щедрость и заботу о восстановлении ветшающих дворцов и храмов Вечного города. Зная за собой немалые грехи, он засыпал золотом один из женских монастырей, обязывая монахинь сто раз в день произносить молитву за спасение его души.

При этом многие негативные характеристики Сергия ІІІ конъюнктурны и содержатся в трудах противников папы. Так, Лиутпранд Кремонский ввел понятие "Порнократия" - "власть блудниц", в отношении понтификата Сергия ІІІ, на эти сведения опиралась и Liber Pontificalis.

Цезарь Бароний, хронист XVI века, опираясь на Лиутпранда, особенно резко описывал Сергия ІІІ:

"Негодяй, достойный верёвки и огня... Невозможно поверить, что такой папа мог быть законно избран".[33]

Однако реальность такова, что, когда Сергий ІІІ был изгнан Ламбертом Сполетским, все официальные документы были уничтожены. Следовательно, большая часть сохранившихся документов о Сергии ІІІ исходит от его противников, бежавших в Неаполь [34]. При этом большинство современных историков негативно оценивают Сергия ІІІ и его понтификат. Гораций К. Манн пишет:

“Сергий был, к сожалению, явно выраженным человеком своей партии и тревожился лишь о её благе”. [35]

Лучшее, что Фердинанд Грегоровиус мог сказать о нём:

“Сергий оставался папой в течение семи бурных лет и был человек большой энергии, хотя апостольские добродетели едва ли можно найти в его характере.”[36]

Джеймс С. Пэкер описал его как злобного и свирепого человека, убивавшего своих врагов [37], в то время как Уолтер Ульман - как типичного представителя дома Теофилакта, облечённого властью и погрязшего в сексуальных связях [38].

Напишите отзыв о статье "Сергий III"

Примечания

  1. Collins, pgs. 174-175
  2. Wilkes. 31 October 2001. "[http://www.law.uga.edu/academics/profiles/dwilkes_more/his31_cadaver.html "The Cadaver Synod: The Strangest Trial in History"] Flagpole Magazine. p. 8.
  3. Collins, pg. 175
  4. Platina, Bartolomeo (1479), [http://www.archive.org/details/thelivesofthepop01platuoft The Lives of the Popes From The Time Of Our Saviour Jesus Christ to the Accession of Gregory VII], vol. I, London: Griffith Farran & Co., сс. 243–244, <http://www.archive.org/details/thelivesofthepop01platuoft>. Проверено 25 апреля 2013. 
  5. 1 2 Mann, pg. 119
  6. Canduci, pgs. 221–222
  7. Mann, pgs. 119–120
  8. Mann, pgs. 81 & 120
  9. Mann, pg. 88
  10. Norwich, John J., The Popes: A History (2011), pg. 74
  11. Mann, pgs. 92–93
  12. Mann, pg. 93
  13. Mann, pg. 120
  14. Mann, pg. 113; DeCormenin, pg. 281
  15. Mann, pg. 121
  16. Eugenius Vulgarius, De Causa Formosiana, xiv.
  17. Gregorovius, pg. 243
  18. Mann, pgs. 114–116; & 138; Gregorovius, pgs. 252–254
  19. Gregorovius, pgs. 243–244
  20. Mann, pg. 122
  21. Mann, pgs. 122–125; DeCormenin pgs. 282–283
  22. Mann, pgs. 83 & 121
  23. Canduci, pgs. 222–223
  24. Mann, pgs. 134–136; Gregorovius, pgs. 245–246
  25. Mann, pgs. 127–128
  26. Mann, pgs. 128–129
  27. Mann, pg. 130
  28. Mann, pgs. 130–131
  29. Treadgold, Warren A History of the Byzantine State and Society (1997), pg. 468
  30. Gregorovius, pgs. 244–245; Mann, pg. 137
  31. Gibbon, Edward, Milman, H. H., The History of the Decline and Fall of the Roman Empire, with Notes Vol. 3 (1841), pg. 518
  32. Mann, pgs. 141–142
  33. DeCormenin, pg. 282
  34. Collins, pg. 174
  35. Mann, pg. 140
  36. Gregorovius, pg. 245
  37. Packer, James, S. Saints, Sinners, and Christian History: The Contradictions of the Christian Past (2008), pg. 162
  38. Ullmann, Walter, A Short History of the Papacy in the Middle Ages (2003), pg. 113

Литература

  • Canduci, Alexander, Triumph and Tragedy: The Rise and Fall of Rome’s Immortal Emperors (2010)
  • Collins, Roger, Keepers of the Keys of Heaven: A History of the Papacy (2010)
  • DeCormenin, Louis Marie; Gihon, James L., A Complete History of the Popes of Rome, from Saint Peter, the First Bishop to Pius the Ninth (1857)
  • Gregorovius, Ferdinand, History of the City of Rome in the Middle Ages, Vol. III (1895)
  • Mann, Horace K., The Lives of the Popes in the Early Middle Ages, Vol. IV: The Popes in the Days of Feudal Anarchy, 891–999 (1910)
  • Norwich, John Julius, The Popes: A History (2011)

Ссылки

Отрывок, характеризующий Сергий III

красном), а за Магдалиной – мать Радомира, Ведунья Мария. На самом верху – Иоанн, а справа и слева от
него – двое Рыцарей Храма. Остальные две фигуры неизвестны. Возможно это были иудеи, у которых
жила семья Радомира?..

– После смерти Христа Магдалина покинула ту жестокую, злую землю, отнявшую у неё самого дорогого на свете человека. Она ушла, уводя с собой вместе малышку-дочь, которой было в то время всего-навсего четыре года. А её восьмилетнего сына тайно увезли в Испанию рыцари Храма, чтобы он, во что бы то ни стало, остался в живых и смог продолжить великий Род своего отца. Если желаешь, я расскажу тебе истинную историю их жизни, ибо то, что преподносится людям сегодня, является просто историей для несведущих и слепцов...

Магдалина со своими детьми – дочерью Радомир со своими детьми – сыном Светодаром и дочерью Вестой
и сыном. Витражи из церкви Святого Назара,
Лему, Лангедок, Франция
( St. Nazare, Lemoux, Langedoc)
На этих чудесных витражах Радомир и Магдалина со своими детьми – сыном
Светодаром и дочерью Вестой. Также, здесь видна ещё одна весьма интересная
деталь – священнослужитель, стоящий рядом с Радомиром одет в форму като-
лической церкви, что две тысячи лет назад ещё никоим образом не могло бы-
ло быть. Она появилась у священников только в 11-12 столетиях. Что, опять же,
доказывает рождение Иисуса-Радомира только в 11 веке.

Я согласно кивнула Северу.
– Расскажи, пожалуйста, правду... Расскажи мне о них, Север...

Радомир, предчувствуя свою скорую
гибель, отправляет девятилетнего
Светодара жить в Испанию... Чув-
ствуется глубокая грусть и общее
отчаяние.

Его мысли унеслись далеко-далеко, окунаясь в давние, покрытые пеплом веков, сокровенные воспоминания. И началась удивительная история...
– Как я тебе уже рассказывал ранее, Изидора, после смерти Иисуса и Магдалины, всю их светлую и печальную жизнь оплели бессовестной ложью, перенося эту ложь также и на потомков этой удивительной, мужественной семьи... На них «одели» ЧУЖУЮ ВЕРУ. Их чистые образы окружили жизнями ЧУЖИХ ЛЮДЕЙ, которые тогда уже давно не жили... В их уста вложили СЛОВА, которых они НИКОГДА НЕ ПРОИЗНОСИЛИ... Их сделали ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, которые СОВЕРШАЛА И СОВЕРШАЕТ ЧУЖАЯ ВЕРА, самая лживая и преступная, существовавшая когда-либо на Земле...
* * *
От автора: Прошло много-много лет после моей встречи с Изидорой... И уже сейчас, вспоминая и проживая бывшие далёкие годы, мне удалось найти (находясь во Франции) любопытнейшие материалы, во многом подтверждающие правдивость рассказа Севера о жизни Марии Магдалины и Иисуса Радомира, которые, думаю, будут интересны для всех, читающих рассказ Изидоры, и возможно даже помогут пролить хоть какой-то свет на ложь «правящих мира сего». О найденных мною материалах прошу читать в «Дополнении» после глав Изидоры.
* * *
Я чувствовала, что весь этот рассказ давался Северу очень непросто. Видимо, его широкая душа всё ещё не соглашалась принять такую потерю и всё ещё сильно по ней болела. Но он честно продолжал рассказывать дальше, видимо понимая, что позже, возможно, я уже не смогу ни о чём более его спросить.

На этом витраже Магдалина изобра-
жена в виде Учителя, стоящего над
королями, аристократами, филосо-
фами и учёными...

– Помнишь ли, Изидора, я говорил тебе, что Иисус Радомир никогда не имел ничего общего с тем лживым учением, о котором кричит христианская церковь? Оно было полностью противоположно тому, чему учил сам Иисус, а после – и Магдалина. Они учили людей настоящему ЗНАНИЮ, учили тому, чему мы учили их здесь, в Мэтэоре...
А Мария знала даже больше, так как могла свободно черпать своё знание из широких просторов Космоса, после того как от нас ушла. Они жили, тесно окружённые Ведунами и одарёнными, которых люди позже переименовали в «апостолов»... в пресловутой «библии» оказавшихся старыми, недоверчивыми иудеями... которые, думаю, если бы могли, по-настоящему тысячу раз предали бы Иисуса. «Апостолами» же его в реальности были Рыцари Храма, только не построенного человеческими руками, а созданного высокой мыслью самого Радомира – Духовного Храма Истины и Знания. Этих рыцарей вначале было всего лишь девять, и собрались они вместе для того, чтобы в силу своих возможностей оберегать Радомира и Магдалину в той чужой и опасной для них стране, в которую так безжалостно швырнула их судьба. А ещё задача Рыцарей Храма состояла также и в том, чтобы (случись что-то непоправимое!) сберечь ИСТИНУ, которую несли «душой пропавшим» иудеям эти двое чудесных, светлых людей, отдававших свой Дар и свои чистые Жизни за покой на их любимой, но всё ещё очень жестокой планете...
– Значит и «апостолы» тоже были совершенно другими?! Какими же они были?! Можешь ли ты рассказать мне о них, Север?
Мне было настолько интересно, что на какой-то короткий миг даже удалось «усыпить» свои мучения и страхи, удалось на мгновение забыть грядущую боль!.. Я обрушила на Севера настоящий шквал вопросов, даже точно не зная, существуют ли на них ответы. Так сильно мне хотелось узнать настоящую историю этих мужественных людей, не опошлённую ложью долгих пяти сотен лет!!!
– О, они были истинно чудесными людьми – рыцари Храма – Изидора!.. Вместе с Радомиром и Магдалиной они создали великолепный костяк МУЖЕСТВА, ЧЕСТИ и ВЕРЫ, на котором строилось светлое УЧЕНИЕ, оставленное когда-то нашими предками для спасения нашей родной Земли. Двое из рыцарей Храма были нашими учениками, а также потомственными воинами из старейших европейских аристократических семей. Они стали у нас смелыми и одарёнными Ведунами, готовыми на всё, чтобы сохранить Иисуса и Магдалину. Четверо были потомками Русов-Меровингов, также имевших большой Дар, как и все их далёкие предки – короли Фракии... Как и сама Магдалина, также рождённая от этой необыкновенной династии, и с гордостью нёсшая свой семейный Дар. Двое же были нашими Волхвами, добровольно покинувшими Мэтэору, чтобы защитить идущего на собственную погибель их любимого Ученика, Иисуса Радомира. Они не смогли в своих душах предать Радомира, и даже зная, что его ждёт, без сожалений последовали за ним. Ну, а последним, девятым из рыцарей-защитников, о котором до сих пор не знает и не пишет никто, был родной брат самого Христа, сын Белого Волхва – Радан (Ра – дан, данный Ра)... Он-то и сумел сохранить сына Радомира, после гибели оного. Но, защищая его, к сожалению, погиб сам...
– Скажи, Север, не имеет ли это чего-либо общего с легендой о близнецах, где говорится, что у Христа был брат-близнец? Я об этом читала в нашей библиотеке и всегда хотела знать, было ли это правдой, или всего лишь очередной ложью «святых отцов»?

– Нет, Изидора, Радан не был близнецом Радомира. Это явилось бы нежелательной дополнительной опасностью к и так уже достаточно сложной жизни Христа и Магдалины. Тебе ведь известно, что близнецы связаны слишком тесно нитью своего рождения, и опасность для жизни одного может стать опасностью для другого? – Я кивнула. – Поэтому волхвы никак не могли допустить такой ошибки.
– Значит, всё же, не все в Мэтэоре предали Иисуса?! – обрадовано воскликнула я. – Не все спокойно смотрели, как он шёл на смерть?..
– Ну, конечно же, нет, Изидора!.. Мы бы все ушли, чтобы защитить его. Да не все сумели перешагнуть через свой Долг... Знаю, что ты не веришь мне, но мы все до единого очень любили его... и, конечно же, Магдалину. Просто не все могли забыть свои обязанности и бросить всё из-за одного человека, каким бы особенным он ни был. Ты ведь отдаёшь свою жизнь, чтобы спасти многих? Вот и наши волхвы остались в Мэтэоре, чтобы охранять Священные Знания и учить других одарённых. Такова жизнь, Изидора... И каждый делает её лучше, по мере своих возможностей.
– Скажи, Север, а почему ты называешь Франкских королей – Русами? Разве эти народы имели между собой что-либо общее? Насколько я помню, они всегда звались – Франками?.. А позже красавица Франкия стала Францией. Разве не так?
– Нет, Изидора. Знаешь ли ты, что означает слово – франки? – Я отрицательно мотнула головой. – «Франки» просто означает – свободные. А Меровинги были северными Русами, пришедшими учить свободных Франков военному искусству, правлению страной, политике и науке (как они шли во все остальные страны, будучи рождёнными для учения и блага остальных живущих людей). И назывались они правильно – Меравингли (мы-Ра-в-Инглии; мы, дети Ра, несущие Свет в родной Первозданной Инглии). Но, конечно же, потом это слово, как и многое другое, «упростили»... и оно стало звучать, как «Меровинги». Так создалась новая «история», в которой говорилось, что имя Меровинги произошло от имени короля Франков – Меровия. Хотя к королю Меровию это название ни малейшего отношения не имело. Тем более, что король Меровий был уже тринадцатым из королей Меровингов. И логичнее, естественно, было бы назвать всю династию именем первого из правящих королей, не так ли?
Так же, как и к другой глупой легенде о «морском чудовище», якобы породившем на свет династию Меровингов, это название, естественно, отношения также не имело. Видимо, Думающим Тёмным очень хотелось, чтобы люди не знали настоящего значения ИМЕНИ правящей династии Франков. Поэтому они постарались быстренько их переименовать и превратить в «слабых, невезучих и жалких» королей, изолгав в очередной раз настоящую мировую историю.
Меравингли же были яркой, умной и одарённой династией северных Русов, добровольно покинувших свою великую родину и смешавших свою кровь с высшими династиями тогдашней Европы, дабы родился из этого новый могущественный Род магов и воинов, который смог бы мудро править странами и народами, населявшими в то время полудикую Европу.
Они были чудесными магами и воинами, могли лечить страдающих и учить достойных. Все без исключения Меравингли носили очень длинные волосы, которых ни при каких обстоятельствах не соглашались стричь, так как черпали через них Живую Силу. Но к сожалению, это было также известно и Думающим Тёмным. Именно поэтому самым страшным наказанием стал насильный «постриг» последней Меравингльской королевской семьи.
После предательства королевского казначея-еврея, ложью и хитростью натравившего в этой семье брата на брата, сына на отца, ну а потом уже с лёгкостью сыгравшего на человеческой гордости и чести... Так впервые в королевской семье Меравинглей пошатнулась былая твердыня. И непоколебимая вера в единство Рода дала первую глубокую трещину... Многовековая война Меравинглей с противоборствующим родом стала подходить к своему печальному завершению... Последний настоящий король этой чудесной династии – Дагобер II, оказался, опять же, по-предательски убитым – он погиб на охоте от руки подкупленного убийцы, ударившего его в спину отравленным копьём.

На этом и закончилась (вернее – была истреблена) самая одарённая династия в Европе, нёсшая свет и силу непросвещённому европейскому народу. Как видишь, Изидора, трусы и предатели во все времена не осмеливались бороться открыто, зная наверняка, что выиграть честно у них никогда не было, и не будет никаких, даже малейших шансов. Но зато ложью и низостью они побеждали даже самых сильнейших, используя их честь и совесть в свою пользу... совершенно не беспокоясь о своей же «погибающей во лжи» душе. Таким образом, уничтожив «мешающих просветлённых», Думающие Тёмные после придумывали угодную им «историю». А люди, для которых такая «история» создавалась, тут же с лёгкостью принимали её, даже не попытавшись задуматься... Это, опять же, наша Земля, Изидора. И мне искренне грустно и больно, что не удаётся заставить её «проснуться»...
Моё сердце вдруг горько и болезненно заныло... Значит, всё же, во все времена были светлые и сильные люди, мужественно, но безнадёжно боровшиеся за счастье и будущее человечества! И они все, как правило, погибали... В чём же была причина столь жестокой несправедливости?.. С чем же всё-таки был связан такой повторяющийся смертельный исход?