Серебрякова, Зинаида Евгеньевна

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Зинаида Серебрякова
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
За туалетом. Автопортрет (1909)
За туалетом. Автопортрет (1909)
Имя при рождении:

Зинаида Евгеньевна Лансере

Дата рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место рождения:

с. Нескучное,
Курская губерния (сейчас Харьковская область), Российская империя

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти:

Париж, Франция

Происхождение:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Жанр:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Учёба:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Стиль:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Покровители:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Влияние:

О. Э. Браз

Влияние на:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Звания:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подпись:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Зинаи́да Евге́ньевна Серебряко́ва (девичья фамилия Лансере́; 12 декабря 1884, с. Нескучное, Харьковская губерния, Российская империя — 19 сентября 1967, Париж, Франция) — русская художница, участница объединения «Мир искусства», одна из первых русских женщин, вошедших в историю живописи. Ученица Осипа Браза.







Биография

Семья

Зинаида родилась 12 декабря 1884 года в имении Нескучном в одной из наиболее прославленных искусством семей Бенуа-Лансере. Её дед Николай Бенуа был знаменитым архитектором, отец Евгений Лансере (1848—1886) — известным скульптором, а мать Екатерина Николаевна (18501933), дочь архитектора Николая Бенуа, сестра архитектора Леонтия Бенуа и художника Александра Бенуа, в молодости была художником-графиком. Надежда Леонтьевна Бенуа (в замужестве Устинова), двоюродная сестра Зинаиды, была матерью британского актёра и писателя Питера Устинова — таким образом, он приходился З. Е. Лансере двоюродным племянником.

Братья Зинаиды Лансере Николай, — талантливый архитектор, другой, Евгений, сыграл важную роль в истории российского и советского искусства монументальной живописи и графики.

Муж — Борис Анатольевич Серебряков. Дети:

  1. Серебряков, Евгений Борисович (1906, с. Нескучное — 1990, Ленинград). Архитектор, реставратор. После 1945 года участвовал в восстановлении архитектурных памятников Петергофа[1].
  2. Серебряков, Александр Борисович (1907, с. Нескучное — 1995, Париж). Работал над оформлением интерьеров музеев, магазинов, особняков, парковых павильонов; исполнял декоративные панно, монументальные росписи[2].
  3. Серебрякова, Татьяна Борисовна (1912—1989, Москва). Театральный художник. Заслуженный художник РСФСР[3].
    1. Николаев, Иван Валентинович (1940 г.р.), художник.
    2. Николаев, Анатолий Валентинович (1946—1984), химик.
  4. Серебрякова, Екатерина Борисовна (1913—2014)[4], художница, член-основатель и почётный президент Фонда Зинаиды Серебряковой (Франция)[5].

Молодость

В 1900 году Зинаида окончила женскую гимназию и поступила в художественную школу, основанную княгиней М. К. Тенишевой. В 19031905 годах она была ученицей художника-портретиста О. Э. Браза. В 19021903 она путешествует в Италию. В 19051906 занимается в Академии де ла Гранд Шомьер в Париже.

В 1905 году Зинаида Лансере выходит замуж за студента (позднее железнодорожного инженера), своего кузена Бориса Серебрякова и принимает его фамилию.

Счастливые годы

Как художник, Серебрякова сформировалась в Петербурге, и не изменила себе, несмотря на то, что вторую половину жизни она провела в эмиграции. " Кажется. что без Петербурга она не могла бы состояться, или была бы совсем иной, ибо город, его внешний облик и прошлое, подверг её своему мощному и таинственному облучению. Его отцовство явственно проступает в чертах и характере пушкинской и блоковской муз, в гении Достоевского, его взыскательный дух, величавая гармония, художественное совершенство становились мерой вещей.. может быть, более всего в рисунке, где точность, чистота .. линии играют первостепенную роль. "[6] ."Петербургское" качество оказалось унаследовано и Серебряковой, отцовство Петербурга, «благородство и строгость» различимы и в её творчестве.

Со времён ученичества З. Лансере старалась выразить свою любовь к красоте мира. Её ранние работы — «Крестьянская девушка» (1906, Русский музей) и «Сад в цвету» (1908, частное собрание) — рассказывают о её поисках и остром ощущении красоты русской земли. Эти этюды с натуры показывают, что, несмотря на молодость, её замечательный талант, её твёрдая рука и смелость были очевидны.

Файл:Zinaida Serebryakova - self-portrait as Piero (1911).jpg
Автопортрет в костюме Пьеро (1911)

Широкую известность принёс Серебряковой автопортрет («За туалетом», 1909, Государственная Третьяковская галерея); впервые показанный на большой выставке, организованной «Миром искусства» в 1910. За автопортретом последовали «Купальщица» (1911, Русский музей), портрет «Е. К. Лансере» (1911, частное собрание) и портрет матери художницы «Екатерина Лансере» (1912, Русский музей) — зрелые работы, твёрдые по композиции. Она вступила в общество «Мир искусства» в 1911 году, но отличалась от остальных членов группы любовью к простым сюжетам, гармонией, пластичностью и обобщениями в своих полотнах.

В 19141917 годах творчество Зинаиды Серебряковой переживало период расцвета. В эти годы она пишет серию картин на темы народной жизни, крестьянской работы и русской деревни, которая была так близка её сердцу: «Крестьяне» (19141915, Русский музей), «Жатва» (1915, Одесский художественный музей) и другие.

Наиболее важной из этих работ стала «Беление холста» (1917, Государственная Третьяковская галерея). Фигуры крестьянок, запечатлённые на фоне неба, приобретают монументальность, подчёркнутую низкой линией горизонта.

В 1916 году Александр Бенуа получил заказ на роспись Казанского вокзала в Москве, он приглашает Евгения Лансере, Бориса Кустодиева, Мстислава Добужинского и Зинаиду Серебрякову принять участие в работе. Серебрякова взяла тему Востока: Индия, Япония, Турция и Сиам аллегорически представлены в виде красавиц. В это же время она работает над большой картиной на темы славянской мифологии, которая осталась незаконченной.

Революция

Зинаида встретила Октябрьскую революцию в родном имении Нескучном. Её жизнь внезапно переменилась. В 1919 году умирает от тифа её муж Борис. Она остаётся с четырьмя детьми и больной матерью без средств к существованию. Голод. Запасы Нескучного разграблены. Нет масляных красок — приходится перейти на уголь и карандаш. В это время она рисует своё самое трагическое произведение — «Карточный домик», показывающее всех четверых осиротевших детей.

Она отказывается перейти на популярный у Советов футуристический стиль или рисовать портреты комиссаров, однако находит работу в Харьковском археологическом музее, где выполняет карандашные наброски экспонатов.

В декабре 1920 года Зинаида переезжает в Петроград на квартиру деда. Ей повезло — в эту квартиру поселили «на уплотнение» не «новых хозяев жизни», а артистов театра МХАТ. В этот период она рисует на темы из театральной жизни.

Париж

Осенью 1924 года Серебрякова выезжает в Париж, получив заказ на большое декоративное панно. Она собиралась вернуться в Россию, где остались её мать и дети. Однако вернуться ей не удалось, и она оказывается оторванной от Родины и детей (двух детей — Александра и Екатерину — удалось к ней послать). Все те небольшие деньги, которые ей удаётся заработать, она отправляет обратно в Россию. Проживает она в это время по Нансеновскому паспорту и лишь в 1947 году получает французское гражданство.

Зинаида много путешествует. В 1928 и 1930 едет в Африку, посещает Марокко. Природа Африки поражает её, она рисует Атласские горы, арабских женщин, африканцев в ярких тюрбанах. Она также рисует цикл картин, посвящённый рыбакам Бретани.

Хрущёвская оттепель

Во времена хрущёвской оттепели власти СССР разрешают контакты с Серебряковой. В 1960 году, после 36 лет разлуки, её посещает дочь Татьяна (Тата), ставшая театральным художником во МХАТе. В 1966 году большие выставки работ Серебряковой были показаны в Москве, Ленинграде и Киеве. Внезапно она становится популярной в России, её альбомы печатаются миллионными тиражами, а картины сравнивают с Боттичелли и Ренуаром.

19 сентября 1967 года Зинаида Серебрякова скончалась в Париже в возрасте 82 лет. Похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Память

  • В СССР и России были выпущены почтовые марки, посвящённые Серебряковой.
  • К 130-летию художницы Третьяковская галерея подготовила выставку работ Серебряковой, относящихся к периоду её творчества за границей.
  • Почтовые марки:

Напишите отзыв о статье "Серебрякова, Зинаида Евгеньевна"

Примечания

  1. [http://www.bls-collection.com/exhibition?ida=45 Серебряков, Евгений Борисович]
  2. [http://www.bls-collection.com/exhibition?ida=44 Серебряков, Александр Борисович]
  3. [http://www.bls-collection.com/exhibition?ida=48 Серебрякова, Татьяна Борисовна]
  4. [http://itar-tass.com/kultura/1400522 26 августа 2014 года, в Париже, на 102-м году жизни скончалась художница Екатерина Серебрякова.]
  5. [http://www.bls-collection.com/exhibition?ida=46 Серебрякова, Екатерина Борисовна]
  6. Т. А. Савицкая. / З. Серебрякова. Избранные произведения./ М. : Советский художник, 1989. с. 2 — 3.

Литература

  • Лапшин В. Зинаида Серебрякова // Искусство, 1965, № 11. С. 61—67.
  • Князева В. П. [http://www.biblus.ru/Default.aspx?auth=1b4e1b0a0 Зинаида Евгеньевна Серебрякова. — М., 1979.]
  • [http://encspb.ru/object/2804029649 Зинаида Серебрякова. Письма. Современники о художнице. Автор-составитель Князева В. П. — М., 1987.]

Ссылки

  • Зинаида Серебрякова (пример работ) [http://users.i.com.ua/~lak/works_for_rent/serebriakova-nude.htm 1], [http://users.i.com.ua/~lak/works_for_rent/serebriakova-harvest.htm 2]
  • [http://users.i.com.ua/~lak/russian/ukrmodern.htm Выставка «Перекрёстки: Украинский модернизм», Чикаго (2006), Нью-Йорк (2006—2007), Америка, Киев (2007)]
  • Дмитрий Горбачев. [http://users.i.com.ua/~lak/russian/Exhibitions_and_Publications.htm Украинское авангардное искусство 1910—1930 годов. Мыстэцтво, Киев, Украина, 1996.]
  • Лариса Давтян. [http://inieberega.ru/files/berega_234-web.pdf «Радостное волненье» искусства Зинаиды Серебряковой.] — Иные берега, 2(34), 2014, с.34—45
  • [http://users.i.com.ua/~lak/p/a&u.htm Выставка «Авангард и Украина». Вилла Штук, Мюнхен, Германия, 1993]
  • [http://users.i.com.ua/~lak/p/l'art.en.ukraine.htm Выставка «Искусство Украины», Тулуза, Франция, 1993.]
  • [http://users.i.com.ua/~lak/p/zagreb.htm Выставка «Украинский авангард 1910—1930». Загреб, Хорватия, 1991.]
  • [http://kharkov.vbelous.net/famous/fam-art/serebr.htm Зинаида Серебрякова — биография]
  • [http://noogen.su/galerei/serebr.htm Зинаида Серебрякова — галерея]
  • [http://mkrf.ru/press-tsentr/novosti/region/northwest/zinaida-serebryakova-obnazhennye Зинаида Серебрякова. «Обнаженные»]
  • [http://www.rusmuseum.ru/editions/catalog/2007/ Зинаида Серебрякова — каталог «Обнажённые», Издательство Русского музея]
  • [http://dobrodeya.ucoz.de/index/naslednica_znamenitoj_familii/0-519 Наследница знаменитой фамилии]
  • [http://artroots.com/ra/bio/serebryakova/zinaidaserebryakovabio.htm Zinaida Yevgenyevna Serebryakova (1884—1967)] (англ.)
  • [http://www.hrono.ru/proekty/vera/1rybakov.html О Серебряковых. Борис Рыбаков]
  • [http://ps.1september.ru/articlef.php?ID=200304516 Девушка со свечой. Дмитрий Шеваров]
  • [http://www.staratel.com/pictures/ruspaint/562.htm Серебрякова, Зинаида Евгеньевна] в библиотеке «Старатель»
  • [http://telepoisk.com/peredacha-tv-archiv/187437741/14-1-2014 Телепередача «Мир искусства Зинаиды Серебряковой»]
  • [http://serebriakova.ru Фонд Зинаиды Серебряковой]
  • [https://www.youtube.com/watch?v=pSgiO5g3EVY Интервью художницы Екатерины Серебряковой накануне её 100-летнего юбилея, 2013. ВИДЕО.]

Отрывок, характеризующий Серебрякова, Зинаида Евгеньевна

– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?
«Дивные создания» чуточку растерялись, точно не зная, что на такое приветствие ответить...
– Мы просто гуляем, – улыбаясь сказала Стелла. – Мы не будем вам мешать.
– А кого вы ищете? – спросила Атенайс.
– Никого, – удивилась малышка. – А почему вы думаете, что мы должны кого-то искать?
– А как же иначе? Вы сейчас там, где все ищут себя. Я тоже искала... – она печально улыбнулась. – Но это было так давно!..
– А как давно? – не выдержала я.
– О, очень давно!... Здесь ведь нет времени, как же мне знать? Всё, что я помню – это было давно.
Атенайс была очень красивой и какой-то необычайно грустной... Она чем-то напоминала гордого белого лебедя, когда тот, падая с высоты, отдавая душу, пел свою последнюю песню – была такой же величественной и трагичной...
Когда она смотрела на нас своими искристыми зелёными глазами, казалось – она старее, чем сама вечность. В них было столько мудрости, и столько невысказанной печали, что у меня по телу побежали мурашки...
– Можем ли мы вам чем-то помочь? – чуточку стесняясь спрашивать у неё подобные вопросы, спросила я.
– Нет, милое дитя, это моя работа... Мой обет... Но я верю, что когда-нибудь она закончится... и я смогу уйти. А теперь, скажите мне, радостные, куда вы хотели бы пойти?
Я пожала плечами:
– Мы не выбирали, мы просто гуляли. Но мы будем счастливы, если вы хотите нам что-нибудь предложить.
Атенайс кивнула:
– Я охраняю это междумирье, я могу пропустить вас туда, – и, ласково посмотрев на Стеллу, добавила. – А тебе, дитя, я помогу найти себя...
Женщина мягко улыбнулась, и взмахнула рукой. Её странное платье колыхнулось, и рука стала похожа на бело-серебристое, мягкое пушистое крыло... от которого протянулась, рассыпаясь золотыми бликами, уже другая, слепящая золотом и почти что плотная, светлая солнечная дорога, которая вела прямо в «пламенеющую» вдали, открытую золотую дверь...
– Ну, что – пойдём? – уже заранее зная ответ, спросила я Стеллу.
– Ой, смотри, а там кто-то есть... – показала пальчиком внутрь той же самой двери, малышка.
Мы легко скользнули внутрь и ... как будто в зеркале, увидели вторую Стеллу!.. Да, да, именно Стеллу!.. Точно такую же, как та, которая, совершенно растерянная, стояла в тот момент рядом со мной...
– Но это же я?!.. – глядя на «другую себя» во все глаза, прошептала потрясённая малышка. – Ведь это правда я... Как же так?..
Я пока что никак не могла ответить на её, такой вроде бы простой вопрос, так как сама стояла совершенно опешив, не находя никакого объяснения этому «абсурдному» явлению...
Стелла тихонько протянула ручку к своему близнецу и коснулась протянутых к ней таких же маленьких пальчиков. Я хотела крикнуть, что это может быть опасно, но, увидев её довольную улыбку – промолчала, решив посмотреть, что же будет дальше, но в то же время была настороже, на тот случай, если вдруг что-то пойдёт не так.
– Так это же я... – в восторге прошептала малышка. – Ой, как чудесно! Это же, правда я...
Её тоненькие пальчики начали ярко светиться, и «вторая» Стелла стала медленно таять, плавно перетекая через те же самые пальчики в «настоящую», стоявшую около меня, Стеллу. Её тело стало уплотняться, но не так, как уплотнялось бы физическое, а как будто стало намного плотнее светиться, наполняясь каким-то неземным сиянием.
Вдруг я почувствовала за спиной чьё-то присутствие – это опять была наша знакомая, Атенайс.
– Прости меня, светлое дитя, но ты ещё очень нескоро придёшь за своим «отпечатком»... Тебе ещё очень долго ждать, – она внимательнее посмотрела мне в глаза. – А может, и не придёшь вовсе...
– Как это «не приду»?!.. – испугалась я. – Если приходят все – значит приду и я!
– Не знаю. Твоя судьба почему-то закрыта для меня. Я не могу тебе ничего ответить, прости...
Я очень расстроилась, но, стараясь изо всех сил не показать этого Атенайс, как можно спокойнее спросила:
– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.
Но всё это я понимаю сейчас, а тогда до этого было ещё очень далеко, и мне приходилось довольствоваться своим, совсем ещё детским, пониманием всего со мной происходящего, и своими, иногда ошибочными, а иногда и правильными, догадками...
– А на других «этажах» сущности тоже имеют такие же «отпечатки»? – заинтересованно спросила любознательная Стелла.
– Да, конечно имеют, только уже иные, – спокойно ответила Атенайс. – И не на всех «этажах» они так же приятны, как здесь... Особенно на одном...
– О, я знаю! Это, наверное «нижний»! Ой, надо обязательно туда пойти посмотреть! Это же так интересно! – уже опять довольно щебетала Стелла.
Было просто удивительно, с какой быстротой и лёгкостью она забывала всё, что ещё минуту назад её пугало или удивляло, и уже опять весело стремилась познать что-то для неё новое и неведомое.
– Прощайте, юные девы... Мне пора уходить. Да будет ваше счастье вечным... – торжественным голосом произнесла Атенайс.
И снова плавно взмахнула «крылатой» рукой, как бы указывая нам дорогу, и перед нами тут же побежала, уже знакомая, сияющая золотом дорожка...
А дивная женщина-птица снова тихо поплыла в своей воздушной сказочной ладье, опять готовая встречать и направлять новых, «ищущих себя» путешественников, терпеливо отбывая какой-то свой особый, нам непонятный, обет...
– Ну что? Куда пойдём, «юная дева»?.. – улыбнувшись спросила я свою маленькую подружку.
– А почему она нас так называла? – задумчиво спросила Стелла. – Ты думаешь, так говорили там, где она когда-то жила?
– Не знаю... Это было, наверное, очень давно, но она почему-то это помнит.
– Всё! Пошли дальше!.. – вдруг, будто очнувшись, воскликнула малышка.
На этот раз мы не пошли по так услужливо предлагаемой нам дорожке, а решили двигаться «своим путём», исследуя мир своими же силами, которых, как оказалось, у нас было не так уж и мало.