Сикст V

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сикст V
Sixtus PP. V<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Сикст V</td></tr>
227-й папа римский
24 апреля 1585 — 27 августа 1590
Интронизация: 1 мая 1585
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Григорий XIII
Преемник: Урбан VII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Феличе Перетти Монтальто
Оригинал имени
при рождении:
Felice Peretti Montalto
Рождение: 17 января 1521(1521-01-17)
Гроттаммаре, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 1547
Епископская хиротония: 12 января 1567
Кардинал с: 17 мая 1570
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Сикст V (лат. Sixtus PP. V; в миру Феличе Перетти ди Монтальто, итал. Felice Peretti di Montalto; 13 декабря 1521 — 27 августа 1590) — папа римский с 24 апреля 1585 по 27 августа 1590.

Файл:Blason de Sixte V - Voûte de l'escalier jouxtant la Chapelle Sixtine (2).JPG
Герб Сикста V (Ватикан, потолок одного из помещений рядом с Сикстинской капеллой)




Биография

Феличе Перетти родился 13 декабря 1521 в Гроттаммаре в бедной семье. Согласно «Церковным хроникам» Андрии Змаевича, отец Сикста V, которого также звали Феличе Перетти, с рождения звался «Сречко Перич» (серб. Srećko Perić), происходил из рода Шишичей (по другой версии, неподтвержденной, из рода Свилановичей) и родился в поселке Биельске Крушевице неподалеку от городка Биела в Бока-Которском заливе Адриатического моря (ныне Черногория).

Будучи ребенком, отец будущего римского папы прислуживал в католическом монастыре в Которе, и перешел из православия в католичество, а впоследствии один из монастырских братьев, родом итальянец, взял его с собой в Италию. Он обосновался в Анконе, где вскоре женился и поменял имя на итальянский манер, став «Феличе Перетти». Более о происхождении семьи Перетти ничего не известно, но когда Феличе-младший стал папой Сикстом V, он перестроил церковь Св. Иеронима в Риме (закончена в 1589), которая обычно использовалась католиками, говорившими на «иллирийском» (то есть славянском) языке. Также Сикст V своей буллой «Sapientiam Sanctorum» от 1 августа 1589 основал колледж для славянских священников, который впоследствии был преобразован в Папский Хорватский Колледж Св.Иеронима.

Повзрослев, Феличе Перетти вступил в орден францисканцев, где отличился как хороший проповедник и пропагандист контрреформационных лозунгов Тридентского собора. Павел IV доверил ему функции инквизитора в Венеции, а Пий V назначил его генералом ордена и кардиналом. В период понтификата Григория XIII Перетти оказался не у дел, поскольку папа попросту не выносил его.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Гробница Сикста V, Рим, Санта Мария Маджоре

С первых месяцев своего понтификата Сикст V постановил покончить с бандитизмом, который со времен его предшественника безнаказанно процветал в Риме и на ведущих к нему дорогах. Папа применил жестокие меры: приказал рубить пойманным разбойникам головы и выставлять на всеобщее обозрение на мосту, который вел к Замку св. Ангела. Папский флот отбросил пиратов, угрожавших подвозу продуктов для жителей Рима. В 1588 Сикст V реорганизовал римскую курию, главные учреждения которой — Конгрегации — просуществовали до нынешнего дня. Он приказал осушить Понтийские болота, благодаря чему малярия перестала быть серьёзной проблемой для Рима. Предусмотрительность Сикста способствовала увеличению папской казны.

Менее удачными были его дипломатические акции. Большого труда стоило ему удержаться на нейтральных позициях между Францией и Испанией. Надежда на то, что мощь испанской армады сломит протестантскую Англию, развеялась в 1588 вместе с гибелью кораблей Филиппа II в проливе Ла-Манш.

В правление Сикста V Вечный город украсился новыми постройками, были приведены в порядок улицы и площади, сооружены четыре фонтана на Квиринале. Перед главными соборами папа приказал поставить обелиски, которые ещё во времена Древнего Рима были привезены из Египта и лежали заброшенными среди руин императорских дворцов. Сикст V лично покровительствовал творчеству итальянского поэта Торквато Тассо (15441595), автора поэмы «Освобожденный Иерусалим». Могила Сикста находится в обновленной им Сикстинской капелле в соборе Санта Мария Маджоре.

Напишите отзыв о статье "Сикст V"

Ссылки

Сикст // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Сикст V

Мальчик мой ясноглазый,
Радость, надежда моя!
Не уходи, мой милый,
Не покидай меня...
Он нарёк его Александром, выбрав это имя сам, так как мама была в больнице и ему некого больше было спросить. А когда бабушка предложила помочь похоронить малыша, папа категорически отказался. Он сделал всё сам, от начала до конца, хотя я не могу даже представить, сколько горя надо было перенести, хороня своего новорождённого сына, и в то же время зная, что в больнице умирает его горячо любимая жена... Но папа это всё перенёс без единого слова упрёка кому-либо, только единственное, о чём он молился, это чтобы вернулась к нему его любимая Аннушка, пока этот страшный удар не подкосил её окончательно, и пока на её измученный мозг не опустилась ночь...
И вот мама вернулась, а он был совершенно бессилен чем-то ей помочь, и совершенно не знал, как же её вывести из этого жуткого, «мёртвого» состояния...
Смерть маленького Александра глубоко потрясла всю семью Серёгиных. Казалось, никогда не вернётся в этот грустный дом солнечный свет, и никогда не будет звучать больше смех... Мама всё ещё была «убитой». И хотя её молодое тело, подчиняясь законам природы, начинало всё больше и больше крепнуть, её раненая душа, несмотря на все старания папы, как улетевшая птица, всё ещё была далеко и, глубоко окунувшись в океан боли, не спешила оттуда вернуться...

Но вскоре, через каких-то шесть месяцев, к ним пришла добрая новость – мама снова была беременна... Папа вначале перепугался, но видя, что мама вдруг очень быстро начала оживать, решился идти на риск, и теперь уже все с большим нетерпением ждали второго ребёнка... На этот раз они были очень осторожны, и пытались всячески уберечь маму от любых нежелательных случайностей. Но, к сожалению, беде, видимо по какой-то причине, полюбилась эта гостеприимная дверь... И она постучалась опять...
С перепугу, зная печальную историю первой маминой беременности, и боясь, как бы опять что-то не пошло «не так», врачи решили делать «кесарево сечение» ещё до того, как начнутся схватки (!). И видимо сделали это слишком рано... Так или иначе, родилась девочка, которую назвали Марианной. Но прожить ей, к сожалению, удалось тоже очень недолго – через три дня эта хрупкая, чуть распустившаяся жизнь, по никому не известным причинам, прервалась...
Создавалось жуткое впечатление, что кому-то очень не хочется, чтобы мама родила вообще... И хотя по своей природе и по генетике она была сильной и абсолютно пригодной для деторождения женщиной, она уже боялась даже подумать о повторении такой жестокой попытки когда-то вообще...
Но человек – существо, на удивление, сильное, и способно вынести намного больше, чем он сам когда-либо мог бы себе представить... Ну, а боль, даже самая страшная, (если она сразу не разрывает сердце) когда-то видимо притупляется, вытесняемая, вечно живущей в каждом из нас, надеждой. Вот поэтому, ровно через год, очень легко и без каких-либо осложнений, ранним декабрьским утром у семьи Серёгиных родилась ещё одна дочь, и этой счастливой дочерью оказалась я... Но... и это появление на свет наверняка кончилось бы не так счастливо, если бы всё и дальше происходило по заранее подготовленному плану наших «сердобольных» врачей... Холодным декабрьским утром маму отвезли в больницу, ещё до того, как у неё начались схватки, чтобы, опять же, «быть уверенными», что «ничего плохого» не произойдёт (!!!)... Дико нервничавший от «плохих предчувствий» папа, метался туда-сюда по длинному больничному коридору, не в состоянии успокоиться, так как знал, что, по их общему договору, мама делала такую попытку в последний раз и, если с ребёнком что-то случится и на этот раз – значит, им никогда не суждено будет увидеть своих детей... Решение было тяжёлое, но папа предпочитал видеть, если не детей, то хотя бы свою любимую «звёздочку» живой, а не похоронить сразу всю свою семью, даже по-настоящему ещё не поняв, что же такое по-настоящему означает – его семья...
К папиному большому сожалению, маму опять же пришёл проверять доктор Ингелявичус, который всё ещё оставался там главным хирургом, и избежать его «высокого» внимания было очень и очень сложно... «Внимательно» осмотрев маму, Ингелявичус заявил, что придёт завтра в 6 часов утра, делать маме очередное «кесарево сечение», на что у бедного папы чуть не случился сердечный удар...
Но около пяти часов утра к маме явилась очень приятная молодая акушерка и, к большому маминому удивлению, весело сказала:
– А ну, давайте-ка готовиться, сейчас будем рожать!
Когда перепуганная мама спросила – а как же доктор? Женщина, спокойно посмотрев ей в глаза, ласково ответила, что по её мнению, маме уже давно пора рожать живых (!) детей... И начала мягко и осторожно массировать маме живот, как бы понемножку готовя её к «скорому и счастливому» деторождению... И вот, с лёгкой руки этой чудесной незнакомой акушерки, около шести часов утра, у мамы легко и быстро родился её первый живой ребёнок, которым, на своё счастье, и оказалась я.