Синодальный извод церковнославянского языка

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Синодальный, также новомосковский извод церковнославянского языка — наименование московской редакции (извода) церковнославянского языка среднего периода. В настоящее время используется в богослужении Русской православной церковью. Возник в середине XVII века, в ходе книжной справы патриарха Никона.







История

С развитием книгопечатания во второй половине XVI века возникает потребность в кодификации норм письменного языка.

В ходе церковно-языковой полемики в Речи Посполитой православных книжников с их католическими оппонентами последние утверждали, что приверженность православных славян церковнославянскому языку закрыла для них доступ к достижениям европейской науки и культуры. Ответом православных книжников было провозглашение церковнославянского языка аналогом латыни у славян, что придавало ему статус классического языка церкви. Для этого необходимо было разработать стандарт церковнославянского языка, поэтому и были созданы и изданы грамматики и словари для него, в том числе наиболее известная «Грамма́тїки славе́нскiѧ пра́вилное сѵ́нтагма» Мелетия Смотрицкого (первое издание — в 1619 году).[1]

Деятельность по новому исправлению богослужебных книг на основе украинско-белорусского извода осуществлялась в Московском царстве при поддержке патриарха Никона.

В староверческой традиции в употреблении остался старый московский извод церковнославянского языка, а в патриаршей церкви сложился иной извод, называемый синодальным или новоцерковнославянским. Он возник из соединения украинско-белорусских норм с московскими, в отдельных случаях сверенных по греческим образцам. Во второй половине XVII века так были исправлены основные богослужебные книги — Служебник, Требник, Триоди, Минеи, а в XVIII веке исправляется и весь текст Библии, результатом чего явилось издание в 1751 году так называемой Елизаветинской Библии, остающейся в употреблении и поныне. Впоследствии все издания на территории Российской империи предписывается осуществлять по сверенным московским образцам, в результате чего украинский извод остается в употреблении только в грекокатолической церкви в Галиции и Закарпатье, вне пределов юрисдикции Московского патриарха. Тогда же синодальный извод распространяется и среди южных славян и валахов, где из-за османского владычества церковнославянская литература находилась в упадке.

См. также

Напишите отзыв о статье "Синодальный извод церковнославянского языка"

Примечания

Литература

Отрывок, характеризующий Синодальный извод церковнославянского языка

– Смотри, Изидора... – тихо произнёс Север. – Я покажу тебе, если желаешь.
Передо мной тут же появилась яркая, но тоскливая, живая картина...
Хмурые, туманные горы щедро окроплял назойливый, моросящий дождь, оставлявший в душе ощущение неуверенности и печали... Серая, непроглядная мгла кутала ближайшие замки в коконы тумана, превращая их в одиноких стажей, охранявших в долине вечный покой... Долина Магов хмуро взирала на пасмурную, безрадостную картину, вспоминая яркие, радостные дни, освещённые лучами жаркого летнего солнца... И от этого всё кругом становилось ещё тоскливее и ещё грустней.
Высокий и стройный молодой человек стоял застывшим «изваянием» у входа знакомой пещеры, не шевелясь и не подавая никаких признаков жизни, будто горестная каменная статуя, незнакомым мастером выбитая прямо в той же холодной каменной скале... Я поняла – это наверняка и был взрослый Светодар. Он выглядел возмужавшим и сильным. Властным и в то же время – очень добрым... Гордая, высоко поднятая голова говорила о бесстрашии и чести. Очень длинные светлые волосы, повязаны на лбу красной лентою, ниспадали тяжёлыми волнами за плечи, делая его похожим на древнего короля... гордого потомка Меравинглей. Прислонившись к влажному камню, Светодар стоял, не чувствуя ни холода, ни влаги, вернее – не чувствуя ничего...
Здесь, ровно восемь лет назад, скончалась его мать – Золотая Мария, и его маленькая сестра – смелая, ласковая Веста... Они умерли, зверски и подло убитые сумасшедшим, злым человеком... посланным «отцами» святейшей церкви. Магдалина так и не дожила, чтобы обнять своего возмужавшего сына, так же смело и преданно, как она, идущего по знакомой дороге Света и Знания.... По жестокой земной дороге горечи и потерь...

– Светодар никогда так и не смог простить себе, что не оказался здесь, когда они нуждались в его защите – снова тихо продолжил Север. – Вина и горечь грызли его чистое, горячее сердце, заставляя ещё яростнее бороться с нелюдью, называвшую себя «слугами бога», «спасителями» души человека... Он сжимал кулаки и тысячный раз клялся себе, что «перестроит» этот «неправильный» земной мир! Уничтожит в нём всё ложное, «чёрное» и злое...
На широкой груди Светодара алел кровавый крест Рыцарей Храма... Крест памяти Магдалины. И никакая Земная сила не могла заставить его забыть клятву рыцарской мести. Сколь добрым и ласковым к светлым и честным людям было его молодое сердце, столь безжалостным и суровым был к предателям и «слугам» церкви его холодный мозг. Светодар был слишком решительным и строгим в отношении к себе, но удивительно терпеливым и добрым по отношению к другим. И только лишь люди без совести и чести вызывали у него настоящую неприязнь. Он не прощал предательство и ложь в любой их проявлявшейся форме, и воевал с этим позором человека всеми возможными средствами, иногда даже зная, что может проиграть.
Вдруг, через серую пелену дождя, по нависшей прямо над ним скале побежала странная, невиданная вода, тёмные брызги которой окропляли стены пещеры, оставляя на ней жутковатые бурые капли... Ушедший глубоко в себя Светодар в начале не обратил на это внимания, но потом, присмотревшись по лучше, вздрогнул – вода была тёмно красной! Она текла с горы потоком тёмной «человеческой крови», будто сама Земля, не выдержав более подлости и жестокости человека, открылась ранами всех его прегрешений... После первого потока полился второй... третий... четвёртый... Пока вся гора не струилась ручьями красной воды. Её было очень много... Казалось, святая кровь Магдалины взывала о мщении, напоминая живущим о её скорби!.. В низине, бурлящие красные ручьи сливались в один, заполняя широкую реку Од (Aude), которая, не обращая ни на что внимания, величаво себе плыла, омывая по пути стены старого Каркасона, унося свои потоки дальше в тёплое синее море...