Сиринга

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Сири́нга (др.-греч. σῦριγξ) — древнегреческий музыкальный инструмент, род продольной флейты. Термин впервые встречается в «Илиаде» Гомера (X,13). Различались одноствольная сиринга (σῦριγξ μονοκάλαμος) и многоствольная сиринга (σῦριγξ πολυκάλαμος); за последней позднее закрепилось название флейты Пана. Русские переводчики традиционно передают σῦριγξ несколько невнятным словом «свирель»[1]. Греческое слово послужило анатомическим наименованием голосового органа птиц (см. сиринкс); от него же произошло название шприца в некоторых языках (англ. syringe, исп. jeringa, фр. seringue, и др.).









Этос инструмента

В то время как авлос занимал традиционно высокое место в греческой культуре, сиринга оставалась простым пасторальным инструментом, символом идиллии и безмятежной радости. Платон в «Государстве» (III.10), призывая исключить все сложные музыкальные инструменты из города, считал полезными только лиру и кифару, «а в полях у пастухов пусть будет сиринга». Типичный поэтический образ сиринги дал Еврипид в «Альцесте» («Алкесте», 568—577):

О, дом всегда гостеприимного, свободного хозяина <Адмета>,
тебя, конечно, и пифийский дивно-лирный (εὐλύρας) Аполлон
достойным счёл для проживанья своего,
решившись пастухом
в твоих пределах стать,
по холмам покатым
играя стадам твоим на свирели (συρίζων)
пастушеские гименеи.

перевод Владислава Некляева (Вланеса)

Мифы о сиринге

Сиринга была наядой из нонакринских гамадриад, известной своим целомудрием. Дочь Ладона, речного бога из Аркадии[2]. Спутница Артемиды. В неё влюбился Пан и преследовал её. Спасаясь от Пана, Сиринга превратилась в болотный тростник[3]. Из тростника Пан сделал себе многоствольную сирингу[4], отсюда пошла традиция называть такую сирингу флейтой Пана.

Гомеровский гимн «К Гермесу» (511-12) и некоторые другие авторы описывают сирингу как изобретение Гермеса. Афиней в «Пире мудрецов» (4.82) говорит, что [многоствольную] сирингу и авлос изобрёл Марсий в Келенах, где до этого играли на одноствольной сиринге.

Сюжет мифа обыгрывают К.Дебюсси в пьесе «Сиринга» для флейты соло (1913), К.Нильсен в симфонической поэме «Пан и Сиринга» (1918) и другие композиторы.


Напишите отзыв о статье "Сиринга"

Примечания

  1. Например, в переводе «Поэтики» Аристотеля В.Аппельрота: «…только гармонией и ритмом пользуются авлетика и кифаристика и другие музыкальные искусства, относящиеся <к этому же роду>, например, искусство игры на свирели»(ἡ <τέχνη> τῶν συρίγγων). Так же в переводах данного места у Н.Новосадского и М.Гаспарова.
  2. Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. М., 2001. В 3 т. Т.3. С.348
  3. Овидий. Метаморфозы I 690—702
  4. Первый Ватиканский мифограф II 25, 6.

Литература

  • Greek Musical Writings. Volume I: The Musician and his Art, edited by Andrew Barker. Cambridge, 1984, pp.90-92.
  • Thomas J. Mathiesen. Apollo’s Lyre. Greek Music and Music Theory in Antiquity and the Middle Ages. Lincoln & London, 1999, pp.222-225.

Отрывок, характеризующий Сиринга

Время шло. На дворе уже полностью властвовала моя десятая зима, покрывшая всё вокруг белоснежным пушистым покровом, как бы желая показать, что полноправной хозяйкой на данный момент является здесь она.
Всё больше и больше людей заходило в магазины, чтобы заранее запастись Новогодними подарками, и даже в воздухе уже «пахло» праздником.
Приближались два моих самых любимых дня – день моего рождения и Новый Год, между которыми была всего лишь двухнедельная разница, что позволяло мне полностью насладиться их «празднованием», без какого-либо большого перерыва...
Я целыми днями крутилась «в разведке» возле бабушки, пытаясь разузнать, что же получу на свой «особый» день в этом году?.. Но бабушка почему-то не поддавалась, хотя раньше мне никогда не составляло большого труда «растопить» её молчание ещё до своего дня рождения и узнать какой такой «приятности» я могу ожидать. Но в этом году, почему-то, на все мои «безнадёжные» попытки, бабушка только загадочно улыбалась и отвечала, что это «сюрприз», и что она совершенно уверена, что он мне очень понравится. Так что, как бы я ни старалась, она держалась стойко и ни на какие провокации не поддавалась. Деваться было некуда – приходилось ждать...
Поэтому, чтобы хоть чем-то себя занять и не думать о подарках, я начала составлять «праздничное меню», которое бабушка в этом году разрешила мне выбирать по своему усмотрению. Но, надо честно сказать, это не была самая лёгкая задача, так как бабушка могла делать настоящие кулинарные чудеса и выбрать из такого «изобилия» было не так-то просто, а уж, тем более – поймать бабушку на чём-то невыполнимом, было вообще делом почти что безнадёжным. Даже самым привередливым гурманам, думаю, нашлось бы, чем у неё полакомиться!.. А мне очень хотелось, чтобы на этот раз у нас «пахло» чем-то совершенно особенным, так как это был мой первый «серьёзный» день рождения и мне впервые разрешалось приглашать так много гостей. Бабушка очень серьёзно ко всему этому отнеслась, и мы сидели с ней около часа, обсуждая, что бы такое особенное она могла бы для меня «наворожить». Сейчас, конечно же, я понимаю, что она просто хотела сделать мне приятное и показать, что то, что важно для меня – точно так же важно и для неё. Это всегда было очень приятно и помогало мне чувствовать себя нужной и в какой-то степени даже «значительной», как если бы я была взрослым, зрелым человеком, который для неё достаточно много значил. Думаю, это очень важно для каждого из нас (детей), чтобы кто-то в нас по-настоящему верил, так как все мы нуждаемся в поддержании нашей уверенности в себе в это хрупкое и сильно «колеблющееся» время детского созревания, которое и так почти всегда являет собой бурный комплекс неполноценности и крайнего риска во всём, что мы пытаемся пробовать, пытаясь доказать свою человеческую ценность. Бабушка это прекрасно понимала, и её дружеское отношение всегда помогало мне без боязни продолжать мои «сумасшедшие» поиски себя в любых попадавшихся жизненных обстоятельствах.
Наконец-то закончив составлять вместе с бабушкой свой «деньрожденческий стол», я отправилась на поиски папы, у которого был выходной день и который (я почти была в этом уверена) находился где-то в «своём углу», за своим любимым занятием...