Ситуационизм

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Ситуационизм — направление в западном марксизме, возникшее в 1957 в результате отпочкования от троцкизма. Активно проявило себя во время Майских событий 1968 г. во Франции. Критика капитализма и партийной бюрократии привела к сближению ситуационистов с анархистами. Существенной предпосылкой социальной революции объявлялась революция сознания. Поскольку индивидуальное сознание детерминировалось общественной и культурной ситуацией, ситуационисты развили маоистскую идею культурной революции до продуцирования контркультуры и контркультурных ситуаций (отсюда название). Субъектом революции становилась творческая молодёжь. Современный капитализм воспринимался прежде всего как общество потребления, которое противоположно производству — сущностной черте человека. Поэтому отчуждённый от производства потребитель рассматривался практически как «недочеловек» — мишень критики.

Термин ситуационизма иногда путают с различными терминами психологии и бихевиоризма, в том числе — с ситуационной этикой. Создатели «Ситуационистского интернационала» отрицали любую сформированную идеологию, поэтому негативно относились к термину «ситуационизм».







Исторический обзор

Истоки ситуационизма

Ситуационизм сложился на стыке небольших художественно-политических течений: Леттристского интернационала, Международного движения за имажинистский баухаус, а также Лондонской психогеографической ассоциации. Также в ситуационизме прослеживается влияние дадаизма, сюрреализма, антигосударственного марксизма и флюксуса. Большое влияние на идеологию группы оказало также восстание в Венгрии 1956 г. и возникшие там советы рабочих. Признано также влияние «Формуляра нового урбанизма», выпущенного под псевдонимом Жиля Ивена в 1953 году Иваном Щегловым.

Движение, названное Ситуационистским интернационалом, было основано в 1957 г. в итальянском городе Коза д’Аросса. Единоличным лидером и теоретиком движения стал француз Ги Дебор — его часто упрекали в диктатуре по отношению к другим членам движения. Кроме того, участие в SI принимали шотландский писатель Александр Троччи, английский писатель Ральф Рамни (основатель Лондонской психогеографической ассоциации — был одним из первых изгнан из SI), датский художник-вандалист Асгер Йорн, ветеран венгерского восстания Аттила Котани, французская писательница и художница Мишель Бернштейн (жена Ги Дебора), а также Рауль Ванейгем.

Ситуационистский интернационал

В отличие от многих других художественно-политических движений Европы того времени, ситуационизм проповедовал не эпатаж или эстетическое созидание, а «прямое политическое действие», что часто приводило к склокам внутри движения. Так, из-за излишнего «эстетства» из группы Ги Дебором были изгнаны Ральф Рамни и Мишель Бернштейн. Ситуационисты придерживались диалектического взгляда на искусство и идеологию и требовали их преодоления. Однако изгнанные из SI часто называли эту политику догматической.

В 1966 году студенты-ситуационисты осуществили захват и возглавили самоуправление Страсбургского университета, положив начало студенческим бунтам в Европе.

В 1967 выходит книга Ги Дебора «Общество спектакля», в которой были изложены основные идеи движения.

Май 1968

В 1968 году ситуационистские лозунги, плакаты, листовки проникли в Париж через захваченный 14 мая студентами-ситуационистами филиал Сорбонны в Нантерре и во многом определили развитие событий во время майских беспорядков. Движение 22 марта также находилось под влиянием ситуационистских идей.

Несмотря на то, что ситуационистские лозунги находили отклик не только в среде студентов, но и рабочих, в самом Париже ситуационисты не смогли получить постов ни в одном из созданных Советов. Начались споры и столкновения с маоистами и сталинистами. «Радость революции» не возобладала над увеличением заработной платы и действиями правительства. Впоследствии Ги Дебор напишет, что революция против спектакля сама превратилась в спектакль.

После SI

Провал майского восстания 1968 г. дискредитировал не столько во многом утопичные идеи ситуационизма, сколько способности его лидеров. Ги Дебор в 1972 г. распустил Ситуационистский интернационал, когда в нём состояло всего два человека. Стоит отметить, что даже в лучшие времена численность SI не превышала 40 человек. Однако, несмотря на эту малочисленность, идеи ситуационизма серьёзно повлияли на развитие культуры и политики в Европе и США.

Так, ситуационисты Малькольм Макларен и Джеми Рейд явились создателями британской панк-рок группы Sex Pistols, которая быстро обрела популярность во всём мире. В творчестве этой группы использовались лозунги из листовок 1968 года.

Можно также проследить ситуационистское влияние в радикальных течениях 80-х и 90-х годов, таких как Angry Brigade, Class War, Neoism. Идейные корни такого вида спорта как паркур также находятся в ситуационизме, который требовал освобождения человека от урбанистических и психологических рамок. Идея спектакля как опосредованного представления впоследствии была серьёзно переработана постмодернизмом.

Ситуационистские тексты написаны нарочито сложным, запутанным языком, что препятствовало распространению идей этого движения за пределы Франции. Интерес к SI вновь возник в Европе после опубликования в начале 80-х «облегчённого варианта» «Общества спектакля» на английском языке.

В России идеи ситуационизма оказали существенное влияние на творчество различных художников, творческих объединений и музыкальных групп, например «Гражданской обороны». Некоторые лозунги SI оказались востребованы не только радикалами (НБП, Pussy Riot), но и крупными политическими партиями.[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.СитуационизмОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.СитуационизмОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Ситуационизм[источник не указан 3050 дней]

Теория ситуационизма

Политические взгляды

Ситуационизм являлся амальгамой разнообразных художественных и политических теорий, что обеспечивало оригинальность и необычность его взглядов. Так, в области политической теории ситуационизм всегда ограждал себя от влияния других левых анархистских и марксистских течений: от сторонников сталинизма и маоизма ситуационисты отличались тем, что отрицали ведущую роль государства и партии при социализме, считая их главными виновниками возникновения государственного капитализма; однако признавали необходимость подготовки к революции и создания советов рабочих — этим они отличались от анархистов. Ситуационизм наиболее близок к троцкизму, но в нём он отрицал идеологию. Следует отметить, что, пропагандируя на словах пролетарскую революцию и советы рабочих, сами ситуационисты старались дистанцироваться[1] от «вульгарного» рабочего класса, что сказалось на их поддержке в мае 1968 года.

Ключевые понятия ситуационизма

  • Ситуация — комплексное понятие, которое некоторое время использовалось в научных, художественных и философских кругах. Считается, что его изобрёл Асгер Йорн под влиянием идей Нильса Бора и связи концепции ситуации с термином локальности в квантовой физике. Ситуационист конструирует ситуации для того, чтобы преодолеть отчуждение собственной жизни, которое происходит из-за господства спектакля. Примером ситуации является трёхсторонний футбол — новый вид спорта, выдуманный Асгером Йорном.
  • Спектакль или Общество спектакля. По мнению ситуационистов, развитие капиталистического общества приводит к тому, что капитал начинает аккумулировать помимо «физических» благ также образы, рождаемые СМИ, имиджи, информацию и проч. Это приводит к тому, что любая информация, даже культурный код становятся товаром. Если раньше человек проводил свой досуг, реально проживая свою жизнь, то теперь он вынужден всё свободное от работы время отдавать покупкам брендов и созерцать «пир жизни» на телеэкранах. Таким образом, человек приносит капиталисту прибавочный продукт не только во время работы, но и в своё свободное время. Досуг превращается в потребление товарных фетишей. Гегелевское понятие отчуждения, получившее у Маркса экономический смысл, у ситуационистов приобрело значение революционной мотивации.
«Реальность, рассматриваемая по частям, является к нам уже в качестве собственной целостности, в виде особого, самостоятельного псевдо-мира, доступного лишь созерцанию. Все образы окружающего мира собрались в самостоятельном мире образов, насквозь пропитанном кичливой ложью. Спектакль вообще, как конкретное отрицание жизни, есть самостоятельное движение неживого» — Ги Дебор.
По мнению ситуационистов, спектакль ни в коей мере не является заговором, за ним не стоит никакой тайной организации, в нём нет кукловодов. Спектакль является следствием развития производительных сил в капиталистическом обществе. Согласно Ги Дебору, спектакль существует в распылённых и концентрированных формах. Распылённый спектакль свойствен странам с рыночной экономикой, а концентрированный — странам с государственным капитализмом и господством бюрократии, например, СССР или Китаю. Разница между ними заключается лишь в форме и величине репрессивного аппарата. В любом случае, говорит Ги Дебор, в обществе спектакля все аспекты культурного или повседневного опыта опосредованы капиталистическими отношениями.
  • Рекуперация (Усвоение) — это процесс, в результате которого спектакль захватывает какую-либо революционную или бунтарскую идею и превращает её в товар. Так случилось, например, с портретом Че Гевары, который превратился в легко узнаваемый товарный знак, и с революцией 1968 года.
«Чтобы господствовать, Спектаклю необходимо иметь инструменты социального контроля. Он в состоянии рекуперировать потенциально угрожающую ситуацию благодаря своей изворотливости: для этого он либо создаёт заманчивые альтернативы для отвода глаз, либо усваивает угрозу, возвращая её нам уже в виде товара». — Ларри Ло.
Примером рекуперации самого ситуационизма могут служить выставки, прошедшие в Бостоне, Париже и Лондоне в 1989 и 2003 гг., на которых выставлялись оригинальные листовки, плакаты, журналы и фотографии, связанные с Ситуационистским интернационалом. В 2003 г. выставку спонсировали пивоваренная компания «Beck», а также Тони Уильсон — английский миллионер, владелец манчестерского ночного клуба «Хасьенда», оформленного в эстетике ситуационизма. Им же была организована продажа различной атрибутики, связанной с SI.
  • Высвобождение (Detournement) — процесс, обратный рекуперации, который, по замыслу ситуационистов, должен был расшатать систему «авторитетов» и «брендов». В противовес спектаклю, превращающему революционную идею в товар, ситуационисты предлагали брать какой-нибудь фирменный знак или идею для рекламы и, при помощи назойливого повторения или искажения, доводить оригинальную идею до абсурда. Такая тактика впоследствии активно применялась и применяется на Западе, (см. [http://www.adbusters.org/home/ AdBusters]), и в России, в частности, в Рунете, например в виде [http://www.dirty.ru/comments/37023 фотошоп-конкурсов] на [http://dirty.ru/ dirty.ru]. Многие лозунги ситуационистов также использованы в современных театрализованных шествиях «Buy Nothing Day» в США и странах Европы: участники этих шествий призывают человечество отказаться от консюмеризма: прожить хотя бы один день без потребления и хождения по супермаркетам.
Detournement тесно перекликается с постмодернистским термином апроприации и идеей плагиата. В том числе и из-за этого ситуационисты выступают против авторского права.

Ситуационистские лозунги

  • «Запрещается запрещать!» — Il est interdit d’interdire — анонимное граффити. Май 1968.
  • «Будь реалистом — требуй невозможного!» — Soyez réalistes, demandez l’impossible! — анонимное граффити. Май 1968.
  • «Под асфальтом — пляж!» — Sous les pavés, la plage! — анонимное граффити. Май 1968.
  • «Никогда не работай!» — Ne travaillez jamais! — анонимное граффити. Май 1968.
  • «Отношения должны строиться на терроре, если не на страсти!» — Манифест Леттристского интернационала. Февраль 1953.
  • «Человечеству не видать счастья, пока последнего капиталиста не задушат кишкой последнего бюрократа» — Оккупационный комитет народного свободного Сорбонского университета. Май 1968.

Тексты SI

  • Асгер Йорн — «Открытое созидание и его враги».
  • Ги Дебор — «[http://boleslav.qserty.ru/vykl/socspec.zip Общество спектакля]» — русский перевод.
  • Рауль Ванейгем Инструкция к мятежу
  • Кен Нэбб [http://www.syndikalist.narod.ru/knabb.htm Радость революции]
  • Ванейгем Р. Революция повседневной жизни: Трактат об умении жить для молодых поколений / Пер. с франц. Э. Саттарова. М.: Гилея, 2005 ([http://scepsis.ru/library/id_2062.html рецензия] Александра Тарасова)
  • Ситуационистский Интернационал. О нищете студенческой жизни, рассмотренной в экономическом, политическом, психологическом и, в первую очередь, интеллектуальном аспекте, а также о некоторых способах её преодоления / Сост., пер. с франц., примеч. и послесл. С. Михайленко. М.: Гилея, 2012
  • Дебор Г. За и против кинематографа: Теория, критика, сценарии / Сост., примеч. и коммент. С. Михайленко. М.: Гилея, 2015

Напишите отзыв о статье "Ситуационизм"

Примечания

  1. [http://library.nothingness.org/articles/SI/en/display/274 nothingness.org]

Ссылки

  • [http://debord.ru/Teksty.html Подборка текстов Ги Дебора и ситуационистов на русском языке]
  • [http://www.cddc.vt.edu/sionline Situationist International Online]  (англ.)
  • [http://www.sindominio.net/ash/ Archivo Situacionista Hispano]  (исп.)
  • [http://library.nothingness.org/articles/SI/all/ Библиотека текстов Ситуационистского интернационала]
  • [http://anarhvrn.ru/anarh/info/sit-inter.html Ситуационистский интернационал]
  • [http://www.cat.org.au/spectacular/ Spectacular Times]  (англ.)
  • [http://community.livejournal.com/anarchism_ru/201279.html Доклад о конструировании ситуаций]
  • [http://imperium.lenin.ru/LENIN/32/C/c1.html#situ5 М. Вербицкий — «Антикопирайт»]
  • Александр Тарасов. [http://saint-juste.narod.ru/situat.htm «Ситуационистский Интернационал»]
  • Александр Тарасов. [http://scepsis.ru/library/id_2062.html Священная книга ситуационизма]
  • Александр Тарасов. [http://saint-juste.narod.ru/urban.htm Ситуационисты и город]
  • [http://revolt.anho.org/archives/1124 Рене Ризель. Советы и Организация]
  • [http://hylaea.org/nisheta_afterword.html С. Михайленко. История памфлета «О нищете студенческой жизни»]
  • Михайленко С. Б. [https://www.academia.edu/414027/_Обнаженный_город_психогеография_в_контексте_исторической_урбанистики_1950-1960_гг._The_naked_city_psychogeography_in_context_of_urban_history_1950-1960_ «Обнаженный город»: психогеография в контексте исторической урбанистики 1950—1960 гг.] // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». — Пятигорск, 2010. — Вып. 1. — С. 88—98.
  • Кузнецов С. Ю. [http://magazines.russ.ru/nlo/2003/64/kuz15.html По ту сторону иметь и казаться: от Исидора Изу до Малколма Макларена, далее — везде] // Новое Литературное Обозрение. — Москва, 2003. — Вып. 64.

Отрывок, характеризующий Ситуационизм

– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.