Смит-Стэнли, Эдуард, 14-й граф Дерби

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Эдуард Джефри Смит-Стэнли, граф Дерби
Edward Smith-Stanley, Earl of Derby<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Эдуард Джефри Смит-Стэнли, граф Дерби</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

33-й премьер-министр Великобритании
23 февраля 1852 — 17 декабря 1852
Монарх: Королева Виктория
Предшественник: лорд Джон Рассел
Преемник: Джордж Гамильтон-Гордон, граф Абердин
36-й премьер-министр Великобритании
20 февраля 1858 — 11 июня 1859
Монарх: Королева Виктория
Предшественник: Генри Темпл, виконт Палмерстон
Преемник: Генри Темпл, виконт Палмерстон
39-й премьер-министр Великобритании
28 июня 1866 — 25 февраля 1868
Монарх: Королева Виктория
Предшественник: лорд Джон Рассел
Преемник: Бенджамин Дизраэли
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 29 марта 1799(1799-03-29)
Лондон, Англия22x20px Англия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруга: Эмма Каролина Бутл-Уилбрахам
Дети: Эдуард Генри Стэнли, 15-й граф Дерби
Партия: консерваторы
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Награды:
60px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Эдуа́рд Джордж Дже́фри Смит-Стэ́нли, 14-й граф Дерби (англ. Edward George Geoffrey Smith-Stanley, 14th Earl of Derby, 29 марта 179923 октября 1869) — британский государственный деятель, 33-й, 36-й и 39-й премьер-министр Великобритании в 1852 году, с 1858 по 1859 год и с 1866 по 1868 год. До настоящего времени остаётся человеком дольше всех возглавлявшим консервативную партию Великобритании (с 1848 по 1868 год). Несмотря на то, что он был премьер-министром три раза (всего четыре человека, включая графа Дерби, возглавляли кабинет три и более раз), общий срок, в течение которого он был руководителем правительства составлял около 4-х лет, то есть меньше сроков правления многих премьер-министров выбиравшихся однократно.







Биография

Будущий лидер консерваторов родился в семье Эдуарда Смит-Стэнли, 13-го графа Дерби, и Шарлотты Маргарет Торнби. Образование Эдуард Стэнли начал в Итонском колледже, затем он окончил оксфордский колледж Крайст Чёрч. Политическую карьеру он начинал в партии вигов и был выбран от неё членом Палаты общин в 1820 году[1]. После того как виги в 1830 году вновь были допущены к формированию правительства, занял пост Секретаря по ирландским вопросам в правительстве Чарльза Грея. В 1833 году Стэнли был перемещён на более значимый пост Государственного секретаря по вопросам войны и колоний. Будучи по убеждениям весьма консервативным вигом, Эдуард Смит-Стэнли покинул партию и вышел из состава правительства в 1834 году, после принятия акта о разгосударствлении Церкви Ирландии.

Уйдя из партии вигов, Стэнли сформировал политическую группу своего имени, которая характеризовалась взглядами, находящимися между радикальным подходом вигов и консервативными воззрениями тори. Однако опубликование Робертом Пилом «Тамвортского манифеста» выявило, что позиции группы Эдуарда Смит-Стэнли и Пила весьма близки. Постепенно группа Стэнли влилась в консервативную партию, в результате чего многие её члены стали министрами во втором правительстве Пила 1841 года, в том числе и Стэнли, вновь получивший пост Министра по вопросам войны и колоний. В 1844 году его отец подписывает Заявление об акселерации (англ. Writ of Acceleration)[2] Эдуарда Стэнли, что делает его членом Палаты лордов. В 1845 году разногласия с Пилом по поводу т. н. «Хлебных законов» заставили Стэнли покинуть и это правительство. Однако, в этот раз его уход вызвал раскол в партии, к Эдуарду Смит-Стэнли присоединилась значительная часть консерваторов (среди которых был и Дизраэли).

В 1852 году в результате кризиса вигского кабинета Рассела, Эдуард Смит-Стэнли, ставший после смерти отца (1851) графом Дерби, формирует своё правительство меньшинства, которое отличалось достаточно большим количеством новых политических фигур. В этом правительстве Бенджамин Дизраэли занимает пост Канцлера казначейства. В течение своего первого срока основным направлением деятельности графа Дерби было сглаживание внешнеполитических проблем. Тем не менее, этому кабинету Дерби—Дизраэли не удалось набрать необходимое большинство в парламенте, и в декабре этого же года он был смещён пилитско[3]—вигской коалицией, возглавляемой графом Абердином.

1858 год дал Дерби шанс сформировать очередное правительство меньшинства вновь с Дизраэли в качестве Канцлера. Ключевым событием этого срока стало установление прямого контроля Великобритании над индийскими колониями, вследствие передачи государству всех прав Британской Ост-Индской компании. Однако и этот кабинет просуществовал чуть более года.

В 1866 году граф Дерби формирует своё третье и последнее правительство, основным результатом деятельности которого был Акт 1867 года, значительно расширивший избирательные права подданных Великобритании. В начале 1868 года Эдуард Смит-Стэнли удалился от дел, оставив в качестве преемника Дизраэли.

В честь него были названы город Порт-Стэнли на Фолклендских островах, а также город Стэнли в Тасмании.

Напишите отзыв о статье "Смит-Стэнли, Эдуард, 14-й граф Дерби"

Примечания

  1. Дерюжинский В. Ф. Дерби, Эдуард-Джоффри-Смит-Стэнли // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Документ, издаваемый пэром в отношении своего старшего сына, передающий последнему права на один из субтитулов пэра, и дающий, таким образом, этому сыну право на членство в Палате лордов.
  3. Пилиты — группа сторонников политики Роберта Пила.

Литература

Ссылки

  • [http://www.number10.gov.uk/history-and-tour/prime-ministers-in-history/earl-of-derby Эдуард Смит-Стэнли на сайте Даунинг-стрит.] (англ.)
  • [http://www.gutenberg.org/author/Edward+Earl_of_Derby Работы Эдуарда Смит-Стэнли, графа Дерби] в проекте «Гутенберг» (Его перевод «Илиады» 1864 года). (англ.)
  • [http://worldcat.org/identities/lccn-n87-896612 Эдуард Смит-Стенли на сайте WorldCat.] (англ.)
  • [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/158448 Edward Stanley, 14th earl of Derby] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 27 июня 2012.


Предшественник:
лорд Джон Рассел
Премьер-министр Великобритании
1852
Преемник:
Джордж Гамильтон-Гордон, граф Абердин
Предшественник:
Генри Темпл, виконт Палмерстон
Премьер-министр Великобритании
18581859
Преемник:
Генри Темпл, виконт Палмерстон
Предшественник:
лорд Джон Рассел
Премьер-министр Великобритании
18661868
Преемник:
Бенджамин Дизраэли

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Смит-Стэнли, Эдуард, 14-й граф Дерби

Стены комнаты закачались... Анна!!! Господи, только не Анна!.. Я схватилась за какой-то выступающий угол, чтобы не упасть.
– Говорите, монсеньёр... Вы правы, мою дочь зовут Анна.
Мой мир рушился, даже ещё не узнав причины случившегося... Достаточно было уже того, что Караффа упоминал о моей бедной девочке. Ожидать от этого чего-то доброго не было ни какой надежды.
– Когда прошлой ночью Папа «занимался» мною в этом же подвале, человек сообщил ему, что ваша дочь покинула монастырь... И Караффа почему-то был этим очень доволен. Вот поэтому-то я и решил как-то вам сообщить эту новость. Ведь его радость, как я понял, приносит всем только несчастья? Я не ошибся, мадонна?..
– Нет... Вы правы, ваше преосвященство. Сказал ли он что-либо ещё? Даже какую-то мелочь, которая могла бы помочь мне?
В надежде получить хотя бы малейшее «дополнение», спросила я. Но Мороне лишь отрицательно покачал головой...
– Сожалею, мадонна. Он лишь сказал, что вы сильно ошибались, и что любовь никому ещё не приносила добра. Если это о чём-то вам говорит, Изидора.
Я лишь кивнула, стараясь собрать свои разлетающиеся в панике мысли. И пытаясь не показать Мороне, насколько потрясла меня сказанная им новость, как можно спокойнее произнесла:
– Разрешите ли подлечить вас, монсеньёр? Мне кажется, вам опять не помешает моя «ведьмина» помощь. И благодарю вас за весть... Даже за плохую. Всегда ведь лучше заранее знать планы врага, даже самые худшие, не так ли?..
Мороне внимательно всматривался мне в глаза, мучительно стараясь найти в них ответ на какой-то важный для него вопрос. Но моя душа закрылась от мира, чтобы не заболеть... чтобы выстоять предстоящее испытание... И кардинала встречал теперь лишь заученный «светский» взгляд, не позволявший проникнуть в мою застывшую в ужасе душу...
– Неужели вы боитесь, мадонна? – тихо спросил Мороне. – Вы ведь тысячу раз сильнее его! Почему вы его боитесь?!..
– Он имеет что-то, с чем я пока не в силах бороться... И пока не в силах его убить. О, поверьте мне, ваше преосвященство, если б я только нашла ключ к этой ядовитой гадюке!.. – и, опомнившись, тут же опять предложила: – Позвольте мне всё же заняться вами? Я облегчу вашу боль.
Но кардинал, с улыбкой, отказался.
– Завтра я уже буду в другом, более спокойном месте. И надеюсь, Караффа обо мне на время забудет. Ну, а как же вы, мадонна? Что же станет с вами? Я не могу помочь вам из заключения, но мои друзья достаточно влиятельны. Могу ли я быть полезным вам?
– Благодарю вас, монсеньёр, за вашу заботу. Но я не питаю напрасных надежд, надеясь отсюда выйти... Он никогда не отпустит меня... Ни мою бедную дочь. Я живу, чтобы его уничтожить. Ему не должно быть места среди людей.
– Жаль, что я не узнал вас раньше, Изидора. Возможно, мы бы стали добрыми друзьями. А теперь прощайте. Вам нельзя здесь оставаться. Папа обязательно явится пожелать мне «удачи». Вам ни к чему с ним здесь встречаться. Сберегите вашу дочь, мадонна... И не сдавайтесь Караффе. Бог да пребудет с вами!
– О каком Боге вы говорите, монсеньёр? – грустно спросила я.
– Наверняка, уж не о том, которому молится Караффа!.. – улыбнулся на прощание Мороне.
Я ещё мгновение постояла, стараясь запомнить в своей душе образ этого чудесного человека, и махнув на прощание рукой, вышла в коридор.
Небо развёрзлось шквалом тревоги, паники и страха!.. Где находилась сейчас моя храбрая, одинокая девочка?! Что побудило её покинуть Мэтэору?.. На мои настойчивые призывы Анна почему-то не отвечала, хотя я знала, что она меня слышит. Это вселяло ещё большую тревогу, и я лишь из последних сил держалась, чтобы не поддаваться сжигавшей душу панике, так как знала – Караффа непременно воспользуется любой моей слабостью. И тогда мне придётся проиграть, ещё даже не начав сопротивляться...
Уединившись в «своих» покоях, я «зализывала» старые раны, даже не надеясь, что они когда-либо заживут, а просто стараясь быть как можно сильней и спокойнее на случай любой возможности начать войну с Караффой... На чудо надеяться смысла не было, так как я прекрасно знала – в нашем случае чудес не предвиделось... Всё, что произойдёт, я должна буду сделать только сама.
Бездействие убивало, заставляя чувствовать себя всеми забытой, беспомощной и ненужной... И хотя я прекрасно знала, что не права, червь «чёрного сомнения» удачно грыз воспалённый мозг, оставляя там яркий след неуверенности и сожалений...
Я не жалела, что нахожусь у Караффы сама... Но панически боялась за Анну. А также, всё ещё не могла простить себе гибель отца и Джироламо, моих любимых и самых лучших для меня на свете людей... Смогу ли я отомстить за них когда-либо?.. Не правы ли все, говоря, что Караффу не победить? Что я не уничтожу его, а всего лишь глупо погибну сама?.. Неужели прав был Север, приглашая уйти в Мэтэору? И неужели надежда уничтожить Папу всё это время жила только во мне одной?!..
И ещё... Я чувствовала, что очень устала... Нечеловечески, страшно устала... Иногда даже казалось – а не лучше ли было и правда уйти в Мэтэору?.. Ведь кто-то же туда уходил?.. И почему-то их не тревожило, что вокруг умирали люди. Для них было важно УЗНАТЬ, получить сокровенное ЗНАНИЕ, так как они считали себя исключительно одарёнными... Но, с другой стороны, если они по-настоящему были такими уж «исключительными», то как же в таком случае они забыли самую простую, но по-моему очень важную нашу заповедь – не уходи на покой, пока в твоей помощи нуждаются остальные... Как же они могли так просто закрыться, даже не оглядевшись вокруг, не попытавшись помочь другим?.. Как успокоили свои души?..
Конечно же, мои «возмущённые» мысли никак не касались детей, находящихся в Мэтэоре... Эта война была не их войной, она касалась только лишь взрослых... А малышам ещё предстояло долго и упорно идти по пути познания, чтобы после уметь защищать свой дом, своих родных и всех хороших людей, живущих на нашей странной, непостижимой Земле.
Нет, я думала именно о взрослых... О тех, кто считал себя слишком «особенным», чтобы рисковать своей «драгоценной» жизнью. О тех, кто предпочитал отсиживаться в Мэтэоре, внутри её толстых стен, пока Земля истекала кровью и такие же одарённые, как они, толпами шли на смерть...
Я всегда любила свободу и ценила право свободного выбора каждого отдельного человека. Но бывали в жизни моменты, когда наша личная свобода не стоила миллионов жизней других хороших людей... Во всяком случае, именно так я для себя решила... И не собиралась ничего менять. Да, были минуты слабости, когда казалось, что жертва, на которую шла, будет совершенно бессмысленна и напрасна. Что она ничего не изменит в этом жестоком мире... Но потом снова возвращалось желание бороться... Тогда всё становилось на свои места, и я всем своим существом готова была возвращаться на «поле боя», несмотря даже на то, насколько неравной была война...
Долгие, тяжёлые дни ползли вереницей «неизвестного», а меня всё также никто не беспокоил. Ничего не менялось, ничего не происходило. Анна молчала, не отвечая на мои позывы. И я понятия не имела, где она находилась, или где я могла её искать...
И вот однажды, смертельно устав от пустого, нескончаемого ожидания, я решила наконец-то осуществить свою давнюю, печальную мечту – зная, что наверняка никогда уже не удастся по-другому увидеть мою любимую Венецию, я решилась пойти туда «дуновением», чтобы проститься...
На дворе был май, и Венеция наряжалась, как юная невеста, встречая свой самый красивый праздник – праздник Любви...