Солсбери, Роберт Гаскойн-Сесил

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Роберт Артур Талбот Гаскойн-Сесил, 3-й маркиз Солсбери
Robert Arthur Talbot Gascoyne-Cecil, 3rd Marquess of Salisbury<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Роберт Артур Талбот Гаскойн-Сесил, 3-й маркиз Солсбери</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

44-й Премьер-министр Великобритании
23 июня 1885 года — 28 января 1886 года
Предшественник: Уильям Гладстон
Преемник: Уильям Гладстон
46-й Премьер-министр Великобритании
25 июля 1886 года — 11 августа 1892 года
Предшественник: Уильям Гладстон
Преемник: Уильям Гладстон
49-й Премьер-министр Великобритании
25 июня 1895 года — 11 июля 1902 года
Предшественник: Граф Розбери
Преемник: Артур Бальфур
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 3 февраля 1830(1830-02-03)
Хатфилд
Смерть: 22 сентября 1903(1903-09-22) (73 года)
Хатфилд
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Род: Сесилы
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Роберт Сесил
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Награды:
60px 60px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Роберт Артур Талбот Гаскойн-Сесил, 3-й маркиз Солсбери (англ. Robert Arthur Talbot Gascoyne-Cecil, 3rd Marquess of Salisbury, 3 февраля 1830 — 22 августа 1903) — британский государственный деятель из рода Сесилов, 44-й, 46-й и 49-й премьер-министр Великобритании в 1885, 18861892 и 18951902 годах, четырежды министр иностранных дел (1878, 1885—86, 1886—92, 1895—1900), депутат Палаты общин от Консервативной партии, член Палаты Лордов. Проводил империалистическую политику, направленную на приращение территории Британской империи в Африке и других регионах. Отец Роберта Сесила — идеолога Лиги Наций.





Путь к премьерству

Премьер-министр родился, был воспитан и умер в родовом имении Хэтфилд-хаус. Он был вторым сыном 2-го маркиза Солсбери из рода Сесилов, который вёл своё происхождение от Уильяма Сесила (первого министра Елизаветы I) и от Роберта Сесила (первого министра Якова I). Мать из рода Гаскойнов была наследницей крупных землевладений.

После смерти матери 10-летний Роберт был отправлен в Итонскую школу. Воспитатели отмечали его замкнутный характер, сверстники подшучивали над ним. В 15 лет отец вернул его в своё поместье, приставив к нему частных учителей. В 18 лет Сесил-Гаскойн отправился учиться в Оксфорд, но вскоре прервал обучение из-за слабого здоровья (которым отличался также и его старший брат) и по совету врачей отправился в круиз к берегам Австралии и Новой Зеландии.

Сесил вернулся из 2-летних странствий повзрослевшим, его стали интересовать вопросы общественной жизни. В 1853 году он принял предложение консерваторов избраться в Палату общин от Стемфорда. Вопреки мнению отца, он в 1857 году настоял на браке с Джорджиной Олдерсон, девушкой из семьи среднего достатка. Семья была большой — пятеро сыновей и две дочери.

После смерти старшего брата в 1865 году использовал титул учтивости виконт Кранборн, а до этого был известен как лорд Роберт Сесил. После смерти отца в 1868 году унаследовал титул маркиза Солсбери вместе с местом в Палате лордов.

За первые 20 лет своей политической карьеры Солсбери только однажды входил в правительство (министр по делам Индии с июля 1866 по март 1867 г). Он интересовался ботаникой и феноменом магнетизма, выстроил в Хэтфилдской усадьбе лабораторию для экспериментов с электричеством, популярно объяснял политику тори в газетных статьях, но к правительству Дизраэли относился со скрытым подозрением.

В феврале 1874 года Солсбери сумел побороть свои предрассудки и вступил в правительство Дизраэли, где поначалу отвечал за управление Британской Индией, а в 1878 году получил портфель министра иностранных дел. Это был период, когда после очередной русско-турецкой войны Россия стремилась получить контроль над Константинополем. Своими действиями на Берлинском конгрессе Солсбери удалось аннулировать успехи русского оружия, за что королева Виктория поощрила его высшей наградой — орденом Подвязки.

После смерти Дизраэли в 1881 году Солсбери был избран новым лидером консервативной партии. После четырех лет активного оппонирования либералам в парламенте он в июне 1885 года наконец смог сформировать собственное правительство. Уже через полгода ему пришлось уступить свой пост Гладстону. Главным предметом политических баталий в то время выступал вопрос о гомруле. В отличие от Гладстона, Солсбери считал любые уступки ирландцам недопустимыми.

Глава правительства

Вершиной карьеры Солсбери стали три премьерства (1886-92, 1895—1900, 1900-02). Одновременно с премьерским он предпочитал оставлять за собой пост министра иностранных дел. Основным интересом Солсбери было продвижение имперских интересов викторианской Англии по всему миру. Прочие вопросы он зачастую оставлял на усмотрение конкретных министров.

Целью Солсбери было установление европейского «согласия», и он сумел добиться того, что в эти годы в Европе не было ни одного серьёзного международного конфликта. Неоднократные столкновения с Францией, Германией и Россией так и не вылились при Солсбери в вооружённое противостояние. Наиболее острыми были Фашодский кризис 1898 года и Венесуэльский кризис 1895 года. Пытаясь расширить пределы империи, Солсбери был одной из основных движущих сил «драки за Африку». Он посылал лорда Китченера на покорение Судана, при его попустительстве Чемберлен развязал войну с бурами. Империалистические устремления оправдывались цивилизаторской миссией европейцев по отношению к «отсталым» расам.

«Старые» державы вроде Османской империи не вызывали у Солсбери (в отличие от его предшественников-консерваторов, среди которых особенно выделяется Дизраэли) никакой симпатии. В 1896 году он был готов на вооружённое вмешательство, чтобы остановить резню армян в Турции. Любые союзные обязательства он считал рискованными и старался поддерживать нейтралитет в эпоху, когда Германия вступила в союз с Австрией, а Франция — с Россией. Планы британско-германского альянса, лелеемые Чемберленом, не имели его поддержки.

Ухудшающееся здоровье заставило Солсбери в 1900 году уступить пост министра иностранных дел лорду Лансдауну и два года спустя выйти в отставку. На исходе его эпохи Лансдаун стал отказываться от проводившейся ранее политики изоляционизма, заключив в январе 1902 года пакт о союзе с Японией. Умер Солсбери 22 августа 1903. На посту премьер-министра его сменил племянник — Артур Бальфур. Солсбери был последним из премьер-министров, назначенных из членов Палаты лордов, а не Палаты общин.

Источник

Напишите отзыв о статье "Солсбери, Роберт Гаскойн-Сесил"

Отрывок, характеризующий Солсбери, Роберт Гаскойн-Сесил

Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…