София Амалия Брауншвейг-Люнебургская

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
София Амалия Брауншвейг-Люнебургская
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

королева-консорт Дании и Норвегии
28 февраля 1648 — 9 февраля 1670
Предшественник: Анна Екатерина Бранденбургская
Преемник: Шарлотта Амалия Гессен-Кассельская
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 24 марта 1628(1628-03-24)
замок Херцберг, Херцберг, Нижняя Саксония
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
дворец Амалиенборг, Копенгаген
Место погребения: Роскилльский собор
Род: Вельфы
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Георг Брауншвейг-Люнебургский
Мать: Анна Элеонора Гессен-Дармштадтская
Супруг: Фредерик III, король Дании и Норвегии
Дети: 8 детей
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

София Амалия Брауншвейг-Люнебургская (нем. Sophie Amalie von Braunschweig-Lüneburg; 24 марта 1628, Херцберг — 20 февраля 1685, Копенгаген) — принцесса Брауншвейг-Люнебургская, супруга короля Дании и Норвегии Фредерика III.







Биография

София Амалия была дочерью Георга Брауншвейг-Люнебургского и Анны Элеоноры Гессен-Дармштадтской[1]. О её детстве и юности сведений не сохранилось. Подготовка к браку с принцем Фредериком началась ещё в 1640 году, а свадьба состоялась 1 октября 1643 года в замке Глюксбург. Потом молодожёны некоторое время жили в Бремене, где с 1635 года Фредерик был избран архиепископом, а в 1645 году, когда шведы оккупировали Бремен, им пришлось перебраться во Фленсборг, где около двух лет они пребывали в весьма стеснённых обстоятельствах. Там София Амалия родила своего первенца. После смерти кронпринца Кристиана Фредерик был объявлен наследником престола, и в 1648 году супруги стали королём и королевой Дании и Норвегии[2].

Несмотря на тяжёлое финансовое положение в государстве, супруги вели поистине королевский образ жизни. Так как её муж был человеком замкнутым, София Амалия стала центром общественной жизни при дворе. Она обустроила жизнь двора по французскому и немецкому образцам, наняла германского капельмейстера Каспара Фёрстера, а из Франции выписала скрипичный оркестр, балетмейстера и танцовщицу и певицу Анну де ла Барр. Вместе с детьми и придворными она принимала участие в любительских театральных постановках. Она следила за модой, любила балет, пышные приёмы, зрелищные маскарады и охоту. Такое расточительство было негативно воспринято населением[2].

София Амалия отличалась от остальных датских королев неприкрытым стремлением к власти. Большую часть царствования Фредерика III и позже, во времена правления их сына Кристиана V, она живо интересовалась государственными делами и оказывала существенное влияние на политику. В начале 1650-х годов она вступила в борьбу за первенство при дворе с Леонорой Кристиной и её мужем, Корфицем Ульфельдтом[3]. Теперь, впервые с 1612 года после смерти Анны Екатерины Бранденбургской, в Дании снова была королева. Однако Леонора Кристина, сводная сестра Фредерика и дочь Кристиана IV от его второго морганатического брака с Кирстен Мунк, бывшая при отце первой дамой королевства, не желала сдавать своих позиций, а Корфиц Ульфельдт так и не смог преодолеть разногласий с королём. Часто возникавшие на почве соперничества конфликты в конце концов привели к изгнанию четы Ульфельдт. Впоследствии имущество Ульфельдтов было конфисковано, а в 1663 году Леонора Кристина была отправлена в заключение. Королева препятствовала её помилованию[2] до тех пор, пока она сама оставалась в живых.

София Амалия, вероятно, была среди тех, кто в 1657 году склонил короля к активным действиям против Швеции, в результате которых Дания утратила часть своих территорий. Вскоре война возобновилась. При осаде Копенгагена, король и королева, отказавшись покинуть город и явив пример стойкости и отваги перед лицом противника, завоевали любовь и преданность своего народа[2]. В конце концов, осада была снята, и в мае 1660 года был заключён мирный договор, по условиям которого Дания вновь обрела некоторые из потерянных ранее земель. В свете последних событий популярность королевской четы была весьма высока. Воспользовавшись этим, Фредерик провёл ряд реформ, отныне закреплявших за монархами неограниченную власть. Существует предположение, что София Амалия также участвовала в принятии решения учредить режим абсолютизма[3].

Однако её влияние стало ослабевать после 1665 года, когда её не поставили в известность об условиях новой конституции, Kongeloven, и не назначили членом регентского совета. Причиной тому послужили амбиции, касавшиеся брачных союзов её дочерей, чрезмерная поддержка, оказываемая младшему сыну, Георгу, а также настойчивость относительно возврата провинции Сконе, что привело к очередной датско-шведской войне[2].

Овдовев в 1670 году, она преимущественно проживала во дворце Амалиенборг, построенном в период с 1669 по 1673 годы и названном в её честь[3]. В её пользовании также были земли на Лолланне и Фальстере. Королева София Амалия умерла в Копенгагене в 1685 году и была погребена в соборе Роскилле.

Дети

В браке с Фредериком III София Амалия родила восемь детей[1]:

Напишите отзыв о статье "София Амалия Брауншвейг-Люнебургская"

Примечания

  1. 1 2 [http://www.thepeerage.com/p10228.htm#i102273 Sophie Amelie Prinzessin von Braunschweig-Lüneburg] (англ.). thepeerage.com. Проверено 2 мая 2011. [http://www.webcitation.org/69Wy3kUvu Архивировано из первоисточника 30 июля 2012].
  2. 1 2 3 4 5 [http://www.kvinfo.dk/side/597/bio/1349/origin/170/ Sophie Amalie (1628 — 1685)] (датск.). kvinfo.dk. Проверено 2 мая 2011. [http://www.webcitation.org/69Wy4EHt0 Архивировано из первоисточника 30 июля 2012].
  3. 1 2 3 [http://dkks.dk/dronning-sophie-amalie Dronning Sophie Amalie] (датск.). dkks.dk. Проверено 2 мая 2011. [http://www.webcitation.org/69Wy5NZQJ Архивировано из первоисточника 30 июля 2012].
Предки Софии Амалии Брауншвейг-Люнебургской
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16. Генрих I, герцог Брауншвейг-Люнебургский (1468—1532)
 
 
 
 
 
 
 
8. Эрнест I, герцог Брауншвейг-Люнебургский (1497—1546)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
17. Маргарита Саксонская (1469—1528)
 
 
 
 
 
 
 
4. Вильгельм, герцог Брауншвейг-Люнебургский (1535—1592)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18. Генрих V, герцог Мекленбургский (1479—1552)
 
 
 
 
 
 
 
9. София Мекленбург-Шверинская (1508—1541)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19. Урсула Бранденбургская (1488—1510)
 
 
 
 
 
 
 
2. Георг, герцог Брауншвейг-Люнебургский (1582—1641)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
20. Фредерик I, король Дании (1471—1533)
 
 
 
 
 
 
 
10. Кристиан III, король Дании (1503—1559)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
21. Анна Бранденбургская (1487—1514)
 
 
 
 
 
 
 
5. Доротея Датская (1546—1617)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
22. Магнус I, герцог Саксен-Лауэнбургский (1488—1543)
 
 
 
 
 
 
 
11. Доротея Саксен-Лауэнбургская (1511—1571)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23. Екатерина Брауншвейг-Вольфенбюттельская (1488—1563)
 
 
 
 
 
 
 
1. София Амалия Брауншвейг-Люнебургская (1628—1685)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
24. Филипп I, ландграф Гессенский (1504—1567)
 
 
 
 
 
 
 
12. Георг I, ландграф Гессен-Дармштадтский (1547—1596)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25. Кристина Саксонская (1505—1549)
 
 
 
 
 
 
 
6. Людвиг V, ландграф Гессен-Дармштадтский (1577—1626)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26. Бернгард VIII Липпский (1527—1563)
 
 
 
 
 
 
 
13. Магдалена Липпская (1552—1587)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27. Катарина Вальдек-Айзенбергская (1524—1583)
 
 
 
 
 
 
 
3. Анна Элеонора Гессен-Дармштадтская (1601—1659)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28. Иоахим II Гектор, курфюрст Бранденбургский (1505—1571)
 
 
 
 
 
 
 
14. Иоанн Георг, курфюрст Бранденбургский (1525—1598)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
29. Магдалена Саксонская (1507—1534)
 
 
 
 
 
 
 
7. Магдалена Бранденбургская (1582—1616)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30. Иоахим Эрнст, князь Ангальтский (1536—1586)
 
 
 
 
 
 
 
15. Елизавета Ангальтская (1563—1607)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
31. Агнесса Барби-Мюлингенская (1540—1569)
 
 
 
 
 
 
</center>

Отрывок, характеризующий София Амалия Брауншвейг-Люнебургская

И опять всё вверх ногами перевернулось, «приземлив» нас в каком-то сумасшедше-ярком «попугайном» мире… в котором дико кричали тысячи птиц и от этой ненормальной какофонии закружилась голова.
– Ой! – звонко засмеялась Стелла, – не так!
И сразу наступила приятная тишина... Мы ещё долго «шалили» вместе, теперь уже попеременно создавая смешные, весёлые, сказочные миры, что и вправду оказалось совершенно несложно. Я никак не могла оторваться от всей этой неземной красоты и от хрустально-чистой, удивительной девочки Стеллы, которая несла в себе тёплый и радостный свет, и с которой искренне хотелось остаться рядом навсегда…
Но реальная жизнь, к сожалению, звала обратно «опуститься на Землю» и мне приходилось прощаться, не зная, удастся ли когда-то хоть на какое-то мгновение её опять увидеть.
Стелла смотрела своими большими, круглыми глазами, как будто желая и не смея что-то спросить... Тут я решила ей помочь:
– Ты хочешь, чтобы я пришла ещё? – с затаённой надеждой спросила я.
Её смешное личико опять засияло всеми оттенками радости:
– А ты правда-правда придёшь?! – счастливо запищала она.
– Правда-правда приду… – твёрдо пообещала я...

Загруженные «по-горлышко» каждодневными заботами дни сменялись неделями, а я всё ещё никак не могла найти свободного времени, чтобы посетить свою милую маленькую подружку. Думала я о ней почти каждый день и сама себе клялась, что завтра уж точно найду время, чтобы хоть пару часов «отвести душу» с этим чудесным светлым человечком... А также ещё одна, весьма странная мысль никак не давала мне покоя – очень хотелось познакомить бабушку Стеллы со своей, не менее интересной и необычной бабушкой... По какой-то необъяснимой причине я была уверена, что обе эти чудесные женщины уж точно нашли бы о чём поговорить...
Так, наконец-то, в один прекрасный день я вдруг решила, что хватит откладывать всё «на завтра» и, хотя совершенно не была уверена, что Стеллина бабушка именно сегодня будет там, решила, что будет чудесно если сегодня я наконец-то навещу свою новую подружку, ну, а если повезёт, то и наших милых бабушек друг с другом познакомлю.
Какая-то странная сила буквально толкала меня из дома, будто кто-то издалека очень мягко и, в то же время, очень настойчиво меня мысленно звал.
Я тихо подошла к бабушке и, как обычно, начала около неё крутиться, стараясь придумать, как бы ей всё это получше преподнести.
– Ну, что, пойдём что-ли?.. – спокойно спросила бабушка.
Я ошарашено на неё уставилась, не понимая каким образом она могла узнать, что я вообще куда-то собралась?!.
Бабушка хитро улыбнулась и, как ни в чём не бывало, спросила:
– Что, разве ты не хочешь со мной пройтись?
В душе возмутившись такому бесцеремонному вторжению в мой «частный мысленный мир», я решила бабушку «испытать».
– Ну, конечно же хочу! – радостно воскликнула я, и не говоря куда мы пойдём, направилась к двери.
– Свитер возьми, вернёмся поздно – прохладно будет! – вдогонку крикнула бабушка.
Тут уж я дольше выдержать не могла...
– И откуда ты знаешь, куда мы идём?! – нахохлившись, как замёрзший воробей, обижено буркнула я.
Так у тебя ж всё на лице написано, – улыбнулась бабушка.
На лице у меня, конечно же, написано этого не было, но я бы многое отдала, чтобы узнать, откуда она так уверенно всегда всё знала, когда дело касалось меня?
Через несколько минут мы уже дружно топали по направлению к лесу, увлечённо болтая о самых разнообразных и невероятных историях, которых она, естественно, знала намного больше, чем я, и это была одна из причин, почему я так любила с ней гулять.
Мы были только вдвоём, и не надо было опасаться, что кто-то подслушает и кому-то может быть не понравится то, о чём мы говорим.
Бабушка очень легко принимала все мои странности, и никогда ничего не боялась; а иногда, если видела, что я полностью в чём-то «потерялась», она давала мне советы, помогавшие выбраться из той или иной нежелательной ситуации, но чаще всего просто наблюдала, как я реагирую на, уже ставшие постоянными, жизненные сложности, без конца попадавшиеся на моём «шипастом» пути. В последнее время мне стало казаться, что бабушка только и ждёт когда попадётся что-нибудь новенькое, чтобы посмотреть, повзрослела ли я хотя бы на пяту, или всё ещё «варюсь» в своём «счастливом детстве», никак не желая вылезти из коротенькой детской рубашонки. Но даже за такое её «жестокое» поведение я очень её любила и старалась пользоваться каждым удобным моментом, чтобы как можно чаще проводить с ней время вдвоём.
Лес встретил нас приветливым шелестом золотой осенней листвы. Погода была великолепная, и можно было надеяться, что моя новая знакомая по «счастливой случайности» тоже окажется там.
Я нарвала маленький букет каких-то, ещё оставшихся, скромных осенних цветов, и через несколько минут мы уже находились рядом с кладбищем, у ворот которого... на том же месте сидела та же самая миниатюрная милая старушка...
– А я уже думала вас не дождусь! – радостно поздоровалась она.
У меня буквально «челюсть отвисла» от такой неожиданности, и в тот момент я видимо выглядела довольно глупо, так как старушка, весело рассмеявшись, подошла к нам и ласково потрепала меня по щеке.
– Ну, ты иди, милая, Стелла уже заждалась тебя. А мы тут малость посидим...
Я не успела даже спросить, как же я попаду к той же самой Стелле, как всё опять куда-то исчезло, и я оказалась в уже привычном, сверкающем и переливающемся всеми цветами радуги мире буйной Стеллиной фантазии и, не успев получше осмотреться, тут же услышала восторженный голосок:
– Ой, как хорошо, что ты пришла! А я ждала, ждала!..
Девчушка вихрем подлетела ко мне и шлёпнула мне прямо на руки... маленького красного «дракончика»... Я отпрянула от неожиданности, но тут же весело рассмеялась, потому что это было самое забавное и смешное на свете существо!..
«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...
Я спросила у Стелы, как его зовут, и давно ли она его создала.
– Ой, я ещё даже и не придумала, как звать! А появился он прямо сейчас! Правда он тебе нравится? – весело щебетала девчушка, и я чувствовала, что ей было приятно видеть меня снова.
– Это тебе! – вдруг сказала она. – Он будет с тобой жить.
Дракончик смешно вытянул свою шипастую мордочку, видимо решив посмотреть, нет ли у меня чего интересненького... И неожиданно лизнул меня прямо в нос! Стелла визжала от восторга и явно была очень довольна своим произведением.
– Ну, ладно, – согласилась я, – пока я здесь, он может быть со мной.
– Ты разве его не заберёшь с собой? – удивилась Стелла.
И тут я поняла, что она, видимо, совершенно не знает, что мы «разные», и что в том же самом мире уже не живём. Вероятнее всего, бабушка, чтобы её пожалеть, не рассказала девчушке всей правды, и та искренне думала, что это точно такой же мир, в котором она раньше жила, с разницей лишь в том, что теперь свой мир она ещё могла создавать сама...
Я совершенно точно знала, что не хочу быть тем, кто расскажет этой маленькой доверчивой девочке, какой по-настоящему является её сегодняшняя жизнь. Она была довольна и счастлива в этой «своей» фантастической реальности, и я мысленно себе поклялась, что ни за что и никогда не буду тем, кто разрушит этот её сказочный мир. Я только не могла понять, как же объяснила бабушка внезапное исчезновение всей её семьи и вообще всё то, в чём она сейчас жила?..
– Видишь ли, – с небольшой заминкой, улыбнувшись сказала я, – там где я живу драконы не очень-то популярны....
– Так его же никто не увидит! – весело прощебетала малышка.
У меня прямо-таки гора свалилась с плеч!.. Я ненавидела лгать или выкручиваться, и уж особенно перед таким чистым маленьким человечком, каким была Стелла. Оказалось – она прекрасно всё понимала и каким-то образом ухитрялась совмещать в себе радость творения и грусть от потери своих родных.
– А я наконец-то нашла себе здесь друга! – победоносно заявила малышка.
– Да ну?.. А ты меня с ним когда-нибудь познакомишь? – удивилась я.
Она забавно кивнула своей пушистой рыжей головкой и лукаво прищурилась.
– Хочешь прямо сейчас? – я чувствовала, что она буквально «ёрзает» на месте, не в состоянии более сдерживать своё нетерпение.
– А ты уверена, что он захочет придти? – насторожилась я.
Не потому, что я кого-то боялась или стеснялась, просто у меня не было привычки беспокоить людей без особо важного на то повода, и я не была уверена, что именно сейчас этот повод является серьёзным... Но Стелла была видимо, в этом абсолютно уверена, потому, что буквально через какую-то долю секунды рядом с нами появился человек.
Это был очень грустный рыцарь... Да, да, именно рыцарь!.. И меня очень удивило, что даже в этом, «другом» мире, где он мог «надеть» на себя любую энергетическую «одежду», он всё ещё не расставался со своим суровым рыцарским обличием, в котором он себя всё ещё, видимо, очень хорошо помнил... И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.