София Мекленбург-Гюстровская

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
София Мекленбург-Гюстровская
Sophie von Mecklenburg-Güstrow<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">София Мекленбург-Гюстровская</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

Королева-консорт Дании и Норвегии
1572 — 1588
Предшественник: Доротея Саксен-Лауэнбургская
Преемник: Анна Екатерина Бранденбургская
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 4 сентября 1557(1557-09-04)
Висмар, Мекленбург-Передняя Померания
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Нюкёбинг, Дания
Место погребения: Роскилльский собор
Род: Мекленбургский дом
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ульрих III Мекленбург-Гюстровский
Мать: Елизавета Датская
Супруг: Фредерик II, король Дании и Норвегии
Дети: 7 детей
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

София Мекленбург-Гюстровская (нем. Sophie von Mecklenburg-Güstrow; 4 сентября 1557 — 14 октября 1631) — представительница германской знати, супруга короля Дании и Норвегии Фредерика II. Мать короля Кристиана IV. В 1590—1594 годах исполняла обязанности регента герцогства Шлезвиг-Гольштейнского[1].





Биография

София была единственным ребёнком в семье Ульриха III, герцога Мекленбург-Гюстровского, от его первого брака с принцессой Елизаветой Датской, дочерью короля Фредерика I и Софии Померанской[2]. От своего отца София унаследовала любовь к знаниям. Впоследствии она проявляла интерес к науке и встречалась с астрономом Тихо Браге, а также увлекалась фольклором. При её поддержке историограф Андерс Сёренсен Ведель издал сборник датских баллад[3].

В возрасте четырнадцати лет София вышла замуж за своего кузена, короля Дании Фредерика II, ему на тот момент было тридцать семь. Их брак был организован по настоянию государственного совета, после того, как королю запретили жениться на его любовнице Анне Харденберг[3]. Несмотря на разницу в возрасте, супруги жили в согласии[1]. Оба были любящим и заботливыми родителями, а София в дальнейшем показала настойчивость и твёрдость относительно брачных союзов своих детей. Так, она против воли совета устроила помолвку и последующий в 1589 году брак своей второй дочери Анны с шотландским королём Яковом VI Стюартом[3].

В период правления своего супруга София не имела никакого политического влияния. Когда в 1588 году, после смерти Фредерика, их одиннадцатилетний сын Кристиан был провозглашён королём, она не вошла в число членов регентского совета. Несмотря на это, София перехватила инициативу и, не считаясь с мнением правительства, начала с того, что организовала своему покойному супругу куда более пышные похороны, чем планировалось[3]. С 1590 года она, от имени сына, стала регентом герцогства Шлезвиг-Гольштейнского, намереваясь впоследствии разделить его между своими младшими сыновьями. Кроме того, она самостоятельно решила вопрос о подготовке приданого для дочерей и оформления денежного содержания для себя.

Все эти действия привели к конфликту с правительством и регентским советом, и в конце концов, в 1594 году София сложила с себя все полномочия и отправилась в изгнание в замок Нюкёбинг на острове Фальстер[1][3]. Там она уделяла повышенное внимание сельскохозяйственным работам и животноводству. Помимо этого, вдовствующая королева занималась крупномасштабной коммерческой деятельностью и кредитованием. Она настолько преуспела в этой области, а также в управлении своими поместьями на Лолланне и Фальстере, что порой её сын[1] одалживал у неё деньги, нужные ему для военных кампаний. В 1603 году после смерти её отца София вступила в тяжбу за наследство с младшим братом покойного, Карлом I Мекленбург-Гюстровским, который умер в 1610 году. Судебное разбирательство осталось незавершённым. К моменту своей кончины в 1631 году София была богатейшей женщиной в Северной Европе[3].

Дети

София Мекленбург-Гюстровская и Фредерик II Датский поженились 20 июля 1572 года в Копенгагене. У них родилось семь детей[2]:

Напишите отзыв о статье "София Мекленбург-Гюстровская"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [http://dkks.dk/dronning-sophie-3 Dronning Sophie] (датск.). dkks.dk. Проверено 22 апреля 2011. [http://www.webcitation.org/69VkiAAIc Архивировано из первоисточника 29 июля 2012].
  2. 1 2 [http://www.thepeerage.com/p10139.htm#i101383 Sophia von Mecklenburg-Güstrow] (англ.). thepeerage.com. Проверено 22 апреля 2011. [http://www.webcitation.org/69VkitWaR Архивировано из первоисточника 29 июля 2012].
  3. 1 2 3 4 5 6 [http://www.kvinfo.dk/side/597/bio/1348/origin/170/ Sophie (1557 — 1631)] (датск.). kvinfo.dk. Проверено 22 апреля 2011. [http://www.webcitation.org/69Vkh3rc6 Архивировано из первоисточника 29 июля 2012].
Предки Софии Мекленбург-Гюстровской
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16. Генрих IV, герцог Мекленбургский (1417—1477)
 
 
 
 
 
 
 
8. Магнус II, герцог Мекленбургский (1441—1503)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
17. Доротея Бранденбургская (1420—1491)
 
 
 
 
 
 
 
4. Альбрехт VII Мекленбург-Гюстровский (1486—1547)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18. Эрик II, герцог Померанский
(ок.1425—1474)
(=28)
 
 
 
 
 
 
 
9. София Померанская (ок.1460—1504)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19. София Померанская
(ок.1435/37—ок.1497) (=29)
 
 
 
 
 
 
 
2. Ульрих III, герцог Мекленбург-Гюстровский (1527—1603)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
20. Иоганн Цицерон, курфюрст Бранденбургский (1455—1499)
 
 
 
 
 
 
 
10. Иоахим I Нестор, курфюрст Бранденбургский (1484—1535)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
21. Маргарита Саксонская (1449—1501)
 
 
 
 
 
 
 
5. Анна Бранденбургская (1507—1567)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
22. Иоганн, король Дании (1455—1513)
 
 
 
 
 
 
 
11. Елизавета Датская (1485—1555)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23. Кристина Саксонская (1461—1521)
 
 
 
 
 
 
 
1. София Мекленбург-Гюстровская (1557—1631)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
24. Дитрих, граф Ольденбургский (ок.1398—1440)
 
 
 
 
 
 
 
12. Кристиан I, король Дании (1426—1481)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25. Хельвиг Шауэнбургская (1398—1436)
 
 
 
 
 
 
 
6. Фредерик I, король Дании (1471—1533)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26. Иоганн, маркграф Бранденбург-Кульмбахский (1406—1464)
 
 
 
 
 
 
 
13. Доротея Бранденбургская
(ок.1430—1495)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27. Барбара Саксен-Виттенбергская (1405—1465)
 
 
 
 
 
 
 
3. Елизавета Датская (1524—1586)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28. Эрик II, герцог Померанский
(ок.1425—1474)
(=18)
 
 
 
 
 
 
 
14. Богуслав X, герцог Померанский (1454—1523)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
29. София Померанская
(ок.1435/37—ок.1497) (=19)
 
 
 
 
 
 
 
7. София Померанская (1498—1568)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30. Казимир IV, король Польши (1427—1492)
 
 
 
 
 
 
 
15. Анна Ягеллонка (1476—1503)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
31. Елизавета Австрийская (1436—1505)
 
 
 
 
 
 
</center>

Отрывок, характеризующий София Мекленбург-Гюстровская

– Итак, что же вы решили, мадонна?
Я собрала всё своё мужество, чтобы не показать, как дрожит мой голос, и совершенно спокойно произнесла:
– Я уже столько раз отвечала вам на этот вопрос, святейшество! Что же могло измениться за такое короткое время?
Приходило ощущение обморока, но, посмотрев в сияющие гордостью глаза Анны, всё плохое вдруг куда-то исчезло... Как же светла и красива была в этот страшный момент моя дочь!..
– Вы сошли с ума, мадонна! Неужели вы сможете так просто послать свою дочь в подвал?.. Вы ведь прекрасно знаете, что её там ждёт! Опомнитесь, Изидора!..
Вдруг, Анна вплотную подошла к Караффе и звонким ясным голосом произнесла:
– Ты не судья и не Бог!.. Ты всего лишь – грешник! Потому и жжёт Перстень Грешников твои грязные пальцы!.. Думаю, он одет на тебя не случайно... Ибо ты самый подлый из них! Ты не испугаешь меня, Караффа. И моя мать никогда не подчинится тебе!
Анна выпрямилась и... плюнула Папе в лицо. Караффа смертельно побледнел. Я никогда не видела, чтобы кто-то бледнел так быстро! Его лицо буквально в долю секунды стало пепельно-серым... а в его жгучих тёмных глазах вспыхнула смерть. Всё ещё стоя в «столбняке» от неожиданного поведения Анны, я вдруг всё поняла – она нарочно провоцировала Караффу, чтобы не тянуть!.. Чтобы скорее что-то решить и не мучить меня. Чтобы самой пойти на смерть... Мою душу скрутило болью – Анна напомнила мне девочку Дамиану... Она решала свою судьбу... а я ничем не могла помочь. Не могла вмешаться.
– Ну что ж, Изидора, думаю вы сильно пожалеете об этом. Вы плохая мать. И я был прав насчёт женщин – все они порождение дьявола! Включая мою несчастную матушку.
– Простите, ваше святейшество, но если ваша мать порождение Дьявола, то кем же тогда являетесь вы?.. Ведь вы – плоть от плоти её? – искренне удивившись его бредовым суждениям, спросила я.
– О, Изидора, я давно уже истребил в себе это!.. И только увидев вас, во мне вновь пробудилось чувство к женщине. Но теперь я вижу, что был не прав! Вы такая же, как все! Вы ужасны!.. Я ненавижу вас и вам подобных!
Караффа выглядел сумасшедшим... Я испугалась, что это может кончиться для нас чем-то намного худшим, чем то, что планировалось в начале. Вдруг, резко подскочив ко мне, Папа буквально заорал: – «Да», или – «нет»?!.. Я спрашиваю вас в последний раз, Изидора!..
Что я могла ответить этому невменяемому человеку?.. Всё уже было сказано, и мне оставалось лишь промолчать, игнорируя его вопрос.
– Я даю вам одну неделю, мадонна. Надеюсь, что вы всё же опомнитесь и пожалеете Анну. И себя... – и схватив мою дочь под руку, Караффа выскочил из комнаты.
Я только сейчас вспомнила, что нужно дышать... Папа настолько ошарашил меня своим поведением, что я никак не могла опомниться и всё ждала, что вот-вот опять отворится дверь. Анна смертельно оскорбила его, и я была уверенна, что, отойдя от приступа злости, он обязательно это вспомнит. Бедная моя девочка!.. Её хрупкая, чистая жизнь висела на волоске, который мог легко оборваться по капризной воле Караффы...
Какое-то время я старалась ни о чём не думать, давая своему воспалённому мозгу хоть какую-то передышку. Казалось, не только Караффа, но вместе с ним и весь знакомый мне мир сошёл с ума... включая мою отважную дочь. Что ж, наши жизни продлились ещё на неделю... Можно ли было что-либо изменить? Во всяком случае, в данный момент в моей уставшей, пустой голове не было ни одной более или менее нормальной мысли. Я перестала что-либо чувствовать, перестала даже бояться. Думаю, именно так чувствовали себя люди, шедшие на смерть...
Могла ли я что-либо изменить за какие-то короткие семь дней, если не сумела найти «ключ» к Караффе за долгие четыре года?.. В моей семье никто никогда не верил в случайность... Потому надеяться, что что-либо неожиданно принесёт спасение – было бы желанием ребёнка. Я знала, что помощи ждать было неоткуда. Отец явно помочь не мог, если предлагал Анне забрать её сущность, в случае неудачи... Мэтэора тоже отказала... Мы были с ней одни, и помогать себе должны были только сами. Поэтому приходилось думать, стараясь до последнего не терять надежду, что в данной ситуации было почти что выше моих сил...
В комнате начал сгущаться воздух – появился Север. Я лишь улыбнулась ему, не испытывая при этом ни волнения, ни радости, так как знала – он не пришёл, чтобы помочь.
– Приветствую тебя, Север! Что привело тебя снова?.. – спокойно спросила я.
Он удивлёно на меня взглянул, будто не понимая моего спокойствия. Наверное, он не знал, что существует предел человеческого страдания, до которого очень трудно дойти... Но дойдя, даже самое страшное, становится безразличным, так как даже бояться не остаётся сил...
– Мне жаль, что не могу помочь тебе, Изидора. Могу ли я что-то для тебя сделать?
– Нет, Север. Не можешь. Но я буду рада, если ты побудешь со мною рядом... Мне приятно видеть тебя – грустно ответила я и чуть помолчав, добавила: – Мы получили одну неделю... Потом Караффа, вероятнее всего, заберёт наши короткие жизни. Скажи, неужели они стоят так мало?.. Неужели и мы уйдём так же просто, как ушла Магдалина? Неужели не найдётся никого, кто очистил бы от этой нелюди наш мир, Север?..
– Я не пришёл к тебе, чтобы отвечать на старые вопросы, друг мой... Но должен признаться – ты заставила меня передумать многое, Изидора... Заставила снова увидеть то, что я годами упорно старался забыть. И я согласен с тобою – мы не правы... Наша правда слишком «узка» и бесчеловечна. Она душит наши сердца... И мы, становимся слишком холодны, чтобы правильно судить происходящее. Магдалина была права, говоря, что наша Вера мертва... Как права и ты, Изидора.
Я стояла, остолбенело уставившись на него, не в силах поверить тому, что слышу!.. Был ли это тот самый, гордый и всегда правый Север, не допускавший какой-либо, даже малейшей критики в адрес его великих Учителей и его любимейшей Мэтэоры?!!
Я не спускала с него глаз, пытаясь проникнуть в его чистую, но намертво закрытую от всех, душу... Что изменило его столетиями устоявшееся мнение?!. Что подтолкнуло посмотреть на мир более человечно?..
– Знаю, я удивил тебя, – грустно улыбнулся Север. – Но даже то, что я открылся тебе, не изменит происходящего. Я не знаю, как уничтожить Караффу. Но это знает наш Белый Волхв. Хочешь ли пойти к нему ещё раз, Изидора?
– Могу ли я спросить, что изменило тебя, Север? – осторожно спросила я, не обращая внимания на его последний вопрос.
Он на мгновение задумался, как бы стараясь ответить как можно более правдиво...
– Это произошло очень давно... С того самого дня, как умерла Магдалина. Я не простил себя и всех нас за её смерть. Но наши законы видимо слишком глубоко жили в нас, и я не находил в себе сил, чтобы признаться в этом. Когда пришла ты – ты живо напомнила мне всё произошедшее тогда... Ты такая же сильная и такая же отдающая себя за тех, кто нуждается в тебе. Ты всколыхнула во мне память, которую я столетиями старался умертвить... Ты оживила во мне Золотую Марию... Благодарю тебя за это, Изидора.
Спрятавшись очень глубоко, в глазах Севера кричала боль. Её было так много, что она затопила меня с головой!.. И я никак не могла поверить, что наконец-то открыла его тёплую, чистую душу. Что наконец-то он снова был живым!..
– Север, что же мне делать? Разве тебе не страшно, что миром правят такие нелюди, как Караффа?..
– Я уже предложил тебе, Изидора, пойдём ещё раз в Мэтэору, чтобы увидеть Владыко... Только он может помочь тебе. Я, к сожалению, не могу...
Я впервые так ярко чувствовала его разочарование... Разочарование своей беспомощностью... Разочарование в том, как он жил... Разочарование в своей устаревшей ПРАВДЕ...
Видимо, сердце человека не всегда способно бороться с тем, к чему оно привыкло, во что оно верило всю свою сознательную жизнь... Так и Север – он не мог так просто и полностью измениться, даже сознавая, что не прав. Он прожил века, веря, что помогает людям... веря, что делает именно то, что, когда-то должно будет спасти нашу несовершенную Землю, должно будет помочь ей, наконец, родиться... Верил в добро и в будущее, несмотря на потери и боль, которых мог избежать, если бы открыл своё сердце раньше...