Союз ТМ-2

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" cellspacing="0" cellpadding="2" style="background:#b0c4de; text-align: center">Связанные экспедиции</th></tr> <tr><td colspan="2">
Союз ТМ-2
Общие сведения
Страна Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Организация Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Полётные данные корабля
Название корабля Союз ТМ-2
Ракета-носитель Союз-У2
Стартовая площадка Союз Советских Социалистических Республик Байконур Пл. № 1
Запуск 5 февраля 1987 21:38:16 UTC
Стыковка 7 февраля 1987 23:27:40 UTC
Место стыковки «Мир» ПхО ББ
Расстыковка 29 июля 1987 20:44:00 UTC
Посадка 30 июля 1987 01:04:12 UTC
Место посадки 80 км от г. Аркалык
Длительность полёта 174 дня 03 часа 25 минут 56 секунд
Количество витков ~2810
Апогей 365 км
Перигей 341 км
Наклонение 51,6°
Период обращения 91,6 мин
Масса 7100 кг
NSSDC ID [http://nssdc.gsfc.nasa.gov/nmc/spacecraftOrbit.do?id=1987-013A 1987-013A]
SCN [http://www.n2yo.com/satellite/?s=17482 17482]
Полётные данные экипажа
Членов экипажа 2 на взлёте, 3 при посадке
Позывной «Таймыр»
Предыдущая Следующая
Союз Т-15C 40px Союз ТМ-3

</td></tr>


Союз ТМ-2 — пилотируемый космический аппарат из серии «Союз ТМ». Союз ТМ-1 был запущен 21 мая 1986 года в беспилотном режиме для отработки систем нового корабля, посадка произведена 30 мая 1986 года.









Экипаж старта

Экипаж посадки

Параметры полёта

  • Масса аппарата: 7100 кг
  • Перигей: 341 км
  • Апогей: 365 км
  • Наклонение: 51,6°
  • Период обращения: 91,6 минуты

Описание полёта

Это вторая экспедиция на орбитальную станцию «Мир». Юрий Романенко пробыл в космосе более чем 326 суток, у Лавейкина проявилась сердечная недостаточность, вынудившая его вернуться на Землю раньше намеченного срока.

Во время присутствия экипажа «Союз ТМ-2» на станции был запущен модуль «Квант». «Квант» состоял из одиннадцатитонного модуля космической станции и транспортно-энергетического модуля (9,6 тонны), впоследствии затопленного в Тихом океане. 2-го и 5-го апреля «Квант» совершил основные манёвры на орбите. 5-го апреля система сближения «Игла» начала производить стыковку к заднему стыковочному порту. «Таймыры» находились в это время в «Союзе ТМ-2» на случай нештатной ситуации. На расстоянии 200 метров система «Игла» потеряла контакт и космонавты наблюдали, как «Квант» проходит в 10 метрах от станции.

«Квант» дрейфовал на расстоянии 400 км от «Мира» прежде чем получил команду на вторую попытку стыковки. Стыковка произошла рано утром 9 апреля, как оказалось она была неплотной. Из пяти этапов стыковки — касание, механическая сцепка, стягивание, закрытие стыка, герметизация — успешно завершились только касание и механическая сцепка[1]:100. После механической сцепки процесс стягивания не удалось завершить из-за того, что в приёмном конусе стыковочного агрегата станции оказался посторонний предмет. Для завершения стягивания не хватало 40 мм[2]. Пока руководство обдумывало ситуацию, «Мир» не мог маневрировать, поскольку «Квант» свободно колебался в стыковочном порту, ударяя по стыковочным воротникам.

11 апреля Романенко и Лавейкин вышли, чтобы исследовать и, по возможности, устранить неисправность. Они обнаружили неизвестный предмет в приёмном конусе, и опознали его как «предмет, похожий на мешок», который остался между транспортным грузовым кораблём «Прогресс-28» и стыковочным гнездом «Мира». Космонавты извлекли предмет, отпустили его в космос[2], и стыковка нормально завершилась. Выход в открытый космос занял 3 часа 40 минут. 12 апреля отстыковался служебный блок «Кванта», освобождая стыковочный узел.

Во время второго выхода в открытый космос, 12 июня 1987 года, космонавты установили нижний ярус дополнительной, третьей солнечной батареи, на базовый блок. Ярус представлял собой две «гармошки», укреплённые на балке. При третьем выходе в открытый космос, 16 июня 1987 года, на нижний ярус был установлен подобный ему верхний ярус, и батарея была раскрыта полностью[1].

См. также

Напишите отзыв о статье "Союз ТМ-2"

Примечания

  1. 1 2 Глазков Ю.Н., Колесников Ю.В. В открытом космосе. — М.: Педагогика, 1990. — С. 105-106. — (Библиотечка Детской энциклопедии «Ученые — школьнику»). — ISBN 5-7155-0200-4.
  2. 1 2 Сыромятников В. Стыковка — это всегда событие // Наука и жизнь. — 1988. — № 1. — С. 44-49.

Ссылки

  • [http://space.kursknet.ru/cosmos/russian/machines/stm2.sht Космический корабль «Союз ТМ-2»]
  • [https://www.youtube.com/watch?v=M9GHbtup0b8 «Станция «Мир». Вторая основная экспедиция», Центрнаучфильм, 1988 год]

Отрывок, характеризующий Союз ТМ-2

– Ну, вот мы и дождались, моё сокровище! Ты ведь хотела увидеть, откуда мама пришла в эту страну? Хотела ведь?.. Вот и поплывём мы с тобой далеко-далеко, пока не достигнем самого дальнего берега, где есть наш ДОМ... Ты полюбишь его так же сильно, как любила я. Обещаю тебе.
Наклонившись, Магдалина обвила руками свою крохотную дочурку, как бы желая защитить её от тех бед, которые зрела в их будущем её утончённая, ласковая душа.
– Мамочка, скажи, папа ведь тоже поплывёт с нами? Мы ведь не можем его здесь оставить? Правда? – и вдруг спохватившись, удивлённо спросила, – А почему его так долго нет?.. Уже почти два месяца мы его не видели... Мама, а где папа?
Глаза Магдалины стали суровыми и отрешёнными... И я тут же поняла – её малышка дочь ещё не знала, что папа уже никогда больше никуда с ними не поплывёт, так как те же самые два месяца назад он закончил свою короткую жизнь на кресте... Ну, а несчастная Магдалина, видимо, никак не могла отважиться сказать этому маленькому, чистому человечку о такой страшной, бесчеловечной беде. Да и как она могла сказать об этом ей, такой крошечной и беззащитной? Как объяснить ей, что были люди, которые ненавидели её доброго, светлого папу?.. Что они жаждали его смерти. И что никто из рыцарей Храма – его друзей – не смог его спасти?..
И она отвечала всё так же ласково и уверенно, стараясь успокоить свою встревоженную малышку.
– Папа не поплывёт с нами, ангел мой. Так же, как и твой любимый братик, Светодар.... У них есть долг, который они должны исполнить. Ты ведь помнишь, я рассказывала тебе, что такое – долг? Помнишь ведь?.. Мы поплывём вместе с друзьями – ты и я... Я знаю, ты их любишь. Тебе с ними будет хорошо, моя милая. И я буду всегда с тобой. Обещаю тебе.
Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?
Не успела я обернуться к Северу, чтобы задать следующий вопрос, как тут же появилось новое видение, от которого у меня просто захватило дух...
В прохладной тени огромного старого платана на смешных низких скамеечках сидели четверо человек. Двое из них были совсем ещё молодыми и очень похожими друг на друга. Третий же был седовласый старец, высокий и сильный, как защитная скала. На коленях он держал мальчика, которому от силы было 8-9 лет. И конечно же, Северу не понадобилось объяснять мне, кто были эти люди...

Радомира я узнала сразу, так как в нём оставалось слишком много от того чудесного, светлого юноши, виданного мною в первое посещения Мэтэоры. Он лишь сильно возмужал, стал суровее и взрослее. Его синие, пронизывающие глаза теперь смотрели на мир внимательно и жёстко, как бы говоря: «Если не веришь мне – послушай меня ещё раз, ну а если и тогда не поверишь – уходи. Жизнь слишком ценна, чтобы отдавать её не стоящим».
Он уже не был тем «любвеобильным», наивным мальчиком, которому казалось, что он в силах изменить любого человека... что в силах изменить весь мир... Теперь Радомир был Воином. Об этом говорил весь его облик – внутренняя собранность, аскетически тонкое, но очень сильное тело, упорная складка в уголках ярких, сжатых губ, пронизывающий взгляд его синих, вспыхивающих стальным оттенком, глаз... Да и вся бушующая в нём, невероятная сила, заставлявшая друзей уважать его (а врагов считаться с ним!) явно показывала в нём настоящего Воина, и уж ни в коем случае не беспомощного и мягкосердечного Бога, коим так упорно пыталась показать его ненавидимая им христианская церковь. И ещё... У него была изумительная улыбка, которая, видимо, стала всё реже и реже появляться на усталом, измождённом тяжкими думами лице. Но когда она появлялась – весь окружающий мир становился добрее, согреваемый его чудесным, безграничным теплом. Это тепло заполняло счастьем все одинокие, обделённые души!.. И именно в нём раскрывалась настоящая суть Радомира! В нём открывалась его истинная, любящая Душа.
Радан же (а это явно был он) выглядел чуть моложе и веселее (хотя был на один год старше Радомира). Он глядел на мир радостно и бесстрашно, будто никакая беда просто не могла, не имела права его коснуться. Будто любое горе должно было обойти его стороной... Он, несомненно, всегда являлся душой любого собрания, освещая его своим радостным, светлым присутствием, где бы ни находился. Юноша будто искрился каким-то радостным внутренним светом, который обезоруживал молодых и старых, заставляя безоговорочно любить его и оберегать, как ценнейшее сокровище, приходящее порадовать Землю раз в тысячи лет. Он был улыбчивым и ярким, как летнее солнышко, с лицом, овитым мягкими золотыми кудрями, и хотелось смотреть на него, любоваться им, забывая о жестокости и злобе окружавшего мира...