Союз ТМ-5

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" cellspacing="0" cellpadding="2" style="background:#b0c4de; text-align: center">Эмблема</th></tr> <tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Файл:Soyuz TM-5 mission patch.svg
</td></tr> <tr><th colspan="2" cellspacing="0" cellpadding="2" style="background:#b0c4de; text-align: center">Связанные экспедиции</th></tr> <tr><td colspan="2">
Союз ТМ-5
Общие сведения
Страна Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Организация Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Полётные данные корабля
Название корабля Союз ТМ-5
Ракета-носитель Союз-У2
Стартовая площадка Союз Советских Социалистических Республик Байконур Пл. № 1
Запуск 7 июня 1988 14:03:13 UTC
Место стыковки Мир
Посадка 7 сентября 1988 00:49:38 UTC
Место посадки 202 км от г. Джезказган
Длительность полёта 91 дня 10 часов 46 минут 25 секунд
Количество витков ~1475
Апогей 241 км
Перигей 173 км
Наклонение 51,6°
Период обращения 88,6 мин
Масса 7000 кг
NSSDC ID [http://nssdc.gsfc.nasa.gov/nmc/spacecraftOrbit.do?id=1988-048A 1988-048A]
SCN [http://www.n2yo.com/satellite/?s=19204 19204]
Полётные данные экипажа
Членов экипажа 3 на взлёте, 2 при посадке
Позывной «Родник»
Перестыковки
Стыковка 9 июня 1988 15:57:10 UTC, Мир, со стороны модуля «Квант»
Расстыковка 18 июня 1988 10:11:00 UTC, Мир, со стороны модуля «Квант»
Стыковка 18 июня 1988 10:27:00 UTC, Мир, ПхО ББ
Расстыковка 5 сентября 1988 22:54:57 UTC, Мир, ПхО ББ
Предыдущая Следующая
Союз ТМ-4 40px Союз ТМ-6

</td></tr>


Союз ТМ-5 — пилотируемый космический аппарат из серии «Союз ТМ».









Экипаж

На взлёте:

При посадке:

Дублирующий экипаж

На взлёте:

Параметры полёта

  • Масса аппарата: 7000 кг
  • Перигей: 173 км
  • Апогей: 241 км
  • Наклонение: 51,6°
  • Период обращения: 88,6 минуты

Описание полёта

Союз ТМ-5 стартовал 7 июня 1988 года и пристыковался к станции «Мир» 9 июня 1988. На борту находились три члена экипажа, включая второго болгарского космонавта Александрова. Этот космонавт стал первым болгарином, побывавшим на борту орбитальной станции (первая попытка пристыковки корабля «Союз-33» к станции «Салют-6» окончилась неудачно). Запуск корабля был перенесён на две недели вперёд с тем, чтобы застать лучшие условия проведения астрономического эксперимента «Рожень». Отстыковка корабля произошла 5 сентября с двумя космонавтами — Ляховым и Момандом. Сразу после отстыковки был сброшен бытовой отсек, и началась подготовка к сходу с орбиты. Однако ни космонавты, ни ЦУП не знали, что в управляющий компьютер была заложена программа стыковки, предназначенная для июньской миссии на «Мир». Инфракрасный сенсор горизонта не смог подтвердить высоту полёта и поэтому тормозные двигатели не включились в расчётный момент времени. Спустя семь минут после расчётного времени сенсор подтвердил нужную высоту. Главный двигатель начал работать, но Ляхов выключил его спустя 3 секунды. Второе включение через три часа продолжалось только 6 секунд. Сразу после этого Ляхов попытался вручную свести корабль с орбиты, но компьютер выключил двигатель после 60 секунд.

Для того, чтобы перезапустить программу спуска, Ляхову потребовалось запрограммировать компьютер проигнорировать первое отключение двигателя.[1] Поэтому компьютер продолжал свою программу, как если бы первый тормозной импульс был успешным и корабль находился на нормальной траектории спуска. Следующим пунктом программы был сброс приборно-агрегатного отсека, в котором находился, помимо прочего, главный двигатель, без которого невозможен сход с орбиты. Моманд проигнорировал приказ сидеть и дожидаться инструкций ЦУПа и просмотрел показания приборов панели управления, после чего обнаружил, что отделение отсека должно произойти меньше чем через минуту. Ляхов тотчас же прервал исполнение программы. Если бы он этого не сделал, то он и Моманд были бы обречены на смерть, так как запасы воздуха и электричества в спускаемом аппарате рассчитаны только на несколько часов.

В силу этих причин космонавтам пришлось ещё один день провести на орбите. Пристыковаться к станции «Мир» они не могли, так как несмотря на то, что у них было горючее и двигатель, стыковочная система была сброшена вместе с бытовым отсеком.

Сход с орбиты прошел в нормальном режиме 7 сентября. После этого случая бытовой отсек оставался на кораблях до момента завершения работы тормозных двигателей.

Напишите отзыв о статье "Союз ТМ-5"

Ссылки

  • [http://space.kursknet.ru/cosmos/russian/machines/stm5.sht Космический корабль «Союз-ТМ5»]

Примечания

  1. Книга Джеймса Оберга «Секреты Союза»

Отрывок, характеризующий Союз ТМ-5

– Это только сейчас... А потом она умрёт... Очень страшно умрёт – ей отрубят голову... Но это я смотреть не люблю, – печально прошептала Стелла.
Тем временем красавица дама поравнялась с нашим молодым Акселем и, увидев его, от неожиданности на мгновение застыла, а потом, очаровательно покраснев, очень мило ему улыбнулась. Почему-то у меня было такое впечатление, что вокруг этих двоих людей мир на мгновение застыл... Как будто на какой-то очень короткий миг для них не существовало ничего и никого вокруг, кроме них двоих... Но вот дама двинулась дальше, и волшебный миг распался на тысячи коротеньких мгновений, которые сплелись между этими двумя людьми в крепкую сверкающую нить, чтобы не отпускать их уже никогда...
Аксель стоял совершенно оглушённый и, опять никого не замечая вокруг, провожал взглядом свою прекрасную даму, а его покорённое сердце медленно уходило вместе с ней... Он не замечал, какими взглядами смотрели на него проходящие молодые красавицы, и не отвечал на их сияющие, зовущие улыбки.

Граф Аксель Ферсен Мария-Антуанетта

Человеком Аксель и в правду был, как говорится, «и внутри, и снаружи» очень привлекательным. Он был высоким и изящным, с огромными серьёзными серыми глазами, всегда любезным, сдержанным и скромным, чем одинаково привлекал, как женщин, так и мужчин. Его правильное, серьёзное лицо редко озарялось улыбкой, но если уж это случалось, то в такой момент Аксель становился просто неотразим... Поэтому, было совершенно естественным усиленное к нему внимание очаровательной женской половины, но, к их общему сожалению, Акселя интересовало только лишь одно на всём белом свете существо – его неотразимая, прекрасная королева...
– А они будут вместе? – не выдержала я. – Они оба такие красивые!..
Стелла только грустно улыбнулась, и сразу же «окунула» нас в следующий «эпизод» этой необычной, и чем-то очень трогательной истории...
Мы очутились в очень уютном, благоухающем цветами, маленьком летнем саду. Вокруг, сколько охватывал взгляд, зеленел великолепно ухоженный, украшенный множеством статуй, роскошный парк, а вдалеке виднелся ошеломляюще огромный, похожий на маленький город, каменный дворец. И среди всего этого «грандиозного», немного давящего, окружающего величия, лишь этот, полностью защищённый от постороннего взгляда сад, создавал ощущение настоящего уюта и какой-то тёплой, «домашней» красоты...
Усиленные теплом летнего вечера, в воздухе витали головокружительно-сладкие запахи цветущих акаций, роз и чего-то ещё, что я никак не могла определить. Над чистой поверхностью маленького пруда, как в зеркале, отражались огромные чашечки нежно-розовых водяных лилий, и снежно-белые «шубы» ленивых, уже готовых ко сну, царственных лебедей. По маленькой, узенькой тропинке, вокруг пруда гуляла красивая молодая пара. Где-то вдали слышалась музыка, колокольчиками переливался весёлый женский смех, звучали радостные голоса множества людей, и только для этих двоих мир остановился именно здесь, в этом маленьком уголке земли, где в этот миг только для них звучали нежные голоса птиц; только для них шелестел в лепестках роз шаловливый, лёгкий ветерок; и только для них на какой-то миг услужливо остановилось время, давая возможность им побыть вдвоём – просто мужчиной и женщиной, которые пришли сюда, чтобы проститься, даже не зная, не будет ли это навсегда...
Дама была прелестной и какой-то «воздушной» в своём скромном, белом, вышитом мелкими зелёными цветочками, летнем платье. Её чудесные пепельные волосы были схвачены сзади зелёной лентой, что делало её похожей на прелестную лесную фею. Она выглядела настолько юной, чистой и скромной, что я не сразу узнала в ней ту величественную и блистательную красавицу королеву, которую видела всего лишь несколько минут назад во всей её великолепной «парадной» красоте.

Французская королева Мария-Антуанетта

Рядом с ней, не сводя с неё глаз и ловя каждое её движение, шёл «наш знакомый» Аксель. Он казался очень счастливым и, в то же время, почему-то глубоко грустным... Королева лёгким движением взяла его под руку и нежно спросила:
– Но, как же я, ведь я буду так скучать без Вас, мой милый друг? Время течёт слишком медленно, когда Вы так далеко...
– Ваше Величество, зачем же мучить меня?.. Вы ведь знаете, зачем всё это... И знаете, как мне тяжело покидать Вас! Я сумел избежать нежелательных мне браков уже дважды, но отец не теряет надежду всё же женить меня... Ему не нравятся слухи о моей любви к Вам. Да и мне они не по душе, я не могу, не имею права вредить Вам. О, если бы только я мог быть вблизи от Вас!.. Видеть Вас, касаться Вас... Как же тяжело уезжать мне!.. И я так боюсь за Вас...
– Поезжайте в Италию, мой друг, там Вас будут ждать. Только будьте не долго! Я ведь тоже Вас буду ждать... – ласково улыбаясь, сказала королева.
Аксель припал долгим поцелуем к её изящной руке, а когда поднял глаза, в них было столько любви и тревоги, что бедная королева, не выдержав, воскликнула:
– О, не беспокойтесь, мой друг! Меня так хорошо здесь защищают, что если я даже захотела бы, ничего не могло бы со мной случиться! Езжайте с Богом и возвращайтесь скорей...
Аксель долго не отрываясь смотрел на её прекрасное и такое дорогое ему лицо, как бы впитывая каждую чёрточку и стараясь сохранить это мгновение в своём сердце навсегда, а потом низко ей поклонился и быстро пошёл по тропинке к выходу, не оборачиваясь и не останавливаясь, как бы боясь, что если обернётся, ему уже попросту не хватит сил, чтобы уйти...
А она провожала его вдруг повлажневшим взглядом своих огромных голубых глаз, в котором таилась глубочайшая печаль... Она была королевой и не имела права его любить. Но она ещё была и просто женщиной, сердце которой всецело принадлежало этому чистейшему, смелому человеку навсегда... не спрашивая ни у кого на это разрешения...