Союз ТМ-7

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" cellspacing="0" cellpadding="2" style="background:#b0c4de; text-align: center">Эмблема</th></tr> <tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Файл:Soyuz TM-7 patch.png
</td></tr> <tr><th colspan="2" cellspacing="0" cellpadding="2" style="background:#b0c4de; text-align: center">Связанные экспедиции</th></tr> <tr><td colspan="2">
Союз ТМ-7
Общие сведения
Страна Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Организация Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Полётные данные корабля
Название корабля Союз ТМ-7
Ракета-носитель Союз-У2
Стартовая площадка Союз Советских Социалистических Республик Байконур Пл. 1
Запуск 26 ноября 1988 15:49:34 UTC
Посадка 27 апреля 1989 02:57:58 UTC
Место посадки 140 км от г. Джезказган
Длительность полёта 151 день 11 часов 8 минут 24 секунды
Количество витков ~2450
Апогей 235 км
Перигей 194 км
Наклонение 51,6°
Период обращения 88,8 мин
Масса 7000 кг
NSSDC ID [http://nssdc.gsfc.nasa.gov/nmc/spacecraftOrbit.do?id=1988-104A 1988-104A]
SCN [http://www.n2yo.com/satellite/?s=19660 19660]
Полётные данные экипажа
Членов экипажа 3 на взлёте, 3 при посадке
Позывной «Донбасс»
Перестыковки
Стыковка 28 ноября 1988 17:15:00 UTC
Мир, Квант-1
Расстыковка 22 декабря 1988 06:44:50 UTC
Мир, Квант-1
Стыковка 22 декабря 1988 06:59:02 UTC
Мир, ПхО ББ
Расстыковка 26 апреля 1989 23:28:01 UTC
Мир, ПхО ББ
Предыдущая Следующая
35px Союз ТМ-6 Союз ТМ-8

</td></tr>


Союз ТМ-7 — пилотируемый космический аппарат из серии «Союз ТМ»









Экипаж

На взлёте:

При посадке:

Параметры полёта

  • Масса аппарата: 7000 кг
  • Перигей: 194 км
  • Апогей: 235 км
  • Наклонение: 51,6°
  • Период обращения: 88,8 минуты

Описание полёта

Старт корабля произошёл 26 ноября, после одной недели задержки, внесённой для того, чтобы дать возможность французскому президенту Франсуа Митеррану присутствовать при старте. Также на старте присутствовали музыканты группы «Pink Floyd», чей концертный альбом «Delicate Sound of Thunder» советские космонавты взяли на борт, этот альбом стал первым рок-альбомом, прозвучавшим в космосе.

За время пребывания на станции «Мир», Кретьен и Волков совершили выход в открытый космос, длившийся 5 ч. 57 минут. За это время они установили платформу с пятью технологическими экспериментами, необходимыми для развития программы Гермес. Помимо этого за бортом станции был установлен эксперимент ЭРА.

Волков и Крикалёв заменили на борту станции Титова и Манарова. Кретьен пробыл на борту только 3 недели. За это время были проведены различные эксперименты. Были произведены топографические и спектральные съёмки поверхности Земли, исследования в области рентгеновской астрономии, биологические и медицинские эксперименты. Среди них были анализы крови, наблюдение за совместной работой глаз и мышц, исследования по приспособляемости к невесомости. Кроме того были произведены измерения космических лучей на борту станции.

Четвёртая экспедиция на станцию Мир исполнила обширную исследовательскую программу с более чем 5000 отдельными экспериментами в области рентгеновской и УФ-астрономии и спектроскопии, исследовании Солнца и атмосферы, медицины, техники, биологии и материаловедения. Наблюдались источники сильного рентгеновского излучения, среди них Скорпион X-1, Центавр X-3, Сверхновая 1987A, пульсары в созвездии Паруса и малого магелланова облака. При помощи УФ-спектроскопа и телескопа Глазар на модуле Квант были просканированы некоторые области неба в созвездиях Южного Креста, Возничего, Кассиопеи и Кормы.

При этом были записаны также и спектры звёзд. Многократно были записаны спектры сверхновой 1987А, с тем чтобы проследить за его временным изменением. Прочие исследования были посвящены загрязнению окружающей среды, плотности озонового слоя и воздействию высокоэнергетического излучения на атмосферу Земли. Было изучено возникновение заряженных частиц в верхних слоях атмосферы. Были сделаны фотографические и спектральные снимки поверхности Земли.

Медицинские исследования врача Валерия Полякова были посвящены приспособляемости к невесомости, циркуляции, давлению и составу крови, особенно в органах чувств и вестибулярном аппарате, потере кальция в теле а также сердечно-сосудистой системе.

Помимо этого был изучен рост растений в невесомости, изготовлены особочистые биологически-активные препараты, сделана плавка оптического стекла и опробованы новые полупроводниковые материалы и металлические сплавы. На борту станции была расширена система электроники, установлены новые устройства регулирования климата и проведены профилактические работы. Материалы и продовольствие на борт доставлялись кораблями Прогресс с 38 по 41. По окончании исследовательских работ станция была переведена в автоматический режим.

Посадка произошла 27 апреля 1989 года.

В космос на корабле летал микрокалькулятор «Электроника МК-52». Его предполагалось использовать для расчёта траектории посадки в случае, если выйдет из строя бортовой компьютер.[1]

Напишите отзыв о статье "Союз ТМ-7"

Примечания

  1. [http://www.enlight.ru/ib/also/calcs/calcs2.htm История советских калькуляторов. Часть II. (Сергей Фролов, 26/09/98)]

См. также

Ссылки

  • [http://space.kursknet.ru/cosmos/russian/machines/stm7.sht Космический корабль «Союз ТМ-7»]

Отрывок, характеризующий Союз ТМ-7

И я не хотела… Я любила свой необычный красочный мир и не променяла бы его ни на что и никогда. Но, к сожалению, каждое прекрасное стоит в нашей жизни очень дорого и надо это по-настоящему очень сильно любить, чтобы не было больно за это платить. А, как нам всем очень хорошо известно, платить приходится, к сожалению, за всё и всегда... Просто, когда делаешь это сознательно, остаётся удовлетворение от свободного выбора, когда твой выбор и свободная воля зависит только от тебя. А вот за это, по моему личному понятию, по-настоящему стоит платить любую цену, даже если это иногда и очень дорого для самого себя. Но вернёмся к моему голоданию.
Прошли уже две недели, а я всё ещё, к большому огорчению моей мамы, ничего не хотела есть и, как ни странно, физически чувствовала себя сильно и совершенно прекрасно. А так как выглядела я тогда, в общем-то, весьма хорошо, постепенно мне удалось убедить маму, что ничего плохого со мной не происходит и ничего страшного мне, видимо, пока не грозит. Это было абсолютной правдой, так как я по-настоящему чувствовала себя великолепно, если не считать того «сверхчувствительного» психического состояния, которое делало все мои восприятия может быть чуточку слишком «оголёнными» – краски, звуки и чувства были такими яркими, что от этого иногда становилось тяжело дышать. Думаю, эта «сверхчувствительность» и явилась причиной моего следующего и очередного «невероятного» приключения…

В то время на дворе была уже поздняя осень и группа наших соседских ребят после школы собралась в лес за последними осенними грибами. Ну и естественно, как обычно, собралась с ними пойти и я. Погода стояла на редкость мягкая и приятная. Всё ещё тёплые солнечные лучи яркими зайчиками скакали по золотой листве, временами просачиваясь до земли и согревая её последним прощальным теплом. Нарядный лес встречал нас в своём празднично-ярком осеннем наряде и, словно старый друг, приглашал в свои ласковые объятия.
Мои любимые, позолоченные осенью, стройные берёзы при малейшем ветерке щедро роняли на землю свои золотые «листья-монетки» и, казалось, не замечали, что уже очень скоро они останутся один-на-один со своей наготой и будут стыдливо ждать, когда же весна снова оденет их в ежегодный нежный наряд. И только величавые, вечнозелёные ели гордо отряхивали старую хвою, готовясь стать единственным украшением леса в течение долгой и, как всегда, весьма бесцветной зимы. Под ногами тихо шуршали жёлтые листья, пряча последние сыроежки и грузди. Трава под листьями была тёплой, мягкой и влажной и как бы приглашала по ней ступать…
Я, как обычно, сбросила свои ботинки и пошла босиком. Я обожала всегда и везде ходить босиком, если только появлялась такая возможность!!! Правда, за эти прогулки очень часто приходилось расплачиваться ангиной, которая иногда бывала весьма продолжительной, но, как говорится, «игра стоила свеч». Без обуви ноги становились почти что «зрячими» и появлялось особенно острое чувство свободы от чего-то ненужного, что казалось, мешало дышать... Это было настоящее, ни с чем не сравнимое маленькое удовольствие и за него стоило иногда заплатить.
Мы с ребятами, как всегда, разделились парами и пошли кто куда. Очень скоро я почувствовала, что какое-то время иду уже одна. Не могу сказать, что это меня испугало (леса я не боялась вообще), но стало как-то не по себе от странного чувства, что за мной кто-то наблюдает. Решив не обращать на это внимания, я продолжала спокойно собирать свои грибы. Но постепенно чувство наблюдения усиливалось и это уже становилось мало приятным.
Я остановилась, закрыла глаза и попробовала сосредоточиться, чтобы попытаться увидеть того, кто это делал, как вдруг ясно услышала чей-то голос, который сказал: – Правильно… – И мне почему-то показалось, что он прозвучал не снаружи, а только лишь в моей голове. Я стояла посередине маленькой поляны и чувствовала, что воздух вокруг меня начал сильно вибрировать. Прямо передо мной появился серебристо-голубой, прозрачный мерцающий столб и постепенно в нём уплотнилась человеческая фигура. Это был очень высокий (по человеческим меркам) и мощный седой мужчина. Я почему-то подумала, что он до смешного похож на статую нашего бога Перкунас (Перун), для которого у нас на Святой Горе в ночь 24 июня каждый год разжигали костры.
Кстати, это был очень красивый старинный праздник (не знаю, существует ли он до сих пор?), который обычно продолжался до самой зари, и который очень любили все, вне зависимости от возраста и вкуса. На него всегда собирались почти что всем городом и, что было совершенно невероятно – на этом празднике никогда не замечалось никаких негативных инцидентов, несмотря на то, что всё происходило в лесу. Видимо красота обычаев открывала даже самые чёрствые людские души добру, тем же самым захлопывая дверь для любых назревающих агрессивных мыслей или действий.
Обычно, на Святой Горе всю ночь напролёт горели костры, в хороводах звучали старинные песни, и всё это вместе сильно напоминало необычайно красивую фантастическую сказку. Сотни влюблённых пускались ночью искать в лесу цветущий цветок папоротника, желая заручиться его магическим обещанием быть «самыми счастливыми и обязательно навсегда»… А одинокие молодые девушки, загадав желание, опускали в реку Нямунас сплетённые из цветов венки, посередине каждого из которых горела свеча. Таких венков опускалось множество, и река на одну ночь становилась похожей на удивительно красивую, мягко мерцающую отблесками сотен свечей, небесную дорогу, по которой, создавая дрожащие золотистые тени, плыли вереницы добрых золотистых привидений, бережно несущих на своих прозрачных крыльях чужие желания Богу Любви… И вот там же, на Святой Горе, до сих пор стоит статуя бога Перкунаса, на которую так похож был мой неожиданный гость.
Сверкающая фигура, не касаясь ступнями земли, «подплыла» ко мне, и я почувствовала очень мягкое, тёплое прикосновение.
– Я пришёл открыть для тебя Дверь, – опять послышался голос в моей голове.
– Дверь – куда? – спросила я.